Кейс обучение это: Кейс-метод – Словарь-справочник по корпоративному обучению — СберУниверситет

Содержание

NIT for You | Видеокейсы. Что это такое и как их использовать?

Современные преподаватели и бизнес-тренеры уже несколько лет успешно используют методику обучения «case-study», впервые примененную в Гарварде в 1924 году. Кейс-стади – это метод анализа ситуаций. Суть его заключается в том, что учащимся предлагают осмыслить реальную жизненную ситуацию. В процессе ее разрешения студенту требуется актуализировать знания, полученные ранее, а если знаний не хватает, то найти их и применить. При этом зачастую сама проблема не имеет однозначных решений, что позволяет преподавателю варьировать ход занятия.

Видеокейсы в России появились сравнительно недавно. Основное отличие видеокейса от кейса традиционного формата в том, что учебная конкретная ситуация описывается средствами кино. Это может быть игровое кино, когда ситуация обыгрывается профессиональными актерами по заранее подготовленному сценарию, или документальное кино, когда в съемках участвуют реальные представители компании, в которой данная ситуация имело место.

В то же время видеокейс – это не просто кино. Видео сопровождается методикой его эффективного использования на занятии.

В «Записке для преподавателя» рассказывается о том, как построить занятие с видеокейсом, приводится авторский анализ ситуации и вопросы для обсуждения, даются различные дополнительные данные, как, например, отчеты о прибылях и убытках компании или описание конкурентной среды. А также предлагаются дополнительные задания и упражнения по теме.

Преимущества учебных видеокейсов

Использование видеокейса на занятии позволяет:

  • Погрузить участников обучения в реальную проблемную ситуацию, являющуюся типичной для их будущей или настоящей профессиональной деятельности.
  •  Повысить эффективность усвоения учебного материала за счет применения активных методов обучения и визуализации проблемной ситуации.
  •  Легко адаптировать практические ситуации к существующим программам обучения за счет конкретности и краткости видеокейсов.
  •  Вырабатывать практические навыки непосредственно в учебной аудитории.
  • Подводить различные теоретические концепции под выработку решения проблемной ситуации, поскольку видеокейс не содержит готового решения или ответов на поставленные вопросы.
  • Перенести акцент обучения с передачи знаний на выработку конкретных навыков и компетенций, сделать занятие нескучным для его участников, так как на нём будут доминировать игровые процедуры.
Роль участника обучения и роль преподавателя

Основная задача видеокейса как инструмента активного группового обучения – это формирование навыков. Таким образом, из пассивных слушателей обучающиеся превращаются в участников интенсивного межличностного общения, активно решающих поставленные перед ними задачи.

Роль преподавателя также меняется. Теперь он не транслирует знания, а организует процесс их добывания. Он также становится активным участником действия – он может защищать различные точки зрения, поддерживать интересную линию доказательств, либо, по желанию, оставаться лишь сторонним наблюдателем, ограничиваясь финальным анализом ситуации и подведением итогов.

Кейс-метод обладает гораздо большим педагогическим потенциалом, чем традиционные методы обучения. Наличие в его структуре споров, дискуссий, аргументации позволяет обучающимся одновременно тренировать огромный комплекс навыков – например, ведения дискуссии, защиты своей позиции, управления конфликтами, лидерские навыки и многие другие.

Таким образом, видеокейс предоставляет широкое поле для деятельности и творчества как преподавателя, так и участников обучения.

Подход к проведению занятия

Единой, стандартизированной схемы проведения занятия с использованием видеокейса не существует – сколько преподавателей, столько и подходов. Ход занятий с использованием одного и того же видеокейса может быть абсолютно разным, так как на нём будет сказываться уровень подготовки обучающихся, психологические особенности как участников, так и самого преподавателя и многое другое.

В общих случаях предлагаем воспользоваться классической схемой работы с кейсом в аудитории:

До занятия рекомендуем провести организационную (проверка оборудования, подготовка аудитории) и содержательную (знакомство с содержанием видеокейса и методическими рекомендациями, подбор дополнительных материалов) подготовку.

В начале занятия преподаватель/тренер знакомит участников обучения с темой ситуации, которую предполагается рассмотреть. Он может организовать предварительное обсуждение проблемы, проверить уровень знаний обучающихся. Далее ведущий ставит перед обучающимися вопросы, на которые надо будет ответить после просмотра видеокейса и задачи, которые необходимо будет выполнить, а также демонстрирует сам видеокейс.

Важно организовать работу участников над кейсом в малых группах (5-7 человек) – это сделает её наиболее эффективной. В ходе работы малых групп над кейсом преподаватель/тренер участвует в ней, координируя действия участников при необходимости, обеспечивая их дополнительными сведениями. Он также участвует в презентации результатов работы малых групп, задавая докладчикам дополнительные вопросы в ходе их выступлений.

После проведения презентаций и общей дискуссии о принятых решениях, ведущий подводит итоги работы малых групп, оценивает решения и работу отдельных студентов.

8 ФОРМАТОВ УЧЕБНОГО ВИДЕО: ГДЕ НАЙТИ И КАК ИСПОЛЬЗОВАТЬ

 Источники:
  • http://www.eduvideo.ru/text/what/
  • https://edugalaxy.intel.ru/index.php?automodule=blog&showentry=9132
Дополнительно:

Использование кейс-метода в образовании. Курсы повышения квалификации

Метод case-study впервые стали использоваться при обучении в Гарварде (США), и с тех пор Гарвард во многом определяет формат кейс-образования во всем мире. Обучение в Гарвардской школе бизнеса (Harvard Business School, HBS) практически полностью построено на анализе кейсов, а в библиотеке школы собрана самая большая коллекция кейсов в мире. Классический гарвардский кейс — это большой по объему кейс (20–25 страниц текста плюс 8–10 страниц иллюстраций и приложений), где есть главный герой и его история. Особенность применения кейс-метода в HBS — поиск единственно верного решения.

В Школе управления им. Дж. Кеннеди (John F. Kennedy School of Government, HKS) кейсы применяются для обучения государственных служащих, и их темы связаны с вопросами государственной политики и лидерства. Главный герой кейса, как правило, находится на государственной службе или является официальным лицом некоммерческой организации. Кейсы HKS могут затрагивать такие темы, как «Возрождение Руанды после геноцида», «Ураган Катрина» и т. п. Обсуждение кейсов в HKS носит скорее научный и концептуальный характер, в то время как в бизнес-школах кейс-метод — это решение конкретной проблемы с разработкой плана действий.

В медицинском образовании примером использования кейс-метода может служить обучение в Медицинской школе Гарварда (Harvard Medical School). Традиционно будущих врачей допускали до работы с пациентами с третьего курса, а первые два года им давалось исключительно теоретическое образование с огромным объемом материала для запоминания. Студенты изучали биологию, физиологию, анатомию, биохимию и другие дисциплины. В 1985 году декан школы Даниэль Тостезон (Daniel Tosteson) предложил использовать кейсы для того, чтобы снизить информационную нагрузку на студентов и ввести в программу элементы активного обучения.

Работа с медицинскими кейсами отличалась от решения бизнес-кейсов своим форматом. Студенты работали в небольших группах, по 6–8 человек, и получали материал непосредственно на занятии, а не знакомились с ним заранее. Кейс состоял из 5–6 частей, которые последовательно разбирались на нескольких занятиях. Как правило, в первой части описывалось начальное состояние пациента и симптомы болезни, вторая содержала в себе результаты первичного осмотра, последующие части были посвящены результатам анализов, диагнозу специалистов, назначенному лечению, реакции пациента на это лечение и дальнейшему прогрессу лечения.

