Правильная речь современного экономиста: Правильная речь современного экономиста — Работа и Занятость

Содержание

Профессиональное общение в речи экономиста

Не секрет, что в настоящее время, чтобы достичь успеха, специалист должен обладать набором определенных качеств, среди которых можно выделить следующие: владение деловым, официальным стилем речи, коммуникабельность, эрудированность, эмоционально-психическая устойчивость, ответственность, предприимчивость аккуратность.

Необходимо отметить, что культура речи в деловом общении базируется на устоявшихся принципах корпоративной культуры и национальных традициях.

Понятие культуры речи включает в себя: требование правильности речи, знания и соблюдения языковых норм, а также стремление к выразительности, наибольшей эффективности высказывания.

Современный специалист должен знать слова, которые называются профессионализмами, т.е. употребляются в определенной профессиональной среде. Например:

— Ютиль — теоретическая мера, отражающая единицу полезности товара.

— Гроссбух — главная книга в бухгалтерии.

— Ажио — разница в суммах валютной выручки или платежей, возникающая при изменении соотношения курсов валюты платежа и национальной валюты с момента заключения сделки к моменту платежа по договору.

— «Бегство» капитала — значительное внезапное уменьшение спроса на активы, предлагаемые страной.

— «Хвост» — обозначение в котировке стоимости ценной бумаги цифр после десятичного знака (малое число).

— «Шар воздушный» — вид займа, по условиям которого последний платеж в его погашении значительно больше предыдущих.

Оказывается, в настоящее время, знание этих профессионализмов является необходимым условием для работы в финансово-банковской сфере.

Экономист — специалист в экономике или её разделах, эксперт по экономическим вопросам промышленности, сельского хозяйства, банковского дела и так далее. Экономистами называют как учёных (то есть специалистов в области экономической науки), так и практиков, которые работают в области исследования, планирования и руководства хозяйственной деятельностью. Экономистом также называют человека, который пишет статьи и иные материалы по экономической политике. В организациях экономисты принимают участие в разработке системы бюджетирования, осуществляют контроль исполнения бюджета, а также подготовку и создание периодической и управленческой отчётности. Должностные обязанности представителей этой профессии заключаются в исследовании, планировании и экономическом сопровождении финансово-хозяйственной деятельности компании.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что и язык профессии достаточно широк и включает в себя огромное количество характерных терминов и понятий.

Существуют важные требования к речи современного экономиста, которые должны соблюдаться, иначе речь будет звучать некорректно, а также вызывать неуверенность в высокой квалификации специалиста у клиентов.

Причиной стилистических погрешностей становится неудачный выбор синонима. Например,  во фразе «Необходимо ОГРАДИТЬ товар от усушки» вместо глагола «оградить» следовало бы употребить его синоним «УБЕРЕЧЬ».  К смешению паронимов близка лексическая ошибка, состоящая в замене нужного слова его искаженным вариантом. Так, вместо прилагательного «внеочередной» говорят «неочередной», вместо «заимообразно» — «взаимообразно».

Для правильного употребления слов в речи недостаточно знать их точное значение, необходимо еще учитывать лексическую сочетаемость слов. Пример: «С поставщика ВЗЫСКАЛИ МАТЕРИАЛЬНЫЙ УЩЕРБ в пользу заказчика» (материальный УЩЕРБ может быть ВОЗМЕЩЕН, ВЗЫСКАНЫ могут быть ДЕНЬГИ).

В деловых разговорах также не обращают внимания на правильность построения высказываний. Ошибки возникают тогда, когда говорящие вместо беспредложных конструкций употребляют предложные сочетания, например: ПОКАЗАТЕЛИ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ (вместо: ПОКАЗАТЕЛИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ), ОПЕРИРОВАТЬ С ЭТИМИ ДАННЫМИ (вместо: ОПЕРИРОВАТЬ ЭТИМИ ДАННЫМИ).

Особенно часто в деловом разговоре используется без должных оснований предлог «по». «Предприятие добилось большого успеха ПО СНИЖЕНИЮ себестоимости своей продукции» (вместо: успеха В СНИЖЕНИИ).

Как отмечает эксперт Среднерусского института управления — филиала РАНХиГС Юлия Бессонова, учитывая широкий спектр профессиональной деятельности, относящейся к квалификации «экономист», можно сделать вывод, что терминология данной сферы деятельности тоже довольно широка и обладает своей спецификой. Профессиональному языку данной деятельности присуще огромное количество терминов, понятий и явлений, которые следует понимать и изучать для поддержания статуса хорошего специалиста.

Образцовая речь моей специальности


Выполнила: Дуйсенова Раушан Балтакызы

Группа: «Учет и аудит-11»

Евразийский национальный университет имени Л.Н.Гумилева

Профессиональная культура речи


Профессиональное общение представляет собой речевое взаимодействие специалиста с другими специалистами и клиентами организации в ходе осуществления профессиональной деятельности.

Культура профессиональной речи включает:


  • владение терминологией данной специальности;
  • умение строить выступление на профессиональную тему;
  • умение организовать профессиональный диалог и управлять им;
  • умение общаться с неспециалистами по вопросам профессиональной деятельности.

Качества специалиста в профессиональной деятельности
  • умение следить за точностью, логичностью и выразительностью речи;
  • владение профессиональной терминологией, знание соответствий между терминами и понятиями
  • владение стилем профессиональной речи;
  • умение определять цель и понимать ситуацию общения;
  • умение учитывать социальные и индивидуальные черты личности собеседника;
  • навыки прогнозирования развития диалога, реакций собеседника;
  • умение создавать и поддерживать благожелательную атмосюферу общения;
  • высокая степень контроля эмоционального состояния и выражения эмоций;
  • умение направлять диалог в соответсвии с целью профессиональной деятельности;
  • знание этикета и четкость выполнения его правил.

Моя специальность


Экономист — специалист в экономике или её разделах, эксперт по экономическим вопросам промышленности, сельского хозяйства, банковского дела и так далее. Экономистом также называют человека, который пишет статьи и иные материалы по экономической политике. В организациях экономисты принимают участие в разработке системы бюджетирования, осуществляют контроль исполнения бюджета, а также подготовку и создание периодической и управленческой отчётности. Исходя из этого, можно сделать вывод, что и язык профессии достаточно широк и включает в себя огромное количество характерных терминов и понятий.

Существуют важные требования к речи современного экономиста, которые должны соблюдаться, иначе речь будет звучать некорректно, а также вызывать неуверенность в высокой квалