Копирайт текстов: что это такое и кто такой копирайтер

Содержание

Russia War Crimes

В чем еще вам лгут российские политики

Это не война, это только спецоперация

Война — это вооруженный конфликт, цель которого — навязать свою волю: свергнуть правительство, заставить никогда не вступить в НАТО, отобрать часть территории. Обо всем этом открыто заявляет Владимир Путин в каждом своем обращении. Но от того, что он называет войну спецоперацией, меньше людей не гибнет.

Россия хочет только защитить ЛНР и ДНР

Российская армия обстреливает города во всех областях Украины, ракеты выпускали во Львов, Ивано-Франковск, Луцк и другие города на западе Украины.

На карте Украины вы увидите, что Львов, Ивано-Франковск и Луцк — это больше тысячи километров от ЛНР и ДНР. Это другой конец страны.

Это места попадания ракет 25 февраля. За полтора месяца их стало гораздо больше во всей Украине.

Центр Украины тоже пострадал — только первого апреля российские солдаты вышли из Киевской области. Мы не понимаем, как оккупация сел Киевской области и террор местных жителей могли помочь Донбасу.

Мирных жителей это не коснется

Это касается каждого жителя Украины каждый день.

Тысячам семей пришлось бросить родные города. Снаряды попадают в наши жилые дома.

Это был обычный жилой дом в Тростянце, в Сумской области. За сотни километров от так называемых ЛНР и ДНР.

Тысячи мирных людей ранены или погибли. Подсчитать точные цифры сложно — огромное количество тел все еще под завалами Мариуполя или лежат во дворах небольших сел под Киевом.

Российская армия обстреливает пункты гуманитарной помощи и «зеленые коридоры».

Во время эвакуации мирного населения из Ирпеня семья попала под минометные обстрелы — все погибли.

Среди убитых много детей. Под обстрелы уже попадали детские садики и больницы.

Мы вынуждены ночевать на станциях метро, боясь обвалов наших домов. Украинские женщины рожают детей в метро, подвалах и бомбоубежищах, потому что в роддомы тоже стреляют.

Это груднички, которых вместо теплых кроваток приходится размещать в подвалах. С начала войны Украине родилось больше 15 000 детей. Все они еще ни разу в жизни не видели мирного неба.

В Украине — геноцид русскоязычного народа, а Россия его спасает

В нашей компании работают люди из всех частей Украины: больше всего сотрудников из Харькова, есть ребята из Киева, Днепра, Львова, Кропивницкого и других городов. 99% сотрудников до войны разговаривали только на русском языке. Нас никогда и никак не притесняли.

Но теперь именно русскоязычные города, Харьков, Мариуполь, Россия пытается стереть с лица земли.

Это Мариуполь. В подвалах и бомбоубежищах Мариуполя все еще находятся сто тысяч украинцев. К сожалению, мы не знаем, сколько из них сегодня живы

Украинцы сами в себя стреляют

У каждого украинца сейчас есть брат, коллега, друг или сосед в ЗСУ и территориальной обороне. Мы знаем, что происходит на фронте, из первых уст — от своих родных и близких. Никто не станет стрелять в свой дом и свою семью.

Украина во власти нацистов, и их нужно уничтожить

Наш президент — русскоговорящий еврей. На свободных выборах в 2019 году за него проголосовало три четверти населения Украины.

Как у любой власти, у нас есть оппозиция. Но мы не избавляемся от неугодных, убивая их или пришивая им уголовные дела.

У нас нет места диктатуре, и мы показали это всему миру в 2013 году. Мы не боимся говорить вслух, и нам точно не нужна ваша помощь в этом вопросе.

Украинские семьи потеряли полтора миллиона родных, борясь с нацизмом во время Второй мировой. Мы никогда не выберем нацизм, фашизм или национализм как наш путь. И нам не верится, что вы сами можете всерьез так думать.

Это месть за детей Донбасса

Российские СМИ любят рассказывать о кровожадных украинских детоубийцах. Но «распятый мальчик в трусиках» и «мальчик — мишень для ракет ВСУ» — это легенды, придуманные российскими пропагандистами. Нет ни единого доказательства подобным страшилкам, только истории с государственных российских телеканалов.

Однако допустим, что ваши солдаты верят в эти легенды. Тогда у нас все равно появляется вопрос: зачем, мстя за детей Донбасса, они убивают детей Донбасса?

8 апреля солдаты рф выпустили две ракеты в вокзал Краматорска, где четыре тысячи украинцев ждали эвакуационные поезда. Ракетным ударом российские солдаты убили 57 человек, из которых 5 — дети. Еще 16 детей были ранены. Это дети Донбасса.

На одной из ракет остались остатки надписи «за детей».

Сразу после удара российские СМИ сообщили о выполненном задании, но когда стало известно о количестве жертв — передумали и сказали, что у рф даже нет такого оружия.

Это тоже ложь, вот статья в российских СМИ про учения с комплексом Точка-У. Рядом скриншот из видео с военным парадом, на котором видна Точка-У.

Еще один фейк, который пытались распространить в СМИ: «выпущенная по Краматорску ракета принадлежала ВСУ, это подтверждает ее серийный номер». Прочитайте подробное опровержение этой лжи.

Посмотрите на последствия удара. Кому конкретно из этих людей мстили за детей Донбасса?

создание рекламных текстов и контента сайтов Плеяды

 

Практический семинар

Продолжительность  обучения  8 час

Что такое копирайтинг?

Копирайтинг — это процесс написания оригинальных текстов, продвигающих бизнес, человека, мнение или идею. Эти тексты могут быть использованы как в текстовом, так и аудио- и видео-формате.

Основной целью копирайтинга является убеждающее воздействие на слушателя, зрителя или читателя, а в случае интернет-копирайтинга, и поискового робота совершить нужное действие, например, купить продукт или подписаться под какой-либо точкой зрения, или наоборот, переубедить человека, заставить его не совершать какие-то действия .

Копирайтинг включает в себя написание основного текста, слоганов, заголовков, ключевых фраз, текстов для почтовых рассылок, контента веб-сайтов, сценариев теле- и радио-рекламы, пресс-релизов, официальных документов и т. п. Тексты и идеи копирайтера могут быть использованы для различных носителей информации: в печатной рекламе, каталогах, рекламных стендах, открытках, веб-сайтах, email и т. д.

Чему посвящен тренинг

Копирайтер — не так давно только рекламный специалист, создающий на основе творческого задания (брифа) идеи и концепции тексты для всех видов рекламы. С активным развитием интернета обязанности копирайтеров расширились. Помимо текстов рекламного характера копирайтер разрабатывает тексты для сайтов, призванные привлечь клиентов к ресурсу, компании, услугам.

Задача копирайтера заключается в том, чтобы кратко, доходчиво и образно сформулировать достоинства и преимущества объекта рекламы (будь то товар, услуга или общественное движение) с целью воздействия на мнение и представления потребителя (читателя, слушателя или зрителя) и побуждения его к действию (покупке, подписке, заказу и т. п.).

Задачи, которые стоят перед копирайтером, всегда носят маркетинговый характер. Работа копирайтера включает в себя написание различных рекламных текстов, слоганов, заголовков, подзаголовков для печатной, наружной и Интернет рекламы, сценариев для телевизионной и радио рекламы, пресс-релизов и других рекламных материалов

 Как сделать хороший рекламный текст?
Как привлечь внимание потребителя?
Как лучше донести информацию?
Как сделать так, чтобы потребитель купил Ваш товар?

В результате посещения семинара   участники:

Изучат технологии, методы, приемы создания различных рекламных и PR текстов

В результате выполнения практических заданий отработают на практике полученные знания
Получат советы по повышению эффективности своих рекламных текстов от профессионалов
 

Программа обучения

  1. Копирайтинг для специалистов по рекламе компаний и для профессионалов 
  1. Копирайтинг в рекламе.
  • Функции копирайтинга, типы рекламного сообщения
  • Целевая аудитория и методы воздействия на нее
  • Творческая концепция в рекламе
  • Разновидности печатной рекламы в печатных и электронных СМИ, в Интернете
  1. Правила и этапы подготовки эффективного текста:
    Заголовок. Подзаголовок
  • Структура . Схема
  • Тема
  • Слоган.логотип
  • Рисунок
  • Вид подачи материала
  1. Рекламный текст
  • Разновидности стилей рекламных текстов
  • Особенности составления рекламного текста
  • Плохие и хорошие слова для рекламы
  • 5. Психологическое воздействие рекламных текстов. Манипуляции в рекламе
  • Мастер-класс по созданию эффективных работающих текстов
  1. Рекламные письма и листовки
  • С чего начать письмо и как его закончить
  • Какой должна быть бумага (бланк) и конверт для обычных писем
  • Как располагать текст на листе: поля, размеры шрифта
  • Как «довести до кондиции» готовый текст
  • Эффективные формулировки, клише для рекламных писем
  1. Копирайтинг в PR. Письменные коммуникации. Копирайт-сопровождение PR и информационных кампаний  
  • PR тексты, виды, требования, правила написания
  • Стили написания PR текстов
  • Составление пресс-пакета для журналистов (Письмо в редакцию. Приглашение. Заявление для СМИ).
  • Написание PR-материалов для размещения в СМИ (Пресс-релизы, информационные справки, базовые статьи).

    — информационный повод (отличие информации от рекламы).

    — структура пресс-релиза. Заголовок и первый абзац – ключи к успеху.

    — написание проформ пресс-релизов с применением различных  подходов и с учетом формата издания (деловой, политический, женский, молодежный,  досуговый или отраслевой  журнал) в зависимости от интересов аудитории

    — прорисовка «фона» для подготовленных проформ пресс-релизов

    — подготовка досье компании, 

    — перевод базового новостного сообщения в различные форматы для разных целевых аудиторий ,

    — основные ошибки написания тестов пресс-релизов.

    — методика рассылки пресс-релизов

  • Подготовка к печати информационных бюллетеней (Newsletters), буклетов и брошюр;
  • Издание внутрикорпоративных материалов — газет, журналов и т.д.;
  • Ведение рубрик в изданиях и многое другое.

  8.  Коммерческий текст.

  • Подготовка текстов для презентаций, бизнес-предложений, писем
  • Копирайтинг в Promotion
  • Стимулирование сбыта :Выставки. Ярмарки. Прямые продажи. Спонсорство и др.  

    9.Основы спичрайтинга.  Спичрайт — составление тезисов выступлений, речей и официальных писем руководителей. 

10.Основы SEO-копирайтинга. Разработка и написание контентов для интернет сайтов; Текстовая оптимизация контента сайтов.

11. Написание копирайтерами поздравительных адресов в прозе и стихах  

12.Рерайт — переписывание чужого текста (текста заказчика), без ущерба для содержания.

Запись on-line на семинар для физических лиц | Заявка на проведение семинара для юридических лиц 

            Все курсы и семинары по маркетингу, рекламе, брендингу , PR

 

Если Вы зарегистрируетесь на обучение посредством on line -формы, Вы станете участником розыгрыша «ПРИЗ МЕСЯЦА»

 Google Мы в Google+ — — — — —

как наверняка добить аудиторию с помощью некачественных текстов

Все владельцы сайтов хотят публиковать качественный контент. При этом тексты должны быть хорошими как для пользователей, так и для поисковых систем. Проблема в том, что написание качественных текстов — процесс энерго- и ресурсозатратный: он требует финансовых инвестиций со стороны владельца ресурса, а также затрат времени, энергии ци или как там называется ситуация, когда человек пишет с душой, от души, креативно, нетривиально. Что делать, если ресурсы ограничены? Например, как предпринимателю от сохи, недавно создавшему сайт, выиграть конкуренцию за трафик у монстров цифрового пространства, для которых пишут лауреаты литературных премий и гуру копирайтинга?

Выход есть, не сомневайтесь. Воспользуйтесь черным копирайтингом: публикуйте некачественные тексты, замаскированные под качественный контент. Это сэкономит вам ресурсы, а также принесет результат, хоть никто не знает, как его мерить. Какие тексты можно использовать в рамках стратегии черного копирайтинга? Читайте ниже.

Что такое черный копирайтинг и некачественные тексты

Давайте разберемся с понятиями «некачественные тексты» и «черный копирайтинг». Оставьте в покое совсем плохой контент с десятками орфографических, пунктуационных и логических ошибок, отсутствием смысла и искаженными фактами. Также не вспоминайте про так называемые «сео-тексты». С таким контентом все понятно, почти все его без труда узнают. В этой статье речь пойдет о текстах, которые Денис Савельев назвал {gовно}контентом. Есть более съедобная аналогия: это магазинный полуфабрикат, упакованный в бумагу с логотипом крутого ресторана и проданный по цене кулинарного шедевра.

Теперь о черном копирайтинге. Не путайте его с черным пиаром: дискредитацией продукта, идеи, личности в глазах потребителей. Здесь термин «черный копирайтинг» используется в контексте создания некачественного контента с претензией на Пулитцеровскую премию или «Русский Букер».

Запомните важную деталь: по-настоящему черный копирайтинг можно использовать только неосознанно. Что это значит? Представьте, что руководите строительной компанией. Ну, ремонты в квартирах делаете и все такое. Сотни ваших конкурентов привлекают клиентов в интернете. Вы не хотите отставать, поэтому создаете сайт и нанимаете на бирже копирайтера.

Полезные сервисы и расширения для работы с текстом

Вы прекрасно понимаете, что ремонтируете квартиры так же, как ваши конкуренты. Конечно, есть небольшие преимущества. Например, вы нашли ребят, которые во время работы слушают музыку 80-х, а не шансон, чему радуются заказчики и их соседи. А в остальном все как у конкурентов: цена услуг, поставщик стройматериалов, сроки. По сути, вам нечем хвастаться в интернете. Вы просто добросовестно пашете.

Привлекать клиентов вы хотите с помощью контекстной рекламы. Посетителей сайта планируете встречать достойно, поэтому находите на бирже копирайтера. В техническом задании объясняете, что вам нужны хорошие тексты. Чтобы не такая гадость, как у конкурентов, пишущих про «ремонт квартир в Москве недорого». Но и чего-то сверхъестественного вам не нужно. В конце концов, тексты в интернете мало кто читает. Все равно клиенты позвонят вашим сейлзам, а они кого угодно уговорят.

Короче говоря, вы получаете нормальные материалы: без ошибок, уникальные, слегка продающие, чуть-чуть необычные. Конечно, в них нет ничего нового. Точнее, вы даже где-то видели что-то похожее. Нормальные тексты, одним словом: укладываются в общепринятое представление о норме.

Узнаете себя в этой ситуации? Так вот, это не черный копирайтинг. Вы осознанно заказали, а копирайтер осознанно создал обычный текст. Тот самый, который мало кто читает. Настоящий черный копирайтинг начинается, когда владелец сайта, решивший, что он познал истину, встречается с копирайтером, который только что пережил сатори.

Хотите более понятный пример? Представьте себя владельцем крутого бизнеса. Здесь без стеба. Вы — такой себе селф-мейд-мен: начинали с нуля, падали и поднимались, учились самостоятельно, послав к едрене фене традиционную систему образования. Вы отлично разбираетесь в своем деле: строительстве, оптовой и розничной торговле или, например, в производстве металлоконструкций. И абсолютно искренне думаете, что благодаря своей интуиции, деловой хватке, опыту ведения дел в 90-е и личному обаянию можете так же хорошо разобраться во всем остальном. Например, в интернет-маркетинге.

Вы понимаете, что на текстах экономить не стоит. Поэтому находите лучшего копирайтера. Нет, не на бирже, биржи — это для нищебродов. Только в топе «Яндекса». Волею судеб вы натыкаетесь на настоящего профессионала, который шагу не ступит без цитаты Огилви.

Ваш копирайтер стал лучшим после прочтения нескольких книг известных авторов, изучения купленного на диске курса НЛП и посещения нескольких тренингов и конференций. Книги и тренинги не прошли даром: специалист научился крутить понты. Он на самом деле пишет нормальные, даже хорошие тексты. Те самые, укладывающиеся в представление о норме. Но сам себя он считает достойным наследником и продолжателем дела Лео Барнетта.

Лео Барнетт — известный американский копирайтер и маркетолог. Это он придумал «ковбойскую» рекламу известной марки сигарет.

Как будут покорять аудиторию хороший бизнесмен, не разбирающийся в интернет-маркетинге, и обычный человек, осознавший себя наследником великих коммерческих авторов прошлого и настоящего? Вы будете создавать и публиковать некачественный контент разного типа.

Тип № 1: контент с низкой добавленной стоимостью

Это очень распространенный тип некачественного контента, замаскированного под качественный. К его характерным особенностям относятся:

  • Уникальность 100 % по Advego Plagiatus.
  • Практически полное отсутствие ошибок.
  • Читабельность, наличие иллюстраций.
  • Нередко тексты этого типа кажутся оригинальными и необычными, что является следствием креативности автора.
  • Использование отраслевой терминологии и сленга. Продвинутые авторы вставляют в текст умные слова аккуратно, чтобы сохранить доступность материала.

Одним словом, придраться к такому контенту сложно. В чем тогда проблема, какой еще добавленной стоимости не хватает в тексте? Чтобы понять это, понадобится определение.

Представьте завод, который занимается крупноузловой сборкой автомобилей. Грубо говоря, предприятие покупает колеса в Германии, а кузова в Китае. Стоимость прикручивания колес к кузовам — это та самая добавленная стоимость, которую создает завод.

В случае с текстами добавленная стоимость создается в голове автора. Как это происходит? Представьте, что вам нужен обзор «Как ухаживать за опасной бритвой».

Ваш копирайтер может сделать рерайт чужого гайда. Будет ли в тексте добавленная стоимость? Да, так как специалист уникализировал текст. И это вся добавленная стоимость. Копирайтер может прочитать тройку-пяток обзоров и сделать компиляцию. Структура нового обзора будет отличаться от источников, но новизны в нем не будет. Фактически, вы получите продвинутый рерайт. Здесь уже больше добавленной стоимости, правда? Часто владельцам сайтов и читателям большего и не надо: была бы вся информация собрана на одной странице, да «Плагиатус» показывал бы заветные 100%.

Идем дальше. Представьте, что автор глубоко погрузился в тему: изучил доступную информацию в рунете и буржунете, пообщался на форумах и в соцсетях с ценителями традиционного бритья, обсудил нюансы со специалистами, переосмыслил данные и самостоятельно сделал выводы. Теперь вы получите реально крутой гайд, правда? Здесь будет высокая добавленная стоимость, так как автор интериоризировал информацию и теперь очень хорошо понимает, о чем пишет. Можно ли получить больше? Да, если вам повезет. Представьте, что нашли копирайтера, который принципиально и с удовольствием бреется опасной бритвой. Он не только глубоко погрузится в тему и творчески переработает информацию, но и добавит в текст собственный опыт. Теперь добавленную стоимость можно грузить в самосвалы.

Если вы выбрали стратегию черного копирайтинга, не тратьте время на глубину погружения и прочую ерунду. Попросите копирайтера сконцентрироваться на внешних признаках качества теста: уникальности по «плагиатусам», отсутствию ошибок, витиеватости и цветистости речи. Красивых и умных слов пусть вставляет побольше, одним словом. Какой результат считать хорошим?

Сравните три веб-страницы, посвященные атопическому дерматиту:

Если вы используете черный копирайтинг, выбирайте вариант из женского журнала. Не обращайте внимания на небольшие неточности. Во-первых, как не ошибиться, когда пишешь о таком странном заболевании. Во-вторых, такие ошибки не каждый заметит. В-третьих, они не угрожают жизни и здоровью читателя.

За вычетом несущественных ошибок, до которых есть дело только специалистам и очень придирчивым читателям, общая информация о болезни изложена точно. Что касается поверхностности, то это сделано для экономии времени представительниц целевой аудитории.

Зато в статье абсолютно верно указаны основные способы лечения атопического дерматита. Что еще нужно человеку, который вбивает в поисковую строку запрос «как лечить атопический дерматит»?