В ходе обсуждения от студентов не требовалось предлагать готовые решения. Цель заключалась в том, чтобы поставить дальнейшие вопросы, выдвинуть гипотезы, выявить пробелы в знаниях и в итоге сформировать план для самостоятельного изучения материалов по теме, с которым студенты на несколько дней отправлялись работать в библиотеку. После этого преподаватель предлагал для обсуждения следующую часть кейса. Таким образом, с введением кейсов в обучение студенты уже на начальных курсах погружались в мир врачебной практики вместо чисто теоретической подготовки.

В европейской традиции бизнес-образования изначально утвердился немного иной формат обучения. Первые программы МВА во Франции, Швейцарии, Великобритании и других странах длились в среднем 12 месяцев (вместо двухгодичных программ, как это было принято в США) и были рассчитаны на студентов, уже обладавших практическим опытом в управлении бизнесом.

Эта прагматическая ориентация и приближенность к миру реального бизнеса нашла свое наиболее законченное выражение в Манчестерской школе бизнеса (Manchester Business School, MBS) и, соответственно, так называемой манчестерской школе кейсов. В отличие от гарвардских кейсов манчестерские кейсы в полтора-два раза короче и в них принципиально отсутствует правильное решение, которое вырабатывается в ходе открытых обсуждений. Кроме того, Манчестерская школа бизнеса пытается еще больше приблизить свои кейсы к реальности: она практикует краткосрочные стажировки студентов (проектный метод обучения), где перед ними ставится задача справиться с конкретной трудностью, которую компания испытывает в настоящий момент. За счет прохождения практики обучение в MBS длится чуть больше — 18 месяцев. В среднем на лекции приходится 30 % всего учебного времени, решение кейсов занимает 25 %, а участие в рабочих проектах — 45 %.

Интересные факты о кейсах

  • Каждый год преподаватели HBS создают на основе реальных бизнес-ситуаций около 350 кейсов. На написание кейса уходит от одного до четырех месяцев.
  • В разгар Второй мировой войны преподаватели HBS написали 600 специальных кейсов для обучения военных сотрудников.
  • В среднем за два года каждый слушатель программы МВА в HBS изучает 500–600 кейсов и тратит на это до 80–90 % своего учебного времени.
  • В HBS распространена практика, когда реальный прототип главного героя кейса присутствует при его разборе (лично или в видеорежиме), отвечает на вопросы студентов, комментирует их решение и объясняет, как и почему он поступил в реальной ситуации.
  • В мае 2008 года в HBS было принято решение диверсифицировать формат кейсов, сделать их более изящными, литературными, в яркой обложке и продавать как книги возле касс в магазинах. Подобные кейсы могут предназначаться, например, для домохозяек. Для этого HBS уже подписала контракт с популярным американским автором женских романов Даниэлой Стил.
  • Считается, что чаще всего героями кейсов являются топ-менеджеры. Однако также существуют кейсы, посвященные спортсменам, деятелям культуры, общественным лидерам и государственным служащим. Так, известны кейсы, посвященные бывшему главному тренеру «Манчестер Юнайтед» сэру Алексу Фергюсону, теннисистке Марии Шараповой и даже Леди Гаге.
  • В HBS функционирует Kids Case Discussions — специальный детский класс для детей выпускников школы. Занятия проводят преподаватели университета, и дети обсуждают с ними настоящие, неадаптированные гарвардские кейсы

Источник: changellenge.com

Использование кейс–технологии на уроках русского языка и литературы

Страница 2 из 4

 

Среди интерактивных технологий обучения всё большую популярность получают кейс-технологии. Кейс-технология (кейс-метод) – это интерактивная технология обучения, на основе реальных или вымышленных ситуаций, направленная не столько на освоение знаний, сколько на формирование у учащихся новых качеств и умений. Главное её предназначение – развивать способность разрабатывать проблемы и находить их решение, учиться работать с информацией. При этом акцент делается не на получение готовых знаний, а на их выработку, на сотворчество учителя и ученика.

Кейс–метод совмещает в себе такие прекрасно зарекомендовавшие себя методы, как метод проектов, ролевая игра, ситуативный анализ и многое другое. При решении общей проблемы на уроках русского языка и литературы полезной оказывается совместная деятельность, которая позволяют всем учащимся полностью осмыслить и усвоить учебный материал, дополнительную информацию, а главное – научиться работать совместно и самостоятельно.

Суть кейс-метода – анализ реальной ситуации, описание которой одновременно отражает не только какую-либо практическую проблему, но и актуализирует определенный комплекс знаний, который необходимо усвоить при разрешении данной проблемы. При этом сама проблема не имеет однозначных решений. Будучи интерактивным методом обучения, он позволяет повысить интерес учащихся к предмету. Применение данной технологии помогает развить в детях такие важные для дальнейшей жизни качества, как коммуникабельность, социальная активность, умение правильно представить своё мнение и выслушать мнение другого человека.

Кейс-технология применима в преподавании любых предметов, если основные задачи, поставленные на уроке — это обучение навыкам критического мышления, принятия решений независимого характера. Самыми удобными для использования кейс-технологии являются уроки русского языка и литературы, поскольку именно на этих уроках при работе с текстом мы подводим детей к той или иной мысли.

Выделяют основные этапы создания кейса:

  1.      Определение целей.
  2.      Подбор необходимых источников.
  3.      Подбор и подготовка материалов для кейса.

Примерами кейсов могут быть сборники практических задач, сборники деловых игр, диски с презентациями уроков и прочее.

Главное отличие кейса от задачи: задача имеет решение и путь к нему, даже если и не один. Кейсы имеют много решений, приводящих к раскрытию той или иной проблемы.

К кейс-методам, активизирующим учебный процесс, относятся:

  •        метод инцидентов, когда обучающийся сам должен отыскать недостающую информацию;
  •        метод разбора деловой корреспонденции;
  •        игровое проектирование;
  •        ситуационно-ролевая игра;
  •        метод дискуссий;
  •        кейс-стади или метод ситуационного анализа (метод анализа конкретных ситуаций, ситуационных задач и упражнений).
  •             Доступ к базе современных учебно-методических материалов.
  •             Организация гибкого учебного процесса.
  •             Увеличение/сокращение затрат времени на подготовку к урокам.
  •             Беспрерывное повышение квалификации.
  •             Возможность реализации некоторых элементов учебного процесса во внеурочное время.
  •             Работа с дополнительными материалами.
  •             Постоянный доступ к базе консультаций.
  •             Возможность самому готовиться ко всем видам контроля.
  •             Общение с другими учащимися в группе.
  •             Освоение современных информационных технологий.

Ситуационные задачи (или кейсы) – задачи, позволяющие ученику осваивать познавательные операции последовательно в процессе работы с информацией: ознакомление – понимание – применение – анализ – синтез – оценка. Эта задача носит ярко выраженный практико-ориентированный характер, но для её решения требуется конкретное предметное знание. Часто для её решения необходимы знания нескольких предметов. Обязательным элементом задачи является проблемный вопрос. Только сформулировать его надо так, чтобы ученику захотелось найти ответ.



Кейсы в российском бизнес образовании

Понятие «кейс» или case study лишь недавно перестало быть в новинку отечественному менеджменту. Чтобы выяснить, почему сейчас данный термин в широком употреблении у российских менеджеров, необходимо обратиться к истории.

Своим рождением термин case study обязан Гарварду (Harvard Business School), который начал применение этой образовательной методики еще в 1924 году для «отточки мастерства» будущих юристов. Эффективность и преимущества кейсов были очевидны, и бизнес школы в короткие сроки начали применять case studies в своих классах.

Методика заключается в том, что студентам бизнес школ предлагают кейсы – проблемные ситуации из реальной предпринимательской практики. Студенты должны найти пути их решения. Кейс-метод быстро завоевал популярность, потому что в значительной мере напоминал ролевую игру, в которой теория сразу подтверждалась практикой. Сегодня этот метод считается одним из самых эффективных способов обучения менеджеров навыкам решения типичных проблем в бизнесе. Кроме того, он также применяется в медицине, юриспруденции и других науках.

