Кто такой экономист эссе: Рассказ о профессии экономиста🎈

Содержание

Сочинение на тему: “Моя будущая профессия – экономист” 📕

Во все времена существовали особые профессии, которые пользовались наибольшей популярностью среди всех существующих профессий. В современном мире одной из наиболее популярных профессий является профессия экономиста, по распространенности и популярности с данной профессией сравниться может разве что профессия юриста. Но стоит понимать, что фактор популярности и распространенности имеет и обратную сторону медали. Как правило, чем популярнее та или иная профессия, тем больше специалистов с соответствующим дипломом существуют и тем большая

конкуренция в определенной области знаний присутствует.

Все это вынуждает стараться намного сильнее всех тех, кто выбирает, в частности, профессию экономиста.

Но, если бы я не был уверен в себе и собственных силах, я бы никогда не избрал эту профессию для себя. Чем хороша профессия экономиста? Во-первых, своей универсальностью. Существует множество конкретных работ, которые может выполнять экономист.

Он может трудиться в коммерческом или государственном банке. Банк как никакое другое учреждение должен уметь подсчитывать деньги, экономисты нужны там всегда и для всех задач. Для человека, который окончил экономический факультет с хорошими оценками, как правило, не составляет сложности найти работу в банке, ведь их работает очень много и в них достаточно много персонала.

Пригодится экономист и на государственной службе. Наша отчизна требует квалифицированных специалистов для планирования и проведения разнообразной экономической деятельности. В целом на рынке труда всегда много вакансий для экономистов, начиная от бухгалтеров, которые нужны на каждом серьезном предприятии, и заканчивая государственными служащими.

В конце концов, большим преимуществом является и то, что экономистам достаточно хорошо платят, ведь они выполняют тяжелый умственный труд.

Конечно, в этой профессии есть и определенные недостатки, о которых тоже следует знать. Важность понимания недостатков важна, поскольку человек должен заранее подготовиться к неприятностям определенного рода, к сложностям, с которыми он может столкнуться на своей будущей работе. Я думаю, что работать экономистом не очень весело.

На самом деле, это очень однообразная работа, требующая от человека постоянно делать одно и то же, а это очень даже может надоесть. Впрочем, самое главное, что я готов к этому. Человек, который собирается работать экономистом, должен быть готов к такого рода сложностям, чтобы найти выход из проблемы тогда, когда это будет актуально.

Сочинение «Моя будущая профессия — экономист»

Профессия экономиста возникла сотни лет назад, когда начали существовать основные экономические понятия: товар, обмен, деньги. За прошедшие столетия функции экономиста заметно изменились и расширились.
Экономист собирает и анализирует данные о производственной деятельности, затем оценивает, насколько она успешна и, в конечном счете, готовит предложения руководству по усовершенствованию технологии производства и труда.
Экономисты работают по нескольким направлениям.
Например, экономист по труду рассчитывает размер зарплаты для представителей каждой профессии — от бухгалтера до шахтера. Кроме того, он знает, как оценить результаты труда работников предприятия.
Экономист планового отдела определяет наиболее эффективные пути получения прибыли. Для этого он сначала рассчитывает, какие доходы можно получить в будущем и сколько средств для этого понадобится. Затем он считает прибыль и обдумывает, как ее использовать. Таким образом, он планирует хозяйственную деятельность предприятия. Потом экономист будет оценивать, насколько реализовался его план, то есть проводить анализ выполнения намеченных планов и достигнутых предприятием результатов. Он сделает выводы и приступит к разработке планов на следующую перспективу.

Задача экономиста по финансовой работе — сформировать и распределить доходы и накопления, обеспечить финансовыми ресурсами производство. Этот специалист следит за тем, чтобы предприятие выполняло свои финансовые обязательства перед государством и банками, правильно платило налоги, вовремя рассчитывалось с поставщиками.
Существуют и другие экономические специальности: экономисты по договорной и претензионной работе, материально-техническому снабжению, сбыту и т.д.
Вы, наверно, уже догадались, что тот, кто хочет быть экономистом, в первую очередь должен любить и хорошо знать математику. Кроме того, работа экономиста требует аккуратности и точности, а поскольку ему зачастую приходится отстаивать интересы предприятия, он должен быть принципиальным и честным человеком.
Чтобы стать грамотным экономистом, надо закончить экономический ВУЗ. Там изучают теоретические основы экономики, статистику, основы финансовой и банковской деятельности. Кроме того, экономист обязательно должен хорошо знать специфику того предприятия, на котором ему предстоит работать.

Эссе почему я выбрал направление экономика. Сочинение на тему «Экономист – профессия моей мечты. Владение навыками менеджмента позволит

Профессия – это определенная специальность, которую выбирает человек в определенный момент жизни. Важно сделать правильный выбор, потому что зачастую происходить много ошибочных решение, которые ведут за собой неправильный выбор профессии. Что для человека профессия? Работать нужно будет долго и поэтому место работы и направлений выбирать нужно тщательно, чтобы каждодневные походы были не в тягость. Чтобы выбор был правильный и наиболее легкий важно принимать во внимание разные аспекты реальной жизни. Я для конкретного решения просмотрела множество различных книг, посоветовалась с родителями, зашла на сайты и проверила актуальность и востребованность данной профессии. Итак, какую профессию я выбираю? Я в будущем стану экономистом.

Выбор свой могу объяснить и аргументировать, начнем.

Во-первых, экономист – профессия, которая занимает важное место в современном обществе, а значит, никогда не исчезнет, и я буду востребованным специалистом. Во-вторых, экономист – это звучит гордо. Мода и привилегированность профессии так же важное место занимает в современном мире. В-третьих, мой профиль изучения в школе – математика. Мне всегда было намного легче решить несколько уравнений, чем написать одно сочинение. Мне интересно высчитывать разные алгоритмы и уравнения, буду рада заниматься этим каждый день на работе. Для меня экономист – специальность, с помощью которой я смогу реализовать свои интересы и возможности. Поступать я буду в экономический вуз и надеюсь на благоприятное окончание обучения.

Обновлено: 2018-01-03

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter .
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

.

Сочинение на тему «Экономист – профессия моей мечты»

Выбор будущей профессии очень важен, поэтому к нему нужно подходить со всей серьезностью. Часто случается так, что многие со временем разочаровываются в своей специальности и начинают себя искать на каком-то другом поприще. Для меня этот выбор тоже дался нелегко, но все же я смог определиться. В будущем я хочу стать высококвалифицированным экономистом. Если мне удастся освоить эту профессию, то я осуществлю свою давнюю мечту.

Конечно же, мой выбор достаточно необычен, поскольку сейчас многие хотят поступить на психолога или юриста, но для меня эти профессии не являются привлекательными. Существует много причин, почему мне нравится именно такая специальность, как экономист. В первую очередь, она очень престижна. Кстати, об экономике мне стало известно еще в начальной школе, а после в 5 классе. Мне уже тогда очень нравилось решать задачи и это у меня отлично получалось. Так, с того времени я и начал увлекаться экономикой.

К тому же эта профессия тесно переплетается с такими направлениями, как промышленность, сельское хозяйство, транспорт, а также торговля. Поэтому в будущем я смогу найти себе достойную работу.

Всем известно, что такая специальность, как экономист еще является и одной из самых востребованных и высокооплачиваемых. Однако для начала нужно получить высшее образование. Ведь времена, когда можно было строить успешную карьеру, имея при этом лишь среднее образование, уже давно прошли. Поэтому обязательно следует закончить ВУЗ. Кстати, сейчас практически во всех высших заведениях открыт данный факультет, по той причине, что это специальность пользуется большим спросом.

Но в тоже время, какую бы профессию я ни решил освоить, в любом случае очень важно заниматься самообразованием. Уже сейчас я стараюсь читать необходимую литературу, которая помогает мне понять все тонкости экономики. Благодаря этому такая востребованная и престижная профессия мне нравится еще больше. В будущем надеюсь посетить различные тренинги и семинары, которые мне тоже во многом помогут.

Я считаю, что при выборе будущей специальности очень важно руководствоваться именно своей мечтой. Ведь только в этом случае удастся сделать правильный выбор и в будущем не придется жалеть или переучиваться. Я уже определился и считаю, что экономика – это профессия всей моей жизни, поэтому надеюсь, что когда у меня получится ее освоить, то я добьюсь карьерного роста, поскольку мой выбор был сделан сердцем.

Моя будущая профессия — экономист, я выбрал специальность, которая в государственном списке профессий названа так: «Финансы и кредит». Специальность «Финансы и кредит занимает особое место в системе экономических отношений. Получение подобной экономической специальности дает комплекс знаний в области: государственных и муниципальных финансов, банковского и страхового дела, денежного обращения, финансового менеджмента, рынка ценных бумаг, налогов и нал00000огообложения.

Моя будущая специальность предполагает изучение процессов формирования и исполнения бюджетов разных уровней; механизма управления государственным долгом; функционирования внебюджетных фондов; порядка планирования, учета и отчетности на предприятиях, в организациях, учреждениях; организации и управления денежными потоками предприятий, инвестиционной деятельности хозяйствующих субъектов; особенностей организации финансов предприятий и организаций; банковского и страхового дела.

Профессия экономиста обрела не малую популярность в наше время среди абитуриентов. При этом мало кто из поступающих в вузы точно себе представляет, на кого собирается учиться.

Кто же это такой экономист? В целом экономисты, если говорить кратко, это специалисты по эффективной экономической деятельности. Специальность «экономист» является смежной для таких профессий как бухгалтер, маркетолог, финансист, менеджер.

Экономисты востребованы везде, где требуется планировать и рассчитывать финансы, Где нужно контролировать расход средств, анализировать результаты работы предприятия и определять рентабельность.

К списку вакансий для экономистов относятся финансовые менеджеры, например, в банках, риск-менеджеры, аналитики, финансисты, аудиторы и т.д. При этом профессия экономиста действительно высокооплачиваемая и спрос на этих специалистов есть всегда.

Общие данные о профессии «Экономист»

Начнем с того что, профессия экономиста возникла сотни лет назад, когда начали существовать основные экономические понятия: товар, обмен, деньги. За прошедшие столетия функции экономиста заметно изменились и расширились. Экономист собирает и анализирует данные о производственной деятельности, затем оценивает, насколько она успешна и, в конечном счете, готовит предложения руководству по усовершенствованию технологии производства и труда. Экономисты работают по нескольким направлениям.

Например, экономист по труду рассчитывает размер зарплаты для представителей каждой профессии — от бухгалтера до шахтера. Кроме того, он знает, как оценить результаты труда работников предприятия. Экономист планового отдела определяет наиболее эффективные пути получения прибыли. Для этого он сначала рассчитывает, какие доходы можно получить в будущем и сколько средств для этого понадобится. Затем он считает прибыль и обдумывает, как ее использовать. Таким образом, он планирует хозяйственную деятельность предприятия. Потом экономист будет оценивать, насколько реализовался его план, то есть проводить анализ выполнения намеченных планов и достигнутых предприятием результатов. Он сделает выводы и приступит к разработке планов на следующую перспективу.

Задача экономиста по финансовой работе — сформировать и распределить доходы и накопления, обеспечить финансовыми ресурсами производство. Этот специалист следит за тем, чтобы предприятие выполняло свои финансовые обязательства перед государством и банками, правильно платило налоги, вовремя рассчитывалось с поставщиками.

Существуют и другие экономические специальности: экономисты по договорной и претензионной работе, материально-техническому снабжению, сбыту и т.д.

Знания, которыми должен обладать будущий экономист.

Тут необходимо отметить, как говорил об экономике Д ж. Кейнс: «Предмет легок, но малочисленны те, кто добивается в нем успеха. Парадокс состоит в том факте, что экономист должен обладать редкой комбинацией талантов: Он должен быть математиком, историком, государственным деятелем, философом».

Что же должен знать экономист?

1. Во-первых, он должен получить фундаментальную экономическую подготовку.

2. Иметь необходимые знания для должности, на которую претендует (например, азы бухучета, истории, политологии, менеджмента и т. д.).

3. Фактически 2/3 компаний ведут внешнеэкономическую деятельность и им необходимы специалисты со знанием иностранного языка. Таким образом, знание иностранного языка является обязательным требованием для специалиста в области экономики, и, как минимум, это знание желательно при устройстве на работу. В любом случае, специалисту непо мешает владение иностранными языками, и это увеличит возможности трудоустройства.

4. Экономисту приходится иметь дело с большим количеством информации. И, поэтому, просто необходимо иметь хорошие навыки владения компьютером, и, что особенно важно, знание специальных программ(по бухгалтерии, экономическому анализу и т. д.), помимо этого необходимо иметь высокую скорость печати, чтобы быстро обрабатывать информацию.

Заключение

Таким образом, подводя итоговую черту всему вышесказанному можно ответить на вопрос: почему я выбрал специальность экономиста?

Прежде всего – это личное желание занять высокий пост, а соответственно и готовность брать на себя сопряженные с этим обязанности.

И, несмотря на то, что при окончании института, возникнут определенные трудности с трудоустройством и низкой заработной платой, я считаю, что данная профессия очень перспективна для целеустремленных людей.

Возможно, я начну свою карьеру с должности менеджера по продажам, корпоративного экономиста, экономиста планово-расчетного отдела, помощника консультанта, ассистента экономиста, помощника экономиста. Главное, в данной ситуации не забывать, что это только лишь первая профессиональная ступень. Часто, получив опыт работы по вышеизложенным специальностям в компании, вчерашние студенты становятся весьма продуктивными и успешными сотрудниками.

Единственное, хочется еще раз подчеркнуть, что никто не становится сразу директором отдела маркетинга или руководителем финансового отдела с соответствующим доходом. Сначала придется поработать рядовым менеджером или помощником. А дальше все будет зависеть только от самого специалиста, его желания повышать квалификацию.

Введение

Моя будущая профессия — экономист, я выбрал специальность, которая в государственном списке профессий названа так: «Финансы и кредит». Специальность «Финансы и кредит занимает особое место в системе экономических отношений. Получение подобной экономической специальности дает комплекс знаний в области: государственных и муниципальных финансов, банковского и страхового дела, денежного обращения, финансового менеджмента, рынка ценных бумаг, налогов и налогообложения.

Моя будущая специальность предполагает изучение процессов формирования и исполнения бюджетов разных уровней; механизма управления государственным долгом; функционирования внебюджетных фондов; порядка планирования, учета и отчетности на предприятиях, в организациях, учреждениях; организации и управления денежными потоками предприятий, инвестиционной деятельности хозяйствующих субъектов; особенностей организации финансов предприятий и организаций; банковского и страхового дела.

Профессия экономиста обрела не малую популярность в наше время среди абитуриентов. При этом мало кто из поступающих в вузы точно себе представляет, на кого собирается учиться.

Кто же это такой экономист? В целом экономисты, если говорить кратко, это специалисты по эффективной экономической деятельности. Специальность «экономист» является смежной для таких профессий как бухгалтер, маркетолог, финансист, менеджер.

Экономисты востребованы везде, где требуется планировать и рассчитывать финансы, Где нужно контролировать расход средств, анализировать результаты работы предприятия и определять рентабельность.

К списку вакансий для экономистов относятся финансовые менеджеры, например, в банках, риск-менеджеры, аналитики, финансисты, аудиторы и т.д. При этом профессия экономиста действительно высокооплачиваемая и спрос на этих специалистов есть всегда.

1. Общие данные о профессии «Экономист»

Начнем с того что, профессия экономиста возникла сотни лет назад, когда начали существовать основные экономические понятия: товар, обмен, деньги. За прошедшие столетия функции экономиста заметно изменились и расширились. Экономист собирает и анализирует данные о производственной деятельности, затем оценивает, насколько она успешна и, в конечном счете, готовит предложения руководству по усовершенствованию технологии производства и труда. Экономисты работают по нескольким направлениям.

Например, экономист по труду рассчитывает размер зарплаты для представителей каждой профессии — от бухгалтера до шахтера. Кроме того, он знает, как оценить результаты труда работников предприятия. Экономист планового отдела определяет наиболее эффективные пути получения прибыли. Для этого он сначала рассчитывает, какие доходы можно получить в будущем и сколько средств для этого понадобится. Затем он считает прибыль и обдумывает, как ее использовать. Таким образом, он планирует хозяйственную деятельность предприятия. Потом экономист будет оценивать, насколько реализовался его план, то есть проводить анализ выполнения намеченных планов и достигнутых предприятием результатов. Он сделает выводы и приступит к разработке планов на следующую перспективу.

Задача экономиста по финансовой работе — сформировать и распределить доходы и накопления, обеспечить финансовыми ресурсами производство. Этот специалист следит за тем, чтобы предприятие выполняло свои финансовые обязательства перед государством и банками, правильно платило налоги, вовремя рассчитывалось с поставщиками.

Существуют и другие экономические специальности: экономисты по договорной и претензионной работе, материально-техническому снабжению, сбыту и т.д.

2. Знания, которыми должен обладать будущий экономист.

Тут необходимо отметить, как говорил об экономике Д ж. Кейнс: «Предмет легок, но малочисленны те, кто добивается в нем успеха. Парадокс состоит в том факте, что экономист должен обладать редкой комбинацией талантов: Он должен быть математиком, историком, государственным деятелем, философом».

Что же должен знать экономист?

1. Во-первых, он должен получить фундаментальную экономическую подготовку.

2. Иметь необходимые знания для должности, на которую претендует (например, азы бухучета, истории, политологии, менеджмента и т. д.).

3. Фактически 2/3 компаний ведут внешнеэкономическую деятельность и им необходимы специалисты со знанием иностранного языка. Таким образом, знание иностранного языка является обязательным требованием для специалиста в области экономики, и, как минимум, это знание желательно при устройстве на работу. В любом случае, специалисту непо мешает владение иностранными языками, и это увеличит возможности трудоустройства.

4. Экономисту приходится иметь дело с большим количеством информации. И, поэтому, просто необходимо иметь хорошие навыки владения компьютером, и, что особенно важно, знание специальных программ(по бухгалтерии, экономическому анализу и т. д.), помимо этого необходимо иметь высокую скорость печати, чтобы быстро обрабатывать информацию.

Заключение

Таким образом, подводя итоговую черту всему вышесказанному можно ответить на вопрос: почему я выбрал специальность экономиста?

Прежде всего – это личное желание занять высокий пост, а соответственно и готовность брать на себя сопряженные с этим обязанности.

И, несмотря на то, что при окончании института, возникнут определенные трудности с трудоустройством и низкой заработной платой, я считаю, что данная профессия очень перспективна для целеустремленных людей.

Возможно, я начну свою карьеру с должности менеджера по продажам, корпоративного экономиста, экономиста планово-расчетного отдела, помощника консультанта, ассистента экономиста, помощника экономиста. Главное, в данной ситуации не забывать, что это только лишь первая профессиональная ступень. Часто, получив опыт работы по вышеизложенным специальностям в компании, вчерашние студенты становятся весьма продуктивными и успешными сотрудниками.

Единственное, хочется еще раз подчеркнуть, что никто не становится сразу директором отдела маркетинга или руководителем финансового отдела с соответствующим доходом. Сначала придется поработать рядовым менеджером или помощником. А дальше все будет зависеть только от самого специалиста, его желания повышать квалификацию.

Список литературы

1. Зайверт Л. «Ваше время в ваших руках», Интерэксперт, 2005 г..

2. Алексеев А., Пигалов В. «Деловое администрирование на практике», 2005 г.

3. Образовательный портал учеба.ру —

Моя будущая профессия и ее значение для общества.

Я часто думаю о своем будущем: какое оно будет? Какому делу посветить себя? Ведь вокруг нас много всего интересного и необыкновенного. Существует много профессий. И одна из них очень близка мне – это профессия экономист. Выбор этой профессии основан на том, что я очень люблю математику.
Моя мама всю жизнь работает в торговой сфере. Она мне очень много рассказывала про торговлю, денежный оборот, как все устроено. Я смотрела, как она что-то пишет и считает, мне стало интересно следить за процессом. Со временем я стала интересоваться литературой на эту тему, мне хотелось проникнуться в эту структуру все больше и больше. Смотрела финансовые новости, пыталась проследить процесс развития экономики страны, следить за денежно-кредитными показателями.
Экономика – это наука. Она требует глубокого изучения. Она соединяет в себе два греческих слова «хозяйство» и «закон». Роль «экономики» как науки в обществе определяется отношениями между людьми в процессе своей практической деятельности.
Важно понять, что практическая деятельность или хозяйствование, включенное в орбиту человеческих отношений, направлено на получение и использование средств существования. Это дисциплина о том, как люди справляются со своими задачами в области производства и потребления.
Профессия экономиста возникла сотни лет назад, когда начали существовать основные экономические понятия: товар, обмен, деньги. За прошедшие столетия функции экономиста заметно изменились и расширились.
Экономист собирает и анализирует данные о производственной деятельности, затем оценивает, насколько она успешна и, в конечном счете, готовит предложения руководству по усовершенствованию технологии производства и труда.
Вообще эта профессия — разнопрофильная.
Например, работает в плановых, финансовых и статистических органах, на предприятиях, в учреждениях и организациях. Решает задачи, связанные с планированием, организацией и анализом хозяйственной деятельности предприятий и учреждений, организацией труда работников на производстве. Проверяет оформление отчетности по отдельным видам бухгалтерского учета, технико-экономические работы по планированию, материально-техническому снабжению, сбыту, материальным и трудовым затратам.
Экономист осуществляет оперативный учет выполнения работ и контроль расчетов с заказчиками, составляет документы периодической отчетности. Анализирует действующие формы первичных документов и отчетности, разрабатывает предложения по их совершенствованию. В вычислительных центрах участвует в составлении проектов механизации счетной обработки задач различных типов, в разработке нормативов материальных и трудовых затрат, в определении стоимости работ и цен на услуги. Формулирует экономическую постановку задач, исследует возможность использования готовых проектов, алгоритмов и программ аналогичных задач.
В научно-исследовательских учреждениях, конструкторских, технологических, проектных и изыскательских организациях собирает научно-техническую информацию, систематизирует и обобщает статистическую информацию. Рассчитывает материальные и трудовые затраты проводимых исследований, определяет их экономическую эффективность.
Существуют и другие экономические специальности: экономисты по договорной и претензионной работе, материально-техническому снабжению, сбыту и т.д.
Профессионал должен обладать важными качествами:
— умение много и напряженно работать;
— мужество и принципиальность;
— умение отстаивать интересы общества;
— математические способности;
— четкость;
— аккуратность;
— логическое и конструктивное мышление;
— эмоциональная устойчивость.
Квалифицированный специалист должен еще «вчера» думать, что будет завтра. Ведь одна из функций данной профессии – это анализ. Должен делать так, чтобы предприятие не оказалось в убытке. Обойти кризис, а если он наступил, то найти правильный выход из данной ситуации. Необходимо быть уверенным в себе и в том, что ты делаешь. Это очень ответственная работа. Не даром, потребовалось сотни лет, для того, чтобы получить на современном этапе отличных, высококвалифицированных специалистов. С каждым годом идет усовершенствование этой профессии, но не следует забывать о том, чтобы стать грамотным специалистом, надо закончить экономический ВУЗ. Там изучают теоретические основы экономики, статистику, основы финансовой и банковской деятельности. Кроме того, экономист обязательно должен хорошо знать специфику того предприятия, на котором ему предстоит работать.
Я люблю общаться с людьми. С детства я была очень стеснительным, малоразговорчивым, со временем я приобрела уверенность, стала более открытой и смелой. Я поняла, что надо много знать, совершенствовать свои знания. Чтобы получить хорошую работу необходимы глубокие и разносторонние знания. Мне хотелось бы стать настоящим специалистом, а для этого я поняла, что надо относиться к учебе и работе серьезно и ответственно.

Сочинение на тему: «Моя будущая профессия — экономист» на английском языке — 3 топика с переводом

Рассказ о карьерных планах — популярная тема для эссе на английском. Тем не менее не всегда легко составить мысль на незнакомую тематику, поэтому стоит ознакомиться с работами других. Хороший пример — «Моя будущая профессия — экономист». Сочинение на эту тему можно проанализировать и использовать как основу для эссе о любой профессии.

Полезные слова для эссе

Чтобы написать рассказ о будущей профессии, нужно знать её название на английском. Желательно ознакомиться со списком слов, связанных с разными специальностями. Затем нужно запомнить и повторить их, чтобы не забыть при написании текста.

Названия специальностей:

  • a baker — пекарь;
  • an astronaut — космонавт;
  • a doctor — врач;
  • an actor — актёр;
  • an engineer — инженер;
  • a dancer — танцор;
  • a musician — музыкант;
  • a waiter — официант.

Говоря о выборе профессии, можно употреблять такие фразы, как: I want to pursue the career of a musician. — Я хочу достичь карьеры в музыке (прямой перевод: я хочу следовать за карьерой музыканта).

Being an engineer sounds promising! — Быть инженером звучит многообещающе.

My life goal is to be a famous actor. — Моя жизненная цель — быть хорошим актёром.

В английском языке есть и феминитивы многих профессий — an actress, a waitress. Кроме того, для профессий, содержащих корень man, существуют варианты с woman и person. Последний считается самым вежливым, когда речь идёт о группе лиц обоих полов. Например: chairperson, spokesperson.

Говоря о профессии своей мечты, можно употреблять либо нейтральную, либо форму для своего пола. Это важно помнить, так как в русском языке нередко употребляются слова мужского рода в нейтральных ситуациях.

Чтобы написать хорошее сочинение на английском языке, желательно не копировать готовое, а лишь взять определённые идеи. Затем можно использовать новые фразы и слова и составить собственный текст.

My future profession is

There are many professions in the world. It’s hard to choose the one that you want to pursue. When I was a child, I wanted to be an astronaut, then I dreamed of opening a business. I always knew that my mom was an economist, but or some reason that sounded boring to me.

Now I’m in 8 grade. I’ve learned that it’s economy that rules the world, and my plans changed. I’m interested in the way markets run, and I like to read stories about successful businessmen and businesswomen. And so, I decided that I want to be an economist, just like my mother. There is a lot of competition in that field, because an economist’s career is very promising. ut with hard work and patience you can achieve anything!

Your profession is what shows your way of thinking and your point of view. I want to have a profession that defines my motivation to work. Understanding economy makes it easier to understand people, society and my own desires.

I need to study and work a lot to become an economist, but I know that I can do it. My dream is to study at a top university, so I can have a successful career and a happy life. Becoming a well-known and respected economist is my life goal, and I will do my best to achieve that.

Перевод сочинения

В мире много профессий. Сложно выбрать ту, в направлении которой хочешь двигаться. Когда я была ребёнком, я хотела стать астронавтом, потом мечтала открыть бизнес. Я всегда знала, что моя мама работает экономистом, но почему-то для меня это звучало очень скучно.

Сейчас я в восьмом классе. Теперь я узнала, что экономика управляет миром, и мои карьерные планы изменились. Мне интересно, как работает рынок, и мне нравится читать истории об успешных бизнесменах и бизнесвумен. Я решила, что хочу стать экономистом, как моя мать. В этой сфере много конкуренции, потому что карьера экономиста — очень многообещающая. Но всего можно достичь, если упорно трудиться и сохранять терпение.

Твоя профессия — это то, что показывает твой способ мышления и точку зрения. Я хочу профессию, которая отражает мою мотивацию к работе. Когда понимаешь экономику, проще понять людей, общество и свои желания.

Мне нужно много учиться и работать, чтобы стать экономистом, но я знаю, что могу это сделать.

Моя мечта — выучиться в топовом вузе, чтобы иметь успешную карьеру и счастливую жизнь. Стать уважаемым и хорошо известным экономистом — это моя жизненная цель, и я сделаю всё возможное, чтобы достичь её.

Предыдущая

Английский языкСочинение на тему: «Моя будущая профессия — журналист» на английском языке — 3 топика с переводом

Следующая

Английский языкПредлоги места в английском языке — таблица, правила и примеры употребления

Моя профессия экономист сочинение на английском

А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.Профессия экономиста возникла сотни лет назад, когда начали существовать основные экономические понятия: товар, обмен, деньги.

У нас вы найдёте тысячи рефертов, бесплатных курсовых работ и сочинений на Моя Профессия Экономист На Английском Языке на SkachatReferat.ru.

Сочинения.Моя профессия экономист. Дисциплина: Экономика и экономическая теория.Экономисту нужен так же английский язык. Грамотный экономист, где бы он ни работал, обязан знакомиться со специальной литературой, а она в основном появляется на английском.

Сочинение на тему моя профессия — это экономист.Пожалуста помогите составить сочинение….моя профессия в будущем я хочу стать экономистом. эта профессия очень ответственная, на нее уходит много времени. еще в этой профессии очень много надо желать просчетов , знать…

Топик на английском языке моя будущая профессия экономист Моя Будущая Профессия Экономист На Эссе на тему моя профессия экономист.Лучшее сочинение – Профессия экономист» Сочинения на.

Моя будущая профессия — экономист, я выбрала специальность, которая в государственном списке профессий названа так: «Финансы и кредит».Моя профессия — бухгалтер (сочинение, эссе) Бухгалтерский учёт, Прочие работы, Моя профессия — бухгалтер (сочинение, эссе)…

Сейчас имею два диплома (судовой механик+ судовой электромеханик), работаю на английского судовладельца в оффшоре; есть хорошие перспективы роста.[Ответить] [Отменить ответ]. мика: помогите мне писать сочинение моя будущая профессия экономист.

Сочинения по литературе и русскому языку. Статистика.Профессия экономиста возникла сотни лет назад, когда начали существовать основные экономические понятия: товар, обменДа и сама терминология экономической науки во многом основана на английском языке.

Моя профессия экономист-менеджер — Рефераты.Сочинение на тему Моя будущая профессия Моя профессия экономист 14 кб.А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.Профессия: экономист-менеджер. необходимо…

Эссе на тему «Психология в моей будущей профессии»

Эссе на тему «Психология в моей будущей профессии» Психология — это одна из важнейших дисциплин применяемая в профессиях социального характера. Она играет большую роль в работах юриста, менеджера, экономиста и тд. Я хотела бы по подробнее рассмотреть значение психологии в профессии экономиста. Экономист – это очень востребованная профессия, без представителей этой профессии не обходится ни одно среднее и крупное предприятие. Профессия экономиста включает в себя ряд таких задач, как исследование и решение широкого спектра вопросов, связанных с экономикой и финансами предприятий, регионов, стран и мира. Экономисты — серьезные люди, которые обладают высоким уровнем ответственности, аналитическим складом ума, внимательностью, высокой работоспособностью и тд. Данная профессия требует постоянного внимания и напряжения. Такое большое количество стресса и нервов может отрицательно сказываться на эмоциональном состоянии человека и на его психике. Психология человека разработала некие пункты, изучив которые можно с легкостью избежать конфликтов с начальником или коллегами по работе, настроить себя мысленно и эмоционально на дальнейшую работу. Например, следует придерживаться нескольких основных правил при общении с подчиненными: ко всем сотрудникам нужно относиться одинаково, то есть, не выделяя никого по личным симпатиям, в этом случае психология поможет найти общий язык с сотрудниками и работать как один коллектив. Следующий пункт — это в присутствии подчиненных нельзя использовать в речи ненормативную лексику, т.к. это не прибавит вам авторитета и следует уметь отличать лесть от проявления уважения, с помощью таких приемов можно управлять человеком, усыпив его бдительность. Психология общения с людьми изучает навыки общения необходимые человеку для полного и качественного взаимодействия с другими людьми, это говорит о том, что при общении с сотрудниками нужно соблюдать некие нормы, чтобы тебя услышали и прислушались к твоему мнению. Психология необходима для налаживания отношений с коллегами, что необходимо в любой должности, а так же для распределения обязанности людей, опираясь на их интересы и возможности. Таким образом, психология играет важную роль в любой работе, связанной с общением между людьми, поэтому ее изучение является столь важным.

Сочинение-рассуждение «Моя будущая профессия».

Моя будущая профессия

План:

Специальность по душе.

Выбор профессии.

Личные качества.

Экономика повсюду.

Каждый человек, получив образование, выбирает себе будущую профессию. Начинаешь анализировать все варианты и приходишь к выводу, что одна специальность не нравится, вторая не подходит по личным качествам, освоить третью не по карману, а к четвертой просто нет способностей. Остается несколько, выбрать из них уже легче.

Я хочу проложить свой жизненный путь через работу, которая будет приносить мне удовольствие.

В нашем мире очень трудно определиться с выбором профессии, так как она должна быть, во-первых, интересной, во-вторых, прибыльной. В-третьих, я должна обладать знаниями и способностями, чтобы продвигаться по карьерной лестнице, и быть лучшей в своем деле. Я выбираю специальность «экономика», сегодня она одна из самых востребованных, и в этом нет ничего странного: ни одно современное предприятие просто не в состоянии работать без специалистов подобного профиля. На основе знаний об этой профессии, будущие специалисты будут способствовать качественному улучшению экономического роста и потенциала любого предприятия, а также экономических, финансовых, вплоть до международных отношений. Главная задача специалиста на предприятии – организовать деятельность таким образом, чтобы оно было рентабельным, а прибыль постоянно росла. В нашем городе есть Ивановский государственный университет, который подготавливает и выпускает дипломированных экономистов.  Выпускники факультета могут найти работу в сфере финансов и экономики, а также заниматься исследовательской деятельностью, либо совмещать и то и другое.

Правда не только от учебного заведения будет зависеть твоя успешность, но и от твоих личных качеств. Потребуются: хорошая память, усидчивость, аккуратность, способность обрабатывать большой объем информации, логическая память, концентрация внимания, ответственность, умение грамотно изложить свою точку зрения.Для успешного построения карьеры в области экономики специалист должен уверенно обращаться с ПК, уметь работать в специализированных программах, иметь знания в бухгалтерском учете и налоговом законодательстве, большим плюсом является владение английским языком. При этом профессия экономист позволяет ежедневно совершенствовать свои навыки. Почти каждый день появляются какие-либо факторы, которые заставляют специалистов спешно анализировать ситуацию и направлять свою фирму в изменившемся направлении. Хороший сотрудник должен с гордостью браться за любые дела, требующие от него ответственности. Можно сказать, что все, что происходит в нашей жизни зависит от экономики. Невозможность жизнедеятельности компании без экономиста делают эту профессию весьма популярной. Так, большое количество абитуриентов решают связать свою жизнь и карьеру с миром экономики и финансов. Огромная конкуренция заставляет потенциальных сотрудников постоянно совершенствовать свои навыки и умения, чтобы получить желаемую должность. Таким образом, работодатель имеет возможность выбрать лучшего кандидата. В свою очередь, тот кто знаниями и своими силами добился должности, может построить хорошую карьеру с возможностью личностного роста и в итоге открыть своё дело. Для того чтобы достичь таких высот, необходимо максимально отдаваться своему делу и своей работе, но для начала её нужно полюбить. Без экономических отношений нам невозможно будет существовать. Если экономику развивать в нужном направлении, то именно она обеспечит нам средний уровень жизни. Будет меньше безработицы и людей, живущих за чертой бедности. Есть еще много интересных и нужных профессий, на какая бы работа ни была, начинать придется с самого начала, нужно будет смело идти к поставленной цели, не пугаясь преград.

Экономист на 175 | The Economist

I
Новое изобретение либерализма для 21 века

I N СЕНТЯБРЬ 1843 г. Его цель была проста: защищать свободную торговлю, свободный рынок и ограниченное правительство. Они были центральными принципами новой политической философии, которой придерживался Уилсон и которой с тех пор придерживается.Этой причиной был либерализм.

Сегодня либерализм — это широкая вера — гораздо более широкая, чем она была для Вильсона. Он имеет экономические, политические и моральные компоненты, которым разные сторонники придают разное значение. С этой широтой приходит путаница. Многие американцы связывают этот термин с верой левых в большое правительство; во Франции его считают родственным фундаментализму свободного рынка. Но какую бы версию вы ни выбрали, либерализм под ударом.

Нападение является ответом на господство людей, которых их недоброжелатели небезосновательно называют либеральной элитой.Глобализация мировой торговли; исторически высокий уровень миграции; и либеральный мировой порядок, основанный на готовности Америки проецировать жесткую силу: все это элита стремилась создать и поддерживать. Это то, в чем элита преуспела, все время поздравляя себя со своей приспособляемостью и открытостью к изменениям. Иногда это просто приносило более явную пользу, чем широкий круг меньших душ; иногда это делалось за их счет.

Популистские политики и движения одержали победы, определив себя в оппозиции к той элите: Дональд Трамп против Хиллари Клинтон; Найджел Фарадж вместо Дэвида Кэмерона; Движение пяти звезд против брюссельской бюрократии; Виктор Орбан победил Джорджа Сороса, который на самом деле не участвовал в выборах в Венгрии в апреле прошлого года, но олицетворяет то, что Орбан презирает, и к тому же является евреем.Популисты высмеивают лидеров прошлого как одержимых властной политкорректностью и оторванных от того, что важно для простых людей; они обещают своим избирателям шанс «вернуть контроль». Тем временем восходящие державы, а также Россия, которая, хотя и находится в состоянии упадка, все еще опасна, стремятся бросить вызов либеральному мировому порядку или, по крайней мере, изменить его. И в ближайшем будущем крупнейшей экономикой мира станет Китай, однопартийная диктатура. Во всех этих отношениях связь между экономическим прогрессом и либеральной демократией, которая когда-то почти не подвергалась сомнению, подвергается серьезному испытанию. Журнал The Economist отмечает свое 175-летие отстаиванием убеждений, занимающих оборонительную позицию.

Да будет так. Либерализм преуспел, последовательно изобретая себя заново, оставаясь при этом верным тому, что Эдмунд Фосетт, бывший журналист этой газеты, определяет в своей превосходной истории предмета как четыре ключевых элемента. Во-первых, общество является местом конфликта и что оно останется и должно оставаться таковым; в правильном политическом окружении этот конфликт порождает конкуренцию и плодотворные споры.Во-вторых, общество таким образом динамично; ситуация может стать лучше, и либералы должны работать над тем, чтобы добиться такого улучшения. Третье — недоверие к силе, особенно к концентрированной силе. Четвертое — это настаивание перед лицом любой власти на равном гражданском уважении к личности и, следовательно, на важности личных, политических и имущественных прав.

В отличие от марксистов, либералы не видят прогресса с точки зрения некоего утопического телоса: их уважение к личности с ее неизбежными конфликтами запрещает это.Но в отличие от консерваторов, делающих упор на стабильность и традиции, они стремятся к прогрессу как в материальном плане, так и в плане характера и этики. Таким образом, либералы, как правило, были реформаторами, выступающими за социальные перемены. Сегодня либерализму необходимо избавиться от отождествления с элитами и статус-кво и возродить этот реформаторский дух.

Эпические черствые мужчины

Специфическая либеральная философия, которую Уилсон стремился распространить, родилась среди суматохи индустриализации и после Французской и Американской революций.Он основан на интеллектуальном наследии мыслителей эпохи Просвещения, таких как Джон Локк и Адам Смит. Эту традицию в дальнейшем сформировал ряд викторианских интеллектуалов, наиболее заметным среди которых был Джон Стюарт Милль, в число которых входил второй редактор этой газеты Уолтер Бэджхот.

В то время в континентальной Европе и Америке существовали либеральные движения и мыслители. Первые политики, претендовавшие на это имя, испанских либералов , сделали это в недолгую эпоху парламентского правления после 1812 года.Кредо было принято многими из новых независимых латиноамериканских стран 19-го века. Но центром движения была Великобритания, преобладающая экономическая и политическая сила в мире.

Тот либерализм был не сегодняшним. Возьмем иностранные дела. Викторианские либералы часто были пацифистами, которые приветствовали торговые связи, но избегали военных союзов. Позже традиция «либерального империализма» оправдывала колониализм тем, что он принес прогресс — в виде законов, прав собственности и т. д. — тем народам, у которых их не было.Сегодня немногие выдвигают любой из этих аргументов. The Economist скептически относился к империализму, утверждая в 1862 году, что колонии «были бы столь же ценны для нас… если бы они были независимыми». Но «нецивилизованные расы» были обязаны «руководству, опеке и обучению».

Либерализм не был рожден пуповинной связью с политической демократией, которой он пользуется сейчас. Либералы были белыми людьми, которые считали себя выше всего человечества в обоих этих отношениях; хотя Бэджхот, как и Милль, поддерживала голосование за женщин, в первые годы своего существования эта газета этого не делала.И Милль, и Бэджхот опасались, что распространение избирательного права на всех мужчин, независимо от собственности, приведет к «тирании большинства».

Или рассмотрим отношения между государством и рынком. Либералы, подобные Уилсону, имели почти религиозную веру в свободное предпринимательство и не видели никакой роли государства. Ранние редакционные статьи Economist выступают против оплаты государственного образования за счет общего налогообложения и увеличения государственных расходов на оказание помощи во время ирландского голода. Но в начале 20-го века многие европейские либералы и их прогрессивные родственники в Америке изменили курс, усмотрев в прогрессивном налогообложении и основных системах социального обеспечения необходимые меры для ограничения провалов рынка.

Это привело к расколу. Либеральные последователи Джона Мейнарда Кейнса взяли на себя роль государства в повышении спроса для борьбы с рецессией и обеспечения социального страхования. Как отмечала эта газета к своему столетию в 1943 году, «самая большая разница… между либералом 20-го века и его предками заключается в том, какое место он находит для организующей силы государства». Последователи Фридриха Хайека считали, что эти организующие силы всегда перебарщивают опасными способами; отсюда появление «неолиберализма», заинтересованного в радикальном сокращении государства.

The Economist временами включал в себя элементы обоих, движимые прагматизмом и ощущением недостатков настоящего в той же или даже большей степени, чем идеологией. Когда в начале 20-го века мы поддерживали дифференцированные подоходные налоги, позиция, которую Вильсон презирал бы, отчасти потому, что эти налоги, либеральная политика, были нам больше по душе, чем протекционистские тарифы, которые рекламировали консерваторы. После Великой депрессии и Второй мировой войны мы придерживались кейнсианских взглядов, которые допускали значительное участие государства в экономике и видели ценность в совместной работе либеральных наций над созданием мира, в котором их ценности могли бы процветать.Когда мы восстали против последовавших за этим чрезмерных усилий государства в поддержку дерегулирования и приватизации, которые позже принесли Маргарет Тэтчер и Рональд Рейган, мы были тронуты не только провалом статус-кво, но и либертарианским рвением.

The Economist в последние годы был сторонником стабильных цен и фискальной ответственности внутри страны, открытой торговли и инвестиций на международном уровне, а также благоприятных для рынка коктейлей политических предписаний, получивших название «Вашингтонский консенсус».На фоне сегодняшнего недоверия к либерализму — и либеральной неуверенности в себе — стоит вспомнить, насколько плодотворными были эти позиции. Основные либеральные принципы личной свободы, свободной торговли и свободного рынка были самым мощным двигателем процветания за всю историю. Уважение либерализма к различным мнениям и образам жизни уничтожило многие предубеждения: против религиозных и этнических меньшинств, против предложения о том, что девочки и мальчики должны иметь равные возможности для посещения школы, против однополого секса, против родителей-одиночек.Послевоенный либеральный мировой порядок сдерживал конфликты лучше, чем любая предыдущая система альянсов. Принципы либерализма, прагматизм и адаптивность породили политику, которая решает практические проблемы, продвигая при этом его основные принципы.

Многие либералы стали консерваторами

Короче говоря, есть чем гордиться. Но господство либералов, которое пришло с окончанием «холодной войны», пошатнулось. Ошибочное вторжение в Ирак (которое в то время поддержала эта газета) и другие неудачные интервенции на Ближнем Востоке продемонстрировали высокомерие и трудности военных действий в погоне за универсальными ценностями.Мировой финансовый кризис обнажил опасности недостаточного регулирования финансов. Либеральные экономисты уделяли слишком мало внимания людям и местам, пострадавшим от торговли и автоматизации. Либеральный мировой порядок не смог противостоять эпической проблеме изменения климата или адаптировать свои институты к растущему значению развивающихся экономик. Либеральные мыслители уделяли слишком мало внимания тем вещам, которые люди ценят помимо самоопределения и экономического роста, таким как их религиозная и этническая идентичность.

Эти неудачи означают, что либерализм нуждается в новом изобретении. Те, кто выступает за открытые рынки и общества, должны противостоять угрозе, исходящей от тех, кто не ценит ни того, ни другого. Им также необходимо сделать гораздо больше, чтобы выполнить свое обещание о прогрессе для всех. Это означает готовность заново применять их принципы к существующим и возникающим проблемам постоянно меняющегося, постоянно конфликтующего мира.

Это трудная задача. И это усугубляется тем фактом, что это действительно был период господства либералов.Либералы, подобные Вильсону, считали себя в целом противостоящими укоренившейся элите. Сегодня либералам трудно сделать это с невозмутимым видом. Они были создателями глобализированного мира. Если небольшое количество богатых и большое количество очень бедных больше всего добились от этого господства, а не либералы как таковые , либералы все же преуспели; не будет большим преувеличением изображать карикатуру на их взгляды на миграцию, поскольку на них больше влияет простота найма уборщика, чем страх проиграть.Войны, финансовый кризис, технологизированная экономика, потоки мигрантов и хроническая незащищенность, выбившие из колеи очень многих, произошли на их глазах, и отчасти из-за политики, которую они продвигали. Это подрывает доверие к ним как к проводникам перемен.

Хуже того, это также может позорно подорвать их желание быть такими агентами. Многие либералы, по правде говоря, стали консерваторами, опасаясь отстаивать смелые реформы, чтобы не разрушить систему, в которой они работают лучше, чем большинство.

Они должны преодолеть этот страх, а если не могут, то должны подвергнуться нападению со стороны истинных либералов, которым это удалось.Как однажды выразился Милтон Фридман: «Либерал 19-го века был радикалом как в этимологическом смысле — докапываться до сути дела, так и в политическом смысле — выступал за серьезные изменения в социальных институтах. То же самое должно быть и с его современным наследником. По случаю нашего 175-летия мы предлагаем несколько идей для решения задачи Фридмана.

II
Свободные рынки и многое другое

«ИИСУС ХРИСТОС — это свободная торговля, а свободная торговля — это Иисус Христос». Даже по стандартам 1840-х годов сэр Джон Боуринг, британский политик, сделал смелые заявления о скале, на которой был основан The Economist .Но его рвение было на уровне времени.

Дело об отмене британских тарифов на импортное зерно не было сухим аргументом об экономической эффективности. Это было массовое движение, в котором состоятельные либеральные мыслители и прогрессивные бизнесмены боролись вместе с бедняками против помещиков, которые, поддерживая тарифы на импорт, поддерживали цены на зерно. Как выразился Эбенезер Эллиотт, радикальный владелец фабрики, в одном из стихотворений, благодаря которым он стал известен как «рифмовщик хлебного закона»:

Дай, дай, они плачут — и возьми!
Для своевольных людей они
Кто обложил налогом наш пирог, и взял наш пирог,
Чтобы выбросить наш пирог.

Когда либералы создали Лигу против хлебных законов для организации протестов, петиций и публичных лекций, они сделали это в духе Лиги против рабства и во имя того же благородного имени: свобода. Барьеры, которые лига стремилась устранить, не просто мешали людям съедать свой пирог — какими бы плохими они ни были и как бы сильно они ни возмущались. Они были барьерами, которые сдерживали их и настраивали людей друг против друга. Их снос не только увеличил бы благосостояние всех.Джеймс Уилсон считал, что это положит конец «ревности, вражде и горючим чувствам между отдельными людьми и классами… и… между этой страной и всеми остальными».

Эпоха глобальной торговли, начавшаяся со свободной торговли, которая последовала за отменой, создала огромное богатство. Однако, учитывая, что она закончилась Первой мировой войной, ее показатели по уменьшению враждебности были в лучшем случае неоднозначными. Следующий великий век глобальной торговли, начавшийся после второй мировой войны и достигший своего расцвета с окончанием «холодной войны», оказался еще лучше, принеся с собой самое большое за всю историю сокращение масштабов нищеты.К сожалению, среди тех, кто живет в проигравших странах, все еще есть серьезные причины для ревности, враждебности и горечи — достаточно того, что, усиленные недобросовестными лидерами с протекционистской политикой, они ставят под угрозу замечательные достижения прошлых десятилетий.

Современная эра многосторонних торговых переговоров была открыта Генеральным соглашением по тарифам и торговле (ГАТТ) в 1947 году. Оно было основано на понимании того, что односторонние снижения тарифов, такие как отмена хлебных законов, нестабильны.Концентрированное недовольство производителей, подвергающихся иностранной конкуренции, сильнее рассеянной благодарности массы потребителей, и поэтому тарифы вводятся заново. Если сокращения осуществляются совместно с иностранными державами, некоторые производители получают новые иностранные рынки, становясь, таким образом, сторонниками, а международный характер обязательств затрудняет отступление.

В 1995 году ГАТТ стало ВТО, и теперь к нему принадлежат почти все страны на Земле. Тарифы снижаются путем переговоров, и согласованные ставки применяются ко всем торговым партнерам; система урегулирования споров допускает применение ответных мер против злоумышленников.На некоторые товары все еще действуют высокие пошлины, и многие развивающиеся страны, такие как Египет или Индия, выиграют от дальнейшего снижения тарифов. Но тарифы на товары в целом больше не являются большой преградой для глобальной торговли. По наилучшей оценке, избавление от оставшихся добавит лишь около 1% к мировому ВВП.

Освобождение торговли услугами, такими как услуги юристов, архитекторов или авиаперевозчиков, принесло бы прибыль в шесть раз больше, а то и больше. Но ВТО, в которой ничего не решено до тех пор, пока не будет решено все, десятилетиями не могла заключить крупные сделки по услугам.Ему также не удалось помешать Китаю, присоединившемуся в 2001 году, попирать дух, если не букву, своих правил, вымогая у иностранных инвесторов приглянувшиеся ему технологии и тайно помогая своим собственным отраслям.

Торговая система получит огромную пользу от грандиозного соглашения, заключенного между Америкой, Китаем и Европой, которое поставит многостороннюю торговлю на условия, подходящие для экономики 21-го века и для мира, в котором крупнейший торговец не является свободным рынком.Условия, достаточно привлекательные для того, чтобы к ним можно было привлечь весь остальной мир, потребуют и позволят провести существенную реформу ВТО. Многосторонние соглашения, в которых группы стран-единомышленников продвигаются вперед, должны занять лидирующие позиции. Работа над достижением такой цели должна стоять на переднем крае торговой политики.

Увы, более насущной необходимостью является обеспечение выживания нынешней системы, которая, будучи подорвана Китаем, теперь подвергается решительному нападению со стороны Америки, когда-то ее самой большой поддержки.Борьба за предотвращение потерь не так вдохновляет, как борьба за новый прогресс. Но это еще более важно; отступничество представляет собой угрозу для жизни сотен миллионов людей.

Джордж у него это было

Таким образом, защита существующей торговой системы является первостепенной задачей. И выгоды, которые он еще может предложить в сфере услуг и в других областях, значительны. Но никто не может заявить, что свободная торговля способна сегодня взбудоражить дух так, как это сделала борьба с хлебными законами, или что она предлагает столько же возможностей для прогресса в уже глобализированном мире, как в меркантилистском 19 веке.Современные либералы должны искать новые реформы, в которых устранение барьеров и расширение свободы снова принесут преобразующие выгоды для людей и общества.

Они избалованы выбором: многое еще предстоит сделать, от переписывания законов о финансировании избирательных кампаний, дающих лоббистам непропорциональную власть в политике, до отмены неявных субсидий, все еще используемых в некоторых частях финансовой системы. В обоих этих случаях, а также во многих других, концентрация власти допускает фальсификацию рынков и погоню за рентой, которые ненавидят либералы.Но дело свободной торговли было мощным в своей простоте, и в этом отношении выделяются две новые цели.

Один рынок городских земель; во-вторых, антиконкурентная экономика современной экономики, и особенно предприятий цифровых технологий, которые все больше в ней доминируют. В обоих случаях монопольная власть искажает рынки способами, которые экономически значимы, политически сильны и этически неоправданны.

Начните с земли. Большая часть роста производительности и создания богатства в 21 веке будет происходить в высокопродуктивных городах.В 50 крупнейших мегаполисах мира проживает 7% населения, но на них приходится 40% валового продукта. По данным ОЭСР, разрыв в производительности между такими городами и более бедными местами увеличился в среднем на 60% за последние два десятилетия и продолжает расти. Цены на недвижимость в ведущих городах резко выросли. В Париже, Гонконге, Нью-Йорке и Лондоне среднее домохозяйство тратит в среднем 41% своего дохода на аренду жилья по сравнению с 28% 30 лет назад.

Это огромный непредвиденный доход для относительно небольшого числа владельцев недвижимости.Это снижает шансы на процветание для гораздо большего числа людей, которые не могут переехать в высокопроизводительные города, предлагающие более высокую заработную плату, и тем самым сдерживает экономику. Одно исследование предполагает, что ВВП Америки был бы на 9% выше, если бы менее строгие законы о зонировании среднего американского города применялись к самым дорогим и модным городам.

Лучшее решение этой проблемы не ново: оно было хорошо известно и применялось либералами в 19 веке. Налоги с землевладельцев в соответствии с базовой рыночной стоимостью земли, которой они владеют.Такой налог забрал бы для общества часть непредвиденной прибыли, которая достается землевладельцу, когда его местная территория процветает. Земельные налоги способны заменить все существующие налоги на недвижимость (которые взимаются на основе стоимости того, что находится на земле, а не только самой земли), а затем некоторые из них значительно обострят стимулы к развитию. Поскольку количество земли фиксировано, земельный налог, в отличие от большинства других налогов, не искажает предложение. В то же время ослабьте ограничения планирования. Бессмысленно повышать стимулы к развитию, если на этом пути стоит регулирование.Но права на застройку во многих городах были настолько коллективизированы, что почти подорвали само понятие собственности. Урезание прав на застройку обогащает даже владельцев свободных участков; если непредвиденная прибыль от стремительного роста стоимости недвижимости облагается высокими налогами, NIMBYism не будет такой прибыльной стратегией. Проблема состоит в том, чтобы заставить этих владельцев отказаться от непредвиденной прибыли и в первую очередь облагаться земельным налогом.

Концентрация корпоративной власти — более сложная задача.Отдача от масштаба и сильные сетевые эффекты — чем больше у вас пользователей, тем больше вы можете предложить следующему пользователю — стимулировали концентрацию в различных отраслях, построенных на цифровых технологиях, и это поощрение в значительной степени оставалось бесконтрольным. В каждом сегменте доминируют одна или две гигантские фирмы: Google в поиске, Facebook в социальных сетях по одну сторону Великого брандмауэра, Alibaba и Tencent по другую. Кроме того, собирая все больше данных о привычках все большего числа пользователей и вооружившись все более совершенными алгоритмами, действующие игроки могут настраивать свои продукты, чтобы сделать их еще более привлекательными различными способами.

Это может усилить, а возможно, и усилить более широкую тенденцию к доминированию в отраслях нескольких компаний. Исследование, проведенное этой газетой в 2016 году, показало, что две трети из 900 промышленных секторов Америки стали более концентрированными с 1997 по 2012 год. В 2018 году в аналогичном анализе для Великобритании мы обнаружили ту же тенденцию. Это может помочь объяснить как более высокие прибыли, так и нехватку рабочей силы, из-за которой заработная плата менее квалифицированных работников снизилась.

Если есть экономическая проблема, требующая радикально новых интеллектуальных подходов, то это она.Существующая антимонопольная система, созданная в прогрессивную эпоху и доработанная в 1980-х годах, не может справиться с характером рыночной концентрации в 21 веке. Темпы слияний возросли. Управляющие крупными активами владеют значительными долями в крупных действующих фирмах и могут побуждать их накапливать прибыль и применять стратегии, ориентированные на безопасность. Фирмы, занимающиеся технологическими платформами, пользуются сетевыми эффектами и постоянно объединяют все больше услуг. Распространение искусственного интеллекта даст еще больше возможностей фирмам, имеющим доступ к большому количеству данных.

Частично ответ заключается в более жестком отношении к контролю за сделками и к недопущению несправедливого подавления новых фирм. Но когда дело доходит до технологий, лучше всего подойдет что-то более свежее и основанное на индивидуальных действиях и конкурентных рынках. Один из подходов заключается в том, чтобы рассматривать данные, которые генерируют пользователи, как товар, которым они владеют, или услугу, которую они предоставляют за плату.

Как и в случае с земельными налогами, новое энергичное антимонопольное законодательство и закон о конкуренции вызовет активное сопротивление, а также изменения в силовых структурах, основанные на данных, какими бы популярными они ни были.Призыв Генри Джорджа к земельному налогу «Бедность или прогресс» разошелся в Америке в 1890-х годах больше экземпляров, чем любая другая книга, кроме Библии. Но огромная политическая власть землевладельцев отвела угрозу и там, и в других местах. Дэвид Ллойд Джордж, либеральный канцлер казначейства, предложил земельный налог (при поддержке этой газеты) в своем «Народном бюджете» 1909 года. Не прошло.

Тем не менее, более доступное жилье, больший выбор, более низкие цены и лучшие рабочие места остаются причинами, по которым люди могут отстать.И способность народных движений расти как никогда раньше с помощью социальных сетей и средств массовой информации является одним из поразительных аспектов современности. Это привело к росту недовольства сегодняшней либеральной элитой; это могло бы позволить либерализму новых реформ, новых идей и новых союзов сделать то же самое.

Это делает сохранение открытости и конкурентоспособности цифрового сектора еще более важным. Барьеры для создания богатства там достаточно плохи. Доминирующие компании, которые могут ограничивать или искажать свободу слова, открытое обсуждение и самоопределение, поощряя «ревность и враждебность» в сфере идей, еще хуже.

III
Иммиграция в открытые общества

Законопроект перед Палатой был жалким, как объяснил оппозиционный политик. Он «обращался бы к островным предубеждениям против иностранцев, к расовым предрассудкам против евреев и к трудовым предубеждениям против конкуренции». Но он понимал, почему это может понравиться партии большинства. Это «несомненно, даст множество риторических фраз для приближающихся выборов».

Замените слово «евреи» на «мексиканцы», и это мог бы быть демократ в зале Палаты представителей, осуждающий принятый в этом году Закон об обеспечении будущего Америки, бескомпромиссный республиканский законопроект об иммиграции.На самом деле это слова Уинстона Черчилля в 1904 году, когда он выступал со скамейки либералов против законопроекта об иностранцах, который консерваторы внесли в Палату общин. Законопроект был первой попыткой законодательно ограничить миграцию в Великобританию.

Иммиграция имела такое же политическое влияние в начале 20-го века, как и в начале 21-го. В предыдущие десятилетия наблюдался всплеск людей, перемещающихся по Европе. Миллионы двинулись дальше, направляясь через Атлантику в Америку: сотни тысяч китайцев пересекли Тихий океан в том же направлении.Последовали ксенофобские реакции. Конгресс принял закон, запрещающий китайских мигрантов в 1882 году. К моменту принятия Закона об иммиграции 1924 года он фактически запретил иммиграцию небелых. Он также урезал права небелых, уже находившихся там, так же, как и права своего черного населения, с законами против смешанных браков и тому подобным. Аналогичную реакцию вызвал поток мигрантов по Европе. В «Кризисе либерализма» (1902) Селестен Бугле, французский социолог, удивлялся тому, как современное общество может порождать фанатизм и нативизм.Когда в 1904 году Черчилль высмеивал идею «роящегося вторжения», Великобритания была единственной европейской страной, где не было иммиграционных ограничений; в следующем году он принес свой первый.

Сегодня около 13% американцев родились за границей; эта пропорция примерно такая же, как и в 1900 году, но намного выше, чем в прошедшие годы. В 1965 году их было всего 5%: пожилые американцы выросли в достаточно однородном обществе, которое едва ли можно было назвать нацией иммигрантов. Во многих европейских странах резко возросла доля населения, родившегося за границей.В Швеции это 19%, вдвое больше, чем поколение назад; в Германии 11%; в Италии 8,5%.

Открытые границы редко бывают политически целесообразными, если вообще когда-либо

Реакция не была такой жесткой, как столетие назад. Действительно, в Америке аппетит к увеличению иммиграции вырос даже по мере прибытия иммигрантов. В 1965 г. только 7% считали, что стране нужно больше иммигрантов; 28% делают это сегодня. Но самодовольные либералы явно не обращают на это внимания. Гнев по поводу иммиграции подпитывает рост нелиберальных режимов в Центральной Европе; это главная причина того, что правые популистские партии сейчас находятся у власти в шести из 28 стран Европейского союза; это во многом объясняет популярность Brexit и Дональда Трампа.Обеспокоенность растет и в странах с развивающейся экономикой — от Латинской Америки, где исход венесуэльцев влияет на политику региона, до Бангладеш, который борется с прибытием 750 000 рохинджа, спасающихся от геноцида в Мьянме.

Есть четыре причины ожидать, что проблема станет еще более спорной. Во-первых, потоки мигрантов, вероятно, возрастут. Люди на глобальном юге по-прежнему бедны по сравнению с жителями севера; современные средства связи заставляют их очень хорошо это осознавать; современные транспортные сети означают, что, какими бы бедными они ни были, многие могут позволить себе попытаться жить той жизнью, которую видят издалека.По данным Gallup, 14% взрослого населения мира хотели бы навсегда мигрировать в другую страну, и большинство из этих потенциальных мигрантов хотели бы отправиться в Западную Европу или Соединенные Штаты. В ближайшие десятилетия последствия изменения климата, вероятно, заставят большое количество людей, особенно в странах Африки к югу от Сахары и Южной Азии, переехать, и хотя большинство из них, вероятно, не переедут так далеко, некоторые попытаются пройти весь путь. . Некоторые будут приветствоваться; стареющему населению в развитых странах потребуется больше людей трудоспособного возраста, чтобы заботиться о них и платить налоги.Очень маловероятно, что все будут.

Во-вторых, в мире не хватает хороших систем управления миграцией. Конвенция ООН о беженцах 1951 года установила либеральный и в конечном итоге почти универсальный режим для людей, спасающихся от угнетения и других злоупотреблений со стороны государства. Он амбициозен и (теоретически) щедр. Других механизмов, дающих людям всеобщее право искать счастья за границей, не существует. В результате обращение с беженцами часто далеко не соответствует их законным правам.Между тем малоквалифицированные люди, не имеющие родственников в богатых странах, с которыми они могли бы стремиться к воссоединению, не имеют доступа. Поэтому некоторые добиваются статуса беженца на сомнительных основаниях.

Неправильный либерализм

В-третьих, современное государство всеобщего благосостояния усложняет вопросы миграции так, как не делало это столетие назад. Нелегальные иммигранты не имеют права на такие льготы. Но беженцы часто подпадают под это определение, как и дети людей, прибывших нелегально. Абсолютный уровень расходов может быть небольшим; восприятие несправедливости, тем не менее, может быть несоразмерно затратам.Люди возмущаются тем, что платят налоги для финансирования пособий, которые, по их мнению, достаются аутсайдерам.

В-четвертых, изменилось либеральное отношение к иммиграции. Либерализм достиг зрелости в Европе, состоящей из национальных государств, погрязших в едва обсуждаемом расизме. Либералы девятнадцатого века были вполне способны поверить в то, что нации не имеют никаких обязательств по отношению к людям за пределами своих границ. The Economist , хотя и не поддержал законопроект об иностранцах в 1904 году, ясно дал понять, что «не хочет, чтобы и без того разросшееся население увеличилось за счет «нежелательных иностранцев»».

Многие современные либералы придерживаются более универсальных взглядов, в духе взглядов, закрепленных во Всеобщей декларации прав человека. Для некоторых это означает, что никакой контроль над иммиграцией не оправдан: человек, родившийся в Мали, имеет такое же право выбирать, где жить, как и человек, родившийся в Германии. Полностью открытые границы редко, если вообще когда-либо, политически осуществимы. Но сегодняшние либералы, как правило, считают усиление миграции само по себе благом. Он устраняет барьеры, которые мешают людям жить той жизнью, которой они хотят, создает более разнообразные общества и обеспечивает экономическое улучшение для всех.Люди, которые переезжают в места, где они могут быть более продуктивными, получают почти мгновенную выгоду; более высокие доли иммигрантов коррелируют с более высокими показателями предпринимательства и динамизма. По оценкам экономистов, если бы мир смог удовлетворить пожелания всех тех, кто хотел бы мигрировать, мировой ВВП удвоился бы.

Позитивное отношение к иммиграции настраивает либералов против многих их сограждан — ибо все либералы, кто бы что ни говорил, являются гражданами чего-то — больше, чем любые другие их убеждения.Конфликт усугубляется тем фактом, что сегодняшние левые, в том числе многие из тех, кого в Америке считают либералами, резко перешли к акценту на групповой идентичности, будь то на основе расы, пола или сексуальных предпочтений, а не на гражданской идентичности. Это заставляет их с подозрением относиться к навязыванию культурных норм, не говоря уже о чувстве патриотизма.

Представление 19-го века о том, что иммигранты будут ассимилироваться и изучать язык своей новой страны, кажется таким чувствительным людям угнетающим. Несколько американских университетов объявили фразу «Америка — это плавильный котел» «микроагрессией» (термин, широко используемый и воспринимаемый большинством как безобидный, но передающий враждебное послание меньшинствам).Учитывая такие взгляды, левым либералам трудно сформулировать позицию по иммиграции, гораздо более изощренную, чем оппозиция любым ограничениям, которые в настоящее время кажутся наиболее вопиющими. Чем больше оппозиции вы демонстрируете, тем выше ваша репутация.

Доверяй, но проверяй

Это не способ победить. Либералы должны умерить самые амбициозные требования иммиграции, одновременно находя способы увеличить поддержку населения более умеренных потоков. Они должны признать, что другие придают большее значение этнической и культурной однородности, чем они, и что от этого источника конфликта нельзя избавиться.Они также должны найти способы, чтобы прибытие новых мигрантов принесло ощутимую пользу людям, обеспокоенным их появлением.

Людям часто не нравится иммиграция, потому что она усугубляет чувство утраты контроля над своей жизнью — чувство, которое усилилось по мере того, как глобализация не смогла распространить свое процветание так полно, как должно было бы. Таким образом, устранение других барьеров, мешающих самоопределению людей, уже проживающих в своих странах, является и благом само по себе, и способом уменьшить антипатию к миграции.Но восстановление чувства контроля также означает, что миграция должна регулироваться четкими законами, соблюдение которых справедливо, но жестко.

Хотя либералы и справедливо относятся к слежке за государством, технологии могут помочь в этом различными способами. 75% американцев поддерживают E-verify, систему, которая позволяет работодателям проверять иммиграционный статус работника онлайн. Если система управляется справедливым, эффективным образом и с надлежащими процедурами обжалования, либералы должны быть рады присоединиться к ним.

Одним из аспектов установления четких правил является реформирование международной системы для беженцев.В «Убежище» (2017) Александр Беттс и Пол Коллиер, два британских ученых, выступают за полную перестройку. Это будет включать более широкое определение статуса беженца, а также поощрение людей, претендующих на этот статус, оставаться ближе к своим бывшим домам. Для этого беженцы должны быть интегрированы в местные рынки труда; инвестиции, необходимые для достижения этой цели, должны поступать из более богатых стран. В то же время необходимо найти новые возможности, чтобы дать людям, которые не могут считаться беженцами, реальную надежду на законный путь туда, куда они хотят.

Тогда возникает вопрос о распределении благ. Сегодня большая часть финансовых доходов от миграции достается самим мигрантам. Лант Притчетт из Гарвардского университета подсчитал, что годовой доход среднего низкоквалифицированного мигранта в Соединенных Штатах увеличивается на 15–20 000 долларов. Как часть этих достижений можно разделить с хозяевами? Покойный Гэри Беккер, экономист из Чикагского университета, выступал за продажу иммиграционных виз с аукциона, а вырученные средства направлялись принимающему государству.В своей книге «Радикальные рынки» Эрик Познер и Глен Вейл утверждают, что отдельные граждане должны иметь возможность спонсировать мигранта, получая часть своего заработка в обмен на ответственность за свои действия. Существует множество менее экстремальных идей реформ, таких как «инклюзивные фонды», оплачиваемые за счет скромного налога на самих мигрантов, которые будут тратить свои деньги в местах, где мигранты составляют непропорционально большую долю населения.

Помимо взятия с иммигрантов немного больше, будут обстоятельства, когда государство должно дать им немного меньше.Системы, которые не дают мигрантам возможности получить гражданство, как, например, в странах Персидского залива, трудно перевариваются либералами, и так и должно быть. Но это не означает, что все различия между мигрантами и постоянными гражданами должны исчезнуть в тот момент, когда они покидают аэропорт. В Америке право на пенсионное пособие вступает в силу только после десяти лет отчислений; во Франции, как мы слышим, никто не получает багеты бесплатно, пока они не смогут процитировать Расина. Это все вполне разумно и не нелиберально.Все, кто прибыл на законных основаниях или не имел выбора в этом вопросе, должны иметь доступ к образованию и медицинскому обслуживанию. Другие выгоды могут быть на время размыты или отложены.

Либеральные идеалисты могут возражать против части или всего этого. Но если руководствоваться историей, негативная реакция, которая часто следует за периодами быстрой миграции, наносит ущерб потенциальным мигрантам, уже прибывшим мигрантам и либеральным идеалам в целом. Либералы не должны превращать лучшее во врага хорошего. В долгосрочной перспективе плюралистические общества примут больше плюрализма.В краткосрочной перспективе либералы рискуют подорвать дело свободы передвижения, если они выйдут за рамки прагматизма.

IV
Новый общественный договор

ОТТО ФОН БИСМАРК — никто не представлял себе либерала — положил начало Германии на пути к государству всеобщего благосостояния в XIX веке. За них в 20-е годы боролись профсоюзные деятели всего мира. Бенито Муссолини построил фашистскую. И Джеймс Уилсон возненавидел бы эту идею. Но начиная с «Народного бюджета» Ллойд Джорджа 1909 года и «Нового курса» Рузвельта в 1930-х годах и заканчивая « soziale Marktwirtschaft » Людвига Эрхарда в послевоенной Западной Германии, в создании современных государств всеобщего благосостояния присутствовал отчетливый либеральный оттенок.Уильям Беверидж, архитектор послевоенного британского государства всеобщего благосостояния, был либеральным и либеральным политиком. (Он также был попечителем The Economist .)

Некоторые либералы, как и большинство консерваторов, неохотно приняли эти реформы как меньшее из двух зол. Распределяя выгоды от свободного предпринимательства более равномерно, государства всеобщего благосостояния могли бы предотвратить более радикальные и разрушительные перераспределительные обещания фашизма и, на более длительный срок, социализма. Но их создание было больше, чем просто способом поддержания условий, в которых мог процветать либерализм.В своих лучших и наиболее либеральных проявлениях государства всеобщего благосостояния защищают людей от грубых краев капитализма, в то же время делая характерный либеральный акцент на индивидуальной ответственности. Они укрепляют свободу, делают возможным свободное предпринимательство и способствуют более широкому охвату прогресса. По крайней мере, так считали их либеральные создатели — и в этом должны убедиться сегодняшние либералы.

Возложение на правительства ответственности за образование молодежи, пенсии для пожилых людей, финансовую поддержку неимущих, инвалидов и безработных, а также медицинское обслуживание, по крайней мере, для некоторых, а иногда и для всех, требовало масштабных реформ, детали и цели которых различались в разных местах.Однако с момента своего создания государства всеобщего благосостояния изменились довольно мало. Некоторые страны имеют дополнительные преимущества. Америка, даже до появления Обамы, постепенно расширяла роль правительства в здравоохранении. Другие, особенно в Европе, урезали их: менее щедрая помощь безработным, дополнительные условия социального обеспечения. Но Беверидж признал бы сегодняшнюю NHS, а Рузвельт признал бы американскую страховку по безработице.

Это не потому, что всех устраивает статус-кво.Консерваторы утверждают, что это притупляет остроту капитализма и стремление к самосовершенствованию. Те, кто слева, видят в этом хлипкую и неоднородную страховочную сетку, которую необходимо расширять. Действительно, эти уравновешивающие позиции в значительной степени объясняют, почему социальная защита поразительно мало изменилась с 1970-х годов. Проблема в том, что в то время как государства всеобщего благосостояния стояли на месте, общества — нет. И вмешательства, изначально предназначенные для того, чтобы помочь людям помочь самим себе, не всегда помогали.

Системы социального обеспечения и налоговые режимы отстают от меняющегося мира

Сейчас гораздо больше женщин берутся за оплачиваемую работу, чем в середине 20 века.Гораздо больше домохозяйств возглавляет один родитель. Работа с гораздо меньшей вероятностью останется на всю жизнь, начнется в девять или закончится в пять. Люди чаще имеют более одного одновременно. Некоторым из них это нравится, особенно когда одна страсть поддерживает другую. Других возмущает работа в непредсказуемые часы за небольшие деньги на побегушках у более чем одного хозяина. Исследование ОЭСР предполагает, что только 60% рабочей силы богатого мира имеют стабильную работу. Самое главное, с точки зрения расходов, здравоохранение становится все дороже, и люди живут намного дольше.

Система пыталась справиться, особенно с битами, которые больше всего истощают общественный кошелек. Но решение не было ни достаточным (повышение пенсионного возраста не поспевает за увеличением продолжительности жизни), ни популярным (людям, особенно тем, кто может полагаться на государственные пенсии, не нравится повышение пенсионного возраста). Что касается помощи людям в адаптации к изменениям в сфере труда, то здесь сделано слишком мало. Значительно возросшая потребность в отпуске по уходу за ребенком и в некоторых формах ухода за детьми почти не удовлетворяется.Рабочие, отчаянно нуждающиеся в новых навыках, видят, что государственные инвестиции в образование в подавляющем большинстве случаев направлены на еще не трудоустроенных. Между тем взаимодействие налоговой политики и системы социального обеспечения зачастую делает рабочие места необоснованно непривлекательными. Почти 40% безработных в странах ОЭСР видят предельную ставку налога более 80%, когда начинают работать.

Неспособность систем социального обеспечения смягчить огромные изменения, вызванные в значительной степени либеральной политикой — дестигматизацией родителей-одиночек в той же мере, что и торговлей, — является одной из причин, по которой люди гораздо меньше, чем когда-то, доверяют либералам, предлагающим исправить вещи.Но все должно быть исправлено. По данным ОЭСР, соотношение людей трудоспособного возраста и пенсионеров в богатых странах упадет с 4:1 в 2015 году до 2:1 в 2050 году. количество рабочих для поддержания этого падения расходов. Если сегодня невыполнение значительного повышения пенсионного возраста дорого обходится, то завтра это будет разорительно. И если рабочие не станут более производительными, даже менее чем разорительные расходы будет трудно оплатить.

UBI enchaîné

Разрушающее влияние роботизации и искусственного интеллекта на мир труда является спорным и часто преувеличенным.Но хотя оптимисты считают, что умные и ловкие машины сделают большинство их коллег-людей более продуктивными, а не лишними, они вряд ли увидят возвращение в мир 20-го века с большим количеством рабочих мест на всю жизнь. Ближайшие десятилетия будут еще больше напрягать способность людей предсказывать, какие навыки им потребуются и как будет развиваться их карьера.

Это означает, что либеральное переосмысление государства всеобщего благосостояния начинается с образования. Благодаря более ранним либеральным реформаторам, которые стремились к всеобщему школьному обучению в XIX веке и приветствовали значительное расширение университетов в XX-м, сегодняшние государства делают свои образовательные инвестиции в основном в людей от пяти-шести до 20-21 года.Это уже не имеет особого смысла. Дошкольные вмешательства, в том числе многие из них, не предназначенные конкретно для класса, делают гораздо больше для улучшения жизненных шансов бедных детей, чем расходы на университеты. И люди могут нуждаться в обучении и дальнейшем образовании спустя долгое время после учебы в университете и ученичества. Здесь есть основания для серьезной смены приоритетов.

Новые подходы должны меньше акцентировать внимание на существующих институтах и ​​больше на том, чтобы помогать людям устранять барьеры, стоящие на их пути.Периодический кредит на «обучение в течение всей жизни», который Сингапур предоставляет всем взрослым для оплаты обучения, является одним из способов продвижения вперед, но нужно идти дальше, возможно, с пожизненным профессиональным образованием, которое заменит поддержку в течение года или около того в университете.

Кроме того, существует проблема сдерживания постоянного роста пенсионных выплат путем сосредоточения их пособий на людей, которые в них больше всего нуждаются. Более образованные, более квалифицированные люди работают и живут дольше; менее богатые и квалифицированные прекращают работу раньше и, как правило, живут меньше.(В Америке наблюдается падение ожидаемой продолжительности жизни.) Пенсионная политика должна отражать это. Богатым рабочим нет смысла начинать получать государственную пенсию в 60 лет. Они не нуждаются в поддержке, и их долгая жизнь означает, что государство будет платить годами. Есть люди с лучшими претензиями на эти деньги.

Однако самый большой потенциал для реформы заключается в консолидации и уменьшении перекосов в массе других схем социальной защиты — страхования по безработице, продовольственных талонов, социального обеспечения и т. д.За последние несколько лет идея «всеобщего базового дохода» (УБД), который будет выплачиваться всем без каких-либо условий, вызвала много споров и значительную поддержку как слева, так и справа.

Правым сторонникам БОД нравится, потому что безусловная оплата не влияет на стимулы людей к работе; дополнительная работа или дополнительный час работы не уменьшают пособия. Они также видят в этом устранение различных искажений в сегодняшнем государстве всеобщего благосостояния, сокращение бюрократии и правительственного слежки.Сторонники левых очень заинтересованы, потому что они считают ББД перераспределительным, эгалитарным, повышающим благосостояние и освобождающим. Энтузиазм по поводу УБД породил группы давления, публичные кампании и рандомизированные испытания.

Многие атрибуты этой идеи нравятся и либералам. БОД уменьшит вмешательство государства в жизнь людей. Но с либеральной точки зрения такие выгоды должны быть противопоставлены двум большим недостаткам: один вопрос принципа, другой вопрос практичности. Принцип состоит в том, что общественный договор 20-го века, из которого родилось государство всеобщего благосостояния, заключался в том, что государство должно помогать людям помогать самим себе, а не просто давать им вещи: оно должно обеспечивать страховку, а не платформу, заставленную шелковыми диванами.Либералы склонны считать, что люди будут счастливее, если смогут обрести уверенность в себе. И, с практической точки зрения, БОД будет означать либо сногсшибательное увеличение налогов, либо сокращение поддержки действительно нуждающихся, особенно в странах, где расходы на социальное обеспечение уже относительно ориентированы на бедных. В Америке UBI в размере 10 000 долларов США в год потребует налоговых поступлений в размере не менее 33% ВВП — меньше, чем уровень во многих странах, но примерно на 1,5 трлн долларов больше, чем нынешние 26%.

Более скромная, но все же радикальная альтернатива состоит в том, чтобы заменить сегодняшние схемы социального обеспечения расширенным обязательством гарантировать минимальный доход за счет отрицательного подоходного налога.Такие налоги, впервые предложенные Милтоном Фридманом, означают, что государство увеличивает доход любого, кто зарабатывает меньше гарантированного минимума. И в Британии, и в Америке есть налоговые льготы для увеличения заработной платы в этом направлении.

Поскольку они избегают трансфертов богатым, такие схемы изначально дешевле, чем ББД. Многого можно было бы добиться, одновременно пересмотрев налоги на заработную плату (форма налога, которая оказывает наибольшее влияние на лиц с низким доходом), чтобы путь от получения надбавки к уплате налогов был намного более плавным, и, возможно, расширив право на участие в программе. Критерии отрицательного налога.Существуют различные формы неоплачиваемого в настоящее время труда, особенно в сфере ухода за больными, которые некоторые общества могут захотеть поддерживать таким образом.

Но это только начало необходимой реформы. Как и системы социального обеспечения, налоговые режимы отстают от меняющегося мира. Действительно, реформа часто шла по ложному пути. За последние 40 с лишним лет снизились налоги на капитал, как и подоходные налоги на высокооплачиваемых. Это имело смысл, учитывая высоты, которых достигали высшие ставки этих налогов. Выгоды, получаемые обществом в целом от инвестиций и хорошо оплачиваемой работы, требовали снижения налогов.

В то же время во многих развитых странах были сокращены или отменены налоги на богатство, особенно на имущество и наследство. В результате доля налоговых поступлений от собственности осталась прежней, а доля от капитала снизилась, хотя стоимость собственности и доля национального дохода, идущего в капитал, резко возросли. За пределами Америки на потребление были наложены налоги на добавленную стоимость, что привело к долгожданному повышению эффективности налоговой системы, но также сделало ее более регрессивной.

В экономике 21 века эти сдвиги должны быть обращены вспять. Труд, особенно низкоквалифицированный труд, должен облагаться меньшими налогами. Включение налога на заработную плату и других налогов на заработную плату в систему подоходного налога ослабило бы давление на низкоквалифицированных рабочих. Сокращение разрыва между налогами на капитал и налогами на труд противодействовало бы перекосу в сторону капитала; и если бы капиталовложения были списаны за счет корпоративного налога, это не должно было бы сдерживать инвестиции. Умеренные налоги на наследство — либеральное изобретение, отчасти проистекающее из здорового недоверия к концентрации богатства и власти — должны быть сохранены или восстановлены, не в последнюю очередь потому, что они достаточно эффективны.Лазейки, используемые для того, чтобы избежать их, должны быть заделаны. Налоги на имущество должны быть преобразованы в земельные налоги. Налоги на выбросы углерода и другие негативные внешние эффекты, хотя и не являются универсальной панацеей от проблем изменения климата, также являются реформой в правильном направлении.

Это дополняет программу реформ, гораздо более масштабную, чем переделки налогов и социального обеспечения, наблюдаемые в последние десятилетия. В некотором смысле эти изменения, вероятно, будут политически более жесткими, чем реформы, которые создали государство всеобщего благосостояния и налоговые системы, которые в первую очередь его поддерживают.Легче построить с нуля, чем пытаться изменить огромное и сложное здание, на которое полагаются миллионы, которое возмущает миллионы и о котором у всех есть свое мнение. И все это должно произойти в мире, где угроза социализма больше не пугает консерваторов, заставляющих их становиться на сторону либералов.

Но если либеральные демократии хотят продолжать обеспечивать прогресс для своих граждан, им нужна новая форма благосостояния. И если они хотят позволить себе эту реформу системы социального обеспечения, им нужна налоговая система, которая была бы одновременно более эффективной и лучше приспособленной для поощрения того, чего общество хочет больше, и предотвращения того, что ему вредит.

Аналогичные аргументы применимы и к другому великому нововведению мира после Второй мировой войны: международному либеральному порядку. Его необходимо сохранить; возможно, труднее сохранить, чем построить; и больше нет социалистического или даже коммунистического пугала, который мог бы объединить либералов со всеми остальными, приверженными частной собственности и экономическому благополучию. На самом деле, вместо этого есть то, что некоторые могут расценить как управляемую государством посткоммунистическую сирену. Именно к этому вызову мы сейчас и обратимся.

V
Либеральный мировой порядок, за который нужно бороться

БЫЛИ бы хоть один документ, отмечающий кульминацию высокомерия либерального мирового порядка, это, несомненно, был бы «Конец истории?», эссе, написанное Фрэнсисом. Фукуяма, американский ученый, в 1989 году. Вопрос г-на Фукуямы, заданный за пару месяцев до падения Берлинской стены, заключался в том, видит ли мир «универсализацию западной либеральной демократии как окончательную форму человеческого правления». Его ответ был да.

Как необычно это кажется в 2018 году.Китай, самая успешная экономика мира за последние 30 лет и, вероятно, станет крупнейшей в ближайшие 30 лет, становится менее либеральным, а не более, и его квазикапиталистический иллиберализм, управляемый государством, привлекает поклонников во всем развивающемся мире. В мусульманском мире и в других местах узы сект и общин, часто подкрепляемые войной и страхом перед войной, связывают гораздо крепче, чем узы либеральных устремлений. По оценке демократии, сделанной Economist Intelligence Unit, нашей родственной организацией, более половины из 167 стран, опрошенных в 2017 году, откатываются назад.Среди отступников есть Америка, где президент, кажется, предпочитает диктаторов демократам.

Это особенно беспокоит. Америка сделала больше, чем любая другая страна, для создания и поддержания порядка, который прославлял Фукуяма. В 1940-х годах она поддержала план Маршалла и выступила за создание МВФ, Всемирного банка, ГАТТ и НАТО. Он приветствовал первые шаги к европейскому единству. Его вооруженные силы содержали злейшего врага либерализма, Советский Союз. Его доллар поддерживал мировую экономику.И поскольку Америка была основана на либеральных ценностях, этот Pax Americana поддерживал либеральные ценности, даже если не всегда соответствовал им.

Г-н Фукуяма считал, что окончание холодной войны позволит либеральному интернационалистскому проекту выйти за рамки своей зависимости от американской мощи. Процветающие примеры Америки, Европы, экономик-тигров Восточной Азии и Латинской Америки, отказывающихся от военного правления, наряду с отсутствием альтернатив привлекут к себе весь остальной мир. Так оно и было, в какой-то степени, какое-то время.Но это было далеко не универсально. А Америка превратилась в несчастный Атлас.

Неприятие президентом Дональдом Трампом ценностей, лежащих в основе НАТО и ВТО, примечательно, и тем более его пренебрежение ролью Америки в их поддержании. Тем не менее, его подход не беспрецедентен и не имеет поддержки. В 2002 году, когда бесчинства 11 сентября 2001 года были еще свежи в их умах и сердцах, только 30% американцев согласились с тем, что «Америка должна заниматься своими проблемами и позволить другим странам решать свои».Но долгие и болезненные войны в Афганистане и Ираке усилили скептицизм американцев в отношении интервенций за границей, которые невозможно осуществить быстро и которые не кажутся жизненно важными для национальных интересов. К 2016 году идея о том, что Америка решает свои собственные проблемы и оставляет остальной мир решать свои собственные, понравилась 57%. Молодежь удивительно безразлична к реваншистской России и восходящему Китаю. Лишь каждый второй представитель поколения Y считает важным для Америки сохранять свое военное превосходство.

Либеральные идеалы бесполезны, если они не подкреплены военной мощью

Вполне возможно, что следующий президент может пойти в противоположном направлении, признавая жизненно важную роль своих альянсов в американской безопасности, стремясь реформировать, а не очернять международные институты, такие как ВТО и активизация международного сотрудничества в области изменения климата — серьезная угроза мировому порядку, с которой столкнулись гораздо менее мужественно, чем с коммунизмом. Но это маловероятно.Как и любое представление о том, что Европа и другие демократии принимают вызов. И даже если бы что-то из этого произошло, Китай все равно представлял бы собой серьезную проблему. Решимость Си Цзиньпина централизовать власть и удерживать ее на неопределенный срок — большая часть этого. Но г-н Си может олицетворять более глубокий сдвиг: он стал возможен благодаря добавлению цифровых технологий к аппарату централизованного авторитаризма.

Либералы долгое время считали, что государственный контроль в конце концов рушится из-за его неэффективности и ущерба, который злоупотребление властью наносит системам, которые ему поддаются.Но энтузиазм, с которым Китай воспринял цифровую жизнь, дал Коммунистической партии новые инструменты для политического контроля и ответной тирании. Кибер-Китай, возможно, не навсегда решил задачу выявления и подавления оппозиции, не активизируя ее еще больше. Но его усилия в этом направлении могут длиться дольше, чем предполагалось до сих пор. Было бы глупой ошибкой основывать международный порядок на предположении, что Китай в ближайшее время станет более либеральным.

Либералы также привыкли верить, что автократии могут быть способны на разовые всплески инноваций, как Sputnik , но не могут надежно обеспечивать технический прогресс из года в год.Тем не менее, за последние пять лет китайские технологические компании заработали сотни миллиардов долларов. Защита, обеспечиваемая Великим брандмауэром и государственной политикой, является частью этого успеха, но не всем. Правительство Китая вкладывает огромные ресурсы в технологии завтрашнего дня, в то время как его новые цифровые гиганты в полной мере используют огромные объемы имеющихся у них данных о потребностях, привычках и желаниях китайцев.

Г-н Си иногда подчеркивает приверженность Китая мирному и гармоничному развитию.Но затем он более зловеще говорит о «великодержавной дипломатии с китайской спецификой». Что касается изменения климата или торговли, то Китай тепло отзывается о глобальной системе, основанной на правилах. Тем не менее, он игнорирует постановления международного суда против его военизированного строительства островов в Южно-Китайском море и блокирует критику ООН за его ужасную репутацию в области прав человека.

Разумный прогноз состоит в том, что Китай пойдет на международное сотрудничество, если увидит в этом выгоду, и будет действовать в одностороннем порядке, когда того диктуют его интересы.Он также направит часть своих растущих технологических возможностей на новые способы ведения войны. Если Америка продолжит свой нынешний путь, она сделает то же самое. Это не сделает их эквивалентными. Хотя военные возможности Китая будут быстро расти, они не сравнятся с американскими. И либералам всегда будет проще и мудрее довериться Америке, чтобы она в конечном итоге поступила правильно.

Но если не будет четкого международного порядка, а только великие державы будут делать то, что хотят, то мир получит больше таких же, как Бразилия, Индонезия, Индия, Нигерия и другие прибавки в силе.Региональные державы безудержно трутся друг о друга; ядерное оружие; дестабилизирующие последствия изменения климата: все может сложиться к лучшему. Но это не способ делать ставки.

Правильная Лига Наций

Столкнувшись с этой неудобной реальностью, либералы 21-го века должны помнить два урока 20-го века. Крах Лиги Наций между мировыми войнами показал, что либеральные идеалы бесполезны, если они не подкреплены военной мощью решительных национальных государств.Поражение коммунизма показало силу преданных союзов.

Таким образом, либералы должны обеспечить, чтобы государства, защищающие их образ жизни, могли решительно защищать себя и, когда это необходимо, притуплять амбиции других. Европейские и азиатские союзники Америки должны тратить больше и более разумно на свои арсеналы и обучение своих войск. Более здоровые существующие союзы облегчат создание новых союзов со странами, у которых есть причины беспокоиться об амбициях Китая.

Военные возможности имеют решающее значение. Только с их твердой рукой можно максимально эффективно использовать многочисленные мировые механизмы мира. Во время холодной войны у Запада и Советского Союза было мало экономических связей. Крупные экономики 21 века высоко интегрированы. Выгоды, которые можно получить от совместной работы по ремонту, реформированию и поддержанию основанной на правилах торгово-экономической системы, огромны.

В этом духе амбиции Китая сделать юань международной валютой в целом следует приветствовать — они лишь ускорят его экономическую либерализацию.Новый азиатский инфраструктурный банк, который он поддерживает, вероятно, окажется полезным дополнением к международным финансам. Часть инфраструктуры «Один пояс, один путь», с помощью которой он налаживает связи с остальной частью Евразии, будет полезна, хотя Западу нужно следить за загадочной милитаризацией. Сильный Запад может приветствовать более прямолинейный голос и усиление влияния Китая, ограничивая при этом угрозы, которые он представляет.

Сила, которая служит этой цели, не может быть чисто военной или даже чисто экономической.Это также должно быть силой ценностей. В настоящий момент Запад находится в смятении на этом фронте. У г-на Трампа нет ценностей, достойных имени. Европейским политикам трудно поддерживать либеральные ценности дома, не говоря уже о том, чтобы отстаивать их за границей. Лидеры Индии, Южной Африки, Бразилии и других крупных демократических стран развивающегося мира также не лезут из кожи вон, чтобы поддержать за границей те ценности, которые они поддерживают дома.

Десять лет назад покойный Джон Маккейн предложил идею «лиги демократий».Члены такой лиги могут отстаивать либеральные, демократические ценности и в то же время требовать от друг друга ответственности в таких вопросах. Эту идею стоит пересмотреть как заслуживающую доверия и полезную альтернативу ООН. Чем яснее люди либеральных демократий смогут показать, что их страны хорошо работают и хорошо работают вместе, тем в большей безопасности они будут себя чувствовать, тем в большей безопасности они будут и тем больше других захотят присоединиться к ним. Мир нуждается в таком видении международных отношений, которое укрепляет, пропагандирует и защищает либеральные идеалы.Если либеральные нации будут смотреть только внутрь себя и откажутся либо от власти, либо от воли к действию, они потеряют момент и, возможно, свое будущее.

VI
Призыв к оружию

ЗА последние пару лет наблюдается бум мрачных книг с названиями типа «Отступление западного либерализма» или «Запад потерял его?». Журнальные статьи регулярно спрашивают: «Демократия умирает?» ( Foreign Affairs и совсем недавно Atlantic ) или «Что убивает либерализм?» (снова Atlantic ).Самоуверенность, с которой либералы вошли в XXI век, уступила место трепетной неуверенности в себе.

Хорошо. Самодовольный либерал — это либерал-неудачник. Важнейшие либеральные переосмысления на рубеже 20-го века, во время Великой депрессии, застоя и инфляции 1970-х сопровождались книгами, в которых либералы (а иногда и некоторые другие) заявляли, что вера находится в кризисе, предательстве или мертвых. Такая беспокойная неуверенность в себе стимулировала приспособляемость, которая доказала величайшую силу либерализма.

В этом эссе утверждается, что сегодня либерализм нуждается в столь же амбициозном переосмыслении. Общественный договор и геополитические нормы, лежащие в основе либеральных демократий и поддерживающего их мирового порядка, созданы не для этого века. География и технология создали новые концентрации экономической мощи, с которыми нужно бороться. Как развитому, так и развивающемуся миру нужны свежие идеи для создания более совершенных государств всеобщего благосостояния и налоговых систем. Необходимо пересмотреть права людей на переезд из одной страны в другую.Американская апатия и подъем Китая требуют переосмысления мирового порядка — не в последнюю очередь потому, что огромные выгоды, которые дала свободная торговля, должны быть сохранены.

Необходимость нового мышления не означает игнорирования уроков истории. 21-й век приносит с собой некоторые вызовы, которых раньше не было, наиболее очевидное и наиболее тревожное изменение климата, а также перспективы навязчивых новых технологий разума. Но неравенство возможностей и вызываемое им недовольство не новы. Не является нездоровой концентрацией богатства и власти.Вот почему стоит стряхнуть пыль с идей 19-го века, от энергичной политики конкуренции до налогообложения земли и наследства.

Будь то Лига против хлебных законов, Прогрессивное движение Америки, архитекторы Бреттон-Вудской системы или сторонники свободного рынка, которые в 1970-х призывали к укрощению инфляции и свертыванию государства, либеральные реформаторы в своих лучших проявлениях разделяют неудовлетворенность статус-кво и решимость атаковать устоявшиеся интересы. Это чувство безотлагательности и смелости сейчас отсутствует.Либеральные реформаторы стали либеральными инсайдерами, довольными бенефициарами мира, который они помогли построить. Их неудачи вызывают уныние и панику больше, чем решимость. Им не хватает мотивации наравне со страхом (перед социализмом, фашизмом или коммунизмом) или травмой неудачи (депрессия, мировые войны), которые вели к переизобретениям прошлого. Угрозы национализма и авторитаризма, хотя и серьезные и неотложные, кажутся менее острыми. Успех, с которым политики предотвратили перерастание финансового кризиса 2008 года в глобальную депрессию, усугубил самоуспокоенность и притупил стремление к более радикальным реформам, хотя неправильное обращение с кризисом в Европе привело ко многим текущим политическим проблемам на этом континенте.

Либералам нужно встряхнуться из этого оцепенения. И им нужно убеждать других в своих идеях. Слишком часто в последние годы либеральные реформы навязывались судьями, центральными банками и неподотчетными наднациональными организациями. Возможно, наиболее обоснованной частью сегодняшней реакции на либерализм является возмущение, которое люди испытывают, когда им навязывают его панацеи со снисходительными обещаниями, что им от этого станет лучше.

Либералы также должны обратить внимание на то, в какой степени личные интересы притупляют их реформаторский пыл.Люди, которые производят и пропагандируют либеральную политику, довольно тесно связаны с все более концентрированной корпоративной элитой. Его состоятельный блок бэби-бумеров счастлив получать пенсии, от которых, согласно экономической логике, он должен отказаться. Если и существует более сильный оплот либералов, чем международные институты, которые либералам необходимо реформировать, так это университеты, которые им необходимо переоценить, учитывая острую необходимость поддержки обучения на протяжении всей жизни. Либералы выиграли больше всего, когда взяли на себя укоренившуюся власть.Теперь это означает нападение как на их нынешних союзников, так и на их собственные прерогативы.

Как начать либеральное переосмысление? Возможно, потребуется перевернуть традиционные партийные структуры, как это уже сделал Эммануэль Макрон во Франции. Это может потребовать нового поколения политиков, которых нельзя винить за то, как обстоят дела, и которые лучше, чем сегодняшний урожай, формулируют то, как все должно быть. Но кто бы ни руководил, они и их последователи должны быть готовы как можно откровеннее проверять свои идеи на чужие.

Это означает свободу слова — многое. И речь хорошо информированная и добросовестная тоже. Но по мере того, как автократы набирают влияние, пространство для свободы слова сужается. По данным Freedom House, только 13% людей в мире живут в стране с действительно свободной прессой. В Америке сказывается патологическая ложь и постоянные нападки Дональда Трампа на СМИ как на «врагов народа» и «фейковые новости». Но свободный от фактов мир параноидальных фантазий, который правые СМИ предлагают своим последователям, представляет собой более серьезную проблему.

Так же, как и эхо-камера, предоставляемая социальными сетями, даже если ими не манипулируют иностранные державы. Укрепляя предубеждения людей, они отсекают идеи конкурентов, необходимые для их улучшения. В то же время они дискредитируют компромисс, в котором нуждается демократия. Они неуклонно призывают сосредоточить внимание на политике идентичности, которая все больше поглощает левых либералов, особенно в Америке, отвлекая внимание от широкой канвы экономических и политических реформ к тонким мазкам сравнительной виктимологии.В Интернете, как и везде, политика идентичности препятствовала активным дебатам и способствовала мягкой цензуре.

The Economist отмечает свое 175-летие осторожно, оптимистично и целеустремленно. Настороженность, потому что недостаточно людей осознали масштаб и безотлагательность реформ, необходимых для того, чтобы ценности и идеи, лежащие в основе нашего основополагающего кредо, процветали должным образом. Оптимизм, потому что эти ценности актуальны как никогда.

Целью, потому что ничто не служит либерализму лучше, чем «серьезная борьба между умом, который рвется вперед, и недостойным, робким невежеством, мешающим нашему прогрессу».Слова Джеймса Уилсона перепечатываются на первой странице его газеты на этой неделе и каждую неделю. Мы начинаем наши вторые 175 лет с новой решимостью соответствовать им.

Библиография

Эта статья была опубликована в разделе «Эссе» печатного издания под заголовком «Экономист в возрасте 175 лет»

ВТО | 2022 Новости

Прошлогодние победители, Томас Домингес-Иино из Нью-Йоркского университета и Свапника Рачапалли из Университета Торонто, сказали, что для них большая честь быть номинированными на премию за эссе.Они выразили надежду, что их соответствующие выводы обогатят торговые дискуссии.

«Надеюсь, что моя работа внесет вклад в обоснование программы исследований в области устойчивого развития», — сказал г-н Домингес-Иино о своей статье, в которой исследуется, как введение экологических тарифов на импорт сельскохозяйственной продукции из Южной Америки может привести к утечке углерода.

Г-жа Рачапалли, чья статья о том, как глобальные производственно-сбытовые цепочки обеспечивают передачу не только товаров, но и знаний и идей, сказала: «Я с нетерпением жду возможности углубить свое понимание издержек и выгод международной торговли.

Приз

Ежегодная премия ВТО за эссе предоставляет приз в размере 5000 швейцарских франков автору (авторам) победившего эссе. В случае работы в соавторстве приз делится между авторами поровну. Работа-победитель будет официально объявлена ​​на ежегодном собрании Европейской исследовательской группы по торговле (ETSG), крупнейшей конференции, специализирующейся на международной торговле. Церемония награждения состоится 8-10 сентября 2022 года в Университете Гронингена в Нидерландах.Автор-победитель получит финансирование для участия во встрече.

Выбор

Академическая отборочная комиссия отвечает за выбор победившей работы. В состав панели входят: 

Д-р Роберт Купман (директор отдела экономических исследований и статистики Секретариата ВТО) является членом комиссии по должности. Д-р Роберта Пьермартини (начальник Секции анализа торговых издержек, ВТО) координирует работу отборочной комиссии.

Право на участие

В документе должны быть рассмотрены вопросы, связанные с торговой политикой и международным торговым сотрудничеством.Автор(ы) статьи должен иметь степень доктора философии или участвовать в ее получении, а если ему больше 30 лет, то он должен быть не более чем через два года после защиты докторской степени. В случае статей, написанных в соавторстве, это требование распространяется на всех авторов. Кроме того, для рассмотрения на премию эссе не может превышать 15 000 слов.

Другие новости о премии WTO Essay Award доступны здесь.

Прошлые победители

  • 2021: Томас Домингес-Иино (Нью-Йоркский университет) и Свапника Рачапалли (Университет Торонто)
  • 2020: Сиань Дин (Гарвардский университет)
  • 2019: Ян Баккер (Оксфордский университет) и Федерико Хьюниус (Принстонский университет)
  • 2018: Алонсо де Гортари (Гарвардский университет)
  • 2017: Мередит Старц (Принстонский университет)
  • 2016: Матье Беллон (Колумбийский университет)
  • 2015: Кристоф Бем (Мичиганский университет), Аарон Флаэн (Совет управляющих Федеральной резервной системы в Вашингтоне, округ Колумбия).C.) и Нитья Пандалай-Наяр (Мичиганский университет)
  • 2014: Джонатан Дингель (Колумбийский университет) и Клаудия Штайнвендер (LSE)
  • 2013: Феликс Тинтельнот (Принстонский университет)
  • 2012: Треб Аллен (Йельский университет)
  • 2011: Рафаэль Дикс-Карнейро (Университет Мэриленда) и Кайл Хэндли (Стэнфордский университет)
  • 2010: Дэйв Дональдсон (MIT) и Елена Ивус (Королевский университет)
  • 2009: Ральф Осса (Чикагский университет).Второе место занял Мостафа Бешкар (Университет Нью-Гэмпшира)
  • .

Сроки

Эссе должны быть представлены до 6 июня 2022 . Отдел экономических исследований и статистики Секретариата ВТО проведет окончательный список подходящих работ до 17 июня 2022 года , а отборочная комиссия примет окончательное решение до 15 июля 2022 года . Только автор(ы) эссе, включенных в шорт-лист, будут уведомлены.

Публикация

Эссе-победитель может быть опубликовано в серии рабочих документов ВТО.Ответственность за публикацию статьи в журнале лежит на авторе(ах).

Представления

Все материалы должны быть отправлены на [email protected]. Заявки должны включать отдельные вложения в формате PDF:

1. сочинение
2. Резюме автора (авторов) с указанием (i) текущей принадлежности (организаций), (ii) академического учреждения, присуждающего степень доктора философии, (iii) года (или ожидаемого года) получения степени доктора философии, (iv) дата рождения автора(ов).

Поделиться

(PDF) ДУМАЙТЕ КАК ЭКОНОМИСТ: ЭССЕ

GOUni Journal of Management and Social Sciences

экономика и которые порождают проблемы

к которым принципы и количественные

подходы могут быть плодотворно применены» в

различных институциональных контекстах и настройки

(Зигфрид и др., 1991, стр. 202)

В частности, типичная учебная программа по экономике

начинается с двухсеместровой

последовательности принципов экономики для

всего шести кредитных единиц в первом академический.

За этим следуют двухсеместровые последовательности

двух промежуточных курсов по экономической теории

на втором курсе.

промежуточные курсы по микро- и макроэкономике

теории пересматривают идеи, представленные

в курсах принципов, с использованием «

более мощных (и менее ограничительных) аналитических

инструментов» и показывают, как экономисты используют

теорию. Промежуточные теоретические курсы

предоставляют предварительные инструменты для экономического

анализа и дают сигналы о том, какие навыки

необходимо развивать.В дополнение к этому есть

основных количественных методов (Зигфрид и др.

1991, стр.202). Наконец, прикладные курсы

являются факультативными, включая международную торговлю

и финансы, экономическую историю, общественную

экономику, промышленную организацию, труд,

денежно-кредитную экономику, экономическое

развитие и т. д. (Siegfried et al. 1991,

стр. 203). Восхождение по дереву экономических

знаний приводит к выпуску специалистов

, которые лучше понимают, как мыслить как

экономист (Siegfried et al.1991, стр. 214).

В Нигерии, напротив, принципы

экономической последовательности занимают в общей сложности

двенадцать кредитных единиц в течение четырех семестров в

двух академических сессиях и по-разному

называются элементами экономики и

введением в микроэкономику и

Введение в макроэкономику.

Хэл Вариан (1993, стр. xiv-xx) выступает за аналогичный тип экономического образования.

По словам Вэриана, то, что он называет

«аналитическим подходом», использует строгие, логические

рассуждения, достигаемые за счет акцентирования

концептуальных основ экономики

вместе с конкретными примерами их

приложений, которые позволяют студентам применять

инструменты экономики самостоятельно. Для

Вариана вполне возможно быть

аналитическим, не будучи чрезмерно

математическим.Но «многие аргументы

намного проще с небольшим количеством математики,

и все студенты, изучающие экономику, должны изучить

это. Язык математики

, безусловно, помогает обеспечить строгий

анализ, и его использование, несомненно, является

лучший способ действовать, когда это возможно». В экономике

исчисление больше, чем сноска

; это «более глубокий способ исследовать

те же самые вопросы, которые можно исследовать

устно и графически.Графики могут

дать представление, но настоящая сила

экономического анализа заключается в расчете

количественных ответов на экономические

проблемы. Каждый студент-экономист

должен быть в состоянии перевести экономическую

историю в уравнение или числовой

пример, но слишком часто развитие

этого навыка игнорируется».

Современная экономика – это прикладная математика

и прикладная статистика, так же как машиностроение

и физика.Таким образом, специальность «экономика»

нуждается в хороших математических и статистических

основах. Начальная экономическая,

инженерная и физика специальности должны все

пройти одни и те же курсы математики и статистики

, которые преподают математики и

статистики на этих факультетах.

Математика важна в экономике

, потому что с помощью математики экономист

может выполнять операции, для которых существует не так много

поддающихся обработке словесных эквивалентов.Для

большинства экономических анализов математика часто оказывается более мощной, чем обычная речь

(Henderson and Quandt 1980, p.4). Таким образом,

специальность по экономике, наряду с

специальностями по инженерии и физике, должна быть

Премия за эссе по экономике 2022 года

Независимый фонд социальных исследований (ISRF) и Кембриджский журнал экономики (CJE) намереваются присудить приз в размере 7 000 евро за лучшее эссе на тему «Какой вклад может внести неортодоксальная экономика в решение проблемы климатического кризиса?» Авторы могут свободно выбирать тему и название в рамках этой более широкой темы.

Пожалуйста, внимательно прочтите эту информацию, прежде чем обращаться в ISRF или CJE с запросом или подавать свое эссе на рассмотрение .

Приглашаются эссе, в которых исследуется потенциальный вклад любого аспекта (аспектов) неортодоксальной экономики в широком смысле в решение проблемы климатической чрезвычайной ситуации. Возможные подтемы включают:

  • Заканчивается. Каковы должны быть цели климатической политики и действий государств, учреждений и отдельных лиц в более общем плане в связи с чрезвычайной климатической ситуацией? Как должны быть концептуализированы поставленные на кон ценности?
  • Средства.Предполагая некоторые четкие цели или задачи, как их следует преследовать? Как мы должны действовать перед лицом экономической, научной и политической неопределенности?
  • Дискурсы и стратегии. Как лучше всего описать и сформулировать наши средства и цели в борьбе с чрезвычайной климатической ситуацией? Есть ли противоречия между хорошо обоснованными целями, которые могут возникнуть в результате этического, политико-экономического и научного анализа, и доступными нам средствами?

Эссе могут обсуждать теоретические вопросы в общих чертах или фокусироваться на конкретных проблемах или практических стратегиях.

Если научный консенсус верен, у нас есть всего несколько лет, прежде чем серьезный ущерб климату станет необратимым. Поэтому участники, которые сосредотачиваются на долгосрочных структурных преобразованиях экономики, общества или экономики, могут также захотеть обсудить, как думать и действовать, учитывая безотлагательность ситуации.

Эссе-победитель будет выбрано из материалов, полученных в окне подачи заявок, которое начинается 1 сентября 2021 года и закрывается в полночь 30 сентября 2021 года.

Эссе будет оцениваться по его оригинальности и независимой мысли, его научному качеству, его способности оспаривать полученные идеи, а также успеху, с которым оно соответствует критериям ISRF и CJE. Успешное эссе будет интеллектуально радикальным, ортогональным существующим дебатам и будет содержать сильную внутреннюю критику в различных областях экономических исследований. Его вызов полученным идеям может спровоцировать переосмысление темы.

ISRF заинтересован в оригинальных исследовательских идеях, которые используют новые подходы и предлагают новые решения социальных проблем реального мира.Полное изложение критериев и целей ISRF можно посмотреть здесь.

CJE представляет собой форум для теоретической, прикладной, междисциплинарной, истории мысли и методологической работы, с упором на реалистичный анализ, развитие критических взглядов, предоставление и использование эмпирических данных и построение политики. Подробнее о журнале можно узнать на сайте журнала.

Премия ISRF за эссе в области экономики 2015 года была присуждена Джули Нельсон за ее эссе «Хозяйство: (феминистское) восстановление мужской ответственности за заботу.

Представленные эссе будут оцениваться академической комиссией (Комитетом по присуждению эссе ISRF), и победитель будет определен единогласным голосованием. Решение комиссии будет окончательным, и никакие оценки или комментарии не будут доступны. Результат будет доведен до сведения заявителей по электронной почте до конца июля 2022 года, а затем будет объявлен путем публикации на веб-сайтах ISRF и CJE. ISRF и CJE оставляют за собой право не присуждать премию, и награда не присуждается, если представленные эссе недостаточно достойны.

Заявки следует подавать – только в окне подачи – онлайн по адресу: http://mc.manuscriptcentral.com/cje

Запросы: Телефон +44 (0) 20 7262 0196 или электронная почта [email protected] org

Тема эссе: «Какой вклад могут внести неортодоксальные экономические теории в решение проблемы климатического кризиса?» Это тема, а не название. Соответственно, авторы могут свободно выбирать название эссе в этом поле.
Длина эссе: Примерно 7 500 слов.
Формат эссе: Следуйте рекомендациям CJE для авторов, доступным на веб-сайте CJE.
Язык: Русский Английский
Окна отправки: 1 сентября 2021 — 30 сентября 2021 г. (включительно)

Буддийская экономика — Шумахер Центр для новой экономики

«Правильный образ жизни» является одним из требований Благородного Восьмеричного Пути Будды.Поэтому ясно, что должна существовать такая вещь, как буддийская экономика.

буддийские страны часто заявляли, что хотят сохранить верность своему наследию. Итак, Бирма: «Новая Бирма не видит конфликта между религиозными ценностями и экономическим прогрессом. Духовное здоровье и материальное благополучие не враги: они естественные союзники». 1 Или: «Мы можем успешно сочетать религиозные и духовные ценности нашего наследия с преимуществами современных технологий». 2 Или: «У нас, бирманцев, есть священная обязанность согласовывать наши мечты и наши действия с нашей верой.Это мы когда-нибудь сделаем». 3

Тем не менее такие страны неизменно исходят из того, что они могут моделировать свои планы экономического развития в соответствии с современной экономической теорией, и они обращаются к современным экономистам из так называемых передовых стран за советом, формулированием политики, которую следует проводить, и построением великий замысел развития, пятилетний план или как его еще можно назвать. Кажется, никто не думает, что буддийский образ жизни потребует буддийской экономики, подобно тому как современный материалистический образ жизни породил современную экономику.

Сами экономисты, как и большинство специалистов, обычно страдают своего рода метафизической слепотой, полагая, что это наука об абсолютных и неизменных истинах, без каких-либо предпосылок. Некоторые заходят так далеко, что утверждают, что экономические законы столь же свободны от «метафизики» или «ценностей», как и закон всемирного тяготения. Нам, однако, нет нужды вдаваться в аргументы методологии. Вместо этого давайте возьмем некоторые основы и посмотрим, как они выглядят с точки зрения современного экономиста и экономиста-буддиста.

Все согласны с тем, что основным источником богатства является человеческий труд. Так вот, современный экономист был воспитан так, чтобы считать «труд» или работу не более чем необходимым злом. С точки зрения предпринимателя это в любом случае просто статья расходов, которую следует свести к минимуму, если ее нельзя полностью устранить, скажем, путем автоматизации. С точки зрения рабочего это «бесполезность»; работать — значит жертвовать своим досугом и комфортом, а заработная плата — своего рода компенсацией за эту жертву.Следовательно, идеал с точки зрения предпринимателя — иметь выпуск продукции без наемных работников, а идеал с точки зрения наемного работника — иметь доход без занятости.

Последствия этих установок как в теории, так и на практике, конечно, чрезвычайно далеко идущие. Если идеалом в отношении работы является избавление от нее, то каждый метод, который «снижает рабочую нагрузку», хорош. Наиболее эффективным методом, если не считать автоматизации, является так называемое «разделение труда», и классическим примером является булавочная фабрика, восхваляемая Адамом Смитом в « Богатстве наций» . 4  Здесь речь идет не об обычной специализации, которую человечество практиковало с незапамятных времен, а о разделении каждого полного процесса производства на мельчайшие части, так что конечный продукт может быть произведен с большой скоростью без необходимости способствуют больше, чем совершенно незначительные и, в большинстве случаев, неумелые движения его конечностей.

С буддийской точки зрения функция работы состоит как минимум из трех частей: дать человеку возможность использовать и развивать свои способности; дать ему возможность преодолеть свой эгоцентризм, объединившись с другими людьми в общем деле; и производить товары и услуги, необходимые для становления существования.Опять же, последствия, вытекающие из этой точки зрения, бесконечны. Организовывать работу таким образом, чтобы она становилась для рабочего бессмысленной, скучной, отупляющей или выматывающей нервы, было бы чуть ли не преступлением; это указывало бы на большую заботу о вещах, чем о людях, на злобное отсутствие сострадания и на душераздирающую степень привязанности к самой примитивной стороне этого мирского существования. В равной степени стремление к отдыху как альтернативе работе будет считаться полным непониманием одной из основных истин человеческого существования, а именно того, что работа и отдых являются взаимодополняющими частями одного и того же жизненного процесса и не могут быть разделены, не разрушив радость работы. и радость отдыха.

Таким образом, с буддийской точки зрения, есть два типа механизации, которые необходимо четко различать: один, который увеличивает мастерство и силу человека, и другой, который превращает работу человека в механического раба, оставляя человека в положении служить рабу. Как отличить одно от другого? «Сам ремесленник, — говорит Ананда Кумарасвами, человек, столь же компетентный, чтобы говорить о современном Западе, как и о древнем Востоке, — всегда может, если ему позволить, провести тонкое различие между машиной и инструментом.Ковровый ткацкий станок есть орудие, приспособление для удерживания нитей основы в натянутом состоянии, чтобы ворс оплетался вокруг них пальцами мастера; но механический ткацкий станок — это машина, и его значение как разрушителя культуры заключается в том, что он выполняет по существу человеческую часть работы». 5 Отсюда ясно, что буддийская экономика должна сильно отличаться от экономики современного материализма, поскольку буддист видит сущность цивилизации не в умножении потребностей, а в очищении человеческого характера.Характер же в то же время формируется прежде всего трудом человека. А работа, правильно проводимая в условиях человеческого достоинства и свободы, благословляет тех, кто ее делает, а равно и их продукты. Индийский философ и экономист Дж. К. Кумараппа резюмирует этот вопрос следующим образом:

Если природа работы правильно оценена и применена, она будет находиться в таком же отношении к высшим способностям, как пища к физическому телу. Она питает и оживляет высшего человека и побуждает его производить лучшее, на что он способен.Она направляет его свободную волю по правильному пути и дисциплинирует животное в нем по прогрессивным каналам. Это дает человеку прекрасную основу для демонстрации его шкалы ценностей и развития его личности. 6

Если у человека нет возможности получить работу, он находится в отчаянном положении не только потому, что у него нет дохода, но и потому, что ему не хватает этого питающего и оживляющего фактора дисциплинированного труда, который ничто не может заменить. Современный экономист может заняться очень сложными расчетами о том, «окупается» ли полная занятость или может быть более «экономично» вести экономику при менее чем полной занятости, чтобы обеспечить большую мобильность рабочей силы, лучшую стабильность заработной платы, и так далее.Его основным критерием успеха является просто общее количество товаров, произведенных за данный период времени. «Если предельная срочность товаров низка, — говорит профессор Гэлбрейт в «Обществе изобилия» , — то так же низка и безотлагательность найма последнего человека или последнего миллиона человек в рабочей силе». 7  И снова: «Если . . . мы можем позволить себе некоторую безработицу в интересах стабильности — предложение, между прочим, безукоризненно консервативного предшественника, — тогда мы можем позволить себе дать безработным товары, позволяющие им поддерживать привычный уровень жизни.

С буддийской точки зрения, это ставит истину с ног на голову, считая товары более важными, чем люди, а потребление более важным, чем творческая деятельность. Это означает смещение акцента с рабочего на продукт труда, то есть с человеческого на недочеловеческое, капитуляция перед силами зла. Самым началом буддийского экономического планирования было бы планирование полной занятости, и его основной целью фактически было бы трудоустройство всех, кто нуждается во «внешней» работе: это не было бы ни максимизация занятости, ни максимизация производства.Женщинам в целом не нужна работа «на стороне», и массовая занятость женщин в конторах или на фабриках считалась бы признаком серьезной экономической несостоятельности. В частности, позволить матерям маленьких детей работать на фабриках, в то время как дети одичают, было бы так же нерентабельно в глазах буддийского экономиста, как использование квалифицированного рабочего в качестве солдата в глазах современного экономиста.

В то время как материалист в основном заинтересован в благах, буддист в основном заинтересован в освобождении.Но буддизм — это «Средний путь», и поэтому он никоим образом не противоречит физическому благополучию. На пути к освобождению стоит не богатство, а привязанность к богатству; не наслаждение приятными вещами, а стремление к ним. Поэтому лейтмотивом буддийской экономики является простота и ненасилие. С точки зрения экономиста, чудо буддийского образа жизни заключается в предельной рациональности его модели: удивительно малые средства приводят к чрезвычайно удовлетворительным результатам.

Современному экономисту это очень трудно понять. Он привык измерять «уровень жизни» величиной годового потребления, полагая все время, что человек, который потребляет больше, «богаче», чем человек, который потребляет меньше. Буддийский экономист счел бы такой подход чрезмерно иррациональным: поскольку потребление — это просто средство для человеческого благополучия, цель должна состоять в том, чтобы получить максимум благосостояния при минимальном потреблении. Таким образом, если целью одежды является определенный температурный комфорт и привлекательный внешний вид, то задача состоит в том, чтобы достичь этой цели с наименьшими усилиями, то есть с наименьшим ежегодным разрушением ткани и с помощью конструкций, предполагающих наименьший возможный вклад тяжелого труда.Чем меньше труда, тем больше времени и сил остается для художественного творчества. Было бы крайне невыгодно, например, заниматься сложным пошивом одежды, как на современном Западе, когда можно добиться гораздо более красивого эффекта искусной драпировкой необработанного материала. Было бы верхом безумия делать материал таким, чтобы он быстро изнашивался, и верхом варварства делать что-либо безобразным, ветхим или жалким. То, что только что было сказано об одежде, в равной степени относится и ко всем другим человеческим потребностям.Владение и потребление товаров — это средство для достижения цели, а буддийская экономика — это систематическое изучение того, как достичь поставленных целей с минимальными средствами.

С другой стороны, современная экономическая наука рассматривает потребление как единственную цель и цель всей экономической деятельности, принимая факторы производства — а также труд и капитал — в качестве средств. Короче говоря, первый пытается максимизировать человеческое удовлетворение с помощью оптимальной модели потребления, а второй пытается максимизировать потребление с помощью оптимальной модели производительных усилий.Легко заметить, что усилия, необходимые для поддержания образа жизни, направленного на достижение оптимальной модели потребления, вероятно, будут намного меньше, чем усилия, необходимые для поддержания стремления к максимальному потреблению. Нас не должно поэтому удивлять, что давление и напряжение жизни гораздо меньше, скажем, в Бирме, чем в Соединенных Штатах, несмотря на тот факт, что количество машин, экономящих труд, используемых в бывшей стране составляет лишь мизерную часть количества, используемого в последнем.

Очевидно, что простота и ненасилие тесно связаны. Оптимальная модель потребления, обеспечивающая высокую степень удовлетворения человека за счет относительно низкого уровня потребления, позволяет людям жить без большого давления и напряжения и выполнять основное предписание буддийского учения: «Прекрати делать зло; старайся делать добро». Поскольку физические ресурсы везде ограничены, люди, удовлетворяющие свои потребности за счет скромного использования ресурсов, очевидно, с меньшей вероятностью будут вцепляться друг другу в глотки, чем люди, зависящие от высокой скорости использования.Точно так же люди, живущие в самодостаточных местных сообществах, с меньшей вероятностью будут вовлечены в крупномасштабное насилие, чем люди, чье существование зависит от всемирной системы торговли.

Таким образом, с точки зрения буддийской экономики производство из местных ресурсов для местных нужд является наиболее рациональным способом хозяйственной жизни, а зависимость от импорта издалека и вытекающая из этого необходимость производить на экспорт неизвестным и отдаленным народам крайне неэкономична. и оправданы только в исключительных случаях и в небольших масштабах.Точно так же, как современный экономист признал бы, что высокий уровень потребления транспортных услуг между домом человека и местом его работы означает несчастье, а не высокий уровень жизни, так и буддист считал бы, что удовлетворение человеческих потребностей из дальних источников скорее чем из ближайших источников означает неудачу, а не успех. Первый склонен воспринимать статистику, показывающую увеличение количества тонн/миль на душу населения, перевозимого транспортной системой страны, как доказательство экономического прогресса, в то время как для второго — буддийского экономиста — та же статистика показала бы крайне нежелательный результат. ухудшение модели потребления.

Еще одно разительное различие между современной экономикой и буддийской экономикой связано с использованием природных ресурсов. Бертран де Жувенель, выдающийся французский политический философ, охарактеризовал «западного человека» словами, которые можно принять за точное описание современного экономиста:

Он ничего не считает расходами, кроме человеческих усилий; он, кажется, не заботится о том, сколько минеральной материи он тратит впустую и, что еще хуже, сколько живой материи он уничтожает.Он, кажется, вообще не понимает, что человеческая жизнь является зависимой частью экосистемы множества различных форм жизни. Поскольку мир управляется из городов, где люди отрезаны от любой формы жизни, кроме человеческой, чувство принадлежности к экосистеме не возрождается. Это приводит к резкому и непредусмотрительному обращению с вещами, от которых мы в конечном счете зависим, такими как вода и деревья. 8

Учение Будды, с другой стороны, предписывает благоговейное и ненасильственное отношение не только ко всем живым существам, но также, особенно к деревьям.Каждый последователь Будды должен каждые несколько лет сажать дерево и ухаживать за ним до тех пор, пока оно не приживется в целости и сохранности, и буддийский экономист может без труда продемонстрировать, что повсеместное соблюдение этого правила приведет к высоким темпам подлинного экономического развития, не зависящим от любую иностранную помощь. Большая часть экономического упадка Юго-Восточной Азии (как и многих других частей мира), несомненно, связана с бездумным и постыдным пренебрежением к деревьям.

Современная экономика не делает различий между возобновляемыми и невозобновляемыми материалами, так как сам ее метод заключается в уравнивании и количественной оценке всего с помощью денежной цены.Таким образом, если взять различные альтернативные виды топлива, такие как уголь, нефть, древесина или гидроэнергия: единственная разница между ними, признанная современной экономикой, заключается в относительной стоимости единицы эквивалента. Предпочтение автоматически отдается самому дешевому, иначе было бы нерационально и «неэкономично». С буддийской точки зрения это, конечно, не годится; существенную разницу между невозобновляемыми видами топлива, такими как уголь и нефть, с одной стороны, и возобновляемыми видами топлива, такими как древесина и гидроэнергия, с другой, нельзя просто упускать из виду.Невозобновляемые товары должны использоваться только в том случае, если они незаменимы, и только с величайшей осторожностью и самой тщательной заботой о сохранении. Бездумное или экстравагантное их использование является актом насилия, и хотя полное ненасилие может быть недостижимо на этой земле, тем не менее, на человеке лежит неотвратимый долг стремиться к идеалу ненасилия во всем, что он делает.

Как современный европейский экономист не счел бы большим достижением, если бы все сокровища европейского искусства были проданы Америке по привлекательным ценам, так и экономист-буддист будет настаивать на том, что население, строящее свою экономическую жизнь на невозобновляемых видах топлива, живет паразитически, на капитал вместо дохода.Такой образ жизни не мог иметь постоянства и поэтому мог быть оправдан только как чисто временная уловка. Поскольку мировые ресурсы невозобновляемых видов топлива — угля, нефти и природного газа — крайне неравномерно распределены по земному шару и, несомненно, ограничены в количестве, ясно, что их эксплуатация во все возрастающих масштабах является актом насилия над природой. что почти неизбежно должно привести к насилию между мужчинами.

Один только этот факт может дать пищу для размышлений даже тем людям в буддийских странах, которые не заботятся о религиозных и духовных ценностях своего наследия и страстно желают принять материализм современной экономики как можно быстрее.Прежде чем отвергнуть буддийскую экономику как не более чем ностальгическую мечту, они могли бы подумать, не приведет ли путь экономического развития, намеченный современной экономикой, туда, где они действительно хотят быть. В конце своей смелой книги «Вызов будущего человечества » профессор Харрисон Браун из Калифорнийского технологического института дает следующую оценку:

Таким образом, мы видим, что как индустриальное общество в своей основе неустойчиво и подвержено возврату к аграрному существованию, так и условия, дающие индивидуальную свободу, неустойчивы в его способности избежать условий, навязывающих жесткую организацию и тоталитарный контроль.Действительно, когда мы рассматриваем все предсказуемые трудности, которые угрожают выживанию индустриальной цивилизации, трудно понять, как можно совместить достижение стабильности и сохранение личной свободы. 9

Даже если отбросить это как долгосрочную перспективу, сразу возникает вопрос о том, действительно ли «модернизация», осуществляемая в настоящее время без учета религиозных и духовных ценностей, дает приемлемые результаты. Что касается масс, результаты кажутся катастрофическими — крах сельского хозяйства, рост безработицы в городе и деревне и рост городского пролетариата без пищи ни для тела, ни для души.

В свете как непосредственного опыта, так и долгосрочных перспектив изучение буддийской экономики можно рекомендовать даже тем, кто считает, что экономический рост важнее любых духовных или религиозных ценностей. Ибо это не вопрос выбора между «современным ростом» и «традиционным застоем». Речь идет о поиске правильного пути развития, Срединного Пути между материалистической беспечностью и традиционалистской неподвижностью, короче говоря, о поиске «правильных средств к существованию».

 


Примечания
  1. Новая Бирма (Экономический и социальный совет, правительство Бирманского Союза, 1954 г.).
  2. Там же.
  3. Там же.
  4. Богатство народов Адам Смит
  5. Art and Swadeshi Ананды К. Кумарасвами (Ganesh & Co., Мадрас).
  6. Экономика постоянства Дж. К. Кумараппа (Публикация Сарва-Сева Сангха, Раджгхат, Каши, 4 -е изд., 1958).
  7. Общество изобилия Джона Кеннета Гэлбрейта (Penguin Books Ltd., 1962).
  8. Философия экономического развития Индии Ричарда Б. Грегга (издательство Navajivan, Ахмедабад, Индия, 1958).
  9. Вызов будущего человека Харрисона Брауна (The Viking Press, Нью-Йорк, 1954).

Пишите как экономист — GOV.UK

Экономисты известны тем, что умеют представлять доказательства; способность кратко и убедительно представлять доказательства является полезным навыком для изучения.Судьи будут искать:

  • творчество
  • использование экономических понятий
  • использование доказательств
  • четкое и лаконичное письмо.

Используйте эти советы в качестве отправной точки для вашего письма:

Основы экономического письма

Основой экономического письма являются исследование, анализ и краткость.

Экономические письма должны основываться на фактических данных. Исследование темы может помочь углубить ваши знания по этому вопросу и укрепить ваши аргументы.

По возможности используйте экономические концепции для объяснения представляемых вами доказательств. Убедитесь, что у вас есть четкие аргументы, которые используются на протяжении всей вашей работы, чтобы убедиться, что они убедительны.

Это хорошие примеры ясного, убедительного письма, подкрепленного фактами:

Тщательно продумайте структуру письма. Вы можете поискать в Интернете рекомендации по структурированию убедительного аргумента. Например, Центр академических навыков Университета Шеффилда дает советы по разработке письменных аргументов.Кратко формулируйте свои доводы, подкрепляйте их доказательствами и поясняйте свои аргументы.

Источники

Используйте заслуживающие доверия и надежные источники информации, чтобы найти данные и информацию для вашей заявки. Подумайте, актуальна ли информация и насколько достоверен источник. Например, образовательные веб-сайты, скорее всего, будут вызывать доверие.

В своей записи вы должны объяснить, откуда взялись любые доказательства, которые вы используете. Например, если вы используете информацию из Всемирной базы данных о неравенстве, обязательно укажите это в своей записи.

Источники, которые вы можете использовать для начала исследования, включают:

Важные экономические концепции

Чтобы принять участие в Конкурсе экономики нового поколения, вам не нужно изучать экономику. Тем не менее, вам следует подумать об использовании некоторых основных экономических концепций, чтобы усилить свой ответ.

Экономические концепции, такие как внешние эффекты, анализ затрат и выгод и относительная бедность, являются полезными инструментами для понимания фактических данных. Чтобы укрепить свои позиции, вы можете использовать эти инструменты в своей работе.

Например:

  • внешний эффект имеет место, когда эффект от производства или потребления товара или услуги приводит к затратам или выгодам для других, которые не отражаются в цене, взимаемой за этот товар или услугу. Экономисты часто используют эту концепцию при изучении изменения климата

    .
  • ограничения переговорной силы могут повлиять на относительную способность сторон в той или иной ситуации (такой как ведение переговоров, составление контракта или заключение соглашения) оказывать влияние друг на друга.Экономисты часто используют эту концепцию, чтобы подумать о том, что женщины ограничены в возможностях большей экономической независимости

    .

При подготовке своей записи рассмотрите возможность ссылки на эти или другие концепции, о которых вы знаете. Полезные ресурсы включают в себя:

Использование графики

Графики и графики — эффективный способ передачи и визуализации доказательств. Если вы их цитируете, вы можете копировать графики и графики из опубликованных отчетов и анализов. Кроме того, вы можете научиться создавать графики самостоятельно, используя Excel или другую программу по вашему выбору.

YouTube предоставляет несколько полезных бесплатных вводных материалов по созданию графиков, например, это видео о том, как построить линейный график:

как сделать линейный график

Лучшие советы прошлогоднего конкурса

Чтобы вдохновиться, прочитайте письма победителей прошлогоднего конкурса.

Основываясь на прошлогодних записях, вот наши главные советы, которые сделают ваше письмо главному экономисту выдающимся:

  • рассказать историю: создать увлекательное и убедительное повествование, чтобы вовлечь аудиторию в экономические аргументы
  • сосредоточиться на политических решениях: предоставить ответы и решения экономических проблем вопроса
  • используйте доказательства: используйте реальные доказательства для поддержки ваших аргументов и утверждений, чтобы дать вам право писать
  • используйте визуальные эффекты: используйте графики или диаграммы, например, чтобы продемонстрировать свою аргументацию
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.