Избегайте обзоров, подобных тексту на сайте об атопическом дерматите. Здесь все слишком подробно, неудобно и без иллюстраций. Тем более гоните в шею копирайтера, если он пишет, как автор поста о болезни на форуме «Русского медицинского сервера». Здесь вообще ужас: орфографические и пунктуационные ошибки, проблемы с читабельностью, все как-то не по-копирайтерски, и мало чего там на форумах говорят. Наверное, врач писал, у них у всех почерк плохой.

На всякий случай: текст с форума «Русского медицинского сервера» самый ценный, хоть это и непрофессиональный перевод. Его сделали врачи-дерматологи, которые каждый день лечат пациентов с атопическим дерматитом. При подготовке текста они наверняка учли собственный клинический опыт. Текст с сайта об атопическом дерматите также имеет высокую добавленную стоимость. Автор глубоко погрузился в тему. С высокой долей вероятности он сталкивался с описанной медицинской проблемой. Это помогло ему точно расставить акценты при подготовке текста. Обзор с женского сайта? Хотелось бы больше добавленной стоимости.

Тип № 2: продающий контент

Это любимый многими тип некачественного контента. Его можно узнать по таким признакам:

  • Зашкаливающая креативность.
  • Максимальная убедительность.
  • Почти незаметная манипулятивность.
  • Навязчивость и агрессивность.
  • Высокая конверсия.

Не тексты, а песня — только приземляется посетитель на сайт, как тут же понимает, что ему нужна именно эта двуспальная кровать, так как ее разрабатывали опытные дизайнеры с учетом передового мирового опыта.

Когда будете объяснять копирайтеру, какой текст вам нужен, покажите ему несколько примеров.

Выбирайте авторов, умеющих тонко манипулировать аудиторией. Обратите внимание на этот шедевр копирайтинга:

Авторы инфопродукта продают пациенту лечение варикозного расширения вен без операций. Тонкая и почти незаметная манипуляция людьми, которые еще не дошли до флеболога. Или побывали на приеме, но не поверили врачу.

Предпочитайте убеждающие тексты. Разве кто-то будет сомневаться, прочитав текст на иллюстрации?

Продавайте агрессивно. И пусть пациент заказывает товар прямо сейчас. Иначе он дочитает до конца страницы, узнает состав крема и поймет, что ему предлагают средство с экстрактом каштана и антикоагулянтом. Крема и гели с этими веществами продаются в любой аптеке.  

Ваша цель — продавать. Не беда, что вы используете недостоверную информацию, манипулируете клиентами, агрессивно навязываете им продукты. Вам надо продавать холодной аудитории, так как покупатели второй раз к вам не возвращаются. А разве можно делать холодные продажи без агрессии? Нет. Поэтому навязчивые и манипулятивные тексты, созданные в рамках стратегии черного копирайтинга, отлично вам подходит.

Не верите? Посмотрите на текст на странице сайта клиники, специализирующейся на лечении варикозной болезни. Какое-то скучное объяснение, никаких волшебных таблеток не предлагают, а главное, собираются лечить людей оперативными методами. Разве они продадут операции, когда есть чудодейственные крема?

Для справки: с точки зрения доказательной медицины существует один способ лечения варикозной болезни — оперативный. Доказанной эффективностью обладает компрессионный трикотаж, который используют для предупреждения осложнений до того момента, когда пациент решится на операцию. Практически отсутствуют валидные исследования, подтверждающие эффективность пероральных флеботоников («таблеток от варикоза»). Врачи, придерживающиеся стандартов доказательной медицины, считают местные средства лечения (крема, мази) неэффективными.

Лучший пример настоящего продающего текста — это спокойное информирование на сайте клиники. Автор коротко рассказывает о болезни и способах ее лечения. Обратите внимание, здесь есть действительно тонкая манипуляция, которую мало кто заметит: склеротерапия и лазерная коагуляция противопоставляются оперативному вмешательству. На самом деле они тоже относятся к хирургическим способам лечения, однако выполняются в амбулаторных условиях под местным наркозом.

Человек, который заботится о своем здоровье и думает о кошельке, вряд ли сделает ставку на чудо-приборы, таблетки и крема. Даже если он купит волшебную мазь один раз, то второй раз за ней не вернется. Чего в таком случае стоят агрессивные продающие тексты?

Впрочем, все зависит от бизнес-стратегии. Это уже без привязки к варикозной болезни. Если вы хотите продавать, используйте продающие тексты. Если вы хотите, чтобы у вас покупали, информируйте аудиторию: предоставляйте ей актуальные и достоверные сведения экспертного уровня.

Тип № 3: контент без экспертизы

По сути, это разновидность контента с низкой добавленной стоимостью. Однако для простоты восприятия тексты без экспертизы лучше рассматривать отдельно. Вот их признаки:

  • Искаженные факты.
  • Ошибочная трактовка достоверной информации.
  • Неверные, бесполезные, опасные рекомендации читателям.
  • Поверхностность.

Представьте, что вы создаете медицинский сайт. Оценивая потребность аудитории в информации, вы видите следующее:

Вы даете задание копирайтеру, который после изучения доступной информации готовит вам материал, похожий на следующие:

Смело публикуйте полученный текст. Во-первых, запрос «чистка печени» популярен среди аудитории, поэтому при удачном стечении обстоятельств вы получите трафик. Во-вторых, если копирайтер детально описал разные способы «чистки», то читатели будут вам благодарны. В-третьих, можно и самому попробовать, а то все эти корпоративы и деловые встречи здоровье подрывают.

На самом деле текст с описанием способов чистки печени только навредит вашему ресурсу, но это еще полбеды. Он может навредить вашей аудитории, о чем ниже. На вашем сайте могут быть десятки полезных статей с точной информацией. Но представьте реакцию внимательного к своему здоровью и думающего читателя, если он встретит на нем хотя бы один такой материал:

Или вот такой:

Реакция будет простой и однозначной: пользователь перестанет доверять вашему ресурсу. Почему? Все просто: чистки печени не существует. Некоторые люди называют этим немедицинским термином тюбаж. Здесь нужно понимать два момента. Во-первых, опорожнение желчного пузыря не имеет отношения к удалению неких шлаков и токсинов из печени. Во-вторых, это медицинская процедура, которую выполняют по показаниям. При осложнениях пациент может оказаться на операционном столе. Слово специалистам с форума «Русского медицинского сервера»:

Более радикальное мнение:

Тип № 4: оторванные от практики тексты

Это еще одна разновидность контента с низкой добавленной стоимостью, которую необходимо выделить в отдельный тип. Ему соответствуют такие признаки:

  • Качественное и подробное теоретическое описание.
  • Оперирование информацией из заслуживающих доверия источников.
  • Неточности в описании практической части и рекомендациях, которые могут негативно повлиять на опыт читателя.

Представьте, что ваш автор написал для сайта статью о сердечно-легочной реанимации. Она выглядит примерно так:

Смело публикуйте текст, если он похож на предложенные примеры. В них хорошо описана теория сердечно-легочной реанимации. Не беспокойтесь о неточностях в описании практической части. Во-первых, их не заметят не только неспециалисты, но и некоторые медики. Во-вторых, эти неточности едва ли негативно повлияют на опыт читателей.

Смотрите сами: большинство представителей целевой аудитории никогда не столкнется с необходимостью проводить сердечно-легочную реанимацию. Кроме того, шансы на успешную реанимацию невелики, даже если помощь оказывают профессионалы в условиях стационара. Поэтому публикуйте текст, занимайте верхние позиции в выдаче и привлекайте трафик.

Очевидно, предложенные в качестве примеров тексты можно назвать качественными. Неточности в описании практической части можно было бы не заметить, если бы не гипотетическая цена ошибки. Обратите внимание на иллюстрацию:

В тексте справедливо сказано, что спустя несколько минут после наступления клинической смерти в организме развиваются необратимые изменения. Это значит, что у спасателя очень мало времени на оказание помощи. Для диагностики клинической смерти достаточно трех признаков: отсутствия сознания, дыхания и кровообращения. При их наличии не стоит тратить время на проверку ширины зрачка и наличия рефлексов. Кстати, не все знают, что такое корнеальный рефлекс. Ну, а «вид трупа» при определенных обстоятельствах может иметь живой и вполне здоровый человек.

Цена неточности в тексте измеряется в десятках секунд, которые могут стать роковыми для пациента в состоянии клинической смерти. Похожие ошибки диагностики есть в двух оставшихся примерах описания сердечно-легочной реанимации.

Обратите внимание, тексты этого типа не стоит однозначно называть некачественными. Просто в данном случае цена неточности теоретически может быть очень высокой. Значит ли это, что писать тексты о сердечно-легочной реанимации может только врач-анестезиолог? Нет. Значит ли это, что все материалы на эту тему должны проверять медики? Было бы хорошо, но, во-первых, это нереально, а во-вторых, неточности все равно останутся. А если отвлечься от медицины: нужно ли, чтобы тематические тексты проверяли узкие специалисты? Например, чтобы автоэлектрики редактировали тексты о ремонте системы зажигания, финансисты проверяли достоверность рекомендаций по планированию семейного бюджета, а строители вычитывали статьи о ремонте крыш? Этот вопрос выносится на обсуждение.

Почему стратегия черного копирайтинга оправдана

Да, это правда: замаскированные под качественный контент тексты-полуфабрикаты занимают верхние позиции в выдаче, привлекают и конвертируют трафик и удовлетворяют аудиторию и владельцев сайтов. Почему так происходит? Этот вопрос входит в разряд философских, а не практических. Вы с таким же успехом можете спросить, почему большинство людей смотрит сериалы по телеку, а не читает Шолохова и Шукшина. Но некоторые ответы на него могут пригодиться вам в практической деятельности.

Некачественные тексты, замаскированные под качественные, работают, так как:

  • В нашем мире коммерческого успеха часто добиваются те, кто громче кричит и сильнее бьет себя кулаком в грудь. Вы же слышали про «хороший понт дороже денег», правда? Этим как минимум частично можно объяснить эффективность так называемых продающих текстов. Аудитория клюет на узнаваемость и харизму брендов, рейтинги и отзывы, престижность и высокую цену. Люди позволяют манипулировать собой, в результате чего превращаются в пассивного покупателя, которому активный продавец что-то втюхивает.
  • Бизнес-модель продавца предполагает намеренный обман потребителей. В этом случае в текстах присутствуют грубые манипуляции, искажение фактов, софизмы. Самый простой пример — продажа волшебных пилюль и приборов дедушкам и бабушкам, которые тратят последние деньги, чтобы вернуть молодость.
  • В некоторых случаях аудитория не может отличить качественный текст от некачественного. Даже не так. Иногда читатели осознанно или неосознанно принимают плохой контент за хороший. Это объясняется разными причинами: отсутствием специальных знаний у целевой аудитории, доверчивостью читателей, невозможностью проверить факты и рекомендации.
  • Алгоритмы поисковых систем все еще далеки от совершенства. Да, сегодня вы не попадете в топ выдачи, напичкав текст ключевыми фразами. Да, поисковики следят за поведенческими факторами, что позволяет косвенно оценить качество контента. Но как быть с топами поисковиков по запросу «чистка печени»? Если бы поисковые системы умели определять качественный контент, на первых позициях по этому ключу ранжировались бы статьи с названиями «В медицине нет понятия чистка печени» или «Из-за так называемой чистки печени вы можете оказаться на столе у хирурга».

Кстати, по запросу «Как уколоться героином» поисковик все-таки выдает не пошаговые инструкции, а отрезвляющий контент. Значит, все-таки может?

  • Пользователи ходят на сайты не за контентом, а за решением проблем. Представьте человека, который вводит в поисковую строку запрос «как быстро набрать мышечную массу». Он не станет читать о вреде анаболических стероидов, правда? Многим людям не хватает времени и терпения, чтобы изучить информацию о продукте, который они покупают. Это нормально, когда человек приобретает спички. Но многие люди почему-то не хотят тратить время на поиск данных о достаточно дорогих продуктах. 

Если хотите, эффективность некачественных текстов можно объяснить так. Во-первых, аудитория сама создает на них спрос. Людей удовлетворяет контент-полуфабрикат. Это справедливо не только для интернета. Во-вторых, спрос на действительно качественный контент практически отсутствует. В таком случае, зачем изобретать велосипед? Черный копирайтинг работает, поэтому смело его используйте.

Вместо заключения, или Шутки в сторону

Вы наверняка все поняли, но пояснения все-таки необходимы. «Текстерра» ни в коем случае не рекомендует использовать некачественные тексты и черный копирайтинг. Эта статья необычным способом показывает, какие тексты вам больше не нужны, если вы работаете с прицелом на долгосрочную перспективу. Да, в настоящее время некачественные тексты, замаскированные под качественные, еще работают. Но ситуация меняется: алгоритмы поисковиков совершенствуются, дальновидные бизнесмены отказываются от сиюминутной выгоды ради долгосрочных отношений с потребителями, люди умнеют и становятся мудрее. Правда ведь?

И еще один момент. В статье изложено личное мнение автора. Приведенные примеры веб-страниц используются в информационных и дидактических целях. 

Копирайтинг для интерфейсов: типы текста для веб-продуктов и мобильных приложений

Алеся Виноградова, менеджер социальных сетей и копирайтер, перевела для блога Нетологии статью диджитал-агентства Tubik Studio о том, какие типы текста встречаются в интерфейсах.

Для создания хорошего пользовательского интерфейса одинаково важны как визуальные компоненты, так и текст. И это необязательно большие текстовые блоки на сайтах или подробные посты в блогах. В этой статье мы на примерах разобрали основные виды текстов для пользовательских интерфейсов.

Что такое UI-копирайтинг?

Копирайтинг для веб-интерфейсов и мобильных приложений предполагает создание текстового контента больших и малых объёмов. В интерфейсе каждое слово — это важная часть дизайнерского макета, так как играет свою роль во взаимодействии пользователя с продуктом. Эту работу также можно назвать UX-писательством или UX-копирайтингом, так как текст для интерфейсов всегда основывается на пользовательском опыте (user experience, UX).

Программа обучения: «UX-аналитика: исследования пользователей и здравый смысл»

Правильный контент улучшает приложения и веб-сайты, делая их удобнее — это подталкивает людей больше взаимодействовать с интерфейсом.

Чтобы писать качественные тексты для интерфейсов, дизайнеру необходимо получить дополнительные навыки и знания, потому что это не так легко, как кажется.

В статье расскажем про различия в типах текстов для интерфейсов и поделимся советами по их созданию.

Посадочная страница с разными видами текста

Читать ещё: «10 навыков успешного UX-дизайнера»

Информационный текст

Заголовок

Заголовок — это слово или фраза, которое пользователи видят первым в любом интерфейсе. Заголовки содержат в себе ключевую информацию страницы, они должны быть запоминающимися и короткими, чтобы быстро привлекать внимание. Результаты исследования, опубликованного платформой Buffer, показали, что идеальная длина заголовка — 6 слов.

Помимо размера, крайне важную роль в заголовке играет смысл. Его задача не только привлечь внимание, но и проинформировать пользователей о содержимом страницы или экрана. Для усиления смысла полезно подкреплять заголовок визуальными элементами, например, фотографиями.

Подзаголовок

Подзаголовок — это одно или несколько небольших предложений, помогающих читателю быстро понять, насколько ему интересна тема. В то время как заголовок содержит только основную мысль, в подзаголовке раскрываются ключевые идеи разделов страницы.

Для создания визуальной иерархии, подзаголовки должны быть меньше заголовков, но больше, чем основной текст на странице — выберите подходящий кегль и выделите подзаголовки жирным. В этом случае даже беглый просмотр позволит читателю «зацепиться» взглядом и понять основной посыл текста.

Заголовки и подзаголовки оформлены разными шрифтами и кеглем для лучшей визуальной иерархии

Основной текст

Это текст с описанием продукта или любой другой ключевой информацией — то, к чему ведёт смысловая подводка от заголовка и подзаголовка. Традиционно основной текст оформляют небольшим тонким шрифтом, иногда добавляя курсив для визуального контраста с заголовками.

Что касается объёма текста — здесь нет строгих канонов.

Одни авторы утверждают, что длинные тексты серьёзнее и информативнее, другие считают, что только короткий текст реально работает, поскольку пользователи не хотят много читать. Обе точки зрения верны лишь отчасти, поскольку размер текста определяют его задачи и целевая аудитория. У пользователей очень разные цели и предпочтения, которые решают веб-ресурсы и мобильные приложения с разным интерфейсом и объёмом текста.

Короткий текст будет уместен в пользовательском интерфейсе мобильных приложений и лендингов, где информацию нужно передать сжато и чётко. К тому же мобильные интерфейсы ограничены в пространстве, для полотен текста здесь просто нет места.

Длинный текст подойдёт, когда пользователям нужна подробная информация по конкретной теме или для презентации нового продукта, где нужно максимально раскрыть его свойства и преимущества.

Читать ещё: «7 способов рассказать хорошую историю с помощью дизайна»

Блок с основным текстом оформлен маленьким курсивным шрифтом

Текст для элементов интерфейса  

Подпись к фото

Подпись — это короткий текст с описанием иллюстрации, к которой он относится. Хорошая подпись содержит точные данные, помогающие пользователям понять, что они видят на изображении. При этом важно, чтобы подпись содержала в себе новую информацию, а не транслировала очевидные вещи, которые и так видны на фото. Выберите тон подписи, соответствующий специфике целевой аудитории, и не забывайте указывать автора, если вы используете материалы из других источников.

В веб-интерфейсах для подписей используются небольшие, часто курсивные шрифты, в мобильных интерфейсах размер шрифтов зависит от размера изображения.

Пример подписи к фото

Кнопка призыва к действию — CTA-кнопка

Текст для такой кнопки должен сообщать, что произойдёт после нажатия на неё. Он должен быть коротким, в 1−2 слова, чтобы быстро привлекать внимание пользователей и побуждать их к действию. Несколько правильно подобранных слов работают лучше, чем целая фраза. Кроме того, кнопка должна выделяться среди других элементов страницы. Для этого используйте яркие цвета и делайте кнопки крупными.

Призыв к действию меняется в зависимости от содержания страницы

Читать ещё: «Интерфейс завтрашнего дня: простой и дружелюбный»

Оповещение

Оповещения — это короткие сообщения, которые информируют пользователя о текущих действиях на сайте. Текст оповещения должен быть коротким, понятным и содержать только важную информацию, чтобы быть полезным и не раздражать пользователей. В оповещении важно подобрать правильный тон обращения, который будет соответствовать общему образу бренда.

Пример короткого выпадающего оповещения

Уведомление об ошибке

Ошибки — неизбежная часть цифровой системы. В случае любых сбоев нужно обязательно предоставить пользователю информацию о том, что произошло и что делать дальше.

Сообщение об ошибке — это короткий текст, который появляется, если что-то пошло не так. Чтобы пользователи легко определяли проблему и свои дальнейшие действия, сделайте текст сообщения понятным и практичным. Старайтесь быть вежливым и дружелюбным, чтобы люди не нервничали из-за возникшей проблемы. Капля юмора поможет сбить градус раздражения, однако шутки нужно подбирать аккуратно, чтобы они точно были к месту и понятны пользователю.

Чтобы повысить эффективность сообщения об ошибке, стоит разместить его рядом с элементом интерфейса,с которым оно связано.

Красиво оформленное уведомление об ошибке 404

Текст для онбординга

Онбординг часто используют для того, чтобы помочь пользователю ознакомиться с продуктом. Как правило, страница появляется при первом запуске сайта и знакомит пользователей с новыми функциями и элементами управления. С помощью онбординга также можно повысить мотивацию пользователя пользоваться продуктом постоянно.

Текст онбординга обычно короткий, но ёмкий, и содержит описание преимуществ продукта. Основная задача такого текста — вовлечение пользователей. Поэтому тексты содержат только ключевые неочевидные советы. В текстах для онбординга лучше использовать повелительное наклонение, чтобы сократить количество «воды».

Онбординг в приложении для путешественников

Текст меню

Меню — это базовый компонент навигации любого пользовательского интерфейса. Меню различаются по типу размещения (боковые меню, меню в шапке или подвале сайта), по внешнему виду и способам взаимодействия (выпадающие, выезжающие снизу или сбоку).

Несмотря на то что существуют разные типы меню, для каждого из них требуется текст — краткий перечень односложных команд «отправить», «сохранить» или «загрузить», которые отмечают доступные для пользователя действия. В случае, если меню — это список категорий контента и разделов страницы, для более понятной навигации в названиях пунктов используются существительные.

Блок меню в мобильном приложении

Всплывающая подсказка

Подсказки — это ярлыки, возникающие при наведении или касании элемента интерфейса. Их задача — предоставить краткую информацию о назначении компонентов сайта.

Так как они выполняют функцию полезной инструкции, а не отвлекающего сообщения, для текста всплывающих подсказок также часто используется повелительное наклонение, чтобы не отвлекать пользователя. Практика показывает, что короткие подсказки работают лучше, поэтому рекомендуем сократить количество символов до 150. Если текст невозможно сократить, разделите его на несколько ярлыков.

Читать ещё: «Инструменты для сценаристов, копирайтеров и переводчиков»

Информационная рассылка

Информационные письма уведомляют о текущем состоянии продукта и аккаунта пользователя. Например, напоминают активировать аккаунт или рассказывают про обновления приложения.

Такие письма можно разделить на несколько типов.

  • Письмо активации — автоматическая рассылка для проверки адреса электронной почты при регистрации пользователя. Такие письма обычно состоят из короткого приветствия и активной ссылки на учётную запись.
  • Приветственное сообщение — следующий этап взаимодействия с пользователем после регистрации. Помимо приветствия, такие письма содержат основную информацию об условиях использования продукта и краткое перечисление его преимуществ.
  • Уведомления безопасности — это сообщения о любой подозрительной активности в учётной записи пользователя: смена логина и пароля, добавление или изменение личных данных, вход с неизвестных устройств. Такие письма помогают защитить учётные записи пользователей.

Письма в информационной рассылке о продукте должны:

  • иметь чёткий заголовок, чтобы пользователи не пропустили важное уведомление;
  • содержать цель письма и инструкцию к дальнейшим действиям для пользователя;
  • обращаться к пользователю по имени, чтобы подчеркнуть важность письма;
  • иметь тон коммуникации, основанный на исследованиях пользователей.

Текст — это важный элемент цепочки взаимодействий в пользовательском интерфейсе. Каждое слово должно быть тщательно подобрано, чтобы соответствовать общей концепции дизайна и положительному опыту использования продукта.

Мнение автора и редакции может не совпадать. Хотите написать колонку для «Нетологии»? Читайте наши условия публикации. Чтобы быть в курсе всех новостей и читать новые статьи, присоединяйтесь к Телеграм-каналу Нетологии.

Копирайтинг в Екатеринбурге

Копирайтинг – эффективные продающие тексты и SEO-статьи для сайта на заказ – подойдут клиентам, которые планируют выпустить презентационный буклет, брошюру, корпоративный каталог, сделать качественный сайт и наполнить его уникальным контентом, начать рекламную кампанию, но при этом не хотят тратить своё время на создание текстов или попросту не умеют ясно и складно выражать свои мысли.

Квалифицированные копирайтеры студии «Лацерта» (г. Екатеринбург) не просто создают сильные художественные композиции, красиво и правильно излагают информацию. С помощью продающего текста, написанного по законам маркетинга, психологии, риторики и других дисциплин, они помогают клиентам выгодно позиционировать различные товары, услуги, завоёвывать всё большее пространство рынка, следовательно – усиливать конкурентоспособность.

Наши копирайтеры – специалисты с высшим филологическим образованием, огромным опытом редактирования и написания статей различной тематики, а также собственных книг. Они великолепно ориентируются в требованиях, которые предъявляет Интернет к работе с текстом.

Заказывая копирайтинг нашим специалистам, вы можете быть уверены в том, что на вашем сайте, в буклете, каталоге и т. д. будет представлен эксклюзивный и качественный материал, яркие, запоминающиеся статьи безупречной грамотности и стиля.

Мы генерируем полезный контент для сайтов и оказываем полноценное информационное сопровождение деятельности любых предприятий: от разработки контент-стратегии до подготовки презентационных материалов для выступлений перед иностранными инвесторами.

  • Копирайтинг текстов – слагаем виртуозно.
  • Статьи на сайт – аргументируем конкретно.
  • Текст о компании – редактируем безжалостно.

Услуги профессионального копирайтера с каждым днём набирают популярность. Спрос на хороших копирайтеров в современном мире достаточно высок со стороны рекламных агентств, владельцев бизнеса, маркетологов, специалистов по SEO.

Искусство коммерческого слова

С помощью продающего текста – активного инструмента корпоративных коммуникаций – мы помогаем клиентам выгодно позиционировать бренд, товары и услуги, завоёвывать рынок и усиливать конкурентоспособность.

  • Тексты для любых сайтов

    Грамотные, структурированные и содержательные тексты для главной страницы, о компании, описания товаров и услуг, информационные тексты, отзывы и комментарии.

  • Коммерческое предложение

    Написание убедительных коммерческих предложений о сотрудничестве на поставку товаров и оказание услуг для компаний и предприятий.

  • Сопровождение сайта

    Ведение новостной ленты и организация локального пресс-центра, поддержка блога, ведение форума, развитие в соцсетях, модерация форума.

  • Контент-менеджмент

    Подготовка, сбор необходимых текстовых и графических материалов для наполнения сайта. Первоначальное заполнение всех рубрик сайта, дальнейшее размещение информации.

  • SEO-копирайтинг

    Написание статей различной тематики с целью публикации на сайте. Подбор и распределение ключей, заполнение метатегов. Тексты для корпоративной рассылки и продвижения сайта статьями.

  • Тексты для полиграфии

    Написание текстов для рекламных буклетов, каталогов продукции, брошюр, листовок, презентаций, корпоративных подарочных изданий. Контроль за работой дизайнера и типографии.

  • Спичрайтинг

    Лаконичные запоминающиеся тексты для публичных выступлений: приветственное слово, доклады для семинаров и конференций, защита проектов перед инвесторами. Разработка композиции и коммуникативного стиля спикера.

  • Рекламные тексты, PR

    Пресс-релизы, факт-лист, бэкграундер, байлайнер, биография руководителя, заявление для СМИ, авторские статьи и имиджевые интервью для прессы. Тексты для акций и рекламных кампаний. Презентации.

  • Внештатный журналист

    Информационное сопровождение мероприятий: выставок, семинаров, бизнес-встреч. Фотожурналистика. Взаимодействие со СМИ: подготовка интервью и комментариев, диалог с редакцией изданий.

  • Корректура

    Редактирование и корректорская правка любых презентационных материалов и внутренней документации компании, включая коммерческие предложения, договоры, должностные инструкции.

  • Бренд-копирайтинг

    Персональный набор инструментов коммуникации для формирования запоминающегося голоса бренда: разработка названия и эффектных слоганов для компаний, торговых марок, коллекций и товаров.

  • Книга на заказ

    VIP-предложение – написание книг для промышленных предприятий, биографий, мемуаров, монографий. Издательская концепция, тексты, авторские иллюстрации, вёрстка, сопровождение печати.

  • Многие до сих пор путают значения слов «копирайтинг» и «копирайт». Последнее указывает на владельца авторских прав и обозначается знаком – ©. Это понятие вошло в 1990-х гг. в обиходный язык как синоним интеллектуального права. А копирайтинг – это процесс и результат написания эксклюзивных авторских текстов. Узкое значение слова приводится в справочниках и словарях:

    • «Копирайтинг – деятельность по разработке и написанию рекламных, презентационных, имиджевых слоганов, девизов, а также текстов на заказ».
    • «Копирайтер – специалист, отвечающий за вербальную, текстовую часть в рекламе». В словаре иностранных слов Комлева Н.Г., 2006 г.: [англ. copy writer = copy — экземпляр, рукопись + writer – автор, пишущий] – специалист по разработке слоганов, разработчик рекламных текстов, текстовик.

    Копирайтинг – это поэзия бизнеса, искусство выражать идеи посредством слова, мастерство, требующее многочисленной практики. Созданный умелым копирайтером текст существенно помогает продавать товары и услуги, убеждает, стимулирует, формирует общественное мнение – легко и элегантно добивается поставленных целей!

    Осознание того, что для рекламы нужен особый текст, который не развлекал бы, а продавал, пришло во времена расцвета торговли и купечества. Тогда и появились первые копирайтеры, которые занимались составлением рекламных объявлений.

    Сегодня круг обязанностей профессионального копирайтера широк: от аналитической работы с информацией до разработки контент-стратегии. Это поэт, продавец, высококлассный журналист и психолог в одном лице. Генератор идей, виртуозно продающий словами. Первостепенные глаголы в его сознании – заинтересовать, привлечь, зацепить. «Идея бренда – Лёгкое изложение – Заинтересованный читатель – Высокие продажи».

    Копирайтеры, как истинные художники, могут развиваться в различных плоскостях: от специалиста по неймингу, выражающего мысли афоризмами, лозунгами и речёвками до сценариста, совершенствующего мастерство на ниве сторителлинга и киноиндустрии. Хороший копирайтер является проводником между компанией и конечным потребителем. Ювелирно владеет слогом. Умеет чётко формулировать мысли. Понимает потребности и интересы целевой аудитории.

    Копирайтинг в лицах

    Ольга Владимировна Лоскутова

    Копирайтер, писатель, критик

    Стаж: более 10 лет

    Перейти в персоны

    Елена Владимировна Амельченко

    Редактор, корректор

    Стаж: более 20 лет

    Юридическая проблема публикации текстовых сообщений

    Обмен текстовыми сообщениями — способ общения настолько укоренился в нашей повседневной жизни, что неудивительно, что меня часто спрашивают о законности публикации текстовых сообщений. Независимо от того, используете ли вы реальные текстовые сообщения в книге, блоге, игре или какой-либо другой творческой работе в электронном или материальном формате, перед публикацией убедитесь, что вы осведомлены о следующих законных минах.

    В зависимости от содержания текстовых сообщений и намерений сторон некоторые обмены текстовыми сообщениями могут подлежать защите авторских прав.Теперь понятно, что большинство текстовых сообщений содержат факты и вопросы, характерные для нашей повседневной жизни, например, какие продукты купить или где встретиться на ужин. Но некоторые биржи будут демонстрировать «незначительную долю оригинальности», необходимую для защиты авторских прав. В конце концов, если семнадцать слогов в трех строчках хайку заслуживают защиты авторских прав, то и этот разглагольствовающий текст для вашего парня тоже.

    Авторское право защищает выражение письменного содержания, записанного в материальной форме (цифровой или печатной), если оно является оригинальным (т.е. он не скопирован у кого-то другого). Авторское право делает незаконным копирование, распространение, адаптацию, публикацию, исполнение или демонстрацию работы, защищенной авторским правом, без разрешения владельца авторских прав, за исключением случаев, когда такое использование является добросовестным (см. обсуждение ниже). В тот момент, когда контент создается на физическом носителе, цифровом или печатном, произведение защищено авторским правом.

    Кому принадлежат авторские права на текстовые сообщения?

    Как и в случае с электронными письмами и письмами, авторские права принадлежат автору текста.Это дает им исключительное право воспроизводить, распространять, демонстрировать и создавать производные произведения творческой работы. Хотя права владельца авторских прав являются исключительными, есть и исключения, например добросовестное использование. Часто текстовое общение происходит в приложениях или на платформах социальных сетей. Поэтому ознакомьтесь с Условиями обслуживания, потому что вы и другая сторона в текстовом обмене, возможно, согласились разрешить другим использовать контент, защищенный авторским правом.

    Как минимум, если текстовая беседа оригинальна и достаточно креативна, чтобы претендовать на защиту авторских прав, тогда стороны, участвующие в обмене текстовыми сообщениями, будут владеть авторскими правами на материал, который они отправили.Можно привести аргумент, что текстовые сообщения квалифицируются как работа, созданная совместно, при этом каждый человек, участвующий в текстовом разговоре, разделяет право собственности на всю работу. В соответствии с этой теорией текстовые разговоры аналогичны работе, созданной во время интервью, где и интервьюер, и интервьюируемый имеют совместные права на авторские права на интервью (см. статью Марка Фаулера «Кто «владеет» интервью»). Если текстовое сообщение считается совместной работой, оба автора будут иметь право использовать материал, защищенный авторским правом, без согласия другого автора.Хотя может быть полезно иметь неисключительную возможность использовать совместно созданный материал, существует также обязанность учитывать прибыль, полученную от использования или лицензии на совместную работу.

    Вы можете опубликовать текстовое сообщение?

    Когда вы получаете физическое письмо от кого-либо, вы не имеете права публиковать его в газете или книге, если только не применяется добросовестное использование или автор не дал вам разрешение (см. мой пост об использовании писем в творческой работе для получения дополнительной информации).То же самое верно для электронных писем и текстовых сообщений. В соответствии с правилом добросовестного использования использование или изменение электронного письма или текста от кого-либо без его разрешения будет являться нарушением авторских прав (при условии, что электронное письмо или текст подпадают под защиту авторских прав). Хотя электронные письма и тексты постоянно используются и изменяются без разрешения авторов, если это делается не в коммерческих целях, применяется добросовестное использование.

    Если вы используете текстовые сообщения в коммерческих целях и работа подлежит защите авторских прав, то необходимо разрешение.Если разрешение не предоставлено, не все потеряно. Помните, авторское право защищает только выражение, а не лежащие в его основе факты и идеи. Не стесняйтесь использовать любые факты и идеи, содержащиеся в текстовом обмене, но делайте это своими словами. Избегайте перефразирования или цитирования.

    Что разрешает добросовестное использование?

    Привилегия добросовестного использования позволяет кому-либо использовать работу, защищенную авторским правом, без разрешения. Но это исключение зависит от многих факторов, что затрудняет установление общих правил добросовестного использования.Применение правила, как правило, зависит от конкретных фактов и требует анализа в каждом конкретном случае. Если бы я собирался дать вам одно общее правило, оно заключалось бы в том, что если вы используете произведение, защищенное авторским правом, для личного использования, более вероятно, что добросовестное использование будет применяться, чем если вы используете его в коммерческих целях.

    Вот четыре фактора, которые следует учитывать при применении правила добросовестного использования:

    1. Цель и характер использования;
    2. Характер произведения, охраняемого авторским правом;
    3.  Количество и существенность использованной части; и
    4. Влияние использования на рынок произведений, охраняемых авторским правом.

    Не все эти факторы одинаково важны, и суды при принятии решения о добросовестном использовании не учитывают все факторы. Применение правила осуществляется в каждом конкретном случае. Но вы должны, по крайней мере, рассмотреть все четыре фактора при проведении собственной оценки.

    Например, если вы хотите опубликовать серию текстовых сообщений, но у вас нет авторских прав на произведение или разрешения на использование текстовых сообщений, определите, может ли применяться добросовестное использование.

    1. Какова цель и характер использования? Это для критики, комментариев, новостей, обучения или исследований? Используется в коммерческих или некоммерческих целях? Романы или сценарии — это коммерческие начинания.Использование в блоге может быть или не быть в коммерческих целях, в то время как использование обмена текстом для критики или обучения, как правило, подпадает под привилегию добросовестного использования.
    2. Какова природа произведения, защищенного авторским правом? Высокотворческая работа, как правило, подлежит строгой защите авторских прав. Менее творческая работа, как правило, подлежит более слабой защите авторских прав. Факты не могут быть защищены авторским правом.
    3. Какой объем текстовых сообщений будет использоваться? Из-за характера обмена текстовыми сообщениями обмен короткими.Так что, скорее всего, вы будете использовать значительное количество материала. К сожалению, нет четких гарантий того, сколько уместно, например, только 10% или только одна строка лирики. Одно эмпирическое правило заключается в том, что чем короче копируемое произведение, тем сумма, которую можно использовать при добросовестном использовании, меньше, чем сумма, которую можно использовать из более длинной работы. Например, цитирование текста вместо отрывка из книги. Во всяком случае, используйте экономно короткие произведения (что, конечно, может быть сложно при обмене текстовыми сообщениями).
    4. Как ваше использование повлияло на рынок работ, защищенных авторским правом? Я рискну сказать, что использование серии текстовых сообщений, вероятно, не приведет к потере денег другой стороной.

    На практике помните, что добросовестное использование определяется в каждом конкретном случае и сильно зависит от фактов. Следует также отметить, что добросовестное использование является защитой от нарушения авторских прав, что полезно только в том случае, если на вас подадут в суд. На самом деле слова большинства людей не настолько ценны, чтобы оправдывать дорогостоящие судебные разбирательства.Тем не менее, хотя вероятность того, что кто-то подаст в суд за нарушение авторских прав из-за обмена текстовыми сообщениями, низка, запрос разрешения кажется этичным способом действовать перед его использованием.

    Дополнительную информацию о добросовестном использовании см. в этих статьях Джейн Фридман, Брэда Фрейзера, Digital Law Media или в этой статье Стэнфордского университета.

    Как и в случае с Facebook, Twitter, электронной почтой и блогами, текстовые сообщения также являются чашками Петри для клеветнических заявлений. Иногда кажется, что анонимность выявляет худшее, когда люди думают, что они вольны говорить все, что пожелают.Если вы собираетесь написать что-то, что может быть сочтено уничижительным, а затем опубликовать это в своей книге, имейте в виду, что вы можете оказаться ответчиком по иску о диффамации.

    Смотрите нашу предыдущую статью Sidebar Saturdays для получения дополнительной информации о диффамации, защите от иска о клевете и о том, как избежать иска о клевете из-за чего-то, опубликованного в вашей художественной литературе. Два момента, о которых следует помнить при диффамации:

    1. Правда является полной защитой от иска о клевете.Отсутствие ложного утверждения равносильно отсутствию клеветнического утверждения. Даже если незначительные несущественные факты неверны, клеветы не существует, если утверждение в целом верно.
    2. Мнения защищены (поскольку мнения не являются ни истинными, ни ложными). Однако эта защита может быть сложной для навигации. То, что вы говорите, что это ваше мнение, не предотвратит клевету в вашем заявлении. Простого намека на ложное утверждение может быть достаточно. «По-моему, он насильник» так же клеветнически, как и «он насильник».Эти вопросы часто возникают с мемуарами и биографическими произведениями. Лучший способ использовать эту защиту — предоставить автору в своей работе основные факты, на которых основано мнение (например, он был осужден за изнасилование).

    Вот несколько советов, которые помогут избежать обвинений в клевете при обмене текстовыми сообщениями:

    1. Замаскируйте вымышленного персонажа и событие, чтобы не было никакой связи с реальным человеком и событием. Измените пол персонажа, этническую принадлежность, имя, место жительства, возраст, физические черты, странные причуды, личное прошлое, семейные связи, профессию, друзей, время, обстановку и т. д.Помните, что недостаточно изменить только название и физическое описание.
    2.  Не используйте имя, напоминающее настоящего человека.
    3. Хотя красиво сформулированное заявление об отказе от ответственности или признание может помочь, оно не мешает читателям идентифицировать реальное лицо и клеветнические заявления и часто не защищает автора от ответственности.
    4. Подождите, пока настоящий человек не умрет. Будьте осторожны, однако, вы не опорочите кого-то из родственников, например жену покойника.
    5. Как бы заманчиво это ни было, не используйте свое творчество в качестве мести.Если вы думаете, что читатели узнают реального человека, которого вы использовали для создания негативного персонажа, добавьте как можно больше вымышленных деталей, чтобы отделить персонажа от реального человека.
    6. Не афишируйте тот факт, что вы использовали этого человека как источник вдохновения для своего персонажа. Однажды я слышал, как одна писательница заявила, чтобы избежать клеветы, она сделала своему бывшему парню маленькие гениталии, заявив: «Он никогда бы не признал, что персонаж был основан на нем». В то время как надуманные факты помогают аргументу писателя о том, что никто не поверит, что персонаж и реальный человек — одно и то же, признания, подобные приведенным выше, не помогают.
    7. Если можете, получите подписанное разрешение от реального лица, участвовавшего в обмене текстовыми сообщениями.
    8. Если вы собираетесь опубликовать обмен текстовыми сообщениями, который может быть сочтен уничижительным, убедитесь, что ваши факты поддаются проверке, а утверждение соответствует действительности. Задокументируйте обмен текстовыми сообщениями и сохраните копии для доказательства того, что вы не сделали ложных заявлений по небрежности. Также помогают современные заметки (все они должны быть датированы, подписаны, а также указаны место и источник).

    Правды может быть достаточно, чтобы отклонить иск о клевете, но может иметь место вторжение в частную жизнь.Обычно вторжение в личную жизнь происходит, когда:

    1. Раскрытие частных фактов, не представляющих общественного интереса;
    2. Произошло вторжение в уединенную жизнь человека; или
    3. Кого-то изображают в ложном свете, т.е. крайне оскорбительно для разумного человека.

    Чтобы вторжение в частную жизнь имело место, пострадавший должен быть жив. Обычно у пострадавшего есть разумные основания ожидать, что факты будут частными. Если обмен текстовыми сообщениями касается сексуального контакта вместе с несколькими обнаженными фотографиями, большинство людей ожидает, что это останется конфиденциальным.Публичным деятелям и знаменитостям обычно трудно доказать вторжение в частную жизнь, потому что их жизнь представляет общественный интерес и от них меньше ожиданий конфиденциальности. Мемуаристу предоставляется снисхождение за раскрытие фактов в его собственных рассказах по сравнению с журналистом или биографом, рассказывающим чужую историю.

    Несмотря на то, что текстовые сообщения можно использовать в своих художественных произведениях, убедитесь, что произведение не защищено авторскими правами, и ваше использование не будет противоречить деликтным искам, таким как клевета и вторжение в частную жизнь.

    Наконец, мой стандартный отказ от ответственности. Эта информация предоставляется только в образовательных целях. Проконсультируйтесь с квалифицированным юристом в вашей юрисдикции для получения всех юридических заключений по вашей конкретной ситуации.

     


    Фото: Visual Hunt

    Интеллектуальный анализ текста и данных произведений, охраняемых авторским правом: законно ли это? | ноябрь 2021

    Памела Самуэльсон
    Коммуникации АКМ, ноябрь 2021 г., Том. 64 № 11, стр. 20-22
    10.1145/3486628
    Комментарии

    Кредит: Getty Images

    Интеллектуальный анализ текста и данных (TDM) использует инструменты статистического анализа для извлечения новых знаний из больших объемов текста или данных для целей поиска закономерностей, выявления взаимосвязей и анализа семантики.Он используется в самых разных областях, от биомедицинских исследований до цифровых гуманитарных наук. Авторское право не является препятствием для исследования TDM, пока корпус текстов и анализируемых данных состоит исключительно из произведений, находящихся в общественном достоянии. a Авторское право, однако, может быть барьером для исследований TDM, как и огромное количество произведений, защищенных авторским правом, созданных в прошлом веке.

    Это связано с тем, что авторское право регулирует копирование охраняемых произведений, а TDM требует от исследователей создания нескольких типов копий на разных этапах процесса: от сканирования копий аналоговых произведений до форматирования текстов и данных и подготовки их к обработке для извлечения полезной информации из огромное количество разыскиваемых для хранения данных после завершения майнинга.


    В соответствии с измененным законом пользователям разрешено анализировать произведения, охраняемые авторским правом, в целях машинного обучения.


    Правительства, стремящиеся к тому, чтобы их отрасли стали мировыми лидерами в области искусственного интеллекта (ИИ), начинают понимать, что их экономика, основанная на знаниях, с большей вероятностью будет процветать, если они позволят исследователям делать копии защищенных авторским правом работ для целей TDM. Апелляционные суды США разрешили это, постановив, что копирование TDM произведений, защищенных авторскими правами, не является нарушением.Япония приняла законы, разрешающие копирование исследований TDM. Директива ЕС 2019 г. об авторском праве и смежных правах на едином цифровом рынке (CDSM) предписывает государствам-членам принимать исключения из авторского права для исследовательских целей TDM.

    Наверх

    Решения США о добросовестном использовании TDM

    Два решения апелляционного суда США — Authors Guild против Google и Authors Guild против HathiTrust — постановили, что копирование текстов, защищенных авторскими правами, для исследовательских целей TDM является добросовестным использованием, а не нарушением.Эти иски выросли из проекта Google Book Search (GBS).

    GBS — это совокупность миллионов цифровых книг для улучшения своих поисковых технологий, разработанных Google после заключения сделки с Мичиганским университетом в 2004 году на сканирование всех восьми миллионов книг в фондах его библиотеки. Взамен Мичиган получил от Google цифровые копии отсканированных книг. Google заключил аналогичные сделки с несколькими другими государственными университетами. Цифровая библиотека HathiTrust была создана для размещения коллекции цифровых копий библиотек, которые Google предоставил своим партнерам-библиотекам, связанным с государством.

    К 2005 году Google отсканировал в цифровом виде миллионы книг из коллекций научных библиотек, подавляющее большинство из которых были защищены авторским правом. Позже в том же году Гильдия авторов и трое ее членов подали коллективный иск, обвиняя Google в нарушении авторских прав за создание этих цифровых копий.

    С точки зрения Гильдии, систематическое копирование Google всего содержания миллионов всех типов книг, защищенных авторским правом, в коммерческих целях было совершенно неоправданным.Основная норма, лежащая в основе авторских прав, заключается в том, что люди, которые хотят делать копии авторских произведений, должны запрашивать и получать разрешение на создание таких копий, чего Google не делал.

    Google в свою защиту заявил, что копирование книг было добросовестным использованием, поскольку цель сканирования книг была общественно полезной. Было необходимо скопировать все содержимое, чтобы проиндексировать содержание книг, предоставить фрагменты в ответ на поисковые запросы пользователей и позволить Google проводить непотребительские исследования (например, создать средство просмотра Ngram, чтобы пользователи могли видеть тенденции в использование слов и фраз с течением времени и улучшение инструментов перевода).

    Google также утверждал, что фрагменты, которые он обслуживал, использовались добросовестно, потому что их было слишком мало и они были слишком короткими по длине, чтобы оказать вредное влияние на рынки книг. Люди не используют GBS для потребления книг. Поисковики GBS обычно ищут факты, которые могут содержаться в книгах (например, «Сколько буйволов в Йеллоустонском национальном парке?»), а авторское право не защищает факты. Действительно, поскольку Google предоставлял ссылки на сайты, на которых пользователи могли покупать книги в ответ на поисковые запросы пользователей, более вероятно, что GBS принесет пользу рынку книг, а не навредит ему.

    Апелляционный суд счел доводы Google более убедительными, чем утверждения Гильдии авторов. Он отметил, что GBS позволил провести новые виды исследований, в частности упомянув TDM в качестве примера. Исследования и стипендии являются двумя законно одобренными законами добросовестного использования, так что это также поддержало защиту Google.

    Решение HathiTrust более непосредственно касалось вопросов исследования TDM. HathiTrust позволяет исследователям из учреждений-членов консорциума проводить поиск в своем корпусе из миллионов книг (в настоящее время их общее количество составляет около 17 миллионов томов), чтобы идентифицировать каждую книгу, в которой упоминается человек, место или явление, которые искали исследователи.

    HathiTrust предоставляет исследователям из партнерских учреждений библиографическую информацию о конкретных книгах, в которых появился референтный поисковый термин, и даже данные о номерах страниц, на которых можно найти референты. Суд посчитал, что эта полезная цель исследования решительно поддерживает защиту HathiTrust от добросовестного использования.

    Наверх

    Специальное исключение TDM для Японии

    Признавая важность TDM для достижения успеха в области искусственного интеллекта, законодательные органы Японии в 2009 году приняли специальное исключение из правил авторского права, позволяющее проводить исследования TDM.Это была первая страна в мире, принявшая такой закон. Тем не менее, исследователи ИИ жаловались, что это исключение не полностью отвечает потребностям исследователей TDM и ИИ, поэтому в 2018 году Япония внесла поправки в свой закон об авторском праве, чтобы ответить на эти опасения.

    В соответствии с измененным законом пользователям разрешено анализировать произведения, охраняемые авторским правом, в целях машинного обучения. Пока исследователи TDM не используют охраняемое выражение в произведениях, а только обрабатывают данные для извлечения знаний, они не наносят ущерба законным интересам владельцев авторских прав, чьи права распространяются только на контроль за использованием выразительных аспектов их произведений.Таким образом, это честная игра — передавать работы, защищенные авторским правом, в виде необработанных данных в компьютеры для их обработки в целях глубокого обучения.

    Закон с поправками также разрешает исследователям делать случайные цифровые копии произведений для целей TDM. Это признает, что случайные копии необходимы для выполнения действий машинного обучения. Это также не наносит ущерба законным интересам правообладателей.

    Дополнительное положение измененного закона позволяет исследователям TDM использовать цифровые копии произведений, охраняемых авторским правом, для целей проверки данных.Законодательный орган признал, что такое использование важно для того, чтобы исследователи могли убедиться, что их результаты и идеи, полученные в результате исследований TDM, являются надежными. Эта деятельность также не наносит ущерба законным интересам владельцев авторских прав.

    Наверх

    Исключения TDM в CDSM

    Ранний проект предложенной Европейской комиссией директивы CDSM требовал бы от государств-членов ЕС принять новое исключение из авторского права, позволяющее исследователям из некоммерческих научных организаций участвовать в исследованиях TDM, если они имеют законный доступ к базам данных, в которых они проводят свою работу.Это новое исключение должно было быть обязательным, а также неотменяемым по контракту.

    Окончательная Директива, которой ЕС Государства-члены должны были внедрить исключения TDM в национальные законы к июню 2021 года — хотя не все это сделали — разрешает исключение исследований TDM применяться к некоммерческим исследователям культурного наследия, а также к научным исследователям.

    В ответ на опасения, что ограничение TDM-исключения для некоммерческих исследователей подорвет стремление ЕС к созданию систем ИИ, которые могли бы конкурировать на мировом рынке, Комиссия была убеждена добавить второе обязательное исключение TDM для других исследователей, в том числе те, кто занимается коммерческими исследованиями TDM.Однако это исключение может быть отменено по контракту владельцами баз данных, в которых эти исследователи хотят участвовать в анализе TDM.


    Загрузка Sci-Hub была бы рискованной стратегией для исследователей TDM, которые не хотят судебного преследования за нарушение авторских прав.


    Некоторые ученые выразили обеспокоенность исключениями CDSM TDM, в то время как шаги в правильном направлении окажутся слишком узкими и неопределенными по своему масштабу, чтобы полностью удовлетворить потребности исследователей TDM.Японские более емкие правила, поддерживающие TDM, будут лучше отвечать потребностям исследователей.

    Наверх

    TDM на Sci-Hub Corpus?

    Sci-Hub является хорошо известным хранилищем огромного количества литературы из научных журналов мира, большая часть которой обычно хранится за частными платными стенами. Такие издатели, как Elsevier, подали в суд на Sci-Hub и его основателя за нарушение авторских прав. Суды постановили, что эта база данных содержит много материалов, нарушающих авторские права, и вынудили ее основателя закрыть ее.Однако корпус Sci-Hub вновь стал ресурсом для ученых, и его до сих пор легко найти в Интернете.

    Многие исследователи хотели бы использовать его для целей TDM, но законно ли это?

    Желание использовать Sci-Hub для исследований TDM возникает отчасти потому, что многочисленные проприетарные издатели научных журналов предлагают институциональные подписки на базы данных для университетов и других исследовательских институтов, которые не являются межплатформенными. Следовательно, исследователи не могут выполнять поиск в различных частных базах данных.Сотрудничество между издателями встречается редко.

    Более того, условия лицензии, на которой доступны проприетарные базы данных, могут помешать исследователям в полной мере использовать инструменты TDM. Издатели и некоторые общества по сбору платежей продвигают лицензирование TDM как дополнительную услугу, за которую исследовательские институты должны платить. Некоторые лицензии являются более строгими, чем хотелось бы исследователям TDM.

    Даже ученые-исследователи, работающие в учреждениях, которые подписаны на проприетарные базы данных, хотят использовать Sci-Hub для проведения исследований TDM.Эта база данных проще в использовании, чем некоторые репозитории издателя. База данных Sci-Hub является гораздо более полной, чем любая из проприетарных баз данных. И нет никаких лицензионных ограничений, которые ограничивали бы свободу исследователя проводить исследования с помощью инструментов TDM по своему усмотрению.

    Загрузка Sci-Hub была бы рискованной стратегией для исследователей TDM, которые не хотят судебного преследования за нарушение авторских прав. Но выполнение поиска TDM в коллекции Sci-Hub, размещенной в другом месте, включает только временное копирование, которое U.Суды S. сочли слишком мимолетным, чтобы быть нарушающей авторские права «копией» телевизионных программ, защищенных авторским правом. Результаты, полученные в ходе исследования TDM в Sci-Hub, не подлежат защите. 1

    Следовательно, вполне возможно, что исследователи TDM не нарушили бы закон США об авторском праве, если бы использовали Sci-Hub для исследовательских целей TDM. Тем не менее, ЕС исключения, разрешающие исследования TDM, основаны на том, что исследователи имеют законный доступ к тексту и данным, которые они извлекают.

    Наверх

    Заключение

    Только несколько стран в мире имеют гибкие исключения в отношении добросовестного использования или подобные добросовестному использованию правила авторского права, которые позволяют им использовать этот инструмент для оправдания копирования исследований TDM.Следовательно, потребуется законодательство, позволяющее исследователям TDM в полной мере использовать этот новый набор инструментов для расширения горизонтов того, что можно узнать из цифровых исследований больших объемов данных и текстов.

    Наверх

    Каталожные номера

    1. Кэрролл, М. Авторское право и прогресс науки: почему интеллектуальный анализ текста и данных является законным 53 , Калифорнийский университет в Дэвисе, ред. 893 (2020).

    Наверх

    Автор

    Памела Самуэльсон ([email protected]) — заслуженный профессор права и информации имени Ричарда М. Шермана Калифорнийского университета в Беркли, Калифорния, США.

    Наверх

    Сноски

    а. В США любая работа, опубликованная до 1926 года, надежно находится в общественном достоянии. В других странах условия авторского права, которые действуют в течение жизни автора плюс 50 или 70 лет, затрудняют определение того, являются ли произведения общественным достоянием.


    Авторские права принадлежат автору.
    Запросить разрешение на (повторную) публикацию у владельца/автора

    Цифровая библиотека издается Ассоциацией вычислительной техники. Авторское право © 2021 ACM, Inc.


    Записи не найдены

    Авторское право в текстах закона: исторические перспективы

    Чарльз Дуан *

    Загрузите PDF-версию этой статьи здесь.

    В последнее время правительства штатов начали заявлять об авторских правах на их официальные опубликованные своды законов, в частности, утверждая, что вспомогательные такие материалы, как аннотации к тексту закона, подлежат государственной защита авторских прав, потому что эти материалы не являются обязательными для исполнения нести силу закона.Судебные разбирательства по этому вопросу и активные политические дебаты продолжаются.

    Эта статья способствует историческая перспектива этой продолжающейся дискуссии об авторском праве в текстах относящийся к закону. В нем рассматривается история государственного производства и использования аннотации, комментарии, законодательные дебаты и другая соответствующая информация, относящаяся к к закону, а не к чистому статутному тексту, от Рима и Китая до Англии и Америка. Эти исторические эпизоды раскрывают три урока, имеющих отношение к дебаты.Во-первых, существует последовательное признание того, что «закон» не ограничивается обязательный нормативный язык. Во-вторых, исключительность в отношении необязательных юридических текстов. такие как аннотации, будь то посредством авторского права или других средств, придают неправомерное власть над правительством и адвокатура над обществом. В третьих, аннотации и другие необязательные юридические тексты исторически различаются из отчетов о случаях или частных трактатов, вопреки аргументам в целом предложено государствами, претендующими на авторское право. Эти уроки способствуют широкому исключение из авторского права информативных правовых текстов, созданных государством, независимо от того, привязка или нет.

    Введение

    Предшественники закона об авторском праве полны красочных исторические эпизоды, но немногие превосходят время, когда мэр Лондона был брошен в тюрьме. В 1771 году британская палата общин инициировала кампанию против нескольких издатели газет, применяя раннюю власть, аналогичную авторскому праву, для ограничения публикация его выступлений и дебатов. Большинство издателей согласились Утверждение Коммонса о «парламентских привилегиях», но у одного, Джона Миллера из London Evening Post , было другое мнение. идея.Выполнение плана, вынашиваемого с Лондоном олдермен Джон Уилкс, известный герой свободы по обе стороны Атлантики, Миллер поджидал посланника парламента, чтобы арестовать его. Когда посланник прибыл, Господь Мэр Лондона Брасс Кросби заявил об исключительной юрисдикции для арестов в своем город, а затем обвинил посланника в ложном заключении. Разъяренный этим актом неповиновения, Коммонс вызвал Кросби к ответу за свои действия. Кросби был признан виновным в нарушении парламентских привилегий, после чего последовал толпа лондонцев приветствовала его храбрость, лорд-мэр сам заключен под стражу в лондонском Тауэре.

    К счастью, дело печатников 1771 года было предсмертным вздохом законодательные ограничения на освещение дебатов — Конгресс не заключал в тюрьму кто-нибудь недавно -но сегодняшние правительства, похоже, не менее заинтересованы в том, чтобы перекрыть поток важных юридические тексты, которые они производят. В Code Revision Commission ex rel. Генеральная Ассамблея Грузии против. Public.Resource.Org, Inc. , штат Джорджия утверждает, что он обладает авторскими правами, достаточными для предотвращать копирование или распространение Официального кодекса Грузии с аннотациями , единственного официального источника права в штате.Государство признает, что закон язык сам по себе не подлежит авторско-правовой охране в силу того, что он указ правительства. Тем не менее, он утверждает, что вспомогательные вопросы в официальном кодексе, в частности аннотации, содержащие ссылки на прецедентное право и историю законодательства, не указы правительства для целей закона об авторском праве и, таким образом, подлежат защита авторских прав, достаточная для предотвращения копирования официального кода в тото .

    О достоинствах авторского права в юридические тексты, такие как аннотированные юридические кодексы, с точки зрения авторского права, конституционных прав, экономические стимулы, воздействие на ключевые отрасли, и государственная политика.Однако мало внимания уделялось истории. Это печально, потому что обзор истории права и юридических публикаций на самом деле раскрывает многочисленные полезные прецеденты, которые информируют дебаты об охране авторских прав на тексты закона. История, в частности, может ответить на вопрос, фундаментальный для состояния Утверждения Грузии: действительно ли существует четкое различие между обязательные законодательные акты, имеющие силу закона, которые решительно не охраняемые авторским правом, и все другие авторские продукты правительства.

    Чтобы заполнить этот исторический пробел, эта статья исследует необязательные заявления, особенно прилагаемые к законам или кодексам права во времени и по всему миру, от Рима и Китая до Англии и Америка. Этот исторический обзор, в котором рассказывается о римском разоблачителе, Кодекс Юстиниана, темная сторона конфуцианства, английский либертарианство, Нью-Йорк подавление прессы, и мэра Лондона, брошенного в тюрьму, раскрывает несколько важных уроков, которые ставят под сомнение основу, на которой аргумент в силе.

    Во-первых, «закон» или этот класс правительственных указов для которой интерес неограниченного доступа граждан находится на вершине, не ограничивается законом об обязательной силе. Закон и доступ к нему служат многим цели: консультирование граждан по нормативным взглядам государства, кристаллизация общественное мнение о будущей политике и определение отношений между гражданин и государство. Необязательные заявления также служат этим целям, демонстрируя логику, мотивы и рассуждения суверена, что почему правительства неоднократно рассматривали необязательные заявления как часть и часть закона.Определяющее различие между обязательным законом и другими государственных авторских произведений не существовало тысячелетиями.

    Во-вторых, сокрытие необязательных дал чрезмерную власть как государству, так и судебной коллегии. Где причины за законом не доводятся до всеобщего сведения, суверен пользуется чрезмерное усмотрение граждан. Кроме того, юристы обладают огромной властью формировать закон в соответствии со своими интересами, а не общественными. Эти дисбалансы у власти, как откровенно антидемократические, так и антилибертарианские в самом широком смысле смысла этих терминов, демонстрируют опасность предоставления государствам контроля над необязательными государственными авторскими работами, часто содержащими доводы и логику государя и закона.

    В-третьих, такие государства, как Грузия, часто поддерживают их претензии на авторское право, сравнивая их аннотации с частными отчетами о случаях и юридические трактаты, оба из которых исторически охранялись авторским правом. Однако история показывает, что примечания к закону не похожи на юридические трактаты и отчеты о случаях. Исторически сложилось так, что эти частные письма были прерогативой негосударственные компиляторы; как таковые, они не являются традиционными указами правительства. Напротив, коды закон — вместе с примечаниями — уже давно являются высказываниями государя намерения.Относиться к аннотациям, созданным государством, как к отчету о частном случае или трактату было бы несовместимо с историей.

    Эти уроки в конечном счете указывают на одно и то же: эксклюзивность в авторских правовых текстах, даже не имеющих прямой юридической силы, могут иметь и имели серьезные правовые последствия, и важные общественные интересы обслуживаются путем обеспечения того, чтобы эти произведения были широко доступны для общественности без ограничений.

    Безусловно, мало что из этой истории говорит непосредственно о доктрины авторского права.Но определяющие принципы для соответствующих доктрина правительственных указов в соответствии с законом об авторском праве всегда выходила за рамки просто текст устава. Эти определяющие принципы основаны на отношение суверена к своим гражданам и то, что государство может воздерживаться от них, независимо от законных средств. Соответствующая история заключается в том, что закона и как штаты опубликовали или скрыли его.

    Эта статья работает следующим образом. Раздел I дает краткое введение в практику юридической публикации аннотированных кодексов и судебный процесс, вызвавший споры об авторском праве в юридических текстах.Раздел II посвящен историческим эпизодам, касающимся аннотаций, комментарии, законодательные истории и другие необязательные, но официальные тексты закон. Раздел III обобщает выводы из этих исторических примеров для извлечь уроки о последствиях государственных авторских прав в тех необязательных но официальные тексты. Заключительный раздел завершается.

    I. Фон

    Чтобы подготовить почву для исторической дискуссии о государстве связи с необязательными, но официальными юридическими текстами, в этом разделе краткая предыстория ситуации, которая привела к судебному разбирательству по авторскому праву над аннотациями к официальным государственным кодексам.

    А. Государственное издание аннотированных кодов

    Когда законодательные органы принимают законы, запись об этих постановлениях не организуется автоматически в тематические тома. Статуты, или «сессионные законы», исторически составлялись последовательно, чтобы принятия. Действительно, в ранней Англии статуты буквально сшивались последовательно. для формирования рулонов прикрепленного пергамента, что приводит к термину «регистрация» законов.

    Тем не менее, неоднократно на протяжении истории правительства признал ценность подготовки организованных компиляций или пересмотров сохранившиеся уставы.Они называются «кодексами» по имени самого известного исторического сборника, Роман Кодекс Юстиниана I. Сегодня код США является знакомый официальный свод законов, изданный правительством Соединенных Штатов, и каждый штат также поддерживает кодекс или сборник своих законов. Многие штаты не имеют внутренних издательских ресурсов, поэтому они отдайте на аутсорсинг печать и даже подготовку своих кодов; все больше и больше ну, печатные версии отказываются от онлайн-доступа к официальным юридическим коды.

    Государственно-частное партнерство по публикации государственных правовые кодексы в значительной степени ответственны за провоцирование вопросов авторского права в эти коды. Потому что частные издатели стремятся получить прибыль от своих партнерских отношений. со штатами, они получают косвенную ценность, если им присущи исключительные права на авторское право. в официальных кодексах, которые они готовят. Неудивительно, что эти издатели производят впечатление на государства, защита, по крайней мере, в некоторых аспектах их официальных правовых кодексов важна требовать.

    B. The Public.Resource.Org Судебный процесс

    По другую сторону этого спора об авторском праве в штате юридические материалы — это Карл Маламуд, самопровозглашенный «архивариус-мошенник», который управляет организацией Public.Resource.Org («Общественный ресурс»), которая посвященный «облегчению использования и чтения законов» для общественности. В 2013 году «Общественный ресурс» отсканировал и выложил на свой сайт все Официальный кодекс Грузии с аннотациями , тем самым вызвав серию писем о прекращении противоправных действий и, в конечном итоге, федеральный иск об авторских правах от штата Джорджия в 2015 году.

    В районном суде Общественный ресурс утверждал, что его копирование и распространение официального кодекса Грузии были разрешены либо потому что кодекс как указ правительства не подпадал под авторское право защиты, или потому что копирование и распространение Public Resource представляет собой допустимое добросовестное использование произведения, защищенного авторским правом. Районный суд отклонил оба довода и признал действия Общественного ресурса нарушать. Что касается защиты авторских прав, окружной суд признал, что правительство указы не были защищены авторским правом, но следуя указаниям У.S. Copyright Office, суд постановил, что аннотации к официальному кодексу различимы и, следовательно, защищены авторским правом. Что касается добросовестного использования, суд установил, что Общественный ресурс, хотя и является некоммерческой организации, тем не менее «прибыль» от грантов, пожертвований и общественных признание; в сочетании с тем, что вся работа была скопирована и влияние на Рынок работ в Грузии был существенным, районный суд признал несправедливым использовать.

    При рассмотрении апелляции Одиннадцатый округ отменил решение окружного суда. по вопросу о защите авторских прав и, таким образом, не касался добросовестного использования.Признав, что «вопрос близок», апелляционный суд признал необходимость проверки на предмет того, подлежит ли государственная авторская работа авторскому праву и определил три соответствующих фактора: «личность государственных служащих кто создал произведение, авторитетность произведения и процесс, которым было создано произведение». Принимая во внимание эти факторы, суд постановил, что официальный кодекс Грузии был «достаточно законопослушным, чтобы считаться суверенным произведением» в всего, включая аннотации.В результате суд пришел к выводу, что «Народ является конечным автором аннотации», и поэтому «аннотации по своей сути являются общественным достоянием. и, следовательно, не защищены авторским правом».

    Штат Джорджия подал прошение о certiorari в марте 2019. Необычно то, что Public Resource согласилась с петицией, согласившись с тем, что «Обзор суда оправдан», потому что прецеденты и доктрина «трудно применять, когда работа не попадает точно в категорию, например статуты или судебные заключения, уже признанные эдиктами.” 24 июня Верховный суд удовлетворил ходатайство об истребовании дела. 2019.

    II. Официальные аннотации долгое время были указами правительства и неотъемлемыми частями Закон

    При оценке того, как история может информировать общественный ресурс судебный процесс и вопрос об авторском праве в юридических текстах в целом, первоначальный замечание должно быть авторским, но необязательным юридические материалы, такие как официальные аннотации к законодательству, далеко не необычны. История изобилует суверенами, предлагающими аннотированные кодексы, официальные комментарии и другие заявления, не имеющие обязательной силы, и рассмотрение этих исторические примеры поучительны не только в отношении решения Комиссии по пересмотру кодекса по делу , но и по основным теориям свободы и правительства.В этом разделе делается попытка представить несколько примеров этих исторических правовых тексты и мотивы, стоящие за ними, реакции на них и последствия их, чтобы помочь ответить на вопрос об авторском праве.

    A. Рим: официальные комментарии были Jus Scripta из республики через Юстиниана

    Римская республика и империя неоднократно обращались с официальными хотя и необязательные комментарии как составная часть закона, и ценится обнародование того и другого. Уже в 450 г.С., римлянин Республика обнародовала знаменитый Закон Двенадцати таблиц, высеченный в бронзе и размещены на площади, тем самым подавляя угрозу классовой войны, возникающей из «жалобы со стороны плебса , что закон был делом тайны». В 304 г. до н. э. придворный клерк по имени Гней Флавий стал местным героем, опубликовав римскую тайные толкования понтификами Двенадцати таблиц, завоевавшие его высокое политические кабинеты.

    Акцент на обнародовании закона перерос в римскую концепцию. jus scripta , писаный закон, который занимал более высокое место, чем неписаный, обычное право, jus non scripta . Джус Однако сценарий не ограничивался только уставами. Среди прочего, он охватывал мнения Сената, сенат консультирование , которые по крайней мере во время республику трактовали как необязательный комментарий к законам: «Он не мог аннулировать лекс . . . . Однако он мог интерпретировать постановления народного собрания». Тем не менее, сенат консультирование сильно давили на судей, и магистраты игнорировали их на свой страх и риск.

    Римское письменное право также включало в себя частные правоведы. мнения в форме ответов на вопросы права, называемые responsa prudentium . Даже здесь была имперская санкция. важный. Римские ученые могли высказать свое мнение судьям по делам, но начиная с с Августом императоры пожаловали jus responseendi на избранных ученых, так что их ответы были «во исполнение разрешения» и, таким образом, имели обязательную силу прецедент. Размножение неофициальных комментарии побудили Валентиниана III в А.Д. 426 издать Закон о цитировании, назначив нескольких видных юристов официальным, но не обязывающим, ибо, когда юристы «все выстроились на одну сторону и императорский рескрипт был на другом, последний имел бы преимущественную силу».

    Вершина симбиоза между частными комментариями и имперской властью был закон Юстиниана I 529–534 гг. ныне называется Corpus Juris Civilis . Хотя корпус часто называют «кодом», он был больше, чем просто Кодекс .Обеспокоенный, как Валентиниан был с распространение частных комментариев, Юстиниан сформировал юридическую комиссию (в отличие от Комиссии по пересмотру кодекса Грузии, которая подготовила свой официальный кодекс) сокращать комментарии. Получившийся Дайджест был, по сути, официальная аннотация к Кодексу , и тем не менее Дайджест получил не меньше обращение как составная часть закона Юстиниана.

    Сенат консультация , jus responseendi и Дайджест отражают последовательное включение необязательных аннотаций и комментарии как важная часть всего свода законов Рима.Любой различие между уставом и аннотациями трудно согласовать с этот важный прецедент для американского правительства.

    B. Династический Китай: официальные аннотации Буквально переплетается со Статутным законом

    Как и Рим, исторический Китай относился к официальным аннотациям как к неотъемлемые компоненты закона, заслуживающие обнародования в той же степени, что и уставы.

    Китай выступает за обнародование закона, по крайней мере, Дебаты законников и конфуцианцев, охватившие период поздней весны и осени, 591–453 гг.C. Школа юристов ( fajia ) предпочтительна эффективное, предсказуемое правительство в соответствии с опубликованными законами. Напротив, конфуцианцы избегали писаного закона в пользу ли , или добродетели, теоретизируя, что писаное законы поощряли бы простое соблюдение, а не моральное совершенство, и предпочитая усмотрение наказанию, которое ли предлагало правителям.

    Законники преобладали уже в 536 г. до н.э., когда царство Чжэн публично показал свой уголовный текст ( xing shu ), отлитый на трехногих сосудах.Соседний лидер раскритиковал эту публикацию, заявив: «Когда люди узнают каковы точные законы, они не трепещут перед вышестоящими». В самом деле, сам Конфуций апокрифически сокрушался: «Люди будут изучайте треножники и не заботьтесь о знакомстве с их знатными людьми».

    Тем не менее, китайцы опубликуют своды законов для тысячелетий, с официальными, но необязательными комментариями. Кодекс династии Хань около 200 г. до н.э. предположительно включал решения от предыдущие династии ( ко ) и «сравнения» ( bi ) для использования в качестве прецедент; они имели меньшую обязательную силу, чем статуты, но, тем не менее, были включены в код.Танский кодекс 653 г. н.э. также включены обширные комментарии; действительно, его первоначальное название было «Кодекс и Подкомментарий». «Вероятно, что комментарий являлась неотъемлемой частью» кодекса, игнорирование которой «лишило бы ничего не подозревающему читателю множество необходимой информации, а также пояснений без которого смысл и цель статей [т. е. статутов] не могли бы быть правильно понятым».

    Особое внимание уделялось необязательным примечаниям к закону. в кодексе династии Мин 1585 года, который впоследствии превратился в кодекс династии Цин 1740 года.Кроме уставов (), своды содержали «подзаконы» ( li ), что дословно переводится как «принцип, образец, норма или пример», и который содержал описания прецедентов, часто возникающих из имперских указов объясняя лю . Подзаконные акты были широко признаны незаконными, но, тем не менее, имели такую ​​интерпретационную силу, что могли фактически аннулировать первоначальный замысел устава. Кодекс Цин также включал комментарии к уставам (но не к подстатутам), некоторые официальные и некоторые частные; официальные комментарии считались таковыми Неотъемлемой частью уставов было то, что они часто писались мелким шрифтом буквально между строк текста устава.

    Три тысячелетия китайской истории свидетельствуют о приверженности правительственное обнародование закона, как статутов, так и официальных аннотаций. Таким образом, коды от Хань до Цин являются сильными маркерами тесных связей между официальные аннотации и закон.

    C. Англия, 1485–1490 гг.: необязательный «английский» закон защищает власть Короны

    На протяжении всей истории Англии официальное, но не имеющее обязательной силы заявления были важнейшим компонентом закона, даже с самого начала дней печатной продукции.

    Хотя за годы становления можно многое почерпнуть парламентского статута в средневековые английские времена, эта статья начинается с критического момент введения книгопечатания в Англии в конце 15 в. век. Свидетельства того времени демонстрируют, что необязательные юридические тексты являлись неотъемлемой частью закона, достойной публичного обнародования не менее чем уставы.

    При зарождении книгопечатания в конце 15 в. официальным языком английского права не был английский.Уставы были названы на латыни. и официально написаны на так называемом «юридическом французском языке», примером чего является издание Вильгельмом де Махлиния в 1484 году статутов Ричарда III. Когда Генрих VII вступил на престол в 1485 г. Парламент также издал статуты, снова официально действующие на французском языке. Тем не менее, когда примерно в 1490 году Корона поручила Уильяму Кэкстону напечатать устава, Кэкстон сделал это на английском языке.

    Без сомнения, юристы того времени поняли бы Переводы Кэкстона, хотя и как эманации короля, а не как закон. Преобладающее мнение заключалось в том, что право может быть «более точно выражено на французском языке, чем на Английский» из-за множества технических терминов французского права. Английский перевод был бы считается не только неофициальным, но и двусмысленным.

    Тем не менее, Англия создала и обнародовала эти необязательные объяснения закона — бесплатно для английских подданных — потому что это служило важные цели. Информируя общественность о законе, Корона надеялась прививать добродетель своим подданным — и эгоистично пропагандировать собственное величие и справедливость.Это требовало, чтобы закон был не просто публичным, но и понятным для среднего Английский предмет. Вскоре после публикации Кэкстона юрист и печатник Джон Растелл счел Генриха VII «достойным называться второму Соломону» в силу того, что статуты «написаны вульгарным английским языком и должны быть опубликовано, провозглашено и напечатано, так что тогда повсеместно люди королевство может вскоре узнать об упомянутых уставах.

    Возможно, государственный правовой кодекс не так загадочен, как французское право, но краткость статутов может сделать их непрозрачными из-за отсутствия вспомогательных средств толкования.Официальные аннотации дают представление о рассуждениях законодателя точно так же, как это делала «англичанка» статутов в 15 веке. Ни один можно не принимать во внимание как часть закона.

    Безусловно, Англия не разрешала неограниченный доступ к закон. Полномочия печатать уставы и другие официальные документы находились (и технически до сих пор) в строгом ведении королевской прерогатива и монополия печатника короля или королевы; печать отчетов о делах и других текстов общего права также была монополизирована. по патенту на печать общего права.Но эти элементы того, что сегодня под названием «Коронное авторское право» не должно утешать государства, которые утверждают монополия авторского права на свои юридические тексты: наряду с общим полиграфическим монополия канцелярской гильдии и указы Звездной палаты 1586 г. и 1637 г., прерогатива и патент были элементами власти английского правительства. комплексная схема цензуры информации и доминирования над прессой из-за страха разжигания в Англии религиозных беспорядков протестантской Реформации. Американские штаты, по-видимому, не оправдывать свои притязания на авторские права религиозной цензурой.

    Д. Англия, 1520–1640 гг .: обнародованные объяснения закона противодействовать абсолютистской монархии

    В печатном станке разгорелись споры о целесообразности печатание закона, дебаты, которые выявляют серьезные риски в ограничении доступа к официальные, но не имеющие обязательной силы указы правительства.

    «Публицисты» поддержали печать закона Англии, особенно на английском языке, чтобы улучшить социальную мораль. Юрист-печатник Джон Растел, хваля английский перевод книги Генриха VII статутов (и в печати своего собственного перевода более старых статутов на тот «вульгарный язык»), объяснил в 1519 году, что «знание названных уставов» позволит людям «Лучше жить в спокойствии и мире.” Лорд Брук, политик, ставший поэтом, после упоминания Гнея. Флавий, написал:


    Опять же, законы должны быть упорядочены и изложены
    Так ясно, как каждый может понять,
    В чем для него и в чем для короны,
    Их строгость или равенство стоят. . . .

    Противниками публицистов были прежде всего юристы, которым грозила потеря монополии на знание закона. Аргументы этих «антипублицистов» проясняют, почему доступ к закону должен включать официальные аннотации.

    Антипублицисты в целом не возражали против публикации обязывающий закон, протестуя вместо публикации обоснования закона. «Конечно, нет необходимости публиковать причины решения закона, или apices [тонкости] или 90 264 фикции 90 265 90 264 juris 90 265 к множеству», — написал один адвокат. Подобно конфуцианцам, антипублицисты опасались, что «неучёные голым чтением» закона без обучение судейских иннов «может высосать ошибки» и, таким образом, «навредить себе.” Что еще хуже, злоумышленники могут использовать знание закона как «ухищрения, чтобы скрыть свои нечестие, а не к разуму». Еще более эгоистично антипублицисты опасались, что обнародование закона бар способность характеризовать и развивать закон через внутри гильдии решения и нормы рукописного обмена, которые контролировали развитие прецеденты.

    Но самое главное — и коварное — возражение против закона книгопечатание было «непростым браком» с более широкими дебатами по поводу абсолютистских монархия.Предвосхищая отношение Грузии к своему официальному кодексу как к интеллектуальному собственности, многие антипублицисты полагали, что, поскольку Корона была единственной источник власти, закон был ее «собственностью»; в этом больше не было нужды монарху объяснить закон, чем родителю объяснить наказание ребенка.

    Сегодня мало кто принял бы абсолютизм; противоположное мнение, что закон, связывающий суверена, является основополагающим для американского правительства. И насколько отвергается абсолютизм, следует отвергнуть и антипублицистов» — и вытекающая отсюда точка зрения Грузии о том, что суверенные разъяснения закона не подразумевают проблемы с доступом.

    E. Англия, 1640–1642 гг .: печать парламентских Дебаты сажают семена демократии

    Публикация английских парламентских дебатов в середины 1600-х демонстрирует, как доступ к необязательным, но официальным материалам в этом прецедентной законодательной истории, способствует народному суверенитету и общественному представление.

    Парламент даже сегодня номинально обладает властью тайна его дебатов и наказание тех, кто публикует его протоколы. Парламентская привилегия «свобода слова» предусматривает, что «дебаты или разбирательства в парламенте [так в оригинале] не должны подвергаться импичменту или подвергаться сомнению в любой суд или место вне парламента [ так в оригинале ].” Палаты парламента истолковали эту свободу как влекущую за собой нарушение авторского права. право запрещать кому бы то ни было — даже своим членам — публиковать дебаты.

    Безусловно, привилегия могла быть обеспечена только пренебрежением, так как суды общего права отказались применять и действительно пренебрегли секретностью привилегия. Но наказания за неуважение могут быть суровыми. В 1581 году Палата общин поручила его член Артур Холл с «публикацией конференций этого Дома за границей в печати», и приговорил его к высылке, штрафу в 500 марок (около 130 000 долларов США). сегодня) и шесть месяцев заключения в Тауэре.

    Тем не менее, здоровая индустрия печати парламентских дебаты начались во время Долгого парламента 1640 года. Игнорирование привилегии было вопиющие: участники не только публиковали свои речи, но и время от времени регистрировались их с компанией канцелярских товаров. Помимо санкций против сэра Эдварда Деринга за публикацию не только речей но и частные беседы парламента, парламентская привилегия была практически не применялись в этот период.

    Хорошо еще, что печать дебатов процветал благодаря Долгому парламенту, потому что обнародование этих дебатов возможно, катализирует современную партиципативную демократию.До 1640 г. средний Английский подданный обратился в парламент с петицией не об изменении государственной политики, а с частные обиды. С изданием парламентского дебаты, информированная общественность могла понять и, таким образом, участвовать в политической процесс: «[политический дискурс в печатных текстах призвал читателей интерпретировать конфликт между королем и парламентом, и впоследствии среди парламентских фракций, как непрекращающиеся дебаты». В частности, печатные политические дебаты позволили использовать новую форму подачи петиций. Парламент, в котором сторонники перемен могли заручиться поддержкой, представив и критика выступлений участников.

    Печатание парламентских дебатов, таким образом, породило «общественное мнение» как политическая сила. Общественное мнение, в свою очередь, уступило место представлениям о народный суверенитет, включая «закон мнений» Локка и Мэдисона «все правительства опираются на мнение». Публикация необязательного, официального заявления законодательного органа, таким образом, породили этот фундаментальный принцип американское правительство.

    F. Великобритания и Нью-Йорк, 1762–1796 гг.: Подавление дебатов Печать разжигает требование свободы слова

    Печатание дебатов в следующем столетии оказало более сильное влияние на Америка: она подстрекала к свободе прессы.

    Когда английские газеты начали печатать парламентские дебаты в середине 1700-х годов Палата общин примечательно действовала парламентская привилегия. В январе 1762 года Коммонс был заключен в тюрьму. принтер London Chronicle для печати выступления спикера, сдерживая дальнейшую печать дебатов для несколько лет.

    Дело о выборах в Миддлсексе в 1768 году оживило дебаты. репортаж, и парламент снова попытался его заблокировать. В том, что стало называться Дело печатников 1771 года Палата общин во главе с ее членом полковником Джорджем Ослоу вызвала восемь газетных издателей за неуважение к привилегия, печатая дебаты.Большинство исповедовались и каялись на коленях, но Джон Миллер, издатель London Evening Post , отказались появляться. Коммонс послал за арестом Миллера, но ему помешал Брасс Кросби, лорд-мэр. Лондона, который утверждал исключительную юрисдикцию для арестов в своем городе. Печально известный шаг, вызвавший несколько дней протестов, Палата общин, расстроенный тем, что Кросби защитил Миллера, бросил лорд-мэра в Вместо башни.

    Нетрудно представить, как парламентская цензура в 1771 г. могло повлиять на американское мышление эпохи революции о свободе и слова.Имеются убедительные доказательства того, что это произошло. Газета Virginia Gazette предсказала, что «Нынешний спор о свободе печати, по всей вероятности, нанести смертельную рану произвольной власти»; неделю спустя было опубликовано открытое письмо английского полемиста под псевдонимом Юниус, осуждающий действия парламента. Бенджамин Франклин знал об инциденте, как и Сэмюэл Адамс, назвавший это дело «натяжкой произвольной власти». Американцы прославляли Джона Уилкса, лондонского олдермена, который помог организовать разборки между парламентом и типографиями, за защиту свободы печати.

    американца продолжают находить парламентские привилегии противоречат их принципам. Один член Конгресса заявил, что дебаты в Конгрессе «предлагаются общественное мнение и выставлено на всеобщее обозрение». А когда в 1796 году Ассамблея Нью-Йорка заключила в тюрьму газетного писателя Уильяма Кетельтаса за «нарушение привилегий», сообщив о дебаты, среди его сторонников был «Камилл Юний», псевдоним, который, несомненно, напоминает английский эпизод 1771 года.

    Между парламентской привилегией и авторское право, когда речь идет о законодательном запрете публикации необязательных пока официальные заявления.В обоих случаях государство взимает мощные, даже преступник средства правовой защиты против своих граждан за обнародование информации, имеющей важное значение для общества. диалог. История осудила привилегии, провозглашенные государством, как противоречащие свободы слова и печати; с утвержденным государством авторским правом дела обстоят не лучше.

    Г. Вирджиния, 1846–1887: Содружество. Аннотирует официальные кодексы, несмотря на вопиющее копирование

    Хотя в штатах Америки были приняты своды законов поскольку до того, как они были государствами, интерес к кодификации ускорился в середине 1800-х годов в результате успехов Наполеоновского Гражданского кодекса и лоббирования Джереми Бентам.Некоторые из полученных кодов были аннотированы, например код Алабамы 1852 г., для которому Генеральная Ассамблея поручила «подходящего человека для составления заметок к названия, главы и статьи». Вирджиния была одной из первых стран, принявших гражданский кодекс в этот период. особенно его опыт отражает как признание общественной ценности официальных аннотаций, так и отсутствие заботы об исключительности авторских прав.

    В 1846 году Генеральная ассамблея Вирджинии назначила комиссии «пересмотреть и переварить гражданский кодекс этого содружества», а в при этом включить «такие примечания и пояснения, которые они сочтут необходимыми к ясному пониманию того же.” Ревизоры, Джон М. Паттон и Конуэй Робинсон, подготовили пять отчетов за ближайшие несколько лет в ответ.

    Отчеты ревизоров примечательны тем, что не содержат просто свод законов, но и обширные аннотации, резюмирующие и анализирующие прецедентное право. Чтобы предотвратить критику о том, что их пересмотр подорвет существующие прецедентного права, Паттон и Робинсон представили свой предложенный кодекс «в сопровождении примечания, относящиеся к решениям, и дающие такие объяснения, которые мы считали необходимо для ясного понимания наших взглядов.” В разделе о внесении изменений в состязательные бумаги в суде, например, отчет содержит обширную аннотацию с изложением дел и выводом о том, что судебные решения «должны показать правомерность этого закона; утверждаем режим в при котором вершилось правосудие». Таким образом, отчеты редакторов очень похожи на аннотированный код состояния, содержащий оба закона, которые в конечном итоге были приняты в качестве закона, и необязательные пояснительные аннотации.

    Тем не менее, аннотации редакторов были открыто скопированы.В 1856 году поверенный Джеймс М. Мэтьюз опубликовал свой Сборник законов Вирджинии , в котором не только копировался текст устава, но и прямо воспроизвела «очень ценные заметки Ревизоров Кодекса, содержащиеся в их докладах Законодательному органу». Помимо прочего, в дайджесте оптом воспроизводится аннотация на состязательную бумагу. поправки.

    В своей записке amicus по делу Джорджия против Public.Resource.Org, Inc. случае Вирджиния утверждает, что без защиты авторских прав он может «прекратить создание официального аннотированного кодекса.” Однако действия Содружества опровергают его заявление. Никаких исков о нарушении авторских прав против Мэтьюз или его издатель, похоже, существуют, несмотря на то, что законодательные органы знают об этом. регистрации его авторских прав и стоимости его работы. Действительно, Секретарь Содружества, полковник Джордж У. Манфорд, появился одобрить дайджест Мэтьюза в предисловии к кодексу Вирджинии 1860 года.

    Безусловно, отсутствие судебных разбирательств может отражать ограниченный характер закона об авторском праве в то время, но важным моментом является то, что стимулирование авторского права было излишним.Даже без него Вирджиния продолжала неустрашимо публиковать не только официальные коды но и аннотации. Акт, разрешающий публикацию кодекса 1860 г., направлен секретарю включать «такие примечания в каждом случае отмены, изменения или поправка». Манфорд сделал это широко, предоставив как хорошо проработанные ссылки на случай закон и анализ истории законодательства, например, мнение о заменяющем эффекте телеграфа Вирджинии 1847 года уставы. Кодекс Вирджинии 1887 года также содержал примечания и ссылки на случаи, например, о защите домовладельцев от взыскания определенных долгов.В своем предисловии к кодексу 1887 г. редакторы отмечают, что было «очень желательно» иметь более полные ссылки в коде; показательно, препятствием для их выполнения так что это было не отсутствие авторских прав или компенсации, а избыточная длина страницы.

    Что Вирджиния десятилетиями выпускала аннотированные официальные коды несмотря на знание того, что его аннотации копируются, показывает, что авторское право не было необходимый стимул для государственного производства аннотированных кодексов. Ревизоры и составители этих аннотаций, несомненно, согласятся.В предисловиях к 1849, 1860 и 1887 кодексов Вирджинии, все они признают «глубокое чувство [] важность» обязанности законодательного органа не просто составлять законы но обеспечить «ясное понимание того же самого». Они понимали, что задача государство объясняет, что право исходит не из личных материальных интересов, а из Основные обязанности суверена по отношению к своим гражданам.

    III. История советует консервативный подход к государственной защите авторских прав в Юридические материалы

    История несет в себе множество идей, относящихся к расположению вопрос об авторском праве в государственно-правовых текстах, а именно, является ли закон об авторском праве позволяет правительству блокировать доступ к официальным материалам, созданным государством, таким как примечания к своду законов.Три таких вывода обсуждаются ниже.

    A. Правительственные указы и законы в целом Не ограничивается актами, имеющими обязательную юридическую силу

    Во-первых, право состоит не только из суверенных актов несущей связующую силу. Заявления правительства вместо этого попадают в спектр связывающей силы. Неоднократные требования Грузии о том, чтобы указы правительства в данном случае ограничиваются теми, которые «устанавливают какие-либо обеспеченные правовой санкцией права или обязательства», то, несовместимо с тысячелетней историей.

    С самого начала, необязательные комментарии и аннотации имели юридическую силу. Римляне уважали необязательные советы сената и давали особые вес для комментаторов, имеющих разрешение jus responseendi . Кодекс династии Цин визуально различал официальные и частные комментарии, буквально переплетая первый с уставным текстом. Более того, антипублицисты 16-го века, согласившиеся на печатание статутов, но боялся дать необразованным массам « apices или fictiones juris » — пункты и фикции юридического рассуждения, объясняющие правила, — иллюстрируют силу этих необязательных источники права.

    Постоянное размытие того, что составляет закон, неудивительно, ведь цель обнародованного закона шире, чем просто оповещение граждан о наказуемых деяниях. Как китайские законники и английские публицисты понимается, закон способствует гражданской добродетели и информирует людей о волеизъявления государь. Обнародованный закон позволяет гражданам, уведомленным о рассуждений, участвовать в управлении государством и влиять на эти рассуждения, основанные на общественном мнении. мнение, как парламент узнал из публикации своих дебатов.Обнародованный закон сдерживает произвол правительства, к большому огорчению конфуцианцы и полковник Ослоу. Более того, обнародованный закон устанавливает исторический маркер культуры общества, не такого исследования, как настоящая статья, не могло бы существовать.

    Необязательные, но официальные заявления правительства на выпуск в данном случае одинаково служит этим целям, если не , а тем более . Это было объявление английского закона, не имеющего обязательной силы. законно-французская форма, но на неофициальном вульгарном языке, что укрепило репутацию Короны и советовал людям, как жить в «спокойствии и мире».” Именно публикация парламентских дебатов стимулировала участие общественности. в законодательном процессе.

    В частности, необязательные положения однозначно служат важнейшая функция права: юридическое толкование и толкование. Оба Китай и Рим признавали, что статуты сами по себе не могут ясно изложить закона, поэтому их официальные комментарии содержали «много необходимого информация» для понимания уставов. А официальные разъяснения закона, по словам судьи Скалии, «обычно наиболее убедительны» извне. информация для судебного строительства, теория, применяемая на практике Суды Грузии, которые неоднократно полагались на официальные аннотации государства.

    Что полный свод законов охватывает как обязательные, так и не имеющие обязательной силы тексты советуют не исключать какой-либо из них из прав общественности. доступ с учетом авторских прав или других законов. История и современные практики показать, что официальное заявление, не имеющее обязательной силы, может сыграть важную роль в разграничивающие права граждан, делающие его не меньшей частью «закона», и не менее указ правительства, чем статут.

    B. Контроль причин и объяснений Закон наделяет правительство и юристов чрезмерными полномочиями

    История также раскрывает опасность предоставления государствам власти ограничить доступ к необязательным юридическим заявлениям, будь то в соответствии с авторским правом законом или иным образом.Эта власть может усугубить как централизацию правительства, так и чрезмерное влияние бара.

    Аргументы государств, желающих воспользоваться авторскими правами, против их граждане находят непростую компанию с древними конфуцианцами и английские антипублицисты, которые предпочитали, чтобы абсолютистский суверен вершил закон и карал, в то время как оставляя тех, у кого нет средств, слепыми к причинам. Без сомнения, этот режим способствует послушание, но для современных ушей попахивает самодержавием. Точно так же, если государство, такое как Грузия, использует свое авторское право, чтобы запретить доступ к рассуждений, содержащихся в официальных аннотациях, государство потенциально могло бы чрезмерная власть.Например, он может выборочно скрывать свои взгляды на то, устав следует толковать узко или широко, что, возможно, ведет к уклонению от риска граждан отказываться от прав и свобод, которыми они в противном случае пользовались бы.

    Контроль над официальными комментариями к закону также вручается непредусмотрительная власть в баре. Английские юристы-антипублицисты знали, что легальная печать должна была стоить им монополии на письменное обоснование закон и, таким образом, их политическая власть определяют направление правовой реформы.Адвокат из Нью-Йорка Джеймс Кулидж Картер также возглавил оппозицию государству. усилия по кодификации в 1850-х годах, опять же для сохранения контроля адвокатуры над развивается закон. Государственное утверждение авторских прав также помещает официальные аннотации в основном в руки хорошо финансируемых юристов, вызывая ту же озабоченность, что и те, кто наибольший доступ к официальным опубликованным комментариям — и, таким образом, возможность формируют его — представляют собой профессиональный класс, нехарактерный для широкой публики.

    C. В отличие от историй болезни или трактатов, аннотированных Официальные кодексы — это традиционное государственное предписание

    Попытка предотвратить странность владения государством авторское право против граждан, государств, таких как Грузия и их сторонников неоднократно аналогии с частноправовыми трактатами и примечаниями к делам, предполагая, что государство, как аннотатор официального кодекса, действует меньше как правительство и больше похоже на частного исследователя.История снова оспаривает это утверждение, потому что, в отличие от трактатов и отчетов о судебных делах, официальные аннотированные своды законов долгое время была прерогативой государей.

    Государственные аннотации – это традиция, восходящая к веков. Юстиниан объявил два комментария, Дайджест и Институты , официальные компоненты Corpus Juris Civilis наряду с уставами. Аннотации были частью китайской правовой традиции, по крайней мере, с 200 Б.C. Кодекс династии Хань. В Англии не сложилась традиция публикации официальных комментариев к законам. примерно до 20 века, но аннотированные коды часто использовались в Вирджинии и других штатах.

    Напротив, ни один из случаев ни отчеты, ни частные трактаты традиционно не были обнародованиями штат. Частные трактаты о праве изобиловали Риме, но императоры отличали неофициальное от официального через прокламации и jus responseendi . Английские истории болезни также считались частными произведениями: средневековые Ежегодники были неофициальными и обычно приписывались юристам или студентам юридических факультетов. и в последующих отчетах о назначениях были указаны имена частных компиляторы — Plowden, Dyer, Coke.Когда Лорд Кокс высказал мнение в г., доктор Бонэм Дело что королевские статуты не были выше закона (раннее осуществление судебной обзор), Яков I выгнал его со двора, а затем в 1616 году приказал кока-коле «Исправить его Сообщает » по делу. Кока-кола отказался, и, поскольку отчеты были его собственными, а не Короной, он мог.

    Безусловно, патент на печать по общему праву охватывал трактаты в дополнение к ежегодникам, возможно, подразумевая, что Англия поместила частные трактаты на том же уровне, что и прецедентное право.Но поскольку у Короны в то время был «обычай предоставлять привилегии печатание целых классов книг», помимо юридических текстов, тот факт, что трактат Литтлтона о землевладении был одной из таких монополий, не показательно многое.

    Когда такие государства, как Грузия, считают свои официальные аннотированные кодов, подобных трактатам и отчетам о случаях, это противоречит истории, долгое время относились к официальным кодексам как к рупорам государства. что частная фирма под государственной комиссией часто держит перо в подготовке этих кодексов маленькое последствие: Юстиниан Дайджест и коды Вирджинии были также написаны в частном порядке по заказу и впоследствии ратифицированы.И не имеет большое значение якобы благожелательный мотив государств использовать авторское право для субсидировать производство аннотаций — Государство имело право субсидировать частный трактат, издаваемый частным издателем. название; это сделало бы другой случай, но и гораздо менее ценным трактат из-за отсутствия на обложке слова «Официальный».

    Неизбежный вывод заключается в том, что, назначая аннотированный код как официальный , состояние не рядовой участник рынка.Вместо этого он входит в длинную дугу история суверенов, выражающих свою волю посредством заявлений, обязательных или нет, на своих граждан. Эти заявления являются неотъемлемой частью закона, и они являются указами правительства, к которым граждане имеют право доступа.

    Заключение

    Английский юрист сэр Фредерик Поллок утверждал, что больше были возможности адвоката познания, и чем больше времени он отдал изучению правовых принципов, тем сильнее будет его колебание перед лицом, казалось бы, простого вопроса: что такое право?» Штат Джорджия и другие (и Поллок, если на то пошло) предполагают простой ответ: закон есть уставы, и ничего более.Тем не менее, история простирается так далеко назад, поскольку древний Рим и Китай опровергают это простое уравнение. Закон есть и уже давно представляет собой смесь текстов разной степени принуждения, в том числе комментарии, изречения, преамбулы и даже аннотации.

    История, рассмотренная в этой статье, демонстрирует правительства иногда агрессивно продвигают публикацию и наслаждаются выгоды от этого, а иногда и решительно противодействовать публикации способами, раскрывающие существенный вред обществу.Эта история, в конце концов, демонстрирует, что ценность доступа к закону, с помощью которого авторское право может вмешиваться, выходить за рамки обязательных законодательных текстов; основополагающие принципы ограниченное правительство, народный суверенитет и основные свободы зависят от доступа к закон в целом.


    Сноски

    *© Чарльз Дуан, 2019. Директор по технологической и инновационной политике, Институт Р-Стрит, Вашингтон, округ Колумбия. Эта статья представляет индивидуальную точку зрения автора и не обязательно отражает точку зрения других ученых из Института Р-Стрит.Эта статья в значительной степени основана на записке amicus curiae, которую автор подал в Верховный суд. См. краткую информацию для R Street Institute et al. в качестве поддерживающего ответчика Amici Curiae, Джорджия против Public.Resource.Org, Inc., 139 S. Ct. 2746 (2019) (№ 18-1150). Автор хотел бы поблагодарить Джона Бергмайера, Фредерика В. Дингледи, Веру Эйдельман, Г. С. Ганса, Филиппа Р. Мэлоуна, Эндрю Маркума, Джефа Перлмана, Кристину Песавенто, Мередит Ф. Роуз, Шервина Сия, Эрика Столлмана, Дженнифер Урбан и других участников. в судебном процессе Public Resource, а также сотрудников Библиотеки Конгресса за их ценные идеи и помощь, которые способствовали размышлениям автора по этому вопросу.Он также хотел бы поблагодарить редакторов журнала New York University Journal of Intellectual Property and Entertainment Law за их прекрасные предложения и исправления к этой статье.

    Интеллектуальный анализ текста и данных — Авторское право

    Автор: Маурицио Борги
    Иллюстрация: Давиде Бонацци

    Электронный анализ большого количества произведений, защищенных авторским правом, позволяет исследователям обнаруживать закономерности, тенденции и другую полезную информацию, которую невозможно обнаружить при обычном «человеческом» чтении.Этот процесс, известный как «интеллектуальный анализ текста и данных», может привести к получению знаний, которые можно найти в изучаемых работах, но еще не сформулированных в явном виде. Например, обработка данных, содержащихся в большой коллекции научных работ в определенной области медицины, может предположить возможную связь между геном и заболеванием или между лекарством и побочным эффектом без явного указания или упоминания этой связи в любой из бумаг.

    Научные издатели признают важность интеллектуального анализа текста и предлагают различные приложения, которые могут использовать исследователи.Например, Elsevier (RELX Group) предоставляет своим подписчикам средства для проведения независимых исследований по анализу текста и предлагает услуги специализированных исследований по анализу текстов в области наук о жизни и фармацевтических исследований.

    Интеллектуальный анализ текста также используется исследователями в области гуманитарных наук. Google Книги, одна из крупнейших существующих коллекций оцифрованных книг, предлагает всем пользователям Интернета «опыт анализа текста» с помощью Ngram Viewer, графического инструмента, созданного в сотрудничестве с исследователями из Гарвардского университета.Инструмент позволяет отслеживать частотность определенных слов или сочетаний букв в более чем пяти миллионах оцифрованных книг, опубликованных в период с 1800 по 2000 год. получить только по запросу.

    Технологии, основанные на электронном анализе больших объемов произведений, пока находятся в зачаточном состоянии, и возможности, которые они могут открыть в будущем, во многом непредсказуемы.

     

    Интеллектуальный анализ текста и авторское право

    Интеллектуальный анализ текста и данных часто включает копирование большого количества материалов, защищенных авторскими правами. Чтобы «добывать» тексты и другой контент, исследователям необходимо получать к ним доступ, копировать и обрабатывать их с помощью компьютерных программ. Даже если исследователи могут на законных основаниях получать доступ к материалам и читать их, например, через свою университетскую библиотеку, копирование значительной части работ может нарушать авторские права на эти работы (где понятие «существенное» зависит от контекста и обстоятельств).

    Однако авторское право никогда не предназначалось для ограничения использования идей, фактов и информации, существующих в произведении. Этот принцип был недавно восстановлен Верховным судом Великобритании в деле о работе в Интернете: «В широком смысле создание или распространение копий или адаптаций охраняемого произведения является нарушением». Простой просмотр или чтение не является нарушением». ( Ассоциация консультантов по связям с общественностью против The Newspaper Licensing Agency Ltd , [2013] UKSC 18).Интеллектуальный анализ текста и данных можно понимать как технологию, которая просто заменяет просмотр или чтение человеком. Таким образом, можно возразить, что копирование в процессе интеллектуального анализа текста следует рассматривать просто как второстепенное по отношению к тому, как работает эта технология, а не как деятельность, направленную на использование материала, защищенного авторским правом. В этом отношении можно отметить, что владельцы авторских прав (издатели) обычно давали разрешение исследователям на «извлечение» работ, содержащихся в их каталогах, особенно потому, что исследование может привести к взаимовыгодным результатам, таким как разработка программного обеспечения. инструменты, которые в конечном итоге повышают ценность их каталогов.Таким образом, читатели и исследователи не конкурируют с правообладателями, а являются их союзниками.

     

    Исключение для анализа текста и данных

    В Великобритании закон об авторском праве предусматривает исключение, позволяющее исследователям делать копии произведений «для анализа текста и данных». Это означает, что если пользователь имеет законный доступ к произведению, он может сделать его копию с целью проведения компьютерного анализа всего, что записано в произведении. Исключение применяется при следующих условиях:

    1) Расчетный анализ должен проводиться в целях некоммерческого исследования
    2) Копия сопровождается достаточным подтверждением (за исключением случаев, когда это практически невозможно)

    Положение также указывает, что авторское право нарушается, если сделанная копия передается другому лицу или используется в целях, отличных от тех, которые разрешены исключением (хотя исследователь может запросить у владельца разрешение на любое из этих действий).Кроме того, копии, сделанные для анализа текста и данных, нельзя продавать или сдавать в аренду.

    Важно отметить, что положение гласит, что деятельность, на которую распространяется исключение, не может быть исключена контрактом. Договорные условия, направленные на ограничение или предотвращение совершения действий, разрешенных в соответствии с исключением, не имеют исковой силы.

    Хотя анализ текста и данных в основном связан с добычей литературных произведений, исключение распространяется на все категории произведений, охраняемых авторским правом, и параллельное исключение применяется к записям исполнений.

     

    Практические последствия

    Исследователи, имеющие законный доступ к произведению или записи исполнения в электронном формате (например, через библиотеку своего учреждения), могут свободно делать дополнительные копии этих произведений или записей для проведения компьютерного анализа их содержания без необходимость запрашивать разрешение у владельца авторских прав (например, у издателя или звукозаписывающей компании). Это верно независимо от условий, изложенных в любом лицензионном соглашении между издателем и библиотекой.Однако исследование должно носить некоммерческий характер, и исследователь должен указывать источник, если это невозможно по практическим причинам. Обычно это происходит при вычислительном анализе большого количества работ.

     

    Юридические и технологические ограничения для баз данных

    Следует иметь в виду, что другие юридические или технические ограничения могут ограничивать доступ к собраниям произведений, таким как базы данных научных издателей.Примерами таких баз данных являются JSTOR, ScienceDirect и LexisNexis.

    В Великобритании и ЕС любая коллекция данных, информации или произведений, требующая значительных инвестиций для получения, проверки или представления ее содержимого, защищена «правом на базу данных». Право на базу данных является исключительным правом, которое препятствует существенному извлечению или повторному использованию содержимого базы данных, а также систематическому несущественному извлечению указанного содержимого (где то, что является «существенным» и «систематическим», зависит от контекста).Более того, использование базы данных также может регулироваться договором. В некоторых случаях для доступа к базе данных может потребоваться принятие «положений и условий», которые ограничивают определенные действия, включая анализ текста и данных. Но, как и в случае исключения из авторского права, о котором говорилось выше, участие в разрешенных действиях с базой данных с целью анализа текста и данных не может быть исключено контрактом.

    Однако Европейский суд постановил, что, когда база данных не защищена ни авторским правом, ни «правом на базу данных», владелец может свободно определять договорные условия использования такой базы данных.По сути, это означает, что владелец может полагаться на договорное право для предотвращения или ограничения анализа текста и данных в базе данных.

    Базы данных также обычно защищены техническими средствами, препятствующими систематическому доступу к их содержимому и «массовому» копированию. Например, общедоступные книги в Google Книгах можно читать и загружать по отдельности, но никто не может получить доступ ко всему корпусу этих оцифрованных книг одновременно. Следовательно, исследователям может потребоваться не только разрешение, но и техническая поддержка со стороны владельца базы данных, прежде чем приступать к крупномасштабному вычислительному анализу содержимого базы данных.По этой причине, несмотря на то, что исследователи могут полагаться на исключения для анализа текстов и данных, сотрудничество между владельцами баз данных и исследователями остается фундаментальным компонентом исследований по анализу текстов и данных.

     

     

    Юридический язык:

    Ассоциация консультантов по связям с общественностью, ООО против The Newspaper Licensing Agency Ltd , [2013] UKSC 18

    «Вообще говоря, изготовление или распространение копий или адаптаций охраняемого произведения является нарушением.Простой просмотр или чтение не является нарушением».

    Ryanair Ltd против PR Aviation BV , Дело C-30/14, § 43

    ‘[I]Если автор базы данных решает разрешить использование своей базы данных или ее копии, он имеет возможность […] регулировать такое использование соглашением, заключенным с законным пользователем, в котором […] «цели и способ» использования этой базы данных или ее копии».

    Юридические ссылки:

    Закон о копировании произведений и записей исполнений с целью извлечения данных и текста изложен в разделе 29A и Приложении 2(2)1D Закона об авторских правах на промышленные образцы и патенты 1988 года.Вы можете прочитать оба положения здесь:

    http://www.legislation.gov.uk/uksi/2014/1372/regulation/3/made

    Ценность и преимущества анализа текста , Отчет JISC (2012 г.), доступен по адресу: http://www.jisc.ac.uk/publications/reports/2012/value-and-benefits-of-text-mining. .aspx

    Дополнительную информацию о интеллектуальном анализе текста можно получить на веб-сайте Национального центра интеллектуального анализа текста (NaCTeM) при Манчестерском университете.

    Часто задаваемые вопросы об авторском праве и Textual Scholar

    Авторское право и Textual Scholar FAQ

    И несколько менее распространенных запросов

    Следующие вопросы, кроме нескольких, добавленных для полноты картины, взяты из общедоступных рассылок нескольких списков адресов электронной почты, главным образом HUMANIST, ARCHIVES и CNI-COPYRIGHT.Ответы неоднозначны: некоторые представляют мою формулировку стандартных ответов, основанную на четкой законодательной декларации; некоторые представляют мои мнения, предварительные или уверенные, правильные или нет; многие представляют собой дайджест ответов, размещенных в одних и тех же списках. Ни один из них не претендует на юридическую консультацию или что-то иное, кроме мнения; все было бы хорошо послужено исправлениями и проблемами со стороны более информированных. В настоящее время и вопросы, и ответы предполагают, что применяется законодательство США. Это больше отражает мое незнание не-U.С. права, чем реальный характер текстологической науки, которая обычно носит интернациональный характер.

    Кому принадлежит текст?

    Защищены ли неопубликованные рукописи авторским правом?

    Да, за исключением произведений, которые никогда не могут быть защищены авторским правом (федеральные документы, чисто конвенциональные списки фактов и т. д.), или тех, которые явно размещены в общественном достоянии, все оригинальные неопубликованные произведения в рукописи теперь пользуются федеральной законодательной защитой авторских прав с момента их фиксация в материальной форме.Государственное авторское право общего права было полностью заменено Законом об авторском праве 1976 года.

    Может ли владелец рукописи помешать мне полностью опубликовать ее содержание?

    Владелец, конечно, может ограничить или лицензировать доступ таким образом, чтобы предотвратить публикацию. Но владелец не может использовать авторское право для предотвращения публикации (или опубликованного перевода), если только он не является также владельцем авторских прав.

    Сколько лет должно быть рукописи, прежде чем она станет общественным достоянием?

    По настоящему У.С., возраст рукописи не имеет значения: независимо от того, сколько лет, все неопубликованные охраняемые авторским правом произведения охраняются авторским правом в течение пятидесяти лет после смерти их автора (с некоторой поправкой на совместные произведения, анонимные произведения и т. д.) или до тех пор, пока 2003 год, в зависимости от того, что представляет собой более длительный срок. N1 Да, даже древние и средневековые рукописи технически охраняются, хотя иностранное происхождение таких рукописей может осложнить дело N2, как и возможность того, что они были в общественном достоянии, когда были написаны.N3

    На практике отсутствие видимых наследников приводит к тому, что произведение становится общественным достоянием. Вопрос о том, является ли рукопись «защищенной», во многом зависит от существования кого-то (наследника, а не владельца рукописи), способного заявить о праве собственности и подать в суд за нарушение. Даже для рукописи 1850 г. могут возникнуть некоторые сомнения относительно того, кто унаследовал права; а как насчет шекспировской рукописи 1600 года? Или анонимный MS от 1350? К сожалению, нет «яркой черты»: нет момента времени, когда мы можем провести черту и сказать: «это древняя работа, фактически находящаяся в общественном достоянии», но «это неопубликованная работа, защищенная до 2002 года.»Для подачи иска достаточно одного наследника.

    Для некоторых старых произведений, а возможно, и для всех средневековых произведений, возможно, что методом публикации может быть рукописная транскрипция. Средневековые рукописи часто представляют собой опубликованные копии по современным технологиям. Но произведения были распространены в рукописи и в более поздние периоды.

    Чье разрешение я должен получить, чтобы опубликовать ранее неопубликованную рукопись?

    Владелец авторских прав, если его можно найти. Подойдет даже единственный наследник.Репозитории также обычно настаивают на предоставлении разрешения в качестве условия для создания или разрешения копий.

    Чье разрешение я должен получить, чтобы опубликовать новое издание текста из оригинальной рукописи (манускриптов)?

    То же.

    Если неопубликованный документ был написан в Пруссии валлийцем, но хранится в архиве США, чей закон применяется? (Укажите национальность за пределами США по вашему выбору.)

    Применяется закон США

    . 17 USC 104(а) гласит:

    Произведения, указанные в разделах 102 и 103, пока не опубликованные, подлежат охране в соответствии с этим разделом независимо от гражданства или места жительства автора.

    Защищены ли авторским правом редкие старопечатные книги (скажем, инкунабулы)?

    Нет. Такие произведения считаются опубликованными и срок действия авторского права на которые истек. Они находятся в общественном достоянии.

    Может ли владелец копии или единственной копии помешать мне полностью опубликовать ее содержание?

    Не посредством авторского права.

    Могу ли я использовать и цитировать неопубликованные рукописи в биографии или истории без разрешения?

    Это остается немного неясным.Как правило, перефразирование и краткое изложение на основе неопубликованного материала не считается нарушением авторских прав. Однако печально известное дело Сэлинджера против Рэндом Хаус, Инк. было возбуждено против биографа отчасти на том основании, что большая часть биографии была основана на перефразировании (а не цитате) неопубликованных писем. N4

    Могу ли я цитировать выдержки из неопубликованных рукописей в биографии или истории?

    Да, но очень осторожно. Одним из наиболее радикальных изменений, внесенных федерализацией авторского права по общему праву Законом 1976 г., было введение возможности возмещения больших убытков в случаях нарушения прав на неопубликованные материалы, убытков, достаточно больших, чтобы оправдать судебный иск Сэлинджера (среди прочего), и очень сильно угнетают биографов и историков.Еще в 1991 году Пегги Фокс из New Directions Press могла утверждать: «Это , а не ». допустимо цитировать, хотя и кратко, из ранее опубликованных материалов и без разрешения владельца авторских прав». Публичный закон N5 102-492, утвержденный 24 октября 1992 г., по общему признанию, добавил формулировку к 17 USC 107, которая разрешает добросовестное использование неопубликованных материалов. В результате, «к сожалению для ученых, они остаются в ловушке между прецедентным правом, установленным делами Сэлинджера и Хаббарда, и новым законом…. который остается неоспоримым и лишенным комментариев со стороны». N6 Большинство издателей, по-видимому, настаивали на том, чтобы их авторы сохраняли очень консервативную (даже робкую) позицию в отношении нового права на добросовестное использование неопубликованных рукописей.

    Могу ли я добавить введение и примечания к переизданию книги девятнадцатого века и заявить авторские права на всю работу? N7

    Нет. Только ваши дополнения могут быть защищены вашим авторским правом.

    В какой степени современные издания древних текстов защищены авторским правом?

    Это серьезный вопрос, на который нет однозначного ответа.Это может зависеть, а может и не зависеть от количества творческой текстовой критики, использованной редактором, степени, в которой издание отличается от транскрипции, или подобных факторов. критических изданий из-за отрицания Файстом «пота бровей» как критерия защиты авторских прав. Один из недавно задавших вопросы:

    Как неамериканец, я не знаком с решением «Фейста». относительно древних/средневековых текстов, опубликованных в печати.я сейчас побежал против фирмы, планирующей использовать выдержки из наших книг. Может ли кто-нибудь дайте мне дату/ссылку на это решение и любой краткий анализ его значения и любых ограничений. Это также представляет интерес для наших европейских партнеров/дистрибьюторов, которые могут столкнуться с подобными проблемами из-за текстов, которые они публикуют.N9
    Ясно, что рукописные транскрипции, возможно, в том числе однотекстовые издания, напечатанные в серия PIMS «Средневековые латинские тексты» может попасть в категорию минимального творчества, особенно если исключить какие-либо редакционные вмешательства, такие как исправления или толкования.Даже критические издания древних или средневековых (т. е. находящихся в общественном достоянии) произведений могут рассматриваться как не подлежащие охране авторским правом, если все, что использовалось конкурентом, было представлением рукописных чтений, а не самим предположительно творческим критическим текстом. N10

    Кому принадлежат изображения?

    Спрашивают:

    Какие виды прав на воспроизведение могут принадлежать иллюстрациям в средневековой рукописи, принадлежащей учреждению? …. Я так понимаю, что принято обращаться в учреждение, которому принадлежит оригинал mss.просить разрешения на воспроизведение для публикации, но это вежливость или требование закона? N11

    Рукописная иллюстрация не отличается в этом отношении от рукописного текста: учреждение редко (в случае средневековых рукописей можно с уверенностью сказать «никогда») не обладает авторскими правами на свои материалы и может осуществлять только права собственника движимого имущества. . То есть учреждение мне физически ограничивает доступ, запрещает копирование как условие доступа или прикрепляет любое копирование или фотографирование по лицензии или контракту.

    Более сложный вопрос заключается в том, могут ли фотографические репродукции произведений, не охраняемых авторским правом, сами по себе квалифицироваться как охраняемые авторским правом «живописные произведения», помимо какой-либо лицензии, которая регулирует их распространение. Если так, то авторские права принадлежат фотографу, (чаще) учреждению который нанял фотографа или кого-либо, кому авторские права были переданы договор.

    Возвращаясь к гипотетическому изданию Беовульфа, пока меня нельзя предотвратить на на основании авторских прав от воспроизведения текста мне могут запретить воспроизведение изображения текста (напр.фотография страницы журнала рукопись), если это изображение само защищено авторским правом. В таком обстоятельствах мне пришлось бы договариваться о лицензионном сборе с владельцем авторское право. Поскольку владельцы рукописи контролируют доступ к фотографируя его, разумно предположить, что любое изображение защищены их авторским правом, и именно в этом они имеют законное право на требовать деньги.N12
    Однако некоторые говорят, что такие фоторепродукции являются продуктом только обычные технические навыки и не демонстрируют необходимой минимальной оригинальности, чтобы квалифицироваться как произведения «авторства» в соответствии с законом об авторском праве.Если да, то фотографии тоже в открытом доступе. Все (я думаю) поместили бы ксерографические копии в эту категорию; большинство из них включают микрофильмы: оба они чаще рассматриваются как репродукции, чем как изобразительные работы. Мне было бы интересно услышать о любом прецедентном праве (или другой соответствующей информации!) по этому вопросу.

    Большинство таких фоторепродукций, конечно же, продаются или иным образом выдаются держателем только при условии, что они не воспроизведенный. Это вопрос договорного права, а не закона об авторском праве (часто при этом международного договорного права), но договоры могут связывать только тех, кто является сторонами договора.Если опубликованные иллюстрации не защищены авторским правом, их можно копировать и воспроизводить; аналогичным образом, если в чьей-либо библиотеке есть копии ранних рукописей на микрофильмах, то, по-видимому, нет никаких препятствий для свободного копирования и распространения копий, если предположить, что сама библиотека не налагает никаких условий на доступ или копирование. Еще одна сложность возникает, когда сами опубликованные фотографии достаточно старые, чтобы стать общественным достоянием.

    Тот же спрашивающий продолжает:

    ….Если иллюстрация воспроизведена в современной книге, скажем, по средневековому искусству, имеет ли учреждение, [которое] владеет оригинальной рукописью, законных прав на воспроизведение этого изображения из недавно опубликованной книги?

    Как работодатель фотографа по найму, учреждение, вероятно, обладает законным авторским правом (хотя те же сомнения связаны с защищенностью авторским правом обычных фотографических репродукций).

    …Как правила применяются к чему-то редкому, но не уникальному, например к гравюрам на дереве?

    Уникальность рукописи или иллюстраций не имеет отношения к статусу авторских прав на фотографии, на которых они воспроизведены, хотя существование нескольких копий, безусловно, усложнило бы доказательство нарушения, особенно если фотография была отретуширована.Ходят слухи, что публикация таких фотографий без указания авторства является обычной практикой, когда разрешение получить нелегко. Атрибуция — это средство установления подлинности, и только по этой причине ее стоит предоставлять.

    Вопросы об электронных текстах

    И другие производные формы

    Является ли нарушением авторских прав удаление кодировки из электронного текста произведения, которое в остальном находится в общественном достоянии, и публичное распространение разделенной копии или какой-либо ее перекодированной адаптации? N13

    Это вопрос, который все чаще возникает в эпоху электронных текстов.По мере того, как электронные версии общедоступных изданий продолжают множиться, будь то часть текстовых баз в режиме онлайн, часть коллекций «великой литературы» на компакт-дисках или каким-либо другим образом, ученые часто находят удобным использовать эти материалы. тексты в виде готовых экземпляров для распространения или в качестве основы для собственной доработки и редактирования. До тех пор, пока каждое творческое вторжение, не являющееся общественным достоянием, удалено из произведения, оно должно быть таким же безопасным для использования, как и любая другая работа с ПД.

    Остается вопрос: является ли пометка (и любые другие текстовые изменения, сопровождающие пометку) достаточно творческой, чтобы квалифицировать версию, в которую она внесена, как самостоятельную авторскую работу? Это, конечно, будет зависеть от текста и тегов, о которых идет речь.Вполне вероятно что изменения, сделанные только для того, чтобы сделать текст машиночитаемым, обеспечат в лучшем случае лишь очень «тонкий» слой защиты авторских прав, аналогичный тому, которым пользуются юридические издатели США (Запад и т. д.) в судебных репортёрах и подобных сборниках публичных Материал домена — защита легко снимается любым предприимчивым пользователем.

    Создает ли запрос разрешения на использование текста или другого материала предубеждение против защиты добросовестного использования такого использования, если в разрешении отказано? Я.е., иногда безопаснее вообще не спрашивать? Возможно. Питер Юнгер заметил, отвечая на аналогичный вопрос:

    Я считаю, что Сперберг-МакКуин мудро предположил, что если кто-то спросит за разрешение делать что-то, на что уже есть привилегия, можно обнаружить, когда в разрешении отказано, что человек потерял прежнее привилегия.N15
    Однако большинство юристов, похоже, отвергают этот аргумент и рассматривают запрос о разрешении как не наносящий ущерба осуществлению своих прав независимо от того, предоставляется ли разрешение.

    Защищены ли авторскими правами списки слов, предназначенные как для лексических данных, так и для индексации? Можно ли взять, изменить и опубликовать список слов на основе существующего словаря? Или на основе согласованности, индекса или алгоритмического анализа текста, защищенного авторским правом? N16

    Списки слов как таковые кажутся фактическими компиляциями без достаточного творческого подхода, чтобы квалифицироваться как авторские работы в соответствии с решением по делу Файста. Списки слов, которые воспроизводят леммы словаря, защищенного авторским правом, доставляют больше хлопот: я не нашел четкого ответа на вопрос о степени нарушения авторских прав, которую они могут представлять, хотя аргумент, что такой список сам по себе представляет незначительную часть полезности словаря и рынка сбыта является довольно убедительным для нахождения добросовестного использования.N17

    Указатели к конкретным текстам, как представляется, не представляют собой производные работы, способные конкурировать с оригиналом (наоборот: обычно для их полезности требуется доступ к оригиналу). Один случай, возможно, с ограниченной применимостью, имеющий отношение к этому вопросу, — это The New York Times Co., Microfilming Corporation of America, Arno Press, Inc. и New York Times. Information Service, Inc., против Roxbury Data Interface, Inc., Байрона А. Фалька-младшего и Валери Р. Фальк (3 мая 1977 г.) N18, в котором Окружной суд Нью-Джерси отклонил иск о нарушении прав против компании, которая предоставил печатный указатель для индекса New York Times.

    Тесно связанный с этим вопрос: нарушает ли авторское право в электронном тексте предоставление средств удаленного поиска для широкой публики? Текстовые проекты, такие как ARTFL, делают именно это.N19

    Такая возможность явно не нарушает исключительного права на распространение произведения, но, в зависимости от того, какой объем текста показан, вполне может нарушать право на его показ. Владелец копии имеет право демонстрировать эту копию, но только присутствующим людям (что бы это ни значило в случае электронного текста): уж точно не широкой публике.Отображение одной строки в формате KWIC или (лучше) номера строки или номера страницы без какого-либо текста, вероятно, было бы слишком незначительным, чтобы квалифицировать его как отображение, нарушающее авторские права. N20

    Когда электронный текст пересекает международные границы в процессе копирования или распространения, где имеет место нарушение (если таковое имеется)? N21

    ??


    Страница часто задаваемых вопросов CTS 1 / Пол Шаффнер / [email protected]

    Священные тексты: авторские права

     

    Авторские права


    Эта страница представляет собой объяснение авторских прав на простом английском языке. вопросы на этом сайте.Это можно считать продолжением файла Условия обслуживания.

    Использование общедоступных файлов на этом сайте

    Большинство файлов на этом сайте находятся в открытом доступе в США . Это потому, что они изначально были напечатаны под номером в США под номером и:

    • Срок действия их авторских прав истек (они были опубликованы в или до 1922 г.), или
    • Изданы с 1923 по 1964 год (включительно) и авторские права не были продлены, или
    • Они были опубликованы правительством США.

    Кроме того, книги, напечатанные за пределами США в 1922 году или ранее, являются общественным достоянием в США.

    Книги и другой контент становятся общественным достоянием в различных пути в разных странах. Так что, если вы проживаете за пределами США, вам придется использовать различные критерии для определения того, находится ли текст в общественном достоянии. В некоторых странах это определяется датой смерти автора. Например, в Соединенном Королевстве или Европе Книги Союза становятся общественным достоянием 70 лет со дня смерти автора.Это означает, что некоторые книги находятся в общественном достоянии в США, но не Великобритания. Например, книга «Разоблачение Таро» была опубликована в 1910 году в Англии. Это означает, что он находится в открытом доступе в США (был опубликован до 1922 г.). Однако автор А. Э. Уэйт умер в 1942 г. За это причина, по которой эта книга не войдет в общественное достояние в Великобритания или ЕС до 2012 года.

    Файлы общественного достояния с этого сайта могут использоваться для любых целей . Вы можете :
    • Загрузите, распечатайте и сделайте копии для личных целей
    • Отправить их другу по электронной почте
    • Используйте их для своего класса или учебной группы
    • Свяжите с ними свой веб-сайт
    • Разместите их копии на своем веб-сайте
    • Вставить копию священных текстов в рамку на своем сайте
    • Используйте их в газете для школы
    • Цитировать их полностью или частично в печати: в книге, журнале и т.п.
    • Создание производных произведений: отредактированных версий, антологий, программных продуктов, в которых используются цитаты из них и т. д.
    • Перевести их на другие языки
    • и т. д. и т. д. и т. д.
    не спрашивая ни у кого (включая священные тексты) разрешения . На самом деле, мы поощряем эту деятельность. Хорошим сетевым этикетом считается (но не обязательно) идентифицировать священные тексты как источник файл. Поэтому мы просим, ​​чтобы оставить любые уведомления об авторстве в файле нетронутыми, и добавьте ссылку на священные тексты, если это возможно.

    Файлы общественного достояния на этом сайте были подготовлены бесплатно распространение с большим трудом и затратами. Файлы общественного достояния, подготовленные в священных текстах может быть лицензирован для коммерческого использования как способ поддержки Интернет-архив священных текстов и создание дополнительных электронных текстов. Эти файлы перечислены в библиографии. Некоторые другие общедоступные файлы на этом сайте могут иметь тривиальные ограничения коммерческого использования, особенно файлы из Project Gutenberg. Большинство других общедоступных файлов на этом сайте можно использовать в коммерческих целях. проекты без оплаты.Пишите нам, если у вас есть какие-либо вопросы.

    Обратите внимание, что это не ограничивает вас в использовании эти книги для коммерческого использования, если вы готовы чтобы сделать свою собственную транскрипцию их. Мы не возражаем против этого, так как не претендуем на эти работы.


    Файлы на этом сайте, защищенные авторским правом

    Некоторые тексты защищены авторским правом, но выпущены их правообладателями. для некоммерческого использования . Большинство этих файлов также имеют положения, которые файл должен распространяться в целости и сохранности, включая любые сообщения об авторских правах и использовании.

    В других случаях файл может быть защищен авторским правом и выложили ошибочно. Если это так, и вы являетесь авторским правом держатель, пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы оперативно удалим его.

    Некоторые тексты, защищенные авторским правом или имеют неизвестный статус авторского права следующий значок рядом с их списком индекса: . Когда этот значок присутствует на странице или добавлен после данного файла, это указывает на то, что файл имеет проблемы с авторскими правами, которые вам нужны рассмотреть перед его использованием (особенно в коммерческих целях).Отсутствие этого значка указывает что мы считаем, что файл находится в общественном достоянии.

    Файлы с пометкой [Внешний сайт] могут быть защищены авторским правом и иметь другие ограничения на их использование. Ознакомьтесь с политикой конкретных сайтов, прежде чем используя эти файлы.

    Некоторые файлы защищены авторским правом, поскольку они являются оригинальными материалами. особенно для священных текстов. Сюда входят индексные файлы, графики подразделов и любой описательный материал. Эти файлы, графика и текст не могут быть воспроизведены в любой форме без разрешения правообладателя Дж.Б. Заяц. Эти файлы будут иметь явные уведомления об авторских правах.

    Все защищенные авторским правом изображения на этом сайте имеют явные уведомления об авторских правах, либо непосредственно под на графике или внизу страницы. Если вы хотите использовать любой из этих файлов, вы должны связаться с JB Hare для получения разрешения на авторское право.

    Если изображение , а не имеет такое уведомление, он может находиться в общественном достоянии.

    Примечание: читатель Таро Javascript и все связанные HTML files также является материалом, защищенным авторским правом.Вы должны получить разрешение от правообладателя J.B. Hare, если хотите включить эту программу в другой веб-сайт или коммерческий продукт.

    Если у вас есть другие вопросы об авторских правах на этом сайте, пожалуйста, напишите нам.

    Часто задаваемые вопросы о священных текстах содержит дополнительную информацию о вопросах авторского права на этом сайте. Мы рекомендуем вам прочитать его перед тем, как написать нам, так как он может ответить ваши вопросы.


    Как определить, находится ли файл в общественном достоянии в США?

    Поскольку мой сайт находится в США, я соблюдаю закон об авторском праве США.

    Это мой критерий для определения того, является ли произведение общественным достоянием или нет. Прежде всего:

    1. Все, что до 1922 года включительно (т.е. опубликованное в 1922 году или до 1922 года), является общественным достоянием.

    2. Все, что было опубликовано в США в период с 1923 г. (включительно) по 1963 г. (включительно), является общественным достоянием, если оно не было продлено в бюро авторских прав США через 28 лет после даты публикации.

    Все остальное не является общественным достоянием, особенно книги, изданные за пределами США после 1922 года.

    Итак, сначала вам нужно провести небольшое исследование. Вам нужно ответить на два вопроса: 1) была ли она впервые опубликована в США? 2) В каком году она была опубликована? Это не всегда очевидно на странице авторских прав книги, особенно если вы смотрите на современное переиздание более старой работы.

    Сначала я обращаюсь к каталогу MELVYL (каталог библиотеки Калифорнийского университета, в котором есть практически все когда-либо изданные книги — даже Некрономикон Ди!). Их веб-адрес http://melvyl.cdlib.org/.

    Я заполняю форму и получаю самое раннее издание книги, которую пытаюсь найти.

    Если его там нет (или я не вижу ранней записи для него) Я также проверяю Библиотеку Конгресса. (http://catalog.loc.gov/). Если его там нет, я проверяю Alibris (www.alibris.com) и ABEbooks (www.abebooks.com) для получения информации об использованных копиях.

    Если он был впервые опубликован в США в 1922 году или ранее, он является общественным достоянием.

    Если оно было впервые опубликовано в США после 1922 г., но в 1963 году или раньше, то я иду в Каталог обновлений авторских прав (http://www.kingkong.demon.co.uk/ccer/ccer.htm).

    Здесь есть таблица с каждым годом, когда что-то может быть обновлено (год издания плюс 28 лет) между 1922 и 1963 годами.

    Вы выбираете год (скажем, 1931), переходите на эту страницу и находите определенные страницы с именами авторов, расположенными в алфавитном порядке. Работы 1931 года могли быть возобновлены в 1958 и 1959 годах. На каждый алфавитный ряд приходится по две страницы. Таким образом, всего нужно загрузить четыре страницы (они в формате TIF, поэтому вы не можете просмотреть их в своем браузере, вам нужно загрузить их на жесткий диск и использовать редактор изображений для их просмотра).Эти TIF ​​теперь были преобразованы в доступный для поиска текст с помощью Распределенная проверка и Project Gutenberg. Это разбито на файлы для каждого шестимесячного периода которые можно скачать по ссылкам на сайте CCR. Тем не менее, по-прежнему рекомендуется проверять изображения страниц.

    Если вы обнаружите, что книга указана как обновленная в одном из этих файлов TIF, тогда его нет в открытом доступе.

    Если вы не найдете его в файлах TIF для этого конкретного года продления, значит, он находится в открытом доступе.

    Если в Каталоге продлений авторского права нет файлов TIF для этого конкретного года, остается последняя остановка — форма поиска Бюро регистрации авторских прав США. (http://www.copyright.gov/records/). Это имеет обновления только после 1978 года, таким образом, это является окончательным только для книг, опубликованных после 1950 года или около того (поскольку книга нуждалась в продлении на 28-м году после публикации). Есть некоторые записи, которые восходят еще дальше. Таким образом, обращение к этой базе данных может быть безрезультатным.

    Если он был опубликован с середины 50-х до 1963 года и вообще не указан здесь, то он, вероятно, является общественным достоянием.

    Если есть список в бюро авторских прав, вы должны тщательно его изучить.

    В некоторых случаях книга имеет запись в базе данных, потому что какой-то чрезмерно усердный издатель подал заявку на новый материал в старой книге, являющейся общественным достоянием, в этом случае в записи будет указано, что заявка применима только к НОВОМУ МАТЕРИАЛУ. Если вы опустите это из текста, вы, вероятно, в хорошей форме. Вот почему я сначала проверяю самую раннюю дату публикации. Обычно понятно, что такое «новый материал».

    Если вы хотите получить окончательное заключение, Я рекомендую вам связаться Томпсон и Томпсон, 1-800-356-8630, юридическая фирма в Вашингтоне, округ Колумбия. которая специализируется на интеллектуальной собственности. Попросите их специальные поиски продления за 90 долларов. В бюро авторских прав идут пешком, а примерно через неделю отправит по электронной почте (и/или по факсу и отправит по почте, если хотите) вам полный отчет о любых следах они находят регистрацию или продление. Вы, , можете, , поручить это бюро авторских прав, но это будет стоить вам немного больше, и это займет несколько месяцев.Если этот поиск выдаст продление, оно не находится в открытом доступе, в противном случае, это в общественном достоянии. Например, вот как я прибил общественное достояние статус «Летающие тарелки реальны» и «Кумулипо».

    Однако, если она была впервые опубликована в период с 1923 по 1964 год включительно, и обновленный своевременно, он заперт на добрых 95 лет действующим законодательством об авторском праве. Забудьте о его появлении в Интернете, если вы не можете отследить автор и их наследники и получить разрешение; очевидно это может быть дорого и долго.

    » Мысли об авторском праве и древних текстах в современных изданиях Патролог

    Каков именно статус авторского права на древние тексты в современных изданиях?

    Никто не знает, и большинство из нас слишком боится узнать. Я не юрист, и это не юридическое заключение, а мнение по юридическим вопросам. Кроме того, законодательство об авторском праве отличается от страны к стране, и я говорю в более общем плане.

    Лично я считаю, что авторское право — плохой способ решения проблемы защиты авторских прав, доходов творческих работников и интеллектуальной собственности.Я полностью за то, чтобы авторы имели права, творческие работники получали доход за свой труд, а интеллектуальная работа вознаграждалась, и я не убежден, что закон об интеллектуальной собственности — лучший способ сделать это. В частности, аналогия интеллектуальной собственности с недвижимостью проблематична, поскольку кража предполагает лишение кого-либо блага, а копирование по определению предполагает не кражу, а воспроизведение.

    Тем не менее, в настоящее время мы все живем с режимами авторского права, вопрос в том, применимы ли они к древним текстам.Первоначальный ответ, казалось бы, «нет», потому что все эти тексты давно вышли за рамки авторских прав и попали в общественное достояние. Право Аристотеля на защиту своего труда не сохраняется до наших дней.

    Тем не менее, древние тексты появляются в современных изданиях — отредактированных томах, составленных текстологами, которые пытаются представить что-то вроде (а) критического издания, наилучшим образом предполагающего исходный текст (с необходимыми оговорками относительно дискуссий в поле о том, что такое «первоначальный текст»). означает, и возможно ли это вообще/желательно), или (б) издание издания, лучше всего предполагающее одну рукопись или семейство рукописей, где автор не пытается обязательно построить (а).

    Почти каждое современное издание, которое я видел, претендует на авторское право. На каком основании?

    В большинстве юрисдикций допускается, что производная работа может получить статус охраняемой авторским правом на основе творческой работы, но не на основе простого труда, каким бы интенсивным он ни был. Тогда возникает вопрос: достаточно ли «креативна» текстовая критика, чтобы создать новую работу?

    Я бы сказал, что нет, это не может быть основано на цели самой текстологической критики — представить текст, который не нов, который не отклоняется, который пытается наилучшим образом точно представить то, что, по его мнению, предшествующий текст. .Хотя текстовая критика действительно может включать в себя творческий подход к принятию решений, она не должна включать в себя создание нового контента ab initio .

    По-видимому, именно это открытие стало поводом для публикации в блоге Роджера Пирса в 2014 году по этой теме, хотя у меня нет дополнительных сведений об этом французском деле.

    Для ясности, эта точка зрения применима только к фактическому тексту древней работы, а не к оборудованию и критическим материалам, которые действительно защищены авторским правом. Я также не подразумеваю, что редакционная работа несложна, кропотлива, требует ума и образования и достойна достойной оплаты.Авторское право не является ответом на этот вопрос и оказывает медвежью услугу тем, кто хочет работать с древними текстами.

    Есть более вопиющие проблемы с авторскими правами на древние тексты. Я хочу закончить упоминанием двух вопиющих, которые меня особенно раздражают. Во-первых, это BHS, по крайней мере некоторые издания, которые утверждают, что в основном следуют единому тексту, Ленинградскому кодексу масоретского текста Ветхого Завета. В той мере, в какой издание сохраняет и представляет единственную рукопись, оно не может быть защищено авторским правом или защищено авторским правом — воспроизведение текста не создает авторских прав.Утверждать, что это так, интеллектуально нечестно и, вероятно, мошеннически.

    Второй — оцифровка. Оцифровка — это дорогая, трудоемкая и удивительно трудоемкая задача. Но это не создает авторских прав. Одна примечательная база данных древних текстов, а на самом деле их несколько, утверждает, что не просто контролирует использование с помощью лицензирования и Условий обслуживания (которые являются другими, юридически законными, но иногда сомнительными с моральной точки зрения способами контролировать то, что пользователи делают с текстами), но правообладатель статус его текстов,  включая тексты, которые явно находятся в общественном достоянии  , такие как тома Migne Patrologia.Оцифровка определенно не считается творческим трудом и не создает авторских прав на дигитайзер. Это мошенничество.

    И все же вряд ли это будет решено в ближайшее время. Закон об авторском праве — это большой бизнес, он погряз в современных проблемах, столь же проблематичных по другим причинам, и очень быстро становится дорогим для тех, кто признан виновным в нарушении.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.