Стандартный кейс — это от 10 до 30 страниц текста, которые заключают в себе подробное описание компании, ее положения на рынках, особенностей структуры, а также ситуации, с которой столкнулся менеджмент. Около трети всей информации — это графики, схемы и таблицы, характеризующие деятельность компании и описываемые условия в цифрах. Студент самостоятельно изучает всю необходимую теоретическую литературу (еще 30-40 страниц текста), анализирует кейс и предлагает свой вариант решения проблемы. В американских топ-школах руководитель изучаемой компании нередко присутствует в классе на обсуждении кейса и рассказывает о том, какие решения были приняты и к каким результатам это привело.

Диапазон предлагаемых к решению вопросов весьма широк: слушателям может быть предложено вывести на рынок новый продукт небольшой торговой компании или полностью реформировать крупный транснациональный промышленный холдинг. Важно помнить: в бизнесе не бывает однозначных ответов и единственно правильных шаблонных решений. Путем изучения кейсов слушатель не только знакомится с опытом наиболее успешных бизнес-менеджеров, но и приобретает ценный навык анализа реальных ситуаций и самостоятельного принятия решений в ограниченные сроки. Кроме того, уникальность кейсов состоит в том, что каждый студент на основе личного и профессионального опыта в процессе дискуссии высказывает свое мнение о том, как решить проблему. И это личное мнение может быть чрезвычайно полезным для остальных, другими словами, студенты учатся друг у друга. А для того чтобы этот процесс проходил более эффективно, бизнес школы отбирают кандидатов с хорошим академическим образованием и солидным опытом работы.

Сейчас методика case study широко распространена во всех школах бизнеса, но каждая уделяет этому разное количество часов. Например, в Гарварде разбор кейсов занимает 90% учебного времени. В испанской бизнес школе IESE кейсы стали основополагающим методом преподавания в школе, им посвящается около 75% времени. В школе бизнеса Чикагского университета (University of Chicago GSB) на долю «кейсов» приходится 25% времени, в бизнес школе Колумбийского университета (Columbia business school) — 30%, а в знаменитом Уортоне (Wharton) — 40%.

Однако одними кейсами дело не обходится. Кейсы уместны и эффективны тогда, когда подтверждают экономические теории, без которых невозможно подготовить высококлассного специалиста.

Возникает вопрос: где взять эти самые кейсы? Сейчас каждая уважающая себя школа бизнеса располагает базой разнообразных кейсов, которые использует при обучении. Почти любая западная компания сочтет престижным то, что по ее кейсам будут обучаться, например, студенты Wharton или Harvard, ведь это будущие топ-менеджеры крупнейших международных компаний. Кроме того, выпускники многих бизнес школ охотно рассказывают о своем собственном опыте новому поколению слушателей родного заведения.

При этом крупнейшие школы готовы поделиться своими кейсами с коллегами. Например: Harvard Business School, Richard Ivey School of Business, University of Western Ontario, IMD, INSEAD, IESE и другие. Во всем мире наиболее популярны гарвардские кейсы, которые, кстати, можно приобрести всего за несколько долларов on-line на официальном сайте бизнес школы.

В Гарварде кейсы пишутся двумя людьми — один из них студент или выпускник бизнес школы, работающий в данной компании и владеющий фактографией, а второй — преподаватель, который владеет методикой case study и помогает студенту сделать кейс красиво и грамотно. Готовый кейс публикуется на сайте компании и в сборниках бизнес школы. Подготовка кейса гарвардского формата обходится в несколько десятков тысяч долларов. Расходы покрывают компания и бизнес школа.

Тем не менее, самым крупным источником кейсов является European Clearing Case House (ECCH) — Европейский клиринговый дом кейсов. ECCH распространяет все кейсы, которые разрабатываются топовыми школами бизнеса, а также самостоятельно пишущими авторами. Дом кейсов был основан в 1973 году в качестве клирингового дома кейсов Великобритании и Ирландии в результате координационной инициативы 22 высших учебных заведений. Европейский клиринговый дом кейсов решил одну из наиболее сложных задач кейс-метода: сделать процедуру написания и пополнения кейсов процессом непрерывным.

В России кейсы пока не столь популярны. У нас еще нет такой отлаженной системы кейсов, как за рубежом. Российская система образования долгое время лелеяла миф о приоритете академических знаний в чистом виде, поэтому внедрение case study в российский процесс обучения бизнесу проходило непросто. Некоторые преподаватели до сих пор с некоторой настороженностью относятся к кейсам, считая, что этот метод не может заменить старую добрую лекцию.

Прокомментировать использование кейсов в российском бизнес образовании мы попросили экспертов — Е.Н. Лобанову, д.э.н., профессора, декана ВШФМ АНХ при Правительстве РФ, и С. В. Расторгуева, тренера по решению кейсов, Финансовая академия при Правительстве РФ.

Е.Н. Лобанова, ВШФМ АНХ:

«Ситуация с развитием кейс-метода в российском бизнес образовании непростая. У нас по-прежнему довлеет стремление дать слушателям различных программ как можно больше конкретных знаний, навыков, которым, кстати говоря, и приходят многие учиться, будучи уже взрослыми людьми с немалым опытом работы. Кроме того, у нас нет отлаженной системы написания и распространения кейсов, нет достаточных стимулов для их создания.

На мой взгляд, пришло время резко увеличить роль и значение кейс-метода. К примеру, слушатели программ МВА и ЕМВА Высшей школы финансового менеджмента готовы самостоятельно читать нужные учебники, решать многочисленные задачи, но в аудитории им интересней общаться друг с другом опосредовано через кейсы и на базе кейсов. В учебном процессе мы используем более 160 кейсов: есть мини-кейсы, есть традиционные финансовые кейсы, есть гипер-кейсы (так называемые гарвардские кейсы), есть опыт групповых обсуждений, письменного описания кейсов. Нет, с моей точки зрения, только одного: перманентного широкомасштабного процесса написания и, соответственно, обновления кейсов, в котором бы были заинтересованы их потенциальные авторы».

В российские бизнес школы западные кейсы попадают, как правило, вместе с преподавателями. Если ВУЗ имеет партнера в лице западной бизнес школы, профессор из той школы обязательно привезет с собой целую пачку актуальных и занимательных кейсов. Главная сложность заключается в нежелании или неспособности бизнес школ платить за кейсы большие деньги. Все норовят «стянуть» материал бесплатно: одолжить у знакомого, побывавшего в какой-нибудь западной бизнес школе, сборник практических задач и деловых игр, сделать с него нужное количество ксерокопий и использовать их в своей преподавательской практике. Ведь наши отечественные компании не спешат делиться своими кейсами, как это принято за рубежом.

Несколько лет назад американский маркетолог Филипп Котлер решил создать коллекцию русских кейсов. Для этого он искал в России партнеров и авторов, которым готов был платить гонорар от одной до двух тысяч долларов за кейс. Но найти желающих он так и не смог. Российских кейсов пока мало, а их разработка сопряжена с рядом трудностей. В России сейчас написано примерно 500-700 кейсов на материале отечественных компаний.

Чтобы создать кейс, необходимо знать компанию изнутри, поэтому все ведущие преподаватели наших бизнес школ занимаются практическим консалтингом. Однако получить «добро» от русской компании на написание кейса чрезвычайно сложно. Разработчики, дабы не потерять работу консультанта, вынуждены изменять имена, факты и прочее до неузнаваемости.

Продолжение следует…

Материал подготовлен журналистом компании MBA Consult Ольгой Хантуевой.

В материале использованы публикации сайтов www.mbatoday.ru, www.e-xecutive.ru, www.hse.ru.


CASE @ Campus | ДЕЛО

Более 40 лет CASE является ведущим поставщиком образования и обучения для специалистов по продвижению. Посредством личных и онлайн-конференций CASE создала множество возможностей для обучения и общения, предоставляя участникам новые способы думать о важной работе по продвижению и не отставать от инноваций в этой области.

Теперь через CASE @ Campus ваши сотрудники могут объединиться, чтобы учиться у признанных экспертов по всем направлениям развития: разработка , отношения с выпускниками, маркетинговые коммуникации и менеджмент. Идеально подходит для групп от 5 до 25 человек , CASE @ Campus предлагает рентабельную возможность обучения , адаптированную к потребностям вашего учреждения .

Тематические области включают:

  • Выравнивание институциональных ресурсов для успешного сбора средств
  • Тренинг по фандрайзингу для советов, деканов и академических руководителей
  • Понимание и повышение разнообразия, равенства, инклюзивности и принадлежности
  • Создание брендов, которые вызывают отклик у студентов, преподавателей, сотрудников и спонсоров
  • Развитие эффективных структур управления в независимых школах
  • Использование данных для усиления операций по развитию

CASE @ Campus — предоставляется лично или через Интернет — дает каждому учреждению возможность собрать вместе ключевой персонал по продвижению, чтобы сосредоточиться на важной области проблемы. CASE @ Campus — это не один отдельный докладчик с конференции, в котором резюмируется очень сложный набор выводов. CASE @ Campus объединяет разрозненные части вашего учреждения в обстановку, где диалог и обмен мнениями создают большее взаимопонимание. и успешных профессионалов продвижения.

Все семинары CASE @ Campus специально адаптированы к вашим институциональным потребностям и обстоятельствам в рамках инновационной «передовой практики».

Рассмотрите CASE @ Campus, когда вы:

  • Требуется обучение пяти или более сотрудников
  • Требовать индивидуализированный контент для удовлетворения конкретных потребностей вашего учреждения
  • Хотите более широкого обсуждения, диалога, мозгового штурма и согласованности между сотрудниками
  • Добейтесь максимальной отдачи от вашего бюджета на обучение

CASE @ Campus: наиболее экономичное обучение для повышения квалификации.

Чтобы узнать больше о CASE @ Campus или запланировать мероприятие, свяжитесь с Натали Стивенс, директором образовательных программ по телефону nstevens @ case.org .

Кейс-тренинг для студентов | Кейс-центр, для студентов

Вы знакомы с методом футляра? Вы знаете, как получить от кейсов по максимуму? Может быть, вы настроены скептически или неуверенно?

Наши студенческие занятия познакомят вас с волнением и воодушевлением при изучении кейсов, дадут вам ключевое представление о методе кейсов и прочную основу, на которой можно строить оставшуюся часть вашего курса.

Преобразование кейса методики кабинета

Изучение кейсов может быть для вас новым и сложным опытом.

Наши опытные наставники по кейс-методу сделают все возможное, чтобы это стало приятным занятием, и помогут вам:

  • понять, как подойти к делу
  • знать, как выявлять и анализировать ключевые проблемы
  • уверенно участвовать в обсуждениях в классе
  • эффективно писать о случае для задания или экзамена.

Загрузите информационный буклет для директора вашей программы.

Репетиторы с мировым именем

Наши наставники — одни из самых опытных инструкторов по кейс-методам в мире; некоторые из них написали уважаемые книги по этой теме, и все они являются опытными авторами и учителями. Мы будем работать с вашей школой, чтобы создать индивидуальную студенческую сессию, которая удовлетворит потребности всех участников вашего курса. Посмотреть биографии репетиторов

Что говорят студенты

Мне понравилась вся сессия, но особенно тот факт, что я был вовлечен в процесс обучения 100% времени и даже проводил его за пределами классной комнаты.

Кейсы — это невероятная техника, которую нужно вовлекать и изучать! Семинар продемонстрировал проактивный подход, позволяющий понять и раскрыть дело простым и эффективным способом.

Мне понравилось, как поощрялось участие. Я освоился с этим по мере продвижения сессий.

Учитель был помощником в обучении, не только рассказывая нам, как делать кейс, но и вдохновляя нас участвовать и смотреть на кейсы с разных точек зрения.

Заинтересованы?

Просто скачайте эту листовку и передайте ее руководителю программы. Он включает в себя информацию о наших студенческих сессиях и контактную информацию. Надеемся вскоре вас увидеть!

Создание безопасной среды — Школа Святого Креста

Католическая школа и приход Святого Креста

, как и все остальные школы и церкви в Портлендской архиепархии, соблюдают требования по предотвращению сексуального насилия, именуемые CASE: Создание безопасной среды.Эти требования установлены Архиепископией, чтобы гарантировать, что наши волонтеры и персонал прошли обучение и допущены к работе в школах, и чтобы наши школы и церкви оставались безопасными для наших детей.

Хотя мы не уверены, когда волонтеры смогут вернуться в школу, мы должны убедиться, что все наши волонтеры готовы «взяться за дело», когда они вернутся.

Если вы уже прошли личную переписку C.A.S.E. онлайн-тренинг «Знакомство с Сэмом» занимает около 30 минут в режиме онлайн.Ознакомьтесь с указаниями ниже и свяжитесь с Мэри Джейн напрямую, если у вас возникнут какие-либо вопросы.

Спасибо всем, кто посетил тренинг CASE в прошлом году. На предстоящий учебный год в обязательном порядке проходит обучение в виде онлайн-модуля. Этот модуль «Знакомство с Сэмом» предназначен для всех вернувшихся добровольцев, которые уже прошли начальное обучение CASE.

Этот тренинг предназначен для:

  • поможет вам узнать, как выявлять взрослых, которые проявляют небезопасное поведение
    методы, которые они используют, чтобы манипулировать своими коллегами, родителями и детьми для удовлетворения своих потребностей
  • научиться определять взаимодействия между взрослыми и детьми, которые могут указывать на опасность.

Для доступа к сайту обучения «MEET SAM»:

  1. Зайдите на сайт: www.archdpdx.org (войдите в высокоскоростное интернет-соединение — программа не настроена для мобильных телефонов и некоторых планшетов)
  2. Щелкните вкладку «Офисы» и выберите в раскрывающемся меню «Защита детей / Помощь жертвам».
  3. Щелкните ссылку Armatus Online Training
  4. Введите имя пользователя для входа (первая буква имени, полная фамилия) и пароль (2 цифры месяца рождения, 2 цифры дня рождения и «или» для Орегона или «wa», если вы живете в Вашингтоне), используйте строчные буквы для обоих имен пользователя. и пароль
  5. Нажмите кнопку входа в систему
  6. Прокрутите вниз до курса под названием «Познакомьтесь с Сэмом.»Выберите язык, на котором вы хотите заполнить

Для новых добровольцев церкви и школы Святого Креста с 1 июля 2020 года требуется обязательное комплексное обучение CASE, которое необходимо пройти лично. Более подробная информация о CASE появится в ближайшее время.

Свяжитесь со мной, если у вас есть какие-либо вопросы о вашем статусе волонтера или если вам нужна помощь в доступе к сайту.

Спасибо!

Мэри Джейн Вебер
[email protected]
Католический приход Святого Креста
Телефон: 503-289-2834

CASE объявляет о новом онлайн-курсе по измерению воздействия и управлению с ПРООН

В июне 2020 года Центр по развитию социального предпринимательства (CASE) в Университете Дьюка при финансовой поддержке Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН) SDG Impact начал разработку нового глобального онлайн-курса, чтобы научить инвесторов и предприятия применять эффект воздействия. методы управления, чтобы продемонстрировать их соответствие целям в области устойчивого развития (ЦУР) и их вклад в достижение этих целей.Эта онлайн-программа обучения, разработанная в партнерстве с другими ведущими экспертами и консультативной группой преподавателей из 12 университетов на шести континентах, поможет сотням и тысячам инвесторов по всему миру осваивать фундаментальные шаги в измерении и улучшении своих портфелей воздействия для прозрачного обслуживания. ряд целей воздействия, определенных ЦУР ООН.

«Мы хотим побудить инвесторов — даже тех, кто не считает себя« инвесторами влияния », — направлять капитал на достижение ЦУР.Рынок не всегда удовлетворяет потребности инвесторов, чтобы показать своим заинтересованным сторонам и общественности, как они инвестируют в благосостояние всех людей, планеты и общества », — сказала Элизабет Боггс-Давидсен, директор по влиянию на ЦУР. «В наш век социального дистанцирования мы хотели провести онлайн-обучение, которое позволило бы инвесторам хорошо разбираться в применении общепринятых практик и стандартов измерения воздействия и управления (IMM), которые позволят им показать, как они помогают продвигать мир к выполнение ЦУР.Мы уверены в работе CASE по разработке тренинга ».

Размещенная в виде массового открытого онлайн-курса (MOOC) на Coursera, онлайн-программа будет предлагать техническое и профессиональное обучение для нескольких аудиторий, в частности для институциональных инвесторов, а также для предпринимателей, управляющих активами, владельцев активов, консультантов, корпораций, международного персонала по развитию и любой человек, желающий получить структурированный тренинг по управлению воздействием на ЦУР. Учебная программа будет привязана к существующим структурам проекта управления воздействием, отражающим консенсус, достигнутый за последние два года с участием более 2000 организаций по основным элементам IMM, включая: определение целей воздействия, измерение и отчетность по эффективности воздействия и улучшение влияние.

«Для нас большая честь быть выбранными ПРООН« Воздействие ЦУР », чтобы возглавить разработку глобальной программы онлайн-обучения, чтобы помочь инвесторам привести свои портфели в соответствие с ЦУР, научиться применять надежные и поддающиеся аудиту методы измерения воздействия и управления», — сказала Кэти Кларк. Директор факультета, CASE и CASE i3. «Как показали Морнингстар и другие, компании, которым удается управлять своим влиянием на заинтересованные стороны, часто превосходят своих коллег. Понятно, что инвесторы хотят вкладывать средства в эти предприятия и максимизировать их влияние.Мы рады создать бесплатное, надежное и доступное обучение, которое может помочь любому предприятию и инвестору в любой точке мира научиться измерять, сообщать и улучшать социальную и экологическую ценность, которую они создают для людей, планеты и их прибыли. ”

Кристина Лейонхуфвуд, управляющий партнер Tideline, специализированной консалтинговой фирмы по инвестициям в области воздействия, обсуждает необходимость большего согласования и инструментов для систем измерения и управления воздействия, подобных той, которую разрабатывает CASE, в области инвестиционного воздействия: «Поскольку все больше и больше менеджеры входят в сферу импакт-инвестирования, и среди инвесторов растет беспокойство по поводу промывки влияния, как отличить одного менеджера от другого, как судить, соответствуют ли они своим заявленным целям и намерениям воздействия, измерение воздействия и управление становятся, вероятно, наиболее важный набор процессов и инструментов, с помощью которых можно судить о достоверности целей и подхода менеджера.”

Этот тренинг разработан для поддержки принятия Стандартов воздействия на ЦУР ПРООН. Стандарты воздействия на ЦУР предоставляются организациям в качестве свободно доступного инструмента самооценки для согласования их внутренних процессов и практик с целью более эффективного учета рисков и возможностей устойчивого развития и содействия их вкладу в достижение ЦУР.

Разработка онлайн-обучения будет продолжаться до 2020 и 2021 годов с датой запуска в конце 2021 года.Будьте в курсе о проекте, подписавшись на рассылку новостей CASE.

Теги: CASE i3, Impact Investing

ASCE Training | Аделард

Обучение ASCE

ASCE

Adelard — это мощная, гибкая и интуитивно понятная система для разработки и сопровождения случаев уверенности и доставки отчетов по случаям уверенности.

Мы предлагаем двухдневный дистанционный курс обучения ASCE, состоящий из 4 модулей, каждый из которых разработан, чтобы предоставить вам различные навыки ASCE. ASCE: Создание и понимание вашего дела Курс познакомит вас с основами использования ASCE для разработки страхового случая. ASCE: Расширение и распространение вашего дела Курс расширит ваши знания, чтобы стать опытным пользователем ASCE. Наш курс сочетает в себе онлайн-классную комнату, где небольшое количество слушателей извлекает выгоду из особого внимания преподавателя курса с гибкостью дистанционного обучения.

Обратите внимание, что посещение курса ASCE: Создание и понимание вашего дела желательно, но не обязательно для посещения курса ASCE: Расширение и распространение вашего дела .Тем не менее, очень желательно иметь хороший уровень владения ASCE, чтобы получить максимальную отдачу от второго дня курса.

Если вы являетесь специалистом по выражению уверенности или рисками, который хочет применить подход к делу, обеспечивающему уверенность, в своем бизнесе, настоятельно рекомендуется пройти наш краткий курс «Введение в структурированные случаи уверенности» до обучения ASCE.

Даты и местонахождение
    • 7 апреля 2021 г. — ASCE: Создание и понимание вашего дела (курс дистанционного обучения)
    • 8 апреля 2021 г. — ASCE: Расширение возможностей и распространение вашего дела (курс дистанционного обучения)

Зарегистрироваться Посмотреть листовку курса

Почему стоит инвестировать в обучение ASCE?
      • Чтобы обеспечить максимальную отдачу от инвестиций в ASCE
      • Накапливать знания, компетентность и уверенность для достижения личных целей и целей компании
      • Чтобы узнать, как наилучшим образом применить функции ASCE к потребностям вашей конкретной рабочей среды.
      • Чтобы понять, как разработать аргументы в форме утверждения-аргументы-доказательства и нотации структурирования цели в ASCE
      • .
      • Чтобы использовать ASCE для более эффективного общения с вашими клиентами и заинтересованными сторонами
Индивидуальные и частные курсы

Мы готовы организовать учебные курсы ASCE, адаптированные к вашим потребностям: разные часовые пояса, даты, количество модулей, взятых в день.Для больших групп мы можем предоставить частный курс, посвященный потребностям вашей команды. Пожалуйста, свяжитесь с нами, чтобы обсудить этот вариант или записаться на любой из наших предстоящих курсов.

ASCE: Создание и понимание вашего дела — Программа курса

Продолжительность: 1 день

Модуль 1: Графическая аргументация и повествование

Модуль 2: Понимание и анализ

Резюме:

Курс представляет собой введение в использование ASCE на протяжении жизненного цикла случая обеспечения уверенности с упором на разработку «автономного» случая доверия:

  • Развитие
  • Менеджмент
  • Техническое обслуживание
  • Представление

По окончании курса вы познакомитесь с подходом, обеспечивающим уверенность, и станете практиком в использовании основных функций ASCE для разработки случаев, обеспечивающих уверенность.

Тренинг представляет собой сочетание презентации, демонстрации продукта и практических упражнений для пользователей с самим ASCE.

Предварительные реквизиты:

Базовые ИТ-навыки

  • Опыт работы с Microsoft Office

Базовые знания по заверению и подтверждению уверенности

  • Понимание общих принципов регулирования рисков
  • Знакомство с ролью подтверждений в вашем собственном нормативном контексте
  • Знакомство с основными принципами управления рисками

Желательно знание основных концепций и использование CAE или GSN в структурированных аргументах или предварительное посещение учебного курса «Введение в структурированные случаи уверенности».

Краткое содержание курса:

Использование основных функций ASCE для разработки гарантийного случая

  • Запуск ASCE и онлайн-справка
  • Создание и редактирование базовой структуры
  • Редактирование контента и ссылки на вспомогательные файлы и доказательства

Осмысление и анализ

  • Понимание и управление крупными делами
  • Сортировка контента и пользовательская фильтрация
  • Вид таблицы
  • Печать файлов и экспорт содержимого из ASCE в другие приложения
  • Создание специальных пользовательских представлений для различных заинтересованных сторон
ASCE: Расширение возможностей и распространение вашего дела — Программа курса

Продолжительность: 1 день

Модуль 3: Отслеживание действий и изменение свидетельств

Модуль 4: Печать, экспорт содержимого в формате HTML и создание отчетов

Резюме:

Курс основан на курсе ASCE: Создание и понимание вашего кейса и развивает концепцию «живых» случаев, обеспечивающих уверенность, включая аспекты

  • Сотрудничество
  • Модульные контрольные дела
  • Динамическое свидетельство, связывающее
  • Техника управления проектами
  • Другие обозначения

По окончании курса вы получите более глубокое понимание всего диапазона возможностей ASCE и того, как их можно применять.

Тренинг представляет собой сочетание презентации, демонстрации продукта и практических упражнений для пользователей с самим ASCE.

Предварительные реквизиты:

ASCE: Создание и понимание вашего кейс-курса или эквивалентного уровня опыта.

Краткое содержание курса:

Интеграция доказательств и управление изменениями

  • Динамическое связывание с доказательствами (DNR)
  • Инструмент различий и отслеживаемость ASCE
  • Сопоставление проблем
  • Менеджер ресурсов
  • Планирование проверок и обновлений

Связь с заинтересованными сторонами

  • Печать
  • Экспорт содержимого в различные форматы, включая HTML и Microsoft Word
  • Выполнение и сбор проверок

Сборы и регистрация
  • ASCE: Создание и понимание вашего дела: 600 фунтов стерлингов + НДС
  • ASCE: Расширение и распространение вашего дела: 600 фунтов стерлингов + НДС
  • Комбинированный курс ASCE *: 1000 фунтов стерлингов + НДС
  • ASCE Combined Plus **: 1150 фунтов стерлингов + НДС

* Включает в себя «Создание и понимание вашего дела», а также «Улучшение и обмен курсами по вашему делу».

** Включает введение в учебный курс по структурированным случаям уверенности, который охватывает фундаментальные концепции и передовой опыт в разработке структурированных случаев уверенности. Курс обеспечивает отличную основу для специалистов по страхованию и рискам, посещающих учебный курс ASCE.

Зарегистрироваться сейчас

Обучение следователей по делам и специалистов по отслеживанию контактов

Обучение по расследованию дел и отслеживанию контактов

CDC обучает следователей по делам и специалистов по отслеживанию контактов более 40 лет.Как правило, обучение включает в себя курсовую работу, основанную на знаниях и навыках. Начальная подготовка, основанная на знаниях, охватывает информацию о конкретном заболевании, ориентированное на клиента консультирование и методы мотивационного интервью, оценку риска и другие потребности в социальной поддержке, а также подходы, способствующие конфиденциальному общению с клиентами. Начальное обучение на основе навыков использует моделирование техники собеседования, язык сценариев, сценарии случаев и ролевые игры. Эти тренинги сопровождаются обучением на рабочем месте при поддержке опытных сотрудников.

Аналогичные методы могут быть применены к обучению кадрового резерва COVID-19. Всем новым сотрудникам, мобилизованным для поддержки расследования дел и отслеживания контактов, потребуется всесторонний обзор COVID-19 и процесса расследования. Обучение по каждой из ролей по расследованию случая и отслеживанию контактов должно охватывать информацию о конкретном заболевании, руководства по собеседованию и протоколы, которые включают направление лиц с высоким риском и сложных случаев клиническому персоналу, руководство по обеспечению конфиденциальности / конфиденциальности и направление в службы поддержки. , а также должен включать интерактивное обучение на основе навыков.На веб-сайте CDC представлены учебные пособия и ресурсы по отслеживанию контактов по COVID-19. Учитывая более тонкую работу следователя, персонал, ведущий наблюдение за клиентами с COVID-19, должен пройти более интенсивное обучение на основе навыков. Это должно включать особый упор на повышение их способности ориентироваться в сложных разговорах.

Срочность в привлечении персонала к расследованию дела и отслеживанию контактов требует сокращения обучения по COVID-19.Поэтому мы рекомендуем надзорные структуры в государственных, территориальных, местных и племенных юрисдикциях в области здравоохранения для предоставления рекомендаций и наставничества для новых стажеров для обеспечения качества практики.

Институт образования и экономики



Справка NCEE № 9, август 1990 г.

Сильвия Скрибнер и Патрисия Сакс


Почему стоит проходить обучение без отрыва от производства? Хотя эта форма обучения широко распространена и признана значимой, мало что известно о том, почему и как она осуществляется.Наше исследование на складе было первой попыткой сделать видимым для исследовательского и образовательного сообщества реальный пример обучения на рабочем месте. Мы хотели выйти за рамки общего описания и сделать доступным подробный анализ процессов обучения и обучения, происходящих в повседневной рабочей среде: как рабочее место поддерживает такое обучение? Какие устройства используют инструкторы, чтобы помочь новичкам приобрести знания и навыки, необходимые для работы? Как обучение вписывается в текущую рабочую деятельность?

Наши усилия по раскрытию «черного ящика» обучения на рабочем месте также преследовали более широкие цели.Образовательные исследования традиционно сосредоточены на школах. Большая часть того, что мы знаем о процессах преподавания и обучения, получена в результате обучения в академических классах. Однако десятилетие междисциплинарных исследований повседневного познания показывает, что школьное обучение и обучение в практических условиях имеют значительные разрывы. Мы больше не можем предполагать, что того, что мы узнаем об обучении в школах, достаточно для теории человеческого обучения. Мы также не сможем добиться значительного прогресса в повышении эффективности школы без лучшего понимания того, что делает школу особым контекстом для образования с ее особыми сильными сторонами и проблемами.По этим причинам нам необходимо расширить наше понимание того, что на самом деле влечет за собой внеклассное обучение и обучение, и как его характеристики соотносятся с учебной деятельностью в школе.

Работа и обучение: один поток поведения, две системы деятельности

Первым шагом в этом предприятии является отказ от универсальной фразы, объединяющей все внешкольное обучение в одну категорию. Обучение может быть связано с практической деятельностью разными способами, которые необходимо определить и изучить.Наше тематическое исследование обучения на рабочем месте сосредоточено на одной такой конфигурации — обучении, встроенном в текущую рабочую деятельность. Ключевая работа здесь — «встроенная». Школьные исследования способствовали развитию концепции обучения как деятельности, отдельной от других жизненных действий. Но как только мы входим на рабочее место, мы обнаруживаем, что эта концепция не выполняется: определяющая черта обучения на рабочем месте состоит в том, что преподавание и обучение происходят одновременно с выполнением работы, с работой. Обучение происходит в процессе работы.С аналитической точки зрения, существуют две системы деятельности, но эмпирически можно наблюдать только один поток поведения. Следует ли описывать такое поведение как «работу» или «обучение»?

Мы занимаем аналитическую позицию. Мы рассматриваем работу на складе и обучение на складе как две разные системы деятельности. На протяжении всего исследования мы пытались уловить взаимодействие этих двух видов деятельности в загруженной рабочей среде.

Обучение на рабочем месте

Этот пример обучения на рабочем месте — единственный в своем роде — был проведен на складе на заводе по производству электроники, на котором работают 500 человек.Компания является производителем радиочастотных соединителей мирового класса, многие из которых изготавливаются на заказ для использования в военных и гражданских целях. Незадолго до нашего исследования компания установила компьютерную систему базы данных, известную как планирование производственных ресурсов или MRP, которая была разработана для мониторинга уровней запасов и обеспечения определенного контроля над производственными процессами. Большое разнообразие изделий, производимых компанией — 20 000 составных частей, собранных в около 8 000 готовой продукции — составляет значительный объем запасов, которыми нужно управлять. Программа MRP была разработана для отслеживания этого инвентаря.

Официальные должностные инструкции компании, за исключением высших разрядов обработчиков материалов на складе, рассматривают должности на складе как неквалифицированную рабочую силу. Соответственно соблюдаются ставки заработной платы и практика найма. Однако возникает противоречие между этой практикой и интеллектуальными требованиями работы, которые возросли с новой системой MRP.

MRP ведет электронный учет всех транзакций, совершенных на складе.Эти транзакции важны для функционирования компании; на основе введенных в нее данных система рекомендует закупки для будущих производственных нужд и составляет производственный график. Следовательно, последствия неточного подсчета, вычислений или регистрации на складе могут быть серьезными, с немедленными последствиями для производственного процесса и со сложными последствиями, поскольку неверные данные перемещаются через систему.

Сотрудники склада заняты различными задачами, требующими грамотности и математических навыков в рамках их повседневной работы.Кроме того, им необходимо постоянно быть в курсе расхождений между записями складских помещений и компьютерными данными. Им необходимо «найти» проблемы, а для их устранения им необходимо понять, как думает компьютер, а также как работают складские процедуры.

Компания официально признает, что новые сотрудники нуждаются в обучении, а обучение является явной категорией деятельности на складе. Опытным работникам не просто говорят присматривать за новыми работниками или работать вместе с ними, но прямо просят их «обучать».Однако обучение не входит в должностные инструкции работников, и им не платят за это дополнительную плату. За шесть месяцев интенсивных наблюдений самым поразительным было то, что в течение короткого периода в десять недель основная часть ответственности за обучение перешла к новичкам, трое из которых еще не прошли испытательный срок.

Фактически, различные инструкторы, казалось, были менее вдохновлены соображениями о том, что нужно новому работнику, а не тем, как можно управлять обучением в рамках текущей нагрузки на складе. Практические соображения, например, кто был рядом, насколько тяжелая была рабочая нагрузка, или сколько рабочих было доступно, по-видимому, диктовали выбор обучения. Например, за период наших наблюдений все опытные рабочие (шесть человек, когда мы начали наше исследование) либо ушли, либо были переведены со склада. В результате расстояние между инструктором и обучаемым на практике сузилось до такой степени, что отнесение отдельных работников к той или иной категории стало почти произвольным. Взаимное обучение — каждый помогает другому в том, что он или она знает лучше всего — характеризовало обучение на складе более точно, чем модель «эксперт-новичок».

Неудивительно, что руководители и старшие сотрудники построили свои собственные предположения и «теории» о том, как должно выглядеть обучение. Ничего из этого не было включено в подробный план тренировок. Эти тренировочные допущения представляют собой незарегистрированную форму культурных знаний. Тем не менее, эти взгляды на обучение прочно укоренились в истории и практике компании, и некоторые работники задумываются и ясно говорят о том, каким должно быть обучение, и используют эти взгляды во время обучения.Общая основа единодушного мнения включает общие принципы: обучение вращается вокруг работы, проводится опытными работниками и должно продолжаться более или менее двух недель. Вариации касаются точного характера работы, того, что должно произойти после основного периода обучения, и того, как определить хорошее обучение.

Обучение начинается, как только новый рабочий входит на склад. Когда он закончится, не так однозначно. Испытательный срок для работы составляет 60 дней, но никто не предполагал, что обучение покрывает все это время.Большинство руководителей назвали периодом обучения «две недели», причем предел, очевидно, был установлен на границе потребности нового работника «работать с другим» или способности «работать в одиночку». И все же две недели — это еще не все. Однако даже по прошествии этого периода времени обработчик запасов не считается в полной мере экспертом. По словам одного менеджера, до «точной настройки» работника склада может потребоваться до двух лет. Ясно, что период обучения намного превышает период обучения.

Поскольку обучение проводится без какого-либо письменного описания, то, как оно проводится, в решающей степени зависит от предыстории и взглядов лиц, выступающих в качестве инструкторов.Надзиратели не занимаются обучением рабочих склада, и никто на складе не носит даже вспомогательного звания «тренер». Также очевидно, что два руководителя, наделенных полномочиями принимать решения по обучению, подходят к задаче с разных точек зрения: один с точки зрения того, что необходимо менеджменту в конечном продукте; другой — с точки зрения требований учащегося.

У компании нет специальных учебных материалов, и ни один сотрудник не упомянул о необходимости в таких материалах.У компании нет руководств, описывающих принципы инвентаризации или складских процедур, а также нет инструкций для новых сотрудников по таким темам, как использование компьютера. Новых рабочих не проводят по заводу.

Несмотря на то, что склад состоит из четырех отделов — отгрузочного, приемного, отгрузочного и компонентного — обучение проводится внутри отдела, в который назначается новый работник. Некоторые высокопоставленные сотрудники на складе считают, что от этой практики следует отказаться в пользу перекрестного обучения в четырех отделах.Один руководитель сообщил, что для реализации этого изменения необходимо решение высшего руководства. Неясно, на кого возложена эта ответственность, но тот факт, что надзорный орган не осуществил ее, предполагает, что, несмотря на видимость, некая общая «структура обучения» действует на предприятии в целом и поддерживается «высшим органом власти». . »

Обучение без отрыва от производства на складе этой компании является дополнительным видом деятельности и динамичным построением, в которое входит множество факторов.Эти факторы включают мнение руководителей о том, как обучать и какую свободу действий дать инструкторам; какой уровень менеджмента отвечает за принятие решений и в состоянии реализовать свою «теорию» обучения; состав, текучесть и загруженность персонала; и фоновые факторы, такие как политика профсоюзов и устоявшаяся кадровая практика. Однако чего не происходит, так это того, что тренировочный «план» вводится в действие. Обучение «обретает форму», когда руководители принимают решения на основе исторической практики, личных теорий и прагматических ограничений.

В этой компании ни теории обучения руководителей, ни обучение, которое фактически формируется, не отражают точку зрения высшего руководства на важность интеллектуального понимания современных форм управления запасами. Обучение, за одним, казалось бы, случайным исключением, ассимилируется в текущую рабочую практику, в результате чего обучаемые в первую очередь подвергаются рутинным, «нормальным» рабочим событиям и явно не готовы к решению проблем в контексте системы управления данными.

Социальные аспекты обучения и работы

Подразделения «инструктор-стажер», которые мы назвали «обучающими диадами» (парами), не изолированы от более широкой деятельности на складе, а постоянно взаимодействуют с другими на рабочем месте. Более широкое сообщество работников не изо всех сил помогает в обучении. Работники, которые подходят к обучающей диаде, разговаривают с тренером, а не с учеником. Производство имеет приоритет над обучением. Всякий раз, когда возникает проблема, инструктор уходит от ученика и участвует в обсуждениях с другими по этому поводу, возобновляя свою основную функцию как работника.Стажеры знакомятся с нестандартными, проблемными аспектами работы через такие эпизоды. Ясно, что социальные отношения на работе не реорганизованы, чтобы приспособиться к обучению. Вместо этого обучение встроено в уже существующую систему.

Хотя ученик часто молчаливо участвует в этих взаимодействиях с другими людьми на складе, он или она обычно наблюдает за ними. Поскольку эти взаимодействия касаются работы, учащийся знакомится с педагогически богатым материалом. Эти сеансы устранения неполадок и обсуждения сбоев и проблем позволяют учащимся познакомиться с более интеллектуально сложными аспектами работы на складе, а также с его совместными способами решения проблем.

Сложность производственной среды требует, чтобы работники работали в нескольких областях знаний и практики. В то время как явное обучение затрагивает некоторые из этих областей, более широкий социальный мир, через который потоки информации предоставляет работникам незапланированный, но решающий способ научиться быть работниками и овладеть нестандартными аспектами своей работы.

Различия между работой во время обучения и опытной работой

Один из наших основных выводов заключается в том, что анатомия работы во время обучения разительно отличается от работы на опыте.Для опытных рабочих на этом складе вся деятельность по получению (взвешивание, подсчет, определение местоположения и складирование деталей) является принципом организации работы. С другой стороны, при обучении каждая часть функционирует как объект, вокруг которого организована работа, и действия выполняются последовательно.

Почему все инструкторы применили один и тот же базовый метод обучения, несмотря на различия в личной истории и опыте работы со складами? Эти инструкторы не обучались обучению, а руководящий состав никогда не комментировал тот факт, что работа реорганизована под обучение.Одно из возможных объяснений состоит в том, что организация работы вокруг всей последовательности событий — обработка части от начала до конца — отображает для учащегося функциональную полезность, значение каждого действия компонента.

Может оказаться, что найденная здесь форма реорганизации встречается в других профессиях или на других рабочих местах, где фактическое содержание производства иное. Так или иначе, но мы догадываемся, что реорганизация работы в учебных целях следует за определенными упорядоченными формами. Поскольку работа составляет большую часть учебной программы без отрыва от производства, знания об этих формах и их последствиях важны для повышения эффективности обучения как на рабочих местах, так и в школах.

Коммуникативные аспекты обучения

Работа на складе включает тяжелую лингвистическую составляющую. Тренеры не только работают, но и разговаривают, и ученики тоже. В отличие от исследований в классе, исследования языка с точки зрения его когнитивных, а также социальных функций все еще находятся в зачаточном состоянии. Поскольку исследования воспитательной роли языка на рабочем месте только начинаются, теоретические основы слабы. Соответственно, мы концентрируем наш анализ на формировании вопросов о том, как язык функционирует при обучении на рабочем месте.

В первые часы обучения на рабочем месте инструкторы меньше разговаривают в разговорной речи, чем во время монологов. Когда происходит обмен, его обычно инициируют инструкторы; учащиеся редко задают преподавателям вопросы или делают утверждения. Тренеры не используют классическую модель «учитель» тестирования обучаемых, чтобы узнать, что они знают, задавая вопросы и оценивая ответы. Вместо этого их разговор усыпан междометиями типа «ОК?» и «Верно?», и они дают учащимся возможность поделиться своим пониманием.Эти обмены, кажется, также служат цели поддержания контакта между ними. Разговоры во время этого начального периода обучения инициируются тренером в первую очередь для достижения целей обучения, а не для выполнения работы.

Наибольшее количество разговоров в процессе обучения обеспечивает инструктор, помимо разговоров. Основная характеристика такого рода бесед с преподавателем, в отличие от бесед с преподавателем в классе, заключается в том, что она проводится в контексте деятельности, которую она касается.На уроке математики учитель изучает математику, но не практикует ее. Однако на складе инструктор вовлекает ученика в выполнение рабочих заданий. В той степени, в которой инструктор объясняет работу и делится знаниями о ней, изложение и практика, обучение и выполнение происходят в одной и той же обстановке среди одних и тех же участников.

Это чрезмерное упрощение — думать о «обучении на практике» как о чем-то противоположном «обучению путем слушания и разговора».»Инструкторы включают беседу в учебный процесс и серьезно относятся к своей ответственности за объяснение работы по мере ее выполнения. Поскольку инструкторы не отделяют разговор о складском помещении от деятельности, связанной с фактическим участием в работе, может быть бесполезно думать о словесном экспозиция и практический опыт заменяют друг друга. Хотя в антропологических исследованиях принято противопоставлять «наблюдение» или «опыт» «разговору» в качестве основного способа обучения в внешкольных учреждениях, неясно, как их можно распутать в складское обучение.Наши выводы указывают на необходимость более пристального внимания к механизмам преподавания и обучения на рабочем месте во всех их сложных взаимоотношениях.

Заключение

Обучение без отрыва от производства имеет теоретическое значение, поскольку оно представляет собой форму обучения, которая резко контрастирует со школьным обучением. Учеба в школе отделена от практики. Программы обучения на рабочем месте предлагают множество форматов для соотнесения обучения с практикой, которые вполне могут быть полезны в других условиях, помимо рабочего места.Изучая преподавание и обучение, когда они встроены в работу, мы должны расширить наши представления о социальных процессах и видах деятельности, составляющих образование.

Мы пришли к определенным характеристикам обучения на складе, которые поднимают общие вопросы об обучении на рабочем месте и намекают на возможные улучшения.

Во-первых, хотя высшее руководство подчеркнуло необходимость более высоких навыков, необходимых для новой компьютерной системы, они не изменили практику обучения компании.Ожидалось, что рабочие возьмут на себя новые обязанности без специальной подготовки для них. Тем не менее, обучение, которое «оформилось», позволяет новым работникам оставаться на работе и брать на себя повышенные обязанности. Обучение на складе прагматично измеряет определенный уровень эффективности. Важно отметить, что достигнут такой уровень эффективности:

  • без наложения образовательного критерия приема на работу;
  • с инструкторами со стажем от 13 лет до менее чем двух месяцев; и
  • без каких-либо специальных процедур для ознакомления учащихся с компьютерной системой или для ознакомления их с общими принципами контроля материалов.

Эти обстоятельства позволяют предположить, что даже специальное обучение на рабочем месте является мощной обучающей практикой для начального уровня компетентности.

Во-вторых, хотя инструкторы не обучены обучению, фактически все обучаются, а не просто работают вместе с новичками. Когда мы внимательно посмотрели на то, что происходило между тренерами и учениками, мы обнаружили, что все они выработали определенную форму разделения труда, которая привлекала ученика к практике таким образом, чтобы работа была выполнена; и что инструкторы реорганизовали работу аналогичным образом в учебных целях.Системный подход, в отсутствие какой-либо конкретной учебной программы, предполагает, что способы ознакомления других с знаниями и рабочими процедурами являются коренными в рабочих сообществах. Настройки рабочего места могут содержать образовательные ресурсы со значительным потенциалом.

Наконец, действия, которые называются обучением, в первую очередь включают в себя обычные рабочие процедуры. Учащиеся знакомятся с более сложными аспектами работы случайно, то есть только тогда, когда проблема возникает в ходе рутинной работы.В течение долгого времени новые сотрудники «случайно» сталкиваются с более полным спектром проблем. Но для того, чтобы научиться устранять неполадки, необходимо более полное понимание производственных и компьютерных систем, чем рутинная работа. В той степени, в которой обучение не ускоряет и не способствует такому обучению организованным образом, оно не может считаться полностью эффективным с точки зрения долгосрочного карьерного роста работника, даже если оно может удовлетворить насущные потребности руководства.

Мы привнесли в это исследование теоретическую перспективу теории деятельности.Эта точка зрения помогла нам проанализировать сложные и изменяющиеся отношения потока поведения, предназначенного как для обучения, так и для производства промышленных товаров. Представление работы и обучения как двух разных видов деятельности позволило нам выявить различные взаимосвязи между ними: обычные рабочие задачи были включены в обучение, некоторые аспекты работы были изменены для целей обучения, а работа, не имеющая прямого отношения к обучению, тем не менее, служила целям обучения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *