Почему нельзя писать: О чём нельзя писать в соцсетях? | Право | Общество

Содержание

Почему нельзя писать по работе ночью. Личные границы в деловой переписке. | Тимур Асланов

Есть люди-жаворонки и люди-совы. Есть трудоголики, засиживающиеся в офисе допоздна, и те, кто в шесть вечера выключает компьютер и вместе с ним все мысли о работе до утра следующего дня. Как этим людям строить деловую коммуникацию друг с другом, чтобы их жизнь не превратилась в ад из-за несовпадения жизненных циклов?

Главное правило – уважать личные границы друг друга.

И заключается это уважение прежде всего в том, чтобы не отправлять сообщения в мессенджере в нерабочее время.

Вы в офисе, время к полуночи, а работа в самом разгаре. Вам комфортно, потому что вы любите работать по ночам, когда никто не мешает. И тут вам приходит в голову гениальная идея продвижение нового продукта, и вы начинаете строчить сообщение вашему маркетологу, который видит уже четвертый сон. Остановитесь. Запишите свою идею и отправьте сообщение утром, после девяти.

Или если, пишете в Телеграме, воспользуйтесь функцией отложенной отправки: напишите сейчас а время отправления поставьте на девять утра. Этим вы проявите своё уважение к личным границам человека.

Мессенджеры – асинхронное средство коммуникации. Они не предполагают сиюминутного ответа. Вам он сейчас и не нужен, просто захотелось немедленно поделиться идеей, дать поручение или попросить совета. Пусть прочитает утром, ок.

Но вполне вероятно, что у вашего маркетолога или другого адресата на телефоне включены оповещения. И сигнал получения сообщения пропиликает на всю квартиру, разбудив не только его, но всю семью, включая детей. Вряд ли потом обсуждение гениальной идеи пойдет в конструктивном ключе.

И кстати то же самое касается электронной почты – у многих она установлена и на телефоне тоже. И уведомления отключают не все. Так что электронная почта сегодня фактически такой же мессенджер.

Цифровой этикет жестко регламентирует правила переписки и говорит нам о том, что все рабочие сообщения должны отправляться строго в рабочее время. И это относится и к переписке с клиентами, подрядчиками, поставщиками и т.д.

Если не пожар, наводнение или еще какой-то экстренный случай, то ночью мессенджеры должны спать. А на работу выходить с утра, как и все нормальные люди.

Если вам нравятся мои материалы, подпишитесь на мой канал, чтобы не пропустить новые публикации на эту и другие интересные темы.

Юрист Пономарева объяснила, что нельзя писать в завещании

+ A —

И почему нельзя оставить квартиру любимой кошке

Юрист Анна Пономарева предупредила, что в законе существуют некоторые ограничения при составлении завещания. Многие пожилые люди сегодня задумываются о том, чтобы написать такой документ для родственников. Однако, некоторые пенсионеры пытаются выйти за пределы классического совещания. Специалист пояснила, чего нельзя писать в завещании, чтобы оно не потеряло юридический смысл.

По словам Анны Пономаревой, нередко бывает так, что пожилой человек по каким-то семейным причинам хочет наградить одного родственника и наказать другого. Поэтому некоторые составляет завещание так, что одному человеку достается и квартира и деньги, положенные на счет в банке, а другому пытаются передать в наследство только долги. Таким образом распределять имущество нельзя, это противоречит закону. Ни один нотариус такое завещание не заверит.

Также, как объяснила Пономарева в интервью радиостанции «Говорит Москва», по российскому законодательству нельзя завещать имущество домашнему животному.

«По российскому законодательству животные являются объектом права, а не его субъектом, и приравниваются к вещи», — рассказала юрист.

Поэтому не стоит идти за новостями светской жизни, в которых сообщается, как какая-нибудь звезда за границей завещала все свое богатство любимой кошечке.

Кроме этого, подчеркнула Пономарева, в завещании запрещено ставить условия, например, что наследник получит имущество, только если совершит определенные действия в пользу наследодателя. 

Также запрещено в завещания принуждать наследников вступить в брак, запрещать им переезд, ставить условие по выбору профессии. 

На всякий случай Пономарева предупредила, что нельзя передать по наследству и должность в государственных органах.

Нельзя писать на краешке стола… / Кафедра, факультатив / Независимая газета

Писатель Константин Седых мог и утонуть, и сгореть в пожаре, и погибнуть от шальной партизанской пули

Константин Седых был автором романа «Даурия», по которому сняли знаменитый советский кинофильм. Кадр из фильма «Даурия» (1971)

Что вам известно о писателе Константине Седых? Уверена: почти ничего. Но его знаменитые романы «Даурия», «Отчий край», безусловно, читали и полюбили многие. И уж точно все видели экранизацию летописи жизни забайкальского казачества.

Книги были написаны в подцензурные времена, но они и сегодня трогают сердца читателей. А ведь их могло не быть. Долгие годы Константину Седых приходилось бороться с недугами, непониманием. Преодолевать себя. И кто знает, как сложилась бы его литературная судьба, если бы рядом не было верного помощника – жены Татьяны, тихой, скромной и невероятно стойкой…

Особое везение или промысел Божий?

Кажется, начиная с детства и юности, все было против него: слабое здоровье, череда опасных происшествий. В воспоминаниях Константина Седых, оставшихся незавершенными, есть удивительная запись: перечисление пережитых напастей и недугов, которые могли закончиться трагически. В этом списке их более 20!

Однажды на огромной скорости на мальчика налетела гулевая кобылица, которую гнали домой с выгона, и сильно помяла ребенка. В другой раз Костя пас быков и на них напали волки. Но быки чудом сумели отбить нападение хищников. Как-то на Масленицу конь подростка вдруг перестал слушаться поводьев, понес и влетел в открытую калитку. Всадник со всей мощью ударился грудью о перекладину над калиткой и рухнул без сознания на землю.

Константин мог утонуть, сгореть в пожаре, погибнуть от шальной партизанской пули, но… Всякий раз спасал счастливый случай. Или провидение – чтобы он смог создать свои главные произведения?

Родители Константина Седых меньше всего думали о том, что их сын имеет литературный талант. Большая патриархальная казачья семья жила в поселке Поперечный Зерентуй станицы Большезерентуйской Читинской области. Как вспоминал позже Константин, «предки мои по отцу и по матери – уральцы. Отцовская линия – это заводские крестьяне, переселенные в Забайкалье для работы на Нерчинских сереброплавильных заводах, а материнская – яицкие казаки, сосланные туда же на каторгу за участие в пугачевском восстании. Позже и те и другие были зачислены в забайкальские казаки». И главной их миссией стала охрана восточных рубежей Российской империи.

Казаки Забайкалья – народ особый, испокон веков живший по своим законам. Отец Константина, Федор Григорьевич, имел среди сородичей большой авторитет. Солдат двух войн – русско-японской и Первой мировой, обладатель Георгиевского креста был прямым человеком, честным, за что его дважды избирали поселковым атаманом. Труженик каких поискать, часто брал с собой Костю искать подходящие места для покоса или пашни. Они ходили на охоту. Отец с сыном прошли по просторам Забайкалья немало километров. Мама, Федосья Михайловна, знавала великое множество старинных легенд, поверий, сказок и песен. Все это помогло проникнуться казачьим духом, полюбить родные места. И первые поэтические строки о неповторимой забайкальской весне родились у Константина уже в 10 лет, когда он учился в поселковой школе

На сломе эпох

Начавшийся XX век, Первая мировая война, две революции, а следом Гражданская война полностью перевернули жизнь казаков. Станица переживала непростые времена, власть менялась беспрестанно и несколько раз переходила из рук в руки. Отряды славившегося жестокостью казачьего атамана Григория Семенова сменяли партизаны. И наоборот. Красные отчаянно дрались с разношерстной дивизией барона Романа Унгерна-Штернберга, мечтавшего о реставрации империи Чингисхана, потом с частями генерала Владимира Каппеля и с японцами. Ожесточенная эта борьба шла больше двух лет, и семья Седых вместе с другими соотечественниками едва успевала следить за стремительным ходом событий.

Все это оставило в душе Константина неизгладимый след. Он видел белых офицеров, красногвардейцев и даже знаменитого командира сибирских партизан Павла Журавлева, погибшего в 1920 году. Всегда помнил первую встречу с победившими представителями новой власти: «… Мне было тогда одиннадцать лет. Но я хорошо помню, как в мае девятнадцатого года к нам в поселок впервые нагрянули красные партизаны. Случилось это под утро… О партизанах в то время пускались самые дикие слухи. Их считали беспощадными, на все способными головорезами… Скоро к нам властно и настойчиво постучали. Одна из теток, осенив себя крестным знамением, метнулась в сени, открыла дверь и в ужасе попятилась. В дверях появились партизаны. В полумгле их лица были едва различимы. Зато я отчетливо увидел заломленные набекрень солдатские папахи и выставленные вперед штыки…»

Закончилась Гражданская война, история сделала свой новый виток… В 1922 году Константин смог поступить в Нерчинско-Заводское высше-начальное училище. Но через два года пришлось возвратиться домой – из-за бедности семьи. Константин организовал в своем поселке комсомольскую ячейку, стал первым ее секретарем. И начал писать для читинских губернских газет «Забайкальский рабочий», «Забайкальский крестьянин». А в журнале «Забайкальская деревня» опубликовали его первые стихи.

Способного парня заметили: читинский губком партии и редакция «Забайкальского крестьянина» направили его на учебу в педагогический техникум Читы и даже назначили стипендию. В Чите Константин начал приходить на еженедельные собрания писателей и поэтов «Литературные воскресенья». Это была настоящая учеба!

А в конце 20-х годов переехал в Хабаровск, трудился в газете «Набат молодежи». Работал так много, что надорвал и без того некрепкое с детства здоровье. И снова вынужден был вернуться в родной Поперечный Зерентуй.

Встреча с Татьяной и новая жизнь

Шла весна 1931 года. Константин Седых решил написать повесть о том, как в его родном Забайкалье проходила коллективизация. Но в соседней деревне на вечерке (так назывались раньше сельские вечеринки) увидел Танечку Мигунову. Константин полюбил красивую девушку с первого взгляда. И ей видный молодой человек приглянулся. Мысли о повести были отложены в сторону…

Они встретились в непростое время: Татьяна выросла в крепкой, работящей крестьянской семье, которая попала в списки на раскулачивание. Ее родители, старший брат с женой и крохотными дочерьми были отправлены по этапу в Игарку. Младший брат смог сбежать через реку Аргунь на Маньчжурскую сторону, и больше близкие никогда о нем не слышали. Татьяне, к счастью, дали разрешение выйти замуж за комсомольского активиста.

Константина тогда же пригласили работать в Иркутск, и молодая семья переехала в незнакомый город. Жить было нелегко, своего жилья долго не имели, мотались с первенцем на руках по съемным углам, комнатушкам. И вдруг узнали, что освободились комнаты в ветхом бараке, продуваемом всеми ветрами. Из-за чего туда никто не хотел селиться. Седых не побоялись и стали обладателями трех комнат. А еще невиданного в те времена предмета квартирной роскоши – люфт-клозета.

Справили скромное новоселье, и тут же пришлось уплотняться: в один из дней на пороге квартиры появилась мама Константина Седых с четырьмя маленькими сыновьями и дочерьми. Отец Константина умер от голода, близким тоже грозила голодная гибель, и они приехали в Иркутск. Жена Константина только переболела тифом, в больнице лежал совсем еще маленький сын Велемир, но родных приняли в дом всем сердцем. И не на один год.

Не хватало самого элементарного, большой семье толком не во что было одеться, но все заботы Татьяна приняла на себя. Она считала, что обязана ограждать мужа от бытовых тягот: «Косте надо писать». И Константин Седых, работая в редакции газеты, успевал еще творить – один за другим вышли его поэтические сборники «Забайкалье» и «Сердце».

В начале 30-х годов в Иркутске творческая жизнь бурлила! Константин Седых познакомился с интересными литераторами, ведь в то время в городе жили и работали Иван Молчанов-Сибирский, Анатолий Ольхон и многие другие писатели.

В 1934 году семье пришлось пережить серьезные неприятности. Из Нерчинско-Заводского райкома комсомола в краевой комитет вдруг неожиданно пришел документ, который требовал «исключить Конст. Седых из комсомола как сына станичного атамана и белобандита (отец служил у Семенова), как сына кулака, сам Седых вместе со своим отцом во время восстановления советской власти эмигрировал за границу». Но опять повезло. Если бы такая бумага пришла тремя-четырьмя годами позже, когда карательная машина заработала в полную силу, уцелеть было бы сложнее…

От «Конных вихрей» к «Даурии»

Роман-эпопею о жизни забайкальского казачества Константин Седых начал писать ровно 85 лет назад – в 1936 году. Замысел родился двумя годами раньше. Тогда же 26-летний литератор приступил к сбору материалов – сидел часами в архивах, библиотеках, изучал документы, научные труды, книги по истории казачества Сибири, Дальнего Востока. И постоянно встречался с теми, кто участвовал в отгремевших не так давно событиях, – задавал бесчисленные вопросы очевидцам и записывал, записывал их бесценные рассказы.

Константин Седых хотел назвать свой роман «Конные вихри». Но потом изменил название на более лаконичное и лиричное. И в 1939 году в альманахе «Новая Сибирь» были опубликованы первые главы «Даурии».

Была такая история: после публикации первых глав Константин Федорович получил более или менее солидный гонорар. Такую сумму довелось держать в руках впервые. Положил деньги в папку, весь день занимался делами. А потом оказался с товарищами в кинотеатре. Заветную папочку положил за спину, дабы не мешала смотреть фильм. Сеанс закончился, и только дома писатель обнаружил, что напрочь забыл о папке! К счастью, кинотеатр еще не успели закрыть, а папка с деньгами благополучно лежала на кресле.

Первая книга романа была закончена буквально накануне Великой Отечественной войны – 21 июня 1941 года. Иркутские писатели – Иван Молчанов-Сибирский, Константин Седых, Георгий Марков, Иннокентий Луговской – были мобилизованы сразу же и стали сотрудниками военных газет на Восточном фронте. Константин Седых очень серьезно болел, мучился с язвой желудка. Из-за болезни его прикрепили к генеральскому распределителю. Профессор, лечивший писателя, удивлялся: пациенту стало лучше. И все же через год Константина Седых демобилизовали по состоянию здоровья. Он вернулся в Иркутск, где снова погрузился в роман: работал над второй частью «Даурии», сотрудничал с газетой «Восточно-Сибирская правда».

Осенью 1942 года иркутяне решили отправить землякам-фронтовикам эшелон с подарками. Константина Седых выбрали представителем от журналистов и писателей, и он возглавил делегацию, которая сопровождала эшелон. Литераторы полгода ездили по полям сражений, бывали на Ленинградском фронте. Седых написал об этой поездке серию очерков «Иркутяне на фронте».

Нужно было продолжать писать свою главную книгу, а сил не хватало. В архиве писателя сохранилась запись: «Недаром боялся я нынешней зимы. Сбылись мои самые худшие опасения. Я бедствую, и бедствую очень жестоко. Не знаю, доживу ли до новой травы. Чувствую себя исключительно скверно… Боюсь, что «Даурия» останется незаконченной. Над ней совершенно не могу работать. Всяческий интерес к ней пропал. Хочу все же надеяться, что силы вернутся ко мне. Вернется интерес к «Даурии» – моему любимому детищу, которому я отдал бездну труда, ибо романист я весьма привередливый, не ленящийся многие страницы переписывать по тридцать и более раз…»

И все же Константин Седых работал над романом, и очень много: он всегда говорил, что нельзя писать на краешке стола. Параллельно трудился ответственным секретарем Иркутского отделения Союза писателей и в редколлегии «Иркутских агит-окон» – создавал стихотворные подписи к рисункам художников.

Татьяна все время была рядом. Она часами стояла в очередях за продуктами, добывала самое необходимое. К тому времени в их семье было трое детей. И еще взяли к себе тетю писателя Соломониду, которая оказалась без дома. В один из своих приездов в Читу Константин Федорович пытался найти своих родственников. Узнал, что родная сестра его отца просит милостыню. Разыскал ее на улице и, конечно, привез Соломониду к себе домой. И она, окруженная любовью, жила в семье Седых пять лет. Жили небогато, но дружно и радостно. Дочь писателя Галина рассказывала мне, как в 1948 году ее маме впервые удалось купить так называемый коммерческий хлеб (не по карточкам) и графин молока. Это был праздник.

А «Даурию» опубликовали полностью в 1949 году. На автора эпопеи сразу же обрушилась лавина славы и всенародной любви. В Иркутск начали приходить восторженные письма читателей из разных городов страны – почтальон приносил благодарности огромными мешками.

Но не все приняли роман. Поначалу он вообще мог остаться неопубликованным. Сразу после публикации первых глав нашлись противники. У Константина Седых хранилась увесистая папка под названием «Погромные рецензии на «Даурию». В чем только не обвиняли автора – и в искажении правды, и в романтизации прошлого. Один критик сравнил «Даурию» со стоячим прудом, другой объявил «идейно несостоятельной, плохо продуманной». В 1947 году два издательства вернули рукопись автору. Тогда бывший командующий Восточно-Забайкальским фронтом Дмитрий Шилов выступил в защиту, назвал «Даурию» большим литературным событием. Бывшие бойцы, командиры Красной армии и партизанских отрядов Забайкалья тоже поддержали писателя, считали, что «Даурия» берет за душу именно своей искренностью и правдой. При жизни Константина Седых «Даурия» выдержала больше 100 изданий.

В 1957 году вышло в свет продолжение исторического полотна – «Отчий край». Писатель задумывал создать трилогию, но третью книгу – «Утреннее солнце» – дописать не успел. Он начал работать, но подступающая слепота и другие хвори не дали закончить труд. Константина Седых не стало в ноябре 1979 года. Ему шел 72-й год. А читатели еще долго присылали письма с вопросом, когда же выйдет продолжение.

Хранители памяти

Иркутск, улица Богдана Хмельницкого, дом 1. Здесь, в доме дореволюционной постройки, Константин Седых жил с семьей много лет. Мы, первокурсники Иркутского государственного университета, оказались в квартире писателя вскоре после его ухода из жизни. Нас, стайку студентов, пригласила к себе наша подруга Юля Кулыгина (в девичестве Баранова). Мы учились в одной группе. И тогда еще, конечно, не знали, что эта квартира, ее хозяева – Юля и бабушка, вдова писателя Татьяна Васильевна, станут для нас родными навсегда.

Мы только-только оказались в незнакомом городе, оторвались от своих близких, жили на съемных квадратных метрах, тяжело привыкали к университетскому бытию. И вдруг попали в мир необыкновенного душевного тепла. Татьяна Васильевна оставила нас ночевать, расположились мы в самой большой комнате – в зале, где стоял старинный, основательный письменный стол писателя, обитый зеленым сукном, а все стены уставлены большими книжными шкафами. Библиотека была богатейшая. И в ней имелись издания книг лауреата Государственной премии Константина Седых на разных языках мира. Стоит ли говорить о том трепете, который нас охватил. Как мы могли спать – без умолку говорили почти всю ночь, о чем-то спорили. А утром Татьяна Васильевна усадила нас завтракать, угостив своим фирменным пирогом с рыбой. Пирог нам показался божественным. А он и был таковым.

С того дня мы стали частыми гостями этого дома. И всякий раз Татьяна Васильевна угощала нам необыкновенными вкусностями, сотворенными своими руками, – только испеченными булочками или лимонным пирогом, который был вкуснее всех пирожных на свете. Мы усаживались на кухне, чаевничали, а Татьяна Васильевна сидела рядом, тихо улыбалась своей светлой улыбкой. И очень мало говорила. Но нам было спокойно и уютно в ее присутствии – как дома.

То ли в силу легкокрылого юного возраста, то ли в силу беспечности мы не задавались вопросом – удобно ли пожилому человеку принимать столько гостей? Да еще так часто? И с ночевками. И столько лет подряд.

На пятом курсе, вернувшись с преддипломной практики, мы, пять человек, не могли найти жилье. И Татьяна Васильевна с Юлией приютили нас всех. Мы жили у них не одну неделю, и хозяйка квартиры дала нам не только кров, но и чувство семьи. Все студенческие годы мы оккупировали не только жилище Седых, но и дачу. Сколько счастливых дней подарила нам Татьяна Васильевна – не счесть.

Мы получили дипломы, разъехались, но всю жизнь помнили и помним удивительную Татьяну Васильевну. А еще с годами поняли, какими глупыми были: Татьяна Васильевна могла столько рассказать, а мы занимались исключительно собой, своими делами. Ее не стало в августе 1991 года.

Сегодня в Иркутске живет дочь писателя Галина Константиновна. Ей 82 года, она совсем недавно переехала в места своего детства из Ростова-на-Дону, где прожила почти полвека, чтобы быть поближе к дочери Юлии. Галина Константиновна, Юлия Кулыгина со своей замечательной семьей, правнучка Алина с мужем – сегодня главные хранители памяти о писателе.

Галина Константиновна и Юлия рассказали еще одну семейную историю. Татьяна Васильевна узнала о своей семье только после Великой Отечественной войны. Когда однажды в дом к Седых пришла красивая девушка и сказала, что она Аня, племянница Татьяны Васильевны. Это было потрясение. Оказалось, что раскулаченная в Забайкалье семья родителей Тани Мигуновой оказалась на лесоповале. Отца и брата расстреляли сразу, но мама и жена брата с дочками смогли выжить в тех немыслимых условиях. И через много лет их определили на поселение под Тайшет. В Иркутске Аня смогла разыскать семью известного писателя…

А еще Галина Константиновна вспоминает, какая замечательная память была у Константина Федоровича, каким необыкновенным чувством юмора он обладал и какие писал остроумные эпиграммы. И всю жизнь работал, работа, работал. Нам всем есть чему у него поучиться…

Почему нельзя писать на руках?

В детстве нас часто пугали: на руках и теле писать запрещено, иначе можно проколоть ручкой кожу, возникнет заражение крови и мучительная смерть. Миф это или правда и почему нельзя писать на руках?

Миф или реальность?

Ручка

По мнению дерматологов, самая большая неприятность, которая будет оттого, что человек рисует и пишет чернилами на руках – это аллергическая реакция. Она может возникать разово или периодически, но, далеко, не у всех людей.

Поэтому кто-то ничего, не боясь, годами пишет шпаргалки на своей коже, не слушая предупреждений родителей и ничего не происходит.

Нередко родителям просто не нравится неэстетичный вид разрисованных рук ребёнка и они приплетают сюда онкологию, сепсис и другие опасные для жизни и здоровья заболевания.

Фломастер

Большую опасность могут представлять для маленьких детей фломастеры. Малыши любят рисовать на окружающих предметах и конечно на себе. Краска фломастера неравномерно ложится на поверхности, поэтому ребёнок нередко может его лизнуть.

Поэтому малышу младше трёх лет следует объяснить, что их нельзя облизывать и брать в рот. Лучше приобретать для рисования качественную канцелярию. Она не несёт вреда организму, так как она гипоаллергенна и даже, если ребёнок засунет такой фломастер в рот, он не отравится едкой краской.

Такие фломастеры сделаны с чернилами на водной основе и легко смываются с кожных покровов. В них низкая концентрация тяжёлых металлов и каждый фломастер оснащён вентилирующимся колпачком. На такой упаковке есть символ знака качества.

Чернила для ручек

Для того, чтобы понять, насколько вредны чернила ручек для здоровья попробуем изучить их состав. Действительно ли они настолько опасны для кожи?

Первый прототип чернил для ручки изобрёл редактор венгерской газеты, опробовав краски для полиграфии. Они не растекались и сохли на бумаге быстрей, чем ранее используемые смеси для письма. Ему удалось создать более густой и вязкий состав.

Сейчас вязкость такой краски контролируется, но, при этом, толщина линии должна оставаться достаточно тонкой. Состав в стержне подбирают таким образом, чтобы чернила не текли и размазывались по поверхности.

Что входит в состав чернил?

Растворённый пигмент или краситель. Он достигает половины объёма всех чернил. Чёрная краска делается на основе порошка из сажи. Синие получаются путём смешивания нескольких красителей. В них часто для стабилизирования на бумаге добавляется сульфат железа.

Растворитель (вода или масляная основа). В большинстве случаев, эту роль выполняет этиленгликоль.

Синтетически полимеры улучшают вязкость состава.

Для улучшения свойств всей смеси производитель может использовать консерванты, смолы.

Что сделать, чтобы ребёнок не писал на руках?

Для этого его достаточно увлечь изготовлением собственных чернил по средневековому рецепту. Ими пользовались ещё монахи в монастырях.

Для приготовления необходимо взять следующие ингредиенты:

  • 3 грамма чернильных орешков
  • 2 грамма гуммиарабика
  • 2 грамма железного купороса.

Орешки толкут ступкой до состояния порошка и выкладывают в ёмкость. После этого необходимо долить в них 30 миллиграмм воды.

В другой ёмкости нужно налить то же количество воды и добавить купорос и гуммиарабик. Их хорошо размешивают.

Обе ёмкости отставляют на 2 дня, после чего их смешивают и отставляют для настаивания ещё на двое суток. Потом состав дополнительно цедят.

Но писать такими чернилами не так просто, как кажется. Они отличаются от обычных по плотности и остальным свойствам. Но если постараться и приложить немного терпения, то дело быстро пойдёт на лад.

Ошибки при составлении резюме — экспертное мнение

Поиск работы – это тоже работа, требующая времени, терпения и навыков самопрезентации, без которых невозможно заинтересовать потенциального работодателя. В среднем рекрутер рассматривает от 100 до 500 резюме на одну позицию и тратит на просмотр каждого не более трех секунд.

Ирина Конторева

создатель популярного ресурса vdhl.ru «Вакансии для хороших людей»

рассказала Роскачеству, какие пункты нужно вычеркнуть из резюме, чтобы с большей вероятностью устроиться на работу.

1. Место работы

– Все мы когда-то работали уборщицами, дворниками, курьерами и почтальонами. Но совершенно не нужно указывать эти должности в резюме, если вы претендуете на другую позицию. Переписывать резюме под каждую вакансию и удалять нерелевантный опыт – это нормально. Указывайте только те места работы, которые могут заинтересовать потенциального работодателя. 

2. Должностные обязанности 

– Не нужно перечислять должностные обязанности. Во-первых, это занимает много места, а во-вторых, никак не продает вас как специалиста. Работодателей и рекрутеров в первую очередь интересуют ваши достижения, и желательно – в цифрах. Дизайнеру, журналисту и фотографу поможет портфолио – именно по нему судят о профессионализме людей творческих профессий. 

3. Возраст 

– Если вам больше 40, эта цифра сыграет не в вашу пользу. К сожалению, в нашей стране людей предпенсионного возраста берут на работу неохотно. Откровенно вам об этом никто не скажет, но вы должны знать, что такая проблема существует. Поэтому указывайте только имя, фамилию и контактные данные. 

4. Почта 

– Помню, одна девушка писала мне с адреса «я не Алла Пугачева». Если вы завели электронную почту в подростковом возрасте из серии «пупсик@mail.ru», заведите другую, чтобы она не вызывала у рекрутера странные ощущения. Если вы ищете работу, вы должны понимать, что это серьезно. 

5. Отчество 

– Во многих компаниях уже принято обращаться к коллегам по имени, поэтому отчество лучше не указывать. Имени и фамилии будет достаточно, даже если вы претендуете на руководящую должность. 

6. Фотография 

– Многие люди – визуалы и выбирают кандидатов приятной внешности, поэтому хорошее фото в деловом костюме увеличит ваши шансы на трудоустройство. Но нужно помнить, что фото не должно иметь сексуального подтекста, ковров или пляжа на заднем фоне. Кстати, работодатели говорят, что им было бы удобно получать фото отдельным вложением. 

7. Оригинальность 


– Поверьте, рекрутеры не любят, когда вы присылаете резюме в форме стихов, былины, плача Ярославны, таблицы или инфографики. Такие резюме сложно воспринимаются, поэтому всегда отправляются в корзину, даже если написаны профессионалом. 

8. Личные качества 

– Есть список слов, который используют абсолютно все: ответственный, коммуникабельный, командный игрок, стрессоустойчивый. За этим списком обычно ничего не стоит. Поэтому либо вычеркивайте его, либо подтверждайте. Если вы действительно считаете себя стрессоустойчивым, поясните почему. 

9. Хобби 

– Указывайте хобби только в том случае, если оно относится к вакансии. Например, вы изучаете своего работодателя и оказывается, что руководитель компании экстремал, а все корпоративные мероприятия проходят активно. Многие компании подбирают близких по духу сотрудников. Если у вас есть похожее хобби – напишите об этом. Рекрутер поймет, что вы «свой человек», и захочет с вами пообщаться. 

10. Вредные привычки 

– Вредные привычки, как и ваше семейное положение, не касаются работодателя. Вы интересны только как профессионал. Не тратьте время на лишнюю информацию. 

– Помните, что эти правила общие и резюме нужно составлять для каждой конкретной вакансии, – уточняет Ирина Конторева. – Но есть важнейший момент, которого не должно быть ни в одном резюме: это ошибки.

Подробные результаты исследования Роскачеством мобильных приложений для поиска работы доступны ЗДЕСЬ.


%d1%8d%d1%82%d0%b8%d0%bc%d0%b8%20%d1%87%d0%b5%d1%80%d0%bd%d0%b8%d0%bb%d0%b0%d0%bc%d0%b8%20%d0%bd%d0%b5%d0%bb%d1%8c%d0%b7%d1%8f%20%d0%bf%d0%b8%d1%81%d0%b0%d1%82%d1%8c%20%d0%bd%d0%b0%20%d0%b3%d0%bb%d1%8f%d0%bd%d1%86%d0%b5%d0%b2%d0%be%d0%b9%20%d0%b1%d1%83%d0 — со всех языков на все языки

Все языкиРусскийАнглийскийИспанский────────Айнский языкАканАлбанскийАлтайскийАрабскийАрагонскийАрмянскийАрумынскийАстурийскийАфрикаансБагобоБаскскийБашкирскийБелорусскийБолгарскийБурятскийВаллийскийВарайскийВенгерскийВепсскийВерхнелужицкийВьетнамскийГаитянскийГреческийГрузинскийГуараниГэльскийДатскийДолганскийДревнерусский языкИвритИдишИнгушскийИндонезийскийИнупиакИрландскийИсландскийИтальянскийЙорубаКазахскийКарачаевскийКаталанскийКвеньяКечуаКиргизскийКитайскийКлингонскийКомиКомиКорейскийКриКрымскотатарскийКумыкскийКурдскийКхмерскийЛатинскийЛатышскийЛингалаЛитовскийЛюксембургскийМайяМакедонскийМалайскийМаньчжурскийМаориМарийскийМикенскийМокшанскийМонгольскийНауатльНемецкийНидерландскийНогайскийНорвежскийОрокскийОсетинскийОсманскийПалиПапьяментоПенджабскийПерсидскийПольскийПортугальскийРумынский, МолдавскийСанскритСеверносаамскийСербскийСефардскийСилезскийСловацкийСловенскийСуахилиТагальскийТаджикскийТайскийТатарскийТвиТибетскийТофаларскийТувинскийТурецкийТуркменскийУдмуртскийУзбекскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийФарерскийФинскийФранцузскийХиндиХорватскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧеркесскийЧерокиЧеченскийЧешскийЧувашскийШайенскогоШведскийШорскийШумерскийЭвенкийскийЭльзасскийЭрзянскийЭсперантоЭстонскийЮпийскийЯкутскийЯпонский

 

Все языкиРусскийАнглийскийИспанский────────АймараАйнский языкАлбанскийАлтайскийАрабскийАрмянскийАфрикаансБаскскийБашкирскийБелорусскийБолгарскийВенгерскийВепсскийВодскийВьетнамскийГаитянскийГалисийскийГреческийГрузинскийДатскийДревнерусский языкИвритИдишИжорскийИнгушскийИндонезийскийИрландскийИсландскийИтальянскийЙорубаКазахскийКарачаевскийКаталанскийКвеньяКечуаКитайскийКлингонскийКорейскийКрымскотатарскийКумыкскийКурдскийКхмерскийЛатинскийЛатышскийЛингалаЛитовскийЛожбанМайяМакедонскийМалайскийМальтийскийМаориМарийскийМокшанскийМонгольскийНемецкийНидерландскийНорвежскийОсетинскийПалиПапьяментоПенджабскийПерсидскийПольскийПортугальскийПуштуРумынский, МолдавскийСербскийСловацкийСловенскийСуахилиТагальскийТаджикскийТайскийТамильскийТатарскийТурецкийТуркменскийУдмуртскийУзбекскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийФарерскийФинскийФранцузскийХиндиХорватскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧаморроЧерокиЧеченскийЧешскийЧувашскийШведскийШорскийЭвенкийскийЭльзасскийЭрзянскийЭсперантоЭстонскийЯкутскийЯпонский

О чем нельзя писать в блогах?

Внесена ясность в вопрос — за что могут ваш сайт или блог могут включить в реестр запрещенных сайтов. Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков, Роскомнадзор и Роспотребнадзор утвердили критерии определения опасных ресурсов.

Согласно приказу, запрет распространяется на изображение половых органов несовершеннолетних или детей, совершающих «откровенно сексуальные действия», сведения о производстве и распространении детской порнографии или же объявления, привлекающие детей к ее созданию, а также любая информация, «направленная на возбуждение сексуальных чувств по отношению к несовершеннолетним» или оправдывающая подобное поведение.

К запрещенной информации о наркотических и психотропных веществах относятся любые сведения о местах и способах их изготовления, в том числе рекомендации по выращиванию соответствующих растений, а также о том, где и на каких условиях их можно приобрести. Кроме того, запрещается информация, направленная на создание положительного образа тех, кто изготавливает, распространяет или потребляет наркотики. В то же время в документе подчеркивается, что последний пункт не распространяется на художественные произведения, где это «оправдывается жанром».

Включению в «черный список» подлежат также сайты, на которых размещены предложения, просьбы или приказы совершить самоубийство, где самоубийство одобряется или называется способом решить проблему. Запрещаются и ресурсы, публикующие опросы и рейтинги лучших способов самоубийства, а также соответствующие практические рекомендации, либо высмеивающие неудачные попытки совершения суицида.

Наконец, запрещено оглашать любые аргументы, которые могут побудить человека покончить с собой, даже если они не содержат прямого призыва к этому. В частности, нельзя приводить примеры, направленные на «популяризацию конкретных действий других людей, которые уже совершили самоубийство», или же представлять самоубийство как обыденный и приемлемый в современном обществе поступок.

по материалам Lenta.ru

Что ж, три запретные темы. Как считаете, этого достаточно? Или нужно запретить что-то еще?

не могу написать ни слова; Это причина, почему | by Jaya V

Писательский кризис может быть злейшим врагом писателя

Фото Алекса Бойда на Unsplash

Я продолжаю смотреть на пустой документ, но ничего не приходит на ум. Я заставляю себя написать несколько бессмысленных слов, но затем быстро нажимаю клавишу возврата. Я считаю невозможным написать что-то осмысленное.

В голове хочется что-нибудь написать, но что? Понятия не имею. Весь мой творческий потенциал, кажется, испарился; такое ощущение, что у меня совсем нет воображения.Я сижу с застывшими в воздухе руками и смотрю на экран компьютера, пока часы тикают. Я хмурюсь, глядя на часы, так много драгоценного времени было потрачено впустую. Мне нужно найти решение для борьбы с этим.

Я встаю со стула и отхожу как можно дальше от дразнящего курсора. Я занимаюсь домашними делами и даже выхожу на улицу подышать свежим воздухом, но вдохновение не находит меня.

Как ни стараюсь, не могу написать ни слова. В конце дня я отказываюсь от своих писательских занятий, чувствуя вину перед собой.

Я пишу уже год, и это маленькое путешествие не было одинаковым во все дни. Бывают дни, когда я могу спокойно написать 1000 слов или больше, а бывают дни, когда я просто не могу писать, как бы я ни старался.

Мои пальцы зависают над клавиатурой, но отказываются двигаться вперед. Любые слова, которые я печатаю, кажутся бесполезными и удаляются. Иногда я делаю небольшой перерыв и возвращаюсь, чтобы написать; в других случаях я сдаюсь и закрываю файл.

Это мой личный отчет о писательском кризисе, страшном явлении, которое рано или поздно затрагивает всех писателей.

Так почему возникает писательский кризис и почему он нацелен на нас, невинных писателей. Давайте рассмотрим некоторые распространенные причины писательского ступора.

«Если ты ищешь совершенства, ты никогда не будешь доволен» — Лев Толстой

Нет, эта линия нехороша; это надо еще раз написать. Иногда мы никогда не чувствуем удовлетворения от того, что пишем. Наш внутренний перфекционист никогда не доволен тем, что мы пишем, и в конечном итоге совершенство становится нашим злейшим врагом.

Если вы перфекционист или пытаетесь им стать, вы будете постоянно застревать в письме.Никто не пишет идеальный первый черновик, и ваш первый черновик может оказаться не таким уж хорошим, но не отправляйте его сразу в корзину.

В большинстве случаев после того, как я заканчиваю свой первый черновик, я переписываю все заново, и получается лучше, чем оригинал. Это может показаться большой работой, но оно того стоит.

Каким бы плохим ни был ваш первоначальный текст, его можно улучшить постоянной практикой. Так что продолжайте писать и продолжайте совершенствоваться, и не слишком беспокойтесь о совершенстве, особенно в начальный период написания.

«Сравнение — это акт насилия над собой». — Иянла Ванзант

Есть так много людей, которые намного лучше меня. Какой смысл во всем этом. Как только вы увидели хорошо написанное произведение, ваше собственное сочинение начинает терять свою ценность. Мы часто сравниваем наше письмо с другими. Ничего страшного, если это делается в учебных целях, но это не должно мешать вашему собственному процессу письма.

В большинстве случаев мы даже не знаем, с кем себя сравниваем.Если вы начали писать в прошлом месяце, какой смысл сравнивать себя с кем-то, у кого десятилетний писательский стаж. Этот человек явно будет лучше вас.

Если вы хотите сравнить свое письмо с кем-то, сравните его со своими предыдущими произведениями, и вы увидите, насколько вы улучшились.

Всегда смотрите на работы других людей с единственной целью научиться, а не сравнивать.

«Думай налево, думай правильно, думай низко и думай высоко.О, мысли можно придумать, если только попробовать!» — Доктор Сьюз

К сожалению, иногда, сколько ни думай и сколько ни старайся, ничего не приходит в голову.

Ваш разум становится пустым, как чистая белая страница, глядящая на вас, спрашивая вас: Вы вообще творческий человек? Вам хочется убежать и закричать в подушку. Расслабьтесь, сделайте глубокий вдох и осмотритесь. Вас должно окружать так много вещей, наверняка вы можете что-то написать о каждой из них. Не думайте много в этот момент, просто пишите.

И если творчество все еще не поражает вас прямо сейчас, оно может поразить вас позже. Заведите привычку записывать любую идею, которая приходит вам в голову, какой бы глупой она ни была, позже она может оказаться полезной.

«Самый страшный враг творчества — неуверенность в себе». — Сильвия Плат

Я не умею писать. В чем вообще смысл всего этого? Почему я трачу свое время? Неуверенность в себе, причина, почему твои пальцы не могут двигаться, а твой разум спорит с тобой, Я недостаточно хорош, почему ты меня толкаешь .

И неуверенность в себе никогда не нападает одна; его всегда сопровождает его лучший друг страх. Все подумают, что я пишу это глупо. Люди будут смеяться надо мной.

Так что лучше сидеть как вкопанный в кресле, когда ваши приятели сомневаются в себе и страхе по обе стороны.

Позвольте мне сказать вам кое-что, Быть дураком круто. Будь дураком и отбрось сомнения в себе. Верьте в себя и продолжайте писать. Да, вы будете совершать ошибки, но относитесь к каждой ошибке как к уроку. В конце концов, вы поблагодарите себя за то, что создали что-то.

Если вам все еще не хочется писать, закройте этот файл или книгу и вернитесь завтра, но обязательно вернитесь и напишите. Вы писатель, и вы можете писать, никогда не позволяйте писательскому кризису заставить вас поверить в обратное.

Единственная причина, по которой люди не умеют писать, по мнению психолога из Гарварда

«Почему так много написанного так трудно понять? или инструкции по настройке беспроводной домашней сети?»

Эти вопросы задает гарвардский психолог Стивен Пинкер в своей книге «Чувство стиля: руководство мыслящего человека по письму в 21 веке» .Это вопросы, с которыми я часто сталкивался  и пытался ответить на протяжении всей своей карьеры делового обозревателя и редактора. Всякий раз, когда я вижу текст, изобилующий жаргоном, клише, техническими терминами и сокращениями, сразу приходят на ум два вопроса. Во-первых, что именно автор пытается сказать? И, во-вторых, как писатель может более ясно передать свои мысли, не прибегая к языку, который смущает читателя?

По мнению Пинкера, коренной причиной такого большого количества плохих текстов является то, что он называет «Проклятием знания», которое он определяет как «трудность вообразить, каково это, когда кто-то другой не знает того, что знаешь ты».Проклятие знания — лучшее из известных мне объяснений того, почему хорошие люди пишут плохую прозу». произносите или печатайте длинное описание каждый раз, когда они ссылаются на знакомую концепцию в компании друг друга. Проблема в том, что по мере того, как мы становимся опытными в своей работе или хобби, мы начинаем использовать эти крылатые слова так часто, что они автоматически вылетают из наших пальцев, и мы забываем, что наши читатели могут не быть членами клуба, в котором мы их выучили.

Люди, занятые в бизнесе, по-видимому, особенно подвержены этой «болезни». Можно утверждать, что бизнес разработал свой собственный совершенно уникальный диалект английского языка.

И то, что начиналось как средство облегчения вербального общения между людьми, становится основным способом, с помощью которого люди сообщают свои идеи в письменной форме, от электронной почты до приложений чата и деловые предложения и презентации.

«Как мы можем снять проклятие знаний?» — спрашивает Пинкер. «Внимательный писатель… выработает в себе привычку добавлять несколько пояснительных слов к общепринятым техническим терминам, например, к «арабидопсису, цветущему горчичному растению», а не просто к простому «арабидопсису». Это не просто акт великодушия: писатель, объясняющий технические термины, может увеличить свою читательскую аудиторию в тысячу раз за счет горстки персонажей, литературный эквивалент подбора стодолларовых купюр на тротуаре».

«Читатели также будут благодарны писателю за обильное использование, например, как в и таких как, потому что объяснение без примера немногим лучше, чем полное отсутствие объяснения.»

Всякий раз, когда я пишу предложение, которое заставляет меня задуматься о том, что оно означает, я предполагаю, что другие читатели могут отреагировать таким же образом. Если предложение непонятно мне, оно может быть непонятно другим. Подход, который я рекомендую всем, кто пытается улучшить свои собственные тексты

Прежде чем нажимать кнопку «Опубликовать» и отправлять свои тексты в мир, лучше быть честным с самим собой в отношении того, насколько ваш читатель, вероятно, поймет данный отрывок или предложение. .Прежде чем отправлять текст в печать — или в Интернет, — уделите несколько минут тому, чтобы убедиться, что то, что вы пишете, ясно и понятно как можно большему числу ваших предполагаемых читателей.

Как однажды написал Ричард Фейнман, лауреат Нобелевской премии по физике: «Если вы когда-нибудь слышите, как вы говорите: «Я думаю, что понимаю это», это означает, что вы этого не понимаете».

Мнения, выраженные здесь обозревателями Inc.com, являются их собственными, а не мнениями Inc.com.

Почему люди не умеют писать и как это исправить

Джейсон Фейфер: Это Build for Tomorrow, подкаст о неожиданных вещах, которые формируют нас, и о том, как мы можем формировать будущее.Я Джейсон Файфер. В каждом выпуске я беру что-то, что сегодня кажется волнующим или сбивающим с толку, и выясняю, откуда это взялось, какие важные вещи мы упускаем и как мы можем создать больше возможностей завтра. Как вы думаете, вы хороший писатель? Может быть, так что вот еще вопрос. Как вы думаете, люди вокруг вас хорошие писатели, люди, с которыми вы работаете, люди, с которыми вы ходили в школу, может быть, давайте будем честными, ваши друзья и семья? Эти люди могут писать. Бьюсь об заклад, вы думаете, что ответ отрицательный, и вы не одиноки.

Голосовой отрывок (Washington Post): Общеизвестно, что современная молодежь пишет не так хорошо, как старшее поколение.

Джейсон Фейфер: Это первое предложение в статье Washington Post. Оно было написано учителем английского языка и озаглавлено «Настоящая причина, по которой многие молодые люди сегодня не умеют хорошо писать». Эта проблема касается не только студентов. Это сказано и о взрослых. Еще в 2004 году New York Times даже опубликовала статью под заголовком «Что корпоративная Америка не может построить: приговор» и сообщила об этом…

Голосовой клип (Нью-Йорк Таймс): Миллионы непостижимых сообщений электронной почты засоряют корпоративные компьютеры, вызывая запросы на разъяснение, и многие из запросов, в свою очередь, также написаны хаотично, что приводит к целым циклам путаницы.

Джейсон Фейфер: В статье цитируется опрос 120 американских корпораций, в ходе которого сделан вывод о том, что треть сотрудников крупнейших американских компаний писали плохо. Эти предприятия тратили более 3 миллиардов долларов в год на базовые уроки письма для своих сотрудников.Теперь давайте проясним кое-что. Во многих сериях Build for Tomorrow я просиживал, чтобы доказать, что современная забота вообще не должна быть заботой, но тут сомнений нет. Многие люди не умеют писать, даже опытные профессионалы. Вы сами это видели. Эти люди едва могут связать предложение. Кого мы можем обвинить в этой проблеме? Разве это не всегда то, что мы хотим знать, кто виноват? Вот где становится интересно. Конечно, недостатка в указывающих пальцах нет.Если вы хотите намекнуть, куда они указывают, вы уже слышали об этом в той статье Washington Post, опубликованной минуту назад. Вот, освежу вашу память.

Голосовая записка (Washington Post): Сегодня вы пишете не так хорошо, как старшее поколение.

Джейсон Фейфер: Заголовок гласил, цитирую: «Сегодня молодые люди не умеют хорошо писать». Мы, как всегда, относимся к этому как к сегодняшней проблеме.

Голосовой клип (Джон МакВортер): Мы постоянно слышим, что текстовые сообщения — это бич.Идея состоит в том, что текстовые сообщения означают упадок и падение любой серьезной грамотности или, по крайней мере, писательских способностей среди молодых людей в Соединенных Штатах, а теперь и во всем мире сегодня.

Джейсон Фейфер: Это из выступления на TED лингвиста Джона МакУортера, который, если быть точным, резюмирует критику текстовых сообщений, но не поддерживает ее. Хотите услышать, как звучит одобрение? Ну, просто включи репортаж с CBS6 Олбани.

Голосовой клип (CBS6 Albany): Наши дети пишут сообщения быстрее, чем когда-либо.Учителя замечают прямую связь между увеличением количества текстовых сообщений и увеличением количества заданий, сданных с ошибками.

Джейсон Фейфер: Вот один из новостей NBC.

Голосовой отрывок (Новости NBC): Молодому мозгу для развития требуется много внешних стимулов, особенно от рождения до трех лет, так называемый критический период. Именно в это время детские нейроны создают связи для основных навыков, таких как зрение, слух и язык, но эти потребности основаны на многовековой эволюции человека, который раньше не имел ничего общего с экранами.Представьте, что ребенок смотрит видео вместо того, чтобы слушать, как родители читают книгу. Это совсем другой опыт для мозга. Вместо того, чтобы дети учились сосредотачиваться и представлять себе историю, устройство представляет им все, поэтому определенные познавательные способности становятся недоразвитыми.

Джейсон Фейфер: и так далее. Текстовые сообщения, твиты, чтение мусора в Интернете вместо Шекспира, текстовые процессоры, которые исправляют нашу орфографию и даже нашу грамматику, выбирают современный инструмент, который каким-то образом пересекается с чтением и письмом, и вы можете обнаружить, что его обвиняют в упадке способностей людей. написать.Это кажется логичным, потому что, оглядываясь на доцифровые поколения, мы говорим: «Взгляните на прекрасные рукописные буквы. Посмотрите на их вневременные литературные произведения».

Джейсон Фейфер: Мы считаем, что старшее поколение просто писало лучше, чем мы, потому что писательство было более неотъемлемой частью их жизни, а технологии явно разрушили это, что имеет смысл, пока вы не оглянетесь назад на жалобы этих элегантных и артикулировать доцифровых людей. На самом деле вам не нужно заходить так далеко.В 1970-х Newsweek поместил его на обложку. Это была история с обложки, которая кричала: «Почему Джонни не умеет писать». В нем утверждалось, что, цитата, «Система образования США порождает поколение полуграмотных», конец цитаты. Но чтобы увидеть реальный масштаб этого, давайте вернемся намного дальше к словам человека, родившегося в 1831 году, который основал нацию и был главным редактором New York Evening Post с 1883 по 1899 год.

Элизабет Уордл: Эдвин Э.Л. Годкин, который был одним из тех, кто порицал неграмотность американской молодежи, написал в то время несколько хорошо известных статей, в которых он перечислил все дурные влияния, и это его термин, дурные влияния на плохое письмо.

Джейсон Фейфер: Это, кстати, Элизабет Уордл, профессор письменной коммуникации Университета Майами в Огайо. Я дам ей более полное представление позже, потому что вы еще много услышите от нее, но сейчас, что это было за злое влияние 1800-х годов?

Элизабет Уордл: Уличный сленг, плохие статьи в газетах, популярные романы, и он очень конкретно сказал, цитата: «Чем лучше роман, тем пагубнее его влияние», небрежность учителей и провал нашей системы образования. учреждения.Прямо там, в начале, это история, которая не изменилась.

Джейсон Фейфер: Но это становится еще интереснее, потому что это не одна из тех вещей, которые только что были сказаны с незапамятных времен. Это не похоже на «Дети в наши дни», когда вы можете найти сварливых стариков тысячелетней давности, жалующихся на молодое поколение. Нет, у этой жалобы на писательство есть дата начала, конкретное время, конкретный год, когда начались жалобы, когда все решили, что люди сегодня просто не умеют писать.Это то, на что Элизабет наткнулась, когда начинала свою академическую карьеру и пыталась понять, почему так много людей являются такими плохими писателями.

Элизабет Уордл: Даже когда я писала диссертацию, я думала: «Как мы учим писать? Почему мы это делаем? Действительно ли это работает?» Я организовал исследование, чтобы посмотреть: «Что мы делаем на этом уроке? Работает ли это». Это не сработало, и тогда я начал читать о том, «Зачем мы вообще это делали?» Это вернуло меня в 1870-е, когда я понял, что мы делаем что-то неправильно с 1875 года, несмотря на то, что знаем, что это не работает.

Джейсон Фейфер: 1875, это конкретно. Что случилось потом? Это то, что мы копаем в этом выпуске Build for Tomorrow. Мы собираемся найти настоящего виновника нашего плохого письма, а это не текстовые сообщения, не твиты и вообще ничего современного. Попутно мы также увидим, действительно ли в прошлом были лучшие писатели, чем в настоящем, и писали ли самые классические писатели в истории тоже настоящий мусор, и, что очень важно, как мы можем, наконец, решить эту проблему и создать лучших писателей сейчас.Это все после перерыва.

Джейсон Фейфер: Хорошо, мы вернулись. Нашей конечной целью здесь будет 1875 год, но прежде чем мы туда доберемся, давайте вернемся немного дальше, чтобы изучить калибр писателей, которые были раньше, потому что, если я попрошу вас подумать о писателях до 1875 года, кого бы вы подумали? из? Я знаю, о чем ты думаешь. Вы бы подумали о великих, Чарльзе Диккенсе, Джейн Остин, Эмили Дикинсон. Мы можем вернуться еще дальше, к Джону Мильтону, Вольтеру, Шекспиру, Гомеру, авторам греческих трагедий.Это те люди, о которых мы думаем из прошлого, и мы думаем, что они были полны большего таланта, чем настоящее, что что-то в их прежних временах создало типы писателей, которые живут поколениями. Я задумался, так ли это на самом деле? Потому что это важный контекст для нашей оценки того, почему сегодня люди не могут писать. Я позвонил очень ученому человеку, чтобы задать очень глупый вопрос. Когда мы думаем о Шекспире, мы думаем об удивительных произведениях. Мы думаем: «Они не делают их такими, как раньше.»

Исаак Батлер: Верно.

Джейсон Фейфер: Это был человек из прошлого, который был безупречен и создал эти вневременные шедевры. Я задавался вопросом, написал ли Шекспир что-нибудь такое, что ученые считают чушью? Этот смех исходит от моего старого друга по имени Исаак.

Исаак Батлер: Привет, меня зовут Исаак Батлер, я писатель и театральный режиссер из Нью-Йорка.

Джейсон Фейфер: Поклонники Slate могут узнать голос Исаака по подкасту Work, соведущим которого он является, или по культурному габфесту, где он является постоянным участником.Кроме того, если вы интересуетесь актерским мастерством, у Исаака выходит потрясающая новая книга под названием «Метод: как ХХ век научился действовать». когда-либо читал», конец цитаты. Ух ты. Как бы то ни было, Исаак сказал, что да, ученые в целом согласны с тем, что Шекспир написал какую-то чушь, в частности, три чепухи: Тимона Афинского, Виндзорских проказниц и Генриха VII. Справедливости ради, однако, Генрих VII был последним, что написал Шекспир, и ученые считают, что на самом деле он написал не все, а, возможно, только часть.Но в любом случае это была настоящая катастрофа во всех смыслах.

Исаак Батлер: В пьесе есть часть, где стреляют пушки, и одна из них как бы дала осечку и подожгла соломенную крышу. Все здание сгорело. Погиб только один человек, и это фактически уничтожило Театр «Глобус» величайшего произведения и наследия Шекспира.

Джейсон Фейфер: Значит, Шекспир ушел на ура?

Исаак Батлер: Он действительно вышел на ура.Ага.

Джейсон Фейфер: Но Исаак сказал: «Послушайте, это на самом деле не отвечает на мой вопрос, потому что если мы хотим понять, было ли в прошлом полно произведений, объективно лучших, чем настоящее, то мы должны понять, почему великие писатели из прошлое вообще считается великим». Здесь Шекспир на самом деле представляет собой полезный пример, потому что, хотя ничто из того, что мы собираемся сказать, не умаляет очевидного и непреходящего таланта Шекспира…

Исаак Батлер: Чтобы Шекспир стал Шекспиром, должно было произойти множество разных вещей.Если вы понимаете, о чем я? Для того, чтобы этакий покойный драматург средних лет стал величайшим писателем всех времен. Одна из них заключается в том, что после его смерти группа его коллег и друзей должна была собраться вместе и опубликовать фолио всех его пьес, и они должны были решить, какие окончательные версии следует цитировать без кавычек, потому что многие из этих пьес, есть несколько разных версий. Есть их пиратские версии. В Англии конца 16-го, начала 17-го века авторство работало не так, как сегодня.

Джейсон Фейфер: Например, Шекспир не выдумывал сюжеты своих пьес. Он воровал сюжеты у других писателей, что в то время было нормально, вполне приемлемо, а еще пьеса в то время никогда не считалась законченной. Его исполняли, улучшали, переделывали, исполняли еще, и так продолжалось годами. Шекспир делал свои собственные исправления, но также, и это так трудно даже представить сегодня, другие версии его пьес исполнялись с исправлениями, сделанными другими людьми, которые иногда содержали большие новые изменения, которые в конечном итоге приписывались ему. .Иногда они содержали не очень хорошие вещи.

Исаак Батлер: Возьмем такую ​​пьесу, как «Гамлет», во времена Шекспира существовало множество версий Гамлета. Неясно, насколько он приложил руку к публикации любого из них. Одного из них на самом деле ученые называют плохим Гамлетом, и ведутся споры о том, плохой ли это Гамлет, потому что кто-то реконструирует пьесу по памяти, или это… Вы знаете, в старые времена, когда кто-то сидел в кинотеатр с видеокамерой и запись… Может быть, кто-то сделал это и расшифровал. Чтобы дать вам пример, самая известная фраза Шекспира, вероятно, звучит так: «Быть ​​или не быть, вот в чем вопрос». В плохом Гамлете это «Быть ​​или не быть, вот в чем суть».

Джейсон Фейфер: Только представьте, что вы идете на Бродвей, садитесь на свое дорогое место и через 30 минут понимаете: «Черт, мы купили билеты на Плохой Призрак Оперы», хотя, будем честными, это не Плохой Призрак Оперы. Опера только что называлась Призраком Оперы? Хорошо.Это причина номер один, по которой Шекспир становится Шекспиром, потому что авторство тогда было нечетким, и Шекспир выиграл от лучших исправлений. Тогда у вас есть еще пара причин. Например, британский колониализм, безусловно, помог, потому что, когда британцы навязывали свою культуру и язык людям по всему миру, они представляли Шекспира как вершину английского языка. Это привело к постоянному изучению его работ, которое представило его последующим поколениям. Кроме того, Исаак говорит, давайте не будем забывать…

Исаак Батлер: Все вне времени до тех пор, пока оно не перестанет существовать, и наступит день, когда вещи, которые мы считаем великими и вечными, перестанут казаться такими.

Джейсон Фейфер: Были и другие произведения других писателей, которые считались вечными, классическими или блестящими в какой-то момент в прошлом, но затем эти произведения вступили в противоречие с меняющимися культурными нормами, и они либо перестали иметь смысл для людей, либо для их шутки или сюжетные моменты казались слишком устаревшими или просто стали оскорбительными.У Шекспира, на самом деле, есть один из них. Это «Укрощение строптивой».

Исаак Батлер: Женоненавистничество в нем почти невозможно полностью объяснить. Вы увидите постановки, где они пытаются. Как только вы избавитесь от этого, это будет похоже на набор шуток из 16-го века, которые плохо переносятся.

Джейсон Фейфер: Существует параллельная вселенная, в которой Уильям Шекспир — парень очень талантливый и успешный в свое время, но затем он умирает, а его друзья не собирают версию его произведений, состоящую из лучших хитов, и британцы не возят эту книгу по всему миру, и он просто становится забытым, как и многие его коллеги, чьи работы были великими, но не сохранились, или многие люди, чьи работы были очень плохими и не сохранились.Это справедливо для всех периодов времени. Например, знаете ли вы, что, несмотря на то, что мы считаем греческую трагедию источником западной драматургии, на самом деле у нас сохранилось только 32 пьесы?

Исаак Батлер: Нам известно как минимум 10 авторов греческих трагедий, но выжили только трое из этих драматургов: Эсхил, Софокл и Еврипид. Работы семи из этих писателей были полностью уничтожены.

Джейсон Фейфер: Почему эти три писателя выжили? Мы знаем, что средневековые монахи переписывали сохранившиеся пьесы, потому что это был хороший способ выучить классический греческий язык, но зачем эти пьесы? Почему не другие пьесы? Они просто не понравились? Они были плохими? Несмотря на то, что мы знаем всего 10 писателей, наверняка их было больше, десятки, сотни, тысячи писателей потеряли время, потому что… Почему? Мы не знаем, но вот что мы знаем. Когда мы думаем о великих произведениях искусства прошлого, мы испытываем своего рода предубеждение выжившего.

Джейсон Фейфер: Мы видим только выжившие великие произведения, иногда по причинам, не имеющим ничего общего с самим великим произведением, и мы не видим всего обычного, незапоминающегося материала, который действительно был забыт. Величие не присуще времени. Величие — это то, что переживает время. Хорошо. Все это на самом деле является предостережением к нашему более широкому вопросу: «Почему люди потратили почти 150 лет, жалуясь на то, что современные дети не умеют писать, и веря, что что-то в их конкретном времени разрушило искусство письма?» Настало время еще раз обратиться к Элизабет Уордл с более подходящим вступлением.

Элизабет Уордл: Я Элизабет Уордл. Я работаю в Университете Майами в Оксфорде, штат Огайо, где я являюсь заслуженным профессором письменной коммуникации Роджера и Джойса Хоу, и я руковожу Центром писательского мастерства Хоу, созданным Хоу.

Джейсон Фейфер: Элизабет увлечена письмом и тем, как его учат, и, как мы уже слышали, она точно определила источник наших проблем. Для такой большой и, казалось бы, абстрактной проблемы у вас есть конкретная дата, 1875 год, в которой вы определяете все, что идет не так.Яблоко письма съедает Ева в 1875 году. Что происходит в 1875 году?

Элизабет Уордл: Примерно в 1875 году университеты начали меняться. До этого это была во многом устная традиция. Они не просили студентов много читать или писать на родном языке. Было много дебатов, декламации и всего такого.

Джейсон Фейфер: Это потому, что люди, которые ходили в колледж до 1875 года, были… Ну, почти все они были белыми, богатыми мужчинами, которые получали образование, чтобы стать американской элитой.

Элизабет Уордл: Люди поступали в колледж, чтобы стать юристами, проповедниками, господами учеными.

Джейсон Фейфер: Но затем мир начал меняться. Он стал более индустриальным и городским. Работа стала больше походить на то, что мы знаем о работе сейчас, с работами, требующими специализации, а технология печати стала еще дешевле, а это означало, что стало намного проще получать доступ к книгам и отправлять друг другу письменные сообщения. Все это означало, что рабочие должны были быть более грамотными.Чтобы подготовить современного работника к успеху, начали меняться и университеты. Они стали просить студентов писать. Примерно в 1875 году Гарвард ввел вступительный экзамен, который требовал письма. Как только Гарвард сделал это, другие университеты последовали за ним, и именно тогда все обнаружили…

Элизабет Уордл: Студенты ужасно пишут. Почему они так ужасно пишут? Был очень специфический момент, когда они могли сказать: «Потому что мы никогда не учили их этому.Но вместо этого они сказали: «Наши мальчики неграмотны, и это вина…» Потом был длинный список вещей, в которых они были виноваты. Вместо того, чтобы сказать: «Их просят сделать то, что мы Никогда не просил их делать раньше, потому что не было нужды. Мы были в устном обществе. Когда они читали и писали, это часто было на греческом или латыни…» Им внезапно пришлось сделать то, чего они никогда не должны были делать. Вместо того, чтобы сказать: «Черт возьми, они учащиеся. Мы должны научить их». Они сказали: «Они ленивы.Они глупы. Они не знают, как это сделать. Кто-то их подвел. Это точно не мы.» Они полностью упустили возможность, и мы так и не оправились от этого.

Джейсон Фейфер: Я копался в газетных архивах того времени, просто чтобы увидеть, как люди не могли понять проблему, и это довольно удивительные вещи. Например, на собрании учителей Массачусетса в 1883 году президент некоего Сельскохозяйственного колледжа выступил с обвинением, цитирую: «Слишком много сентиментальности и слишком мало основательности в обычном школьном образовании в наши дни», конец цитаты.Год спустя газета The Boston Globe опубликовала статью под заголовком «Лучший английский: преподаватели сказали, что пора совершенствоваться». Это было освещение другого собрания педагогов, на котором на этот раз кто-то из Бюро переписи населения США встал и обвинил в проблеме то, что мы сейчас назвали бы политкорректностью. Вот что сказал этот человек.

Голосовой клип (Boston Globe): Учителям, которые пытаются выбрать хороший материал, мешает антагонизм, который мужчины обычно испытывают к выражениям, противоречащим их идеям.Издатели, выпускающие книги для универсального рынка, вынуждены вырезать то, что может оскорбить приверженца какой-либо научной, религиозной или политической идеи, до тех пор, пока некоторые книги не потеряют нравственной жизненности.

Джейсон Фейфер: В 1892 году комитет Гарварда, которому было поручено решить проблему письма, решил, что это…

Голосовой отрывок (Гарвардский комитет): Чуть менее чем абсурдно предположить, что любое человеческое существо, которого можно научить говорить, нельзя также научить сочинять.Письмо — это просто привычка говорить пером, а не языком.

Джейсон Фейфер: Но так или иначе, в 1875 году, минуту назад, вы слышали, как Элизабет Уордл сказала, что школы полностью упустили возможность, от которой мы так и не оправились, и вот что это была за возможность. Она снова собирается сослаться на Э.Л. Годкин, редактор газеты, входивший в комитет Гарварда.

Элизабет Уордл: Вместо того, чтобы сказать: «Письмо становится настолько сложным в этом все более специализированном обществе, где все больше людей имеют доступ к грамотности.Это действительно интересно. Давайте изучим это, — сказал он, — это лечит, и если вы не можете этого сделать, то вы, — цитирую, — бездельник и бездельник, — одна из его других замечательных цитат, — и вам действительно нужен лечебный класс. .»

Джейсон Фейфер: Коррекционный класс. Комитет считал, что Гарвард должен заниматься преподаванием великой литературы, а не помогать студентам научиться писать. Но если их должен учить Гарвард, тогда ладно.

Элизабет Уордл: Мы собираемся создать новый класс под названием English A, и это будет коррекционный класс сочинения, который должны будут преподавать наименее влиятельные люди, потому что кто захочет преподавать коррекционный класс сочинения? Думаю, что мы там сделаем, так это починим самого сломанного из студентов-писателей.Все остальные могут просто идти вперед и идти в свои другие классы. А тем временем мы будем беспокоить прежних учителей, чтобы они действительно лучше выполняли свою работу.

Джейсон Фейфер: Это было решением — рождение сочинения первокурсников, или первокурсника, класса, который существует до сих пор, а тогда к нему относились с большим пренебрежением. И дальше становится хуже. Гарвард и другие высшие учебные заведения начали обвинять школы с К по 12 в том, что они не обучают учащихся письму, затем школы с К по 12 были полностью взбешены и думали, что это действительно ответственность высшего образования, и Элизабет говорит, что это напряжение все еще с нами сегодня.Поскольку люди во все времена были настолько убеждены, что научить писать на самом деле не так уж и сложно, они всегда искали все более и более простые решения, новые версии компиляции для первокурсников, и отчасти поэтому стало популярным так называемое тематическое эссе. Это форма эссе, которая существовала задолго до 1875 года. По сути, это было письменное задание, в котором студенты писали эссе, используя очень жесткую структуру вокруг определенной темы. Честно говоря, многие люди даже тогда понимали, что это плохая идея.Кто-то по имени Г.Ф. Грэм писал в 1842 году, что…

Голосовой отрывок (Дж. Ф. Грэм): Тема представляет собой форму композиции, которая вряд ли будет иметь большую практическую пользу в загробной жизни. Знание темы письма не поможет в написании письма или описания, а также не является необходимым для построения проповеди или морального трактата.

Джейсон Фейфер: И, конечно же, вы уже можете догадаться, о чем они говорят, потому что написание темы превратилось в эссе из пяти абзацев, которому многих из нас учили в средней или старшей школе… а потом, конечно, , больше никогда не использовалась, потому что Г.Ф. Грэм 1842 г. был прав. Справедливости ради следует отметить, что эссе из пяти абзацев обычно считается отличной отправной точкой для обучения детей тому, как формулировать аргументы. Но проблема в том, что школы часто относятся к этому не как к отправной точке, а как к самой конечной цели.

Элизабет Уордл: Мне нравится говорить об этом таким образом. Есть хорошо структурированные проблемы, а есть плохо структурированные проблемы. Хорошо структурированные задачи имеют один правильный ответ, два плюс два равно четырем. Плохо структурированные задачи не имеют правильного ответа.Каждая проблема с письмом плохо структурирована. Есть куча способов сделать это. Некоторые из них будут работать. Некоторые из них не будут. Они более-менее эффективны. Но школа действительно любит хорошо структурированные задачи, потому что их намного легче оценить. То, что вы только что назвали, тема из пяти абзацев, является прекрасным примером попытки взять плохо структурированные проблемы, которые всегда сопровождают письменные задания, и превратить их в хорошо структурированную проблему, потому что я могу легко ее оценить. У вас есть пять абзацев? У тебя есть интро? Есть ли у вас одно предложение, в котором называются ваши три пункта, и суммируете ли вы эти три пункта в конце? Это хорошо структурированная проблема.Но ничто в мире никогда не дает вам хорошо структурированной проблемы, которую вы обычно можете решить письменно,

Джейсон Фейфер: Построение формы эссе, а не поощрение учащихся к тому, чтобы сосредоточиться на содержании своих аргументов, а затем выйти из формата эссе, чтобы лучше служить содержанию, становится самой целью, потому что, конечно, писать трудно. учить и трудно оценить. Давайте будем предельно ясны в этом. Это сложно, но простая форма из пяти абзацев проста, ее легко научить, ее легко оценить.Элизабет хочет быть ясной. Это не проблема учителя.

Элизабет Уордл: Во-первых, я никогда не виню учителей. Я виню систему. Верно? С 1870 года мы живем в системе, которая неправильно понимает письмо и неправильно понимает обучение. В настоящее время мы находимся в том, что один из моих коллег называет режимом подотчетности, который гораздо больше заинтересован в быстром предварительном и последующем тестировании, которое доказывает, что вы выполнили свою работу, чем в реальном измерении любого значимого обучения учащихся.

Джейсон Фейфер: Это означает, что структура письма становится более значимой, чем фактическое занятие письмом, что является хорошим представлением проблемы в целом.Напомним, что письменность не была чем-то, чему мы уделяли особое внимание в образовании до конца 1800-х годов, а затем, как только мы это сделали, мы решили, что молодые люди глупы, потому что не научились чему-то, чему мы их не учим. Затем все вверх и вниз по образовательной лестнице в основном показывали пальцами и говорили: «Эй, вы несете ответственность за обучение письму, а не я».

Джейсон Фейфер: Мы сузили задачу и превратили письмо в раскрашивание по номерам, которому можно было эффективно обучать и оценивать, но которое имело мало практического применения в реальном мире и ограничивало понимание людей, комфорт и любопытство к ним. письмо.Дисфункциональная система затвердела и существует с нами так долго, что нам до сих пор не удалось избавиться от ошибок 150 лет. Тем не менее, поскольку это наш путь, мы также по-прежнему обвиняем каждое новое поколение и каждый новый инструмент, который у них есть, в том, что они не соответствуют воображаемым стандартам, которых мы сами никогда не встречали. Что решит эту проблему? Это раздел, который я собираюсь написать для вас после перерыва.

Джейсон Фейфер: Хорошо. Мы вернулись. Теперь, когда мы увидели, где письмо пошло не так, как оно может быть правильным? Сразу оговорюсь, это предмет массовых дебатов и бесконечных книг, и я не могу обобщить все мысли, аргументы или выступления TED Talks в ближайшие несколько минут.Кроме того, был достигнут прогресс, причем значительный. В 1960-х и 1970-х годах исследователи начали изучать, как работает письмо и как люди учатся, и это породило различные области академических исследований и преподавания, что, в свою очередь, привело к большему прогрессу. Считайте то, что я собираюсь сказать, просто распахнутой дверью, иллюстрирующей, как выглядят решения.

Джейсон Фейфер: Я собираюсь рассмотреть это с точки зрения Элизабет Уордл, потому что она формировала способ обучения письму в Университете Майами и добилась важных результатов.Но чтобы по-настоящему оценить то, что она делает и почему она это делает, мне нужно добавить еще одну деталь к первородному греху писательства. Как вы помните, когда первокурсники поступили в колледж в конце 1800-х годов, они не могли писать, потому что, конечно же, они застряли на курсе первого курса, который преподавали самые низкие люди в кампусе, люди, которых Элизабет и ее коллеги люблю звонить грустным женщинам в подвале…

Элизабет Уордл: Печальные женщины в подвале, жены факультетов, кто бы там ни был, учили тому, что знали, как преподавать, что часто было литературным жанром, так что, вероятно, это было что-то вроде литературного эссе.Это, конечно, никоим образом не связано с тем, чем вы собираетесь заниматься в области науки, техники или социальных наук.

Джейсон Фейфер: Другими словами, первые курсы письма представляли письмо как некую специфическую вещь, форму общения, которая выглядела и воспринималась одним образом для одной аудитории, с одной целью, преподавалась в одной области, и это сердце того, что, по мнению Элизабет, нам нужно исправить. Не каждый будет великим эссеистом. «Это нормально, — говорит она. В специализированном мире с таким количеством различных форм общения нам нужно расширить не только то, как мы учим письму, но и то, как мы определяем письмо.Мы рассмотрим это несколькими способами. Сначала мы поговорим о том, как учат письму в начальной школе, затем перейдем к тому, что происходит в высшей школе, а потом как и зачем расширять определение письма. Начнем с классов от К до 12, где опять же, чтобы подчеркнуть, Элизабет не винит учителей. Она обвиняет систему.

Элизабет Уордл: Что вам нужно сделать, так это помочь учащимся полюбить чтение и письмо и не разрушить их. Томас Ньюкирк провел несколько действительно интересных исследований этого мультимодального рисунка, который рисуют маленькие дети.Когда они учатся читать и писать, они почти всегда рисуют и пишут одновременно. Что бы ребенок ни делал, это похоже на картинку, а затем, может быть, какое бы слово он ни выучил… в каком мире мы живем, верно? Мультимодальность повсюду, но наступает момент, когда вы убираете мультимодальность, убираете визуал и начинаете делать их прямо в этих темах из пяти абзацев.

Элизабет Уордл: Как насчет того, чтобы помочь им научиться грамоте, широко мыслить, действительно получать от этого удовольствие, постоянно писать, рисовать, использовать всевозможные технологии и действительно получать от этого удовольствие? И это не похоже на то, что вы делаете на уроках английского, когда ваш учитель исправляет красной ручкой, потому что мы на самом деле знаем, что на самом деле вы улучшаете не так.Нужно много писать по реальным причинам аудитории, которой интересны не ваши ошибки, а ваши идеи. Я думаю, учителя могли бы это сделать, если бы система вознаграждала их за это.

Джейсон Фейфер: Услышав это, я вспомнил свой собственный опыт. Коротко обо мне. Я так или иначе зарабатываю на жизнь как писатель. Я пишу книги, истории для журналов, подкасты, доклады, а еще в старшей школе я даже вел блог до того, как появилось слово «блог». Это было у членов.aol.com для вас, старожилы, и я писал для местного музыкального журнала. Вы можете подумать, что я преуспела в письме в школе, но нет, это не так. Я ненавидел писать в школе. Я находил это оскорбительным и инфантильным и не мог найти веских причин относиться к этому серьезно. Это из-за того, что Элизабет сказала выше. Писать нужно по реальным причинам. Для меня писательство было реальной вещью, которая могла достучаться до реальных людей. Кого я достигал в школе? Я знал, что у меня есть аудитория из одного человека, и эта аудитория, казалось, не имела значения.Для меня это не имело значения.

Элизабет Уордл: Верно. Эта аудитория не заинтересована в том, что вы говорите. Они ищут ошибки. Это не имеет никакого смысла, потому что вы никогда не говорите… Если вы читаете что-то в журнале, вы не говорите своему другу: «Я не могу дождаться, когда ты это прочитаешь. Знаешь почему? Это ошибка… бесплатно.» Никогда.

Джейсон Фейфер: Верно.

Элизабет Уордл: Вы волнуетесь не из-за того, что читаете, а из-за того, что мы делаем с нашими учениками.Как насчет того, чтобы мы были в восторге от того, что они говорят, а затем дали им возможность пересмотреть, в течение которого большинство их ошибок фактически исчезнет?

Джейсон Фейфер: У Элизабет есть замечательная фраза, которую она часто использовала, когда мы разговаривали. Именно это: «Письмо опосредует деятельность». «В этом смысл письма», — говорит она. В реальном мире письмо нужно для какой-то цели. Это стимулирует действие. Но в школе этого нет, и это проблема исправить.

Элизабет Уордл: Одна моя студентка однажды сказала: «Я никогда раньше не писала для публики.Я писал только в рубрику». Это ужасно. Это ужасно. Письмо опосредует активность. Если вы собираетесь дать задание своему ученику, то какое действие опосредует написание? «Ладно, для этого есть несколько мест, но разве не интереснее давать им задания, отражающие то, что происходит в мире, когда письмо является посреднической деятельностью?»

Элизабет Уордл: Например, у меня был коллега, который вел урок мировых религий, и ему так надоели все эти сочинения, что студенты сдаются.Я сказал: «Ну, а где в мире люди на самом деле пишут об этих проблемах?» Он показал мне журнал «Христианство сегодня». Я сказал: «Нам нужно еще поговорить об этом?» Он такой: «Нет, нет. Я знаю, что делать». Он вернулся. Все нашли журнал. Все они писали статьи для журнала. Один из них был редактором. Один из них был макетчиком. Сделали журнал, а потом писали по реальным поводам. Это не было псевдотранзакцией. Нет причин, по которым мы не можем этого делать, но мы не приучены думать так.Мы просто назначаем то, что было назначено нам.

Джейсон Фейфер: И это окно в более крупное дело, которое Элизабет делает в Университете Майами, что является частью национального движения, называемого письмом через учебную программу. Идея состоит в том, чтобы заставить профессоров и студентов, которые не посещают традиционные занятия по написанию эссе по английскому языку, увлечься идеей письма — думать о том, что они делают, как о письме. Потому что дело в том, что большинство людей не считают себя писателями… хотя они пишут все время.

Элизабет Уордл: Многие мои ученики говорят, что они не пишут, первое, что мы делаем, это описываем каждое место, которое вы пишете, и все, что вы пишете за неделю, не имеющее ничего общего со школой. Они пишут. Они все время пишут. Но большая часть этого материала даже не считается письмом и не называется письмом. Они говорят: «Да, я писатель фанфиков. Я пишу тысячи слов в неделю. Я не писатель, потому что это не поощряется в школе». Если бы мы могли помочь им увидеть все виды написания, которые имеют значение, они могли бы сказать: «Я не очень хорошо пишу эссе, но я хорош в лабораторных отчетах и ​​фанфиках», — тогда отлично.Тогда вы не чувствуете себя плохо, потому что вы неплохой писатель. Ты лучше в одном, чем в другом. Мы учим их тому, что вы всегда можете стать лучше, потому что писательство — это не то, что вы умеете делать с рождения.

Джейсон Фейфер: Как вы думаете, откуда взялся менталитет студентов, когда они не верят в то, что пишут, хотя и верят? Ну, один ответ, очевидно, 1875 год, но я бы сказал, что он все еще повторно вводится и подчеркивается каждым новым, последующим поколением способами, которые звучат похоже… Что ж, давайте еще раз послушаем эту старую вещь.

Голосовой клип (CBS6 Albany): Наши дети пишут сообщения быстрее, чем когда-либо. Учителя замечают прямую связь между увеличением количества текстовых сообщений и увеличением количества заданий, сданных с ошибками.

Джейсон Фейфер: Что если проблема, и оставайтесь со мной здесь, что если проблема не в смс? Что, если проблема хотя бы частично состоит в убеждении, что текстовые сообщения — это проблема? Хорошо. Давайте на мгновение примем это за чистую монету.Студенты пишут смс. Студенты плохо пишут. Это корреляция или причинно-следственная связь? вероятно, корреляция, потому что проблема существовала задолго до того, как появились текстовые сообщения. Но в любом случае, давайте отложим это в сторону и посмотрим на ситуацию с точки зрения студента. Студент переписывается со своими друзьями. Они понимают правила и форматы этого способа общения и вознаграждаются за это полноценной социальной жизнью.

Джейсон Фейфер: Как говорит Элизабет, письмо опосредует деятельность.Потом они приходят в школу, и письмо не опосредует деятельность. Письмо — это задача, представленная с жесткими правилами, цель которой — не допустить ошибок. Чтобы было ясно, многие из этих правил, конечно, важны. Грамматика, синтаксис и организация мыслей очень важны для изучения. Но всегда, всегда, когда студенты изучают эти правила, они просят ответа на вопрос: «Почему это имеет для меня значение? Что я буду делать с этими правилами?» Ответ, ответ, который я получил, будучи студентом, и ответ, который, я совершенно уверен, получают сегодня многие студенты, заключается в том, что они должны выполнять эти правила для оценивания, что не является очень убедительным ответом.Студента чему-то учат, и именно этому, письмо — это тяжело, неприятно и не имеет отношения к вашей жизни.

Джейсон Фейфер: Чем занимается студент? Что ж, они продолжают писать так, как им интересно. Может быть, это просто текстовые сообщения для начала, может быть, что-то еще. Может быть, они пишут скетчи для TikTok, тексты песен и фанфики, но они не принимают во внимание то, что пишут, и уж точно не получают за это вознаграждения в школе, а это значит, что они не усваивают уроки общения, которые у них есть. научились и, возможно, даже научились в этой другой форме письма, которая им нравится, а это значит, что они никогда не извлекают эти уроки и не обнаруживают, какие их части можно перенести в другие формы письма, потому что да, написание эскиза TikTok на самом деле может сообщить вам, как вы пишите другие вещи, потому что так работает письмо.Эскиз TikTok учит вас, я не знаю, эффективности, темпу и построению информации, но студент не сможет построить этот мост. Вместо этого они будут считать себя плохими писателями, потому что писательство — это то, в чем, как им сказали, они плохи. Как вы противостоите этому? Все начинается с обучения учителей, чем Элизабет и занимается в Университете Майами.

Элизабет Уордл: Частично мы сделали это, сказав: «Преподаватель, все не так плохо, как вы думаете.Вы действительно можете это сделать. Мы собираемся помочь вам. Мы собираемся платить вам за то, что вы приходите и проводите семестр, изучая то, что вы на самом деле уже знаете». Мы проводим семестр с ними. Они должны приходить группами, потому что если вы приходите один, то вы просто странный человек. которые хотят изменить все в вашем отделе. Они должны приходить в команды, а затем им приходится работать с командами, которые отличаются от них. Часть того, что мы делаем, заключается в том, чтобы они выяснили, что они уже знают о письме и как они используют и посмотрите, чем то, что они делают, отличается от того, что делают ребята из машиностроения, а затем спросите: «А теперь, как вы примените это к своему собственному отделу?»

Элизабет Уордл: Лучший пример, который я могу вам привести, это то, что пришли экономисты, и экономисты сказали: «Мы не пишем.Есть требование письменности. Нам это не нравится, и мы не хотим этого делать». Первое, что произошло, это то, что мы начали перечислять все, что они делают на данной неделе, и они такие: «Да. Хорошо. Мы пишем все время, но многое из того, что мы на самом деле не осознавали, было письмом, потому что диаграммы, графики и объяснения диаграмм и графиков — это письмо». Как только они это поняли, они также поняли, что я и мои коллеги на английском языке не может научить их этому, потому что мы этого не делаем.Затем они сказали: «Подождите, это полностью наша задача. На самом деле мы не хотим, чтобы вы это делали. Они вернулись в свой отдел и сделали это.

Элизабет Уордл: Они создали последовательность курсов по своей специализации, где они гарантировали, что на каждом занятии студенты понимали, что то, что они делают с символами в экономике, было письмом, и что им нужно овладеть этим, иначе они быть неудачниками как экономисты.Это то, что нужно делать людям. Верно? Факультет должен это сделать. Затем, когда студенты делают это, я вижу, что они говорят, когда вы берете у них интервью: «Ну, я не очень хорошо пишу эссе, но я действительно хороший геолог, и я действительно хорошо умею писать другим геологам и объяснять, что мы узнали. Я очень рад этому, потому что я не могу быть геологом, не делая этого». Это полностью меняет отношение каждого, и я думаю, что это отношение на самом деле половина проблемы.Вы думаете о чем-то ужасном, чего не можете сделать, и как только понимаете, что это не так, все открывается перед вами.

Джейсон Фейфер: Помните ранее, когда Элизабет сказала, что есть два вида проблем? Есть хорошо структурированные проблемы и плохо структурированные проблемы. Хорошо структурированные проблемы — это те, на которые есть ответ, конкретный, бесспорный, один ответ. Два плюс два четыре. Вот и все. Это ответ. Плохо структурированные проблемы не имеют однозначного ответа.Она сказала: «Каждая проблема с письмом — это плохо структурированная проблема». Что мне нравится в ее работе и во всем, что она только что рассказала о том, как она обучает учителей, так это то, что это плохо структурированное решение. Это не сногсшибательно. Это не какая-то волшебная формула. Это допускает бесконечные возможности и вариации. Большая ошибка, которую мы совершили в 1875 году и которую мы не исправили сегодня, состоит в том, что мы пытались представить сложную задачу очень простой, а это не проблема письма и не проблема 1875 года. Это проблема всего.Просто осмотритесь. Это и политика, и моральные оскорбления, и почти все сложные проблемы, которые возлагаются на бугимена.

Джейсон Фейфер: Что касается писательства, то это просто уличный сленг и популярные романы 1800-х годов, а также текстовые сообщения и твиты сегодня. Я говорил это раньше в своем шоу, и я скажу это снова. Когда мы упрощаем проблемы, мы подавляем нашу способность находить осмысленные решения, потому что если проблема заключается в текстовых сообщениях, то решение состоит в том, чтобы просто избавиться от текстовых сообщений.Просто, верно? Но это не решает проблему. Великий урок писательства заключается в том, что когда вы отбрасываете все ленивые ответы, когда вы принимаете во внимание историю, когда вы видите, что мы жалуемся на одно и то же уже более века, когда вы действительно начинаете серьезно относиться к проблеме , вы можете найти творческие, осмысленные и плохо структурированные решения, решения, которые допускают и даже охватывают все сложности мира, решения, которые говорят: «Давайте построим что-то для мира, в котором мы живем, а не для мира, каким мы его себе представляем, чтобы быть.» Решения возможны. Запишите.

Джейсон Фейфер: Это наша серия. Но, эй, последнее, что мы говорили ранее в этом эпизоде ​​о том, как дерьмовые записи из прошлого часто забываются, и все, что мы помним, — это великие вещи. Ну, у меня есть еще одно забавное напоминание об этом. Это крошечное напоминание, если хотите. Я расскажу вам об этом подробнее через минуту, но во-первых, испытали ли вы быстрые изменения за последний год? Это может звучать страшно. Это может быть страшно, но это не обязательно.Подпишитесь на мою рассылку, которая также называется Build for Tomorrow, где я покажу вам, как превратить изменения в возможности. Вы можете получить его, перейдя на jasonfeifer.bulletin.com. Опять же, J-A-S-O-N F-E-I-F-E-R точка бюллетень точка ком. Если вы хотите связаться со мной напрямую, вы можете сделать это на моем веб-сайте jasonfeifer.com или подписаться на меня в Twitter или Instagram. Я @heyfeifer.

Джейсон Фейфер: Об этом эпизоде ​​написал я, Джейсон Фейфер, звукорежиссер Алек Бэйлесс.Наша музыкальная тема написана Casper Babypants. Узнайте больше на сайте babypantsmusic.com. Актером, которого вы слышали, читая эти старые газеты, был Джиа Мора. Вы можете узнать больше на giamora.com. Спасибо Адаму Сокколичу за помощь в производстве, Мэтью Дж. Нуньесу, чья статья о написании темы была полезна во время этого исследования, и Джеймсу Сероне, слушателю этого шоу, за то, что он впервые познакомил меня с работой Элизабет Уордл. Это шоу частично поддерживается Институтом Чарльза Коха. Институт Чарльза Коха считает, что достижения в области технологий изменили общество к лучшему, и стремится поддерживать ученых, экспертов в области политики и других проектов и авторов, которые сосредоточены на внедрении инноваций, создании общества, которое способствует инновациям, и поощрении людей к разработке следующего отличная идея.

Джейсон Фейфер: Если это вы, то свяжитесь с ними, приветствуются предложения по проектам в области права, экономики, истории, политологии и философии. Чтобы узнать больше об их критериях партнерства, посетите сайт cki.org. Опять же, это cki.org. Хорошо. Теперь, как и было обещано, когда Исаак Батлер и я говорили об идее предвзятости выжившего, то есть о том, как мы связываем прошлое с великими произведениями искусства, потому что мы никогда не видим забытого мусора, я сказал ему, как это напоминает меня о том, как много людей скажут что-то вроде: «Музыка 1960-х была намного лучше, чем всякая хрень, которую мы имеем сегодня», на что Айзек сказал…

Исаак Батлер: Если вы говорите о начале 60-х, то есть еще движение новых песен. Был период времени, когда популярная музыка… (Сколько стоит) Эта собачка в окне? Itsy Bitsy Teenie Weenie Yellow Polka Dot Bikini. Вы были бы удивлены, если бы вы вернулись и посмотрели, насколько большим было движение новых песен. Есть несколько лет, когда на самом деле это просто куча дерьма, но это не то, о чем мы думаем, когда думаем о 60-х. Мы думаем о Битлз.

Джейсон Фейфер: Просто для ясности, это заняло третье место в Billboard Hot 100 в 1966 году.

Голосовой клип (The Beatles): (поет).

Джейсон Фейфер: Что вы можете сказать об этом? Я думаю, вот что вы можете сказать. Оно пишет? Не хорошо писать, а писать. В любом случае, спасибо, что выслушали. Я Джейсон Файфер, и давайте продолжим готовиться к завтрашнему дню.

Чем больше вы пишете, тем больше вы пишете.

Что это значит? Именно то, что вы думаете.Чем больше вы пишете, тем больше вы пишете. Я не говорю, что сочинение обязательно получит Пулитцеровскую премию, но вы, по крайней мере, написали, подумали, вдохнули жизнь в слова на странице, что приближает вас к хорошему письму, чем раньше, когда письма вообще не было. Именно по этой причине, когда вы взялись за писательство, вы когда-нибудь читаете то, что написали спустя несколько часов, и думаете: «Все это кусок дерьма». Вы обесцениваете саму суть письма. ПИСЬМО.

Мне все время говорят: «Как мне научиться писать лучше?»

Я говорю – ПИШИТЕ.

Они говорят: «Нет, Ким. Мне нужно лучше организовывать свои мысли, создавать персонажей и вдохновлять других своими словами».

Я киваю. Я понимаю, но вы не сможете интуитивно разобраться в своем письме, своем голосе и своем стиле, если вы не ПИШЕТЕ.

Я хотел бы поразвлечься с вами и рассказать вам о разочаровании в писательстве и условиях, которые делают наш мозг нашим врагом, когда дело доходит до письма. Тем не менее, я могу вас уверить, со всеми книгами, которые были написаны о писательстве, и со всеми вещами, которые вам расскажут люди, которые сделают вас лучшим писателем, я говорю, просто ПИШИТЕ.

Не редактировать. Писать. Редактирование и организация придет.

Если ты не напишешь, то будешь сидеть и позволять голосам бормотать прочь. Почему мне вообще нравится писать? Кто сказал мне, что я должен снова начать писать? Я был намного счастливее, когда не писал. У меня так много дел. Я не могу начать эту карьеру сейчас. У меня нет энергии. Боже, я устал. Мне нужен кофе. Интересно, есть ли какие-нибудь симпатичные парни на сайтах знакомств…. вы поняли мою точку зрения. Если голоса начинаются, посмотрите это видео о «Выйти из всего».

Сейчас я пишу три книги. Все они раздражают меня до чертиков, потому что я хочу видеть проблемы и неудачи во всех них. Один из них, художественный роман, я пересматриваю после того, как отложил его семь лет назад по неизвестным мне причинам, потому что сценарий чертовски хорош. Второй — вымышленная история любви в Мексике об умирающем мужчине, а третий — рассказы о свиданиях. Звучит как мяч, верно? Черт, я их всех ненавижу, но я здесь…. ПИСЬМО. Если вы хотите узнать больше о писательстве и боитесь, посмотрите мое видео «Напуган, но готов писать».

Я верю, что у всех нас есть божественный источник, который ведет нас к нашей цели в жизни. Писать сложно, потому что это уединение, когда то, что мы хотим сделать с нашим письмом, связано с людьми. Так что это сложная дихотомия — быть настолько интровертными, когда мы хотим экстравертировать свою историю.

Все, что я могу вам сказать, это продолжать сражаться. Не останавливайся. Чем больше вы пишете, тем больше вы пишете. Период. Полная остановка.

Если вам понравился этот блог, почему бы не перейти на боковую панель и не подписаться на 4 надежных способа узнать, что у вас есть книга для написания!

10 способов почувствовать себя настоящим писателем, если вы не можете писать из-за коронавируса

Рут Харрис

Возможно, вы подумали, что, поскольку вы остаетесь дома, у вас будет больше свободного времени, чтобы начать/закончить книгу или посетить онлайн-занятия йогой.Но на самом деле, поскольку мы все проводим так много времени дома, большая часть этого времени уходит на еду, а это означает приготовление пищи (что означает, что есть кухня, которую нужно убрать, и посуду, которую нужно вымыть), ванные комнаты, которые нужно убрать и уборка плюс, конечно, еще туалетная бумага, которую нужно купить (если мы хотя бы сможем где-нибудь раздобыть несколько рулонов), дежурство в прачечной, вывоз мусора, вытирание пыли, уборка пылесосом и, конечно же, дезинфекция.

Когда один день плавно перетекает в другой, и мы не можем отличить воскресенье от вторника, будни от выходных.

Наше настроение колеблется между «Это отстой» и «Могло быть и хуже».

Нам скучно, тревожно и мы устали. У нас проблемы со сном и концентрацией внимания. Гораздо меньше писать.

«Многие из нас психически истощены, потому что энергия, необходимая для мысленного управления всем происходящим, очень истощает», — говорит Вейл Райт, директор по клиническим исследованиям и качеству Американской психологической ассоциации. «Привычки, которые мы вырабатывали с течением времени, чтобы оставаться здоровыми и продуктивными, могут отпасть на второй план.

Не только ты.

Как Энн написала в предыдущем посте, она слышала от многих писателей о трудностях, с которыми они сталкиваются при написании книг в разгар смертельной пандемии.

У нее случился нервный срыв, связанный с пультом от телевизора.

Один у меня сработал из-за стирки. Я не знаю, есть ли на самом деле еще белья, или мне так кажется, но кажется, что как только я заканчиваю складывать и убирать чистое белье, волшебно новое грязное белье появляется на его месте, чтобы заменить старое грязное белье. прачечная.Плохо для моего психического здоровья или моего характера.

Излишне говорить, что чувство перегруженности Эверестом белья или раздражение из-за капризного пульта от телевизора, даже когда нас засыпают безжалостными сообщениями о смертях и болезнях, не способствует творчеству.

Вместо того, чтобы вести войну, которая может показаться безнадежной из-за отсутствия вдохновения, давайте подумаем, что мы можем  делать, что не требует такого же уровня интенсивной концентрации, как написание.

Почему бы не воспользоваться этими странными днями, чтобы сосредоточиться на том, как мы можем улучшить свои навыки или приобрести новые?

1.Уход и обслуживание авторской платформы.

Используйте эту паузу из-за Covid-19, чтобы пересмотреть и обновить элементы вашей авторской платформы.

  • Как давно вы обновляли свой веб-сайт, публиковали сообщения в своем блоге или урезали свой список рассылки?
  • Ваша биография настолько хороша, насколько это возможно? Энн предлагает подробные рекомендации о том, как написать биографию автора, даже если вы еще не чувствуете себя автором.
  • Соответствует ли ваша страница Facebook или лента Instagram вашему бренду?
  • Все ли ваши книги связаны с вашей страницей автора Amazon и профилем BookBub или их нужно обновить?
  • Не забывайте о своем присутствии на GoodReads, Linked-In и/или Pinterest.
  • Добавьте в свой каталог, создав бокс-сет с помощью Vellum (только для Mac, но есть обходные пути для пользователей ПК), который упрощает объединение нескольких книг в одно название простым перетаскиванием.

2. Лучшие объявления для лучшей жизни.

Ваши рекламные объявления в порядке?

Ме?

Меньше чем?

Или они старые, усталые и обвисшие?

Как нам неоднократно говорили, обложка — это первое, что привлекает внимание читателя.Обложка сообщает ему/ей, какую книгу он/она просматривает: мелодрама (милая или насыщенная), женская фантастика, детектив, триллер, ужасы, научная фантастика.

Рекламное объявление (также известное как рекламное предложение, обложка или на Amazon «описание продукта») — второе.

Но раз ты схватил/совратил/заманил читателя, то что дальше?

Затем вам нужно совершить продажу — и вот тут-то и появляется реклама.

Даже если у вас есть хорошая/хорошая/потрясающая реклама, рекламные ролики, такие как подписка на журналы (помните такие?), нужно время от времени продлевать.В то время, когда вам трудно писать, обновление существующей аннотации может быть продуктивным использованием вашего времени, удовлетворительным выходом для вашего творчества и возможностью увеличить ваши продажи.

Вот простое четырехшаговое руководство как написать убийственную аннотацию — с примерами.

3. M для метаданных.

Просмотрите свои категории.

Дэвид Гогран говорит нам, что «KDP теперь прямо заявляет, что нам разрешено ДЕСЯТЬ категорий для каждой из наших книг.«Это большое изменение, и Дэвид утверждает, что большинство писателей не используют эту возможность по максимуму. Он продолжает объяснять, как именно авторы могут максимизировать свои возможности.

Если вы еще не подписались на информационный бюллетень DG — он внимательно следит за публикациями и щедро делится информацией — сейчас самое подходящее время.

Пересмотрите свои ключевые слова.

Долой старое. Вместе с новым — и более актуальным.

 Dave Chesson Publisher Rocket выполняет утомительную работу по поиску ключевых слов (и то же самое по категориям), которые помогут сделать вашу книгу более заметной для просматриваемых и читающих.

4. Мозговой штурм для гениальности.

Когда вы не можете писать, возможно, вы можете провести мозговой штурм, что, в конце концов, самое интересное. Когда вы даете волю, когда вы забываете об искрометной прозе, пассивных глаголах и нашествии наречий, кто знает, какие блестящие мысли просто таятся в вашем подсознании, ожидая выхода на свободу?

Scapple (15 долларов США для Mac и ПК) упрощает мозговой штурм и позволяет логически связать эти потрясающие идеи, которые могут стать сюжетом, сюжетной линией или даже новой книгой.

Попробуйте. Посмотрите, что происходит. Посмотрите, куда это ведет. Вы можете быть приятно удивлены.

Лучше — намного  лучше — чем чувствовать разочарование.

Как говорит Кит Блаунт, создатель Scapple: «Вы когда-нибудь писали идеи на листе бумаги и чертили линии между связанными мыслями? Тогда вы уже знаете, что делает Scapple. Это виртуальный лист бумаги, на котором можно делать заметки где угодно и соединять их линиями или стрелками».

Scapple поставляется с щедрой БЕСПЛАТНОЙ пробной версией.

5. Освободите своего внутреннего художника.

Если Covid ударил по вашим продажам и доходам, искусство и графика, сделанные своими руками, станут более привлекательными, чем когда-либо. Изучение художественных онлайн-сайтов может быть увлекательным занятием, дающим практические результаты.

Возможно, вы хотели бы попробовать сделать обложку, даже если вы не дизайнер.

Возможно, вы могли бы оживить свой блог, ленту в Instagram или страницу в Facebook новым баннером.

Или обновите свои объявления, создайте новую визитку или закладку.

Интернет-сайты, такие как BookBrush и Canva, позволяют делать все это (и многое другое) без знания Photoshop. Они представляют вам набор почти бесконечно настраиваемых шаблонов, которые позволяют вам менять изображения, фоны и шрифты. Даже БЕСПЛАТНЫЕ версии дают вам достаточно возможностей, чтобы, немного потренировавшись, вы могли создать привлекательную базовую обложку для определенного жанра.

В блоге Kindlepreneur Дейва Чессона вы найдете подробное сравнение BookBrush и Canva.

Дэвид Гогран приводит 12 бесплатных графических инструментов для писателей.

Нейт Хоффелдер перечисляет 10 бесплатных манипуляций с изображениями — изменение размера, удаление фона, создание 3D-обложки и т. д. — сайты.

6. Потерянные книги. Вы знаете, тот вид, который не вызывает радости.

Если вы застряли дома, но, как и многие из нас, слова не приходят и вы не можете писать, возможно, этот период вынужденного простоя идеален для вас, чтобы вернуться к незаконченным и заброшенным книгам. Может быть, решения проблем, которые когда-то останавливали вас в отчаянии, станут очевидными сейчас, по прошествии некоторого времени.

Дыры в сюжете — они не вечны.

Спасите вымирающие книги с края пропасти.

Простой метод Джанет Эванович не совсем обрисовывает в общих чертах может помочь вам понять, где вы ошиблись, и как двигаться дальше.

7. Усильте свой характер.

Если с сюжетом все в порядке, но персонажи деревянные (или, может быть, пластмассовые — и вы не пишете научную фантастику), возможно, сейчас самое время нанести им визит и дать им пульс.

Вот 8 советов о том, как создать запоминающегося персонажа.

8. Прими этот паршивый первый черновик.
  • Опечатки.
  • Клише.
  • Пассивные глаголы.
  • Банальные описания.
  • Ошибки в логике.
  • Наречия!

Мы все совершили эти грехи (и еще  потому что мы творческие люди), но, поскольку мы серьезно относимся к своей работе и нашим читателям, мы не сдаемся.

Мы можем и должны использовать этот паршивый проект как строительный блок.

Генри Гиннесс из NYT называет себя «большим поклонником ужасных первых набросков» и делится полезным трюком о том, как использовать этот смущающий первый набросок, чтобы перейти к готовому продукту, которым можно гордиться.

9. Научитесь самостоятельно редактировать.

Далее Гарри Гиннесс объясняет: «Секрет хорошего письма – в хорошем редактировании. Это то, что отличает наспех написанные, беспорядочно расставленные, бессвязные разглагольствования от научной полемики и колонок, а вызывающие раздражение фанфики от получившего признание критиков романа».

Как опытный редактор, я бы пошел еще дальше и сказал, что хорошее редактирование — это (почти) все. Очевидно, сначала вам нужно записать слова, но после этого несколько раундов редактирования помогут вам прояснить свое мышление и привести к отполированной работе таким образом, который может показаться (почти) волшебным.

Еще одним плюсом является то, что несколько раундов самостоятельного редактирования до  вы раскрываете свою работу публике или своему редактору, что сэкономит вам отзывы с одной звездой и время вашего редактора. Что, соответственно, сэкономит вам деньги.

10. Как почувствовать себя настоящим писателем.

Если вам не нравится ни одна из этих идей, или если вы просто чувствуете себя в общем-то ерундой, почему бы не сделать то, что делают настоящие писатели?

Прокрастинация. 🙂

Рут Харрис (@RuthHarrisBooks) 26 апреля 2020 г.

А вы, писцы? Ваша муза все еще дистанцируется от вас? Начали ли вы какие-нибудь новые проекты, связанные с письмом, например, научились пользоваться Canva? Знаете ли вы, что KDP теперь допускает 10 категорий для книг? Как вы думаете, ваше белье может размножаться, пока вы спите?

На этой неделе в книжном блоге Энн нас снова посетил доктор по манерам.Она рассказывает о том, как бороться с вредителями садовых сортов, интернет-троллем и почему ВСЕГДА нужно извиняться. «Человек, который извиняется, имеет право облегчить страдания того, кто этого требует. Так что во что бы то ни стало примите эту силу. Приятные извинения также значительно облегчают побег, когда вам нужно быстро позвонить в правоохранительные органы».

КНИГА НЕДЕЛИ

Африка. Сирота. История любви.

ДЛЯ ЧИТАТЕЛЕЙ, КОТОРЫЕ ЛЮБИЛИ ВОДУ ДЛЯ СЛОНОВ.
Они спасают исчезающих животных, но смогут ли они спасти друг друга?

Доступен по цене

Apple, Kobo, Nook, Google Play, Amazon

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ О ВОЗМОЖНОСТЯХ

Приз CRAFT за короткометражный фильм. До 5000 слов. Все жанры. 1 премия 2000 долларов плюс публикация. 2-й и 3-й призы 500 и 300 долларов. Плата 20 долларов. Крайний срок 30 апреля.

Том Ховард/Джон Х.Конкурс художественной литературы и эссе Рейда: взнос 20 долл. США.   6000 слов макс. два первых приза по 3000 долларов за лучшую художественную литературу и эссе. 10 почетных упоминаний по 200 долларов каждое. Крайний срок 30 апреля.

Премия AAR Элизабет Джолли за рассказ  Неопубликованные рассказы: 2 000–5 000 слов. 1-й приз 6000 долларов, 2-й приз 4000 долларов, 3-й приз 2500 долларов. Платные студенты 15 долларов, остальные 25 долларов . Крайний срок 1 мая.

Виртуальная конференция выходного дня The Writers Digest SciFi-Fantasy .Это похоже на прекрасную возможность для новых авторов в этих жанрах. Вы можете обратиться к агентам, которые специально ищут ваш поджанр. Кроме того, есть много отличных курсов с личными отзывами о вашем письме.

СКАЗКИ СТРУНГИБАРКА С ИЗВИНЧЕНИЕМ НАГРАДА 14 ДОЛЛАРОВ США ВСТУПИТЕЛЬНЫЙ ВЗНОС. 1500 слов. Должен быть поворот в конце сказки! 1-й приз 350 австралийских долларов, 2-й приз 250 австралийских долларов, 3-й приз 125 австралийских долларов наличными. Stringybark опубликует победителей. Крайний срок 13 мая 2020 г.

РАЙМОНД КАРВЕР КОНКУРС КОРОТКИХ РАССКАЗОВ 17 долларов США ВСТУПИТЕЛЬНЫЙ ВЗНОС. Художественная литература до 10К слов. Призы: 2000 долларов, 500 долларов, 250 долларов и два по 125 долларов. Судят три литературных агента. Победители объявлены 1 августа года. Крайний срок 15 мая 2020 г.

КОНКУРС ПО ЛИТЕРАТУРНОЙ ТАКСИДЕРМИИ КОРОТКИХ РАССКАЗОВ 10 долларов США ВСТУПИТЕЛЬНЫЙ ВЗНОС. Приз 500 долларов, а также публикация. Напишите оригинальный рассказ объемом до 2500 слов в любом жанре. Подвох: мы предоставляем вам вступительные и заключительные строки из классического литературного произведения. Вы предоставляете остальное. Крайний срок 4 июня 2020 г.

12 ИЗДАТЕЛЬСТВ ДЛЯ МЕМУАРОВ! Вам не нужен агент. От добрых людей на Авторы Опубликовать

Тема № 509 Коммерческое использование дома

Независимо от того, являетесь ли вы индивидуальным предпринимателем или партнером, вы можете иметь возможность вычесть определенные расходы за ту часть вашего дома, которую вы используете для бизнеса.

Чтобы вычесть расходы на использование дома в коммерческих целях, вы должны использовать часть своего дома одним из следующих способов:

  1. Исключительно и регулярно в качестве вашего основного места деятельности для вашей торговли или бизнеса;
  2. Исключительно и регулярно как место, где вы встречаетесь и общаетесь со своими пациентами, клиентами или покупателями в ходе своей обычной торговли или бизнеса;
  3. Отдельное сооружение, не примыкающее к вашему дому, используемое исключительно и регулярно в связи с вашей торговлей или бизнесом;
  4. На регулярной основе для хранения запасов или образцов продукции, используемых в вашей торговле или бизнесе по продаже продукции в розницу или оптом;
  5. Для сдачи в аренду; или
  6. Как детский сад.

Если применяется требование об исключительном использовании, вы не можете вычесть деловые расходы на любую часть вашего дома, которую вы используете как в личных, так и в деловых целях. Например, если вы являетесь адвокатом и используете кабинет своего дома для написания юридических справок и в личных целях, вы не можете вычесть какие-либо расходы на коммерческое использование вашего дома. Кроме того, в соответствии с тестом основного места ведения бизнеса вы должны определить, что ваш дом является основным местом вашей торговли или бизнеса, после рассмотрения того, где вы осуществляете свою наиболее важную деловую деятельность и где вы проводите большую часть времени своей деловой активности, чтобы вычесть расходы на коммерческое использование вашего дома.Часть вашего дома может квалифицироваться как ваше основное место деятельности, если вы используете ее для административной или управленческой деятельности своей торговли или бизнеса и не имеете другого постоянного места, где вы осуществляете существенную административную или управленческую деятельность для этой торговли или бизнеса.

Вы также можете получать вычеты за складское помещение, если жилая единица является единственным постоянным местонахождением предприятия, или за регулярное использование жилого помещения для предоставления услуг по уходу за детьми; монопольное использование в этих случаях не требуется.Для получения дополнительной информации см. публикацию 587 «Использование вашего дома в коммерческих целях (включая использование поставщиками детских садов).

Вычитаемые расходы на использование вашего дома в коммерческих целях включают часть налога на недвижимость для бизнеса, проценты по ипотеке, арендную плату, убытки от несчастных случаев, коммунальные услуги, страхование, амортизацию, техническое обслуживание и ремонт. Как правило, вы не можете вычесть расходы на части вашего дома, не используемые для бизнеса, например, уход за газоном или покраску комнаты, не используемой для бизнеса.

Обычный метод — Вы рассчитываете коммерческое использование домашнего вычета путем деления расходов на эксплуатацию дома между личным и деловым использованием.Вы можете полностью вычесть прямые деловые расходы и распределить косвенные общие расходы дома на долю площади дома, используемой для бизнеса. Однако квалифицированный поставщик услуг дневного ухода, который не использует свой дом исключительно в служебных целях, должен рассчитать процент, основанный на количестве времени, в течение которого соответствующая часть дома используется для ведения бизнеса. Самозанятые налогоплательщики, подающие Приложение C (Форма 1040) «Прибыль или убытки от бизнеса (индивидуальное предприятие)», сначала рассчитывают этот вычет в форме 8829 «Расходы на использование вашего дома в коммерческих целях».

Упрощенный вариант — Хотя налогоплательщики по-прежнему могут рассчитать вычет, используя обычный метод, многие налогоплательщики могут найти дополнительный метод безопасной гавани менее обременительным. Процедура получения дохода 2013-13 PDF PDF позволяет соответствующим налогоплательщикам использовать предписанную ставку в размере 5 долларов США за квадратный фут части дома, используемой для бизнеса (максимум до 300 квадратных футов), для расчета использования вычета дома в коммерческих целях. В соответствии с этим методом «безопасной гавани» амортизация считается равной нулю, и налогоплательщик требует вычета непосредственно в Приложении C (форма 1040).Вместо использования формы 8829 налогоплательщик указывает на свое решение использовать вариант «безопасной гавани», делая две записи непосредственно в Приложении C для площади дома и площади офиса. Вычеты, относящиеся к дому, которые в иных случаях допустимы без учета использования в коммерческих целях (например, квалифицированные проценты на проживание, налоги на имущество и убытки от несчастных случаев), разрешены в полном объеме в Приложении A (Форма 1040), Детализированные вычеты. Для получения дополнительной информации см. Упрощенный вариант вычета из домашнего офиса и Часто задаваемые вопросы — Упрощенный метод для вычета из домашнего офиса.

Независимо от метода, используемого для расчета вычета, вы не можете вычесть деловые расходы, превышающие ограничение валового дохода. В соответствии с обычным методом расчета вычета вы можете перенести некоторые из этих коммерческих расходов на следующий год с учетом ограничения валового дохода за этот год. В методе «безопасной гавани» нет положения о переносе, но вы можете выбрать и отказаться от метода «безопасной гавани» в любой конкретный год.

В сельскохозяйственном бизнесе или партнере — Если вы занимаетесь сельскохозяйственным бизнесом и подаете Приложение F (форма 1040), отчет о прибылях или убытках от фермерства или являетесь партнером, и вы используете фактические расходы, используйте «Рабочий лист для Рассчитайте вычет за использование вашего дома в коммерческих целях», чтобы рассчитать свой вычет.Если вы используете упрощенный метод для расчета вычета, используйте «Рабочий лист упрощенного метода» для расчета вашего вычета. Оба рабочих листа находятся в Публикации 587. Фермеры указывают свои расходы в Приложении F (форма 1040) PDF. Партнеры обычно заявляют о своих невозмещенных партнерских расходах в Приложении E (Форма 1040), Дополнительный доход и убытки.

Дополнительная информация

Публикация 587 содержит подробную информацию о правилах использования вашего дома в коммерческих целях, в том числе о том, как определить, соответствует ли ваш домашний офис вашему основному месту деятельности.

Могу ли я списать платеж за автомобиль?

Многие фрилансеры, рабочие и владельцы малого бизнеса практически живут в своих автомобилях. Вот почему естественно предположить, что вы можете вычесть оплату за автомобиль как коммерческие расходы.

В действительности платежи по автокредиту (и лизинговые платежи) обычно не полностью облагаются налогом.

В этой статье мы подробно объясним почему, используя три разных сценария. Узнайте, какую часть вашего ежемесячного платежа за автомобиль вы можете списать с помощью оплачиваемого личного автомобиля, оплачиваемого служебного автомобиля и арендованного автомобиля.

Если вы финансировали личный автомобиль

Этот сценарий является наиболее распространенным: он применим к большинству фрилансеров и владельцев малого бизнеса.

Допустим, у вас есть личный автомобиль, который вы используете для деловых поездок хотя бы часть времени.

Если вы купили этот автомобиль в кредит, вы не сможете списать платеж за автомобиль. Однако вы можете списать часть процентов по автокредиту.

Правильно — проценты по кредиту считаются расходами, связанными с автомобилем, точно так же, как бензин и ремонт автомобиля.Как и в случае со всеми расходами, связанными с автомобилем, IRS предлагает вам два возможных варианта их списания: метод фактических расходов и метод стандартного пробега.

В обоих случаях вы укажете общий вычет за транспортное средство, включая проценты по кредиту, в Приложении C налоговой декларации.

Списание процентов по автокредиту по методу фактических расходов

По методу фактических расходов вы можете вычесть все расходы на автомобиль, которые были непосредственно связаны с вашей работой, включая проценты по кредиту в платежах за автомобиль.

Давайте разберемся, что это значит. Во многих случаях самозанятые люди используют один и тот же автомобиль как для личных целей, так и для бизнеса. Для целей налогообложения вы можете списать только часть своих расходов, соответствующую служебному использованию автомобиля.

Например, если вы используете автомобиль на 60% в служебных целях и на 40% в личных целях, вы сможете вычесть только 60% процентов по автокредиту.

Расходы, которые вы можете вычесть по методу фактических расходов, включают бензин, ремонт, страховку, замену масла — все расходы на эксплуатацию вашего автомобиля.(Кроме того, вы также можете вычесть амортизацию вашего автомобиля.)

Кто должен использовать метод фактических расходов?

Для большинства фрилансеров и независимых подрядчиков списание фактических расходов на автомобиль обычно дает больший вычет, чем стандартная норма пробега. (Одним из распространенных исключений являются самозанятые налогоплательщики, которые много ездят по служебным причинам, например, водители маршрутных такси и дальнобойщики. Подробнее об этом позже!)

ваше делопроизводство.Однако с правильными организационными инструментами этот метод может быть легким.

Программное обеспечение для отслеживания расходов поможет вам организовать все расходы на автомобиль. Просто возьмите Keeper Tax, приложение, которое вы можете использовать для отслеживания всех ваших бизнес-покупок. Таким образом, вы не пропустите ни одного списания автомобиля в налоговый сезон.

{upsell_block}

Списание процентов по автокредиту стандартным методом начисления пробега

Если вы выберете стандартный вычет на пробег, вы не сможете списывать расходы на автомобиль как отдельное списание.

Вместо этого все эти списания включены в стандартную норму пробега, установленную IRS. (На 2021 год эта ставка составляет 0,56 доллара США.) Вы будете списывать эту сумму за каждую деловую милю, которую вы проедете.

Чтобы использовать этот метод, вам необходимо вести учет пробега вашего бизнеса, используя журнал учета пробега. Совет профессионала: мили не учитываются. (Это километры, которые вы проезжаете от своего дома до вашего обычного места работы, например, вашего офиса или коворкинга.)пробег в милях!

Имейте в виду, что при использовании этого метода есть некоторые расходы, которые не включаются в стандартную норму пробега: плата за парковку, дорожные сборы, сборы DMV и даже автомойки. Это означает, что вам все равно придется выполнять или отслеживание расходов, используя Keeper Tax или ручную систему организации расходов.

Вот пример того, как работает стандартный метод определения пробега. Представьте, что я работающий не по найму личный покупатель, который должен посещать клиентов для встреч с стилистами.

За все эти посещения клиентов я набрал 5000 миль за год. Чтобы рассчитать списание, я беру 5000 и умножаю на стандартную норму пробега IRS, равную 0,56 доллара. Это дает налоговый вычет в размере 2800 долларов.

Кому следует использовать метод стандартного пробега?

В общем, стандартная норма пробега — лучший способ списания расходов на автомобиль, если вы много ездите по работе. Если вы более типичный фрилансер — и особенно если вы работаете из домашнего офиса — принятие фактических расходов, вероятно, сэкономит вам больше на вашем налоговом счете.

Чтобы узнать больше о разнице между этими двумя методами, вы можете ознакомиться с подробной разбивкой стандартного метода начисления миль по сравнению с фактическими расходами.

{email_capture}

Если вы приобрели служебный автомобиль через свою компанию

Что делать, если ваш автомобиль принадлежит малому бизнесу? Может быть, вы занимаетесь фрилансом через ООО, а кредит выдается на имя вашего бизнеса.

В этом случае ежемесячные платежи, скорее всего, будут производиться непосредственно с банковского счета вашей компании.

Если это верно для вас, то велики шансы, что ваш автомобиль на 100% используется в служебных целях. В конце концов, вы вряд ли будете ходить за продуктами или отвозить детей в служебной машине.

Если ваш служебный автомобиль используется исключительно для работы, вы можете списать 100% процентов, которые вы платите по автокредиту.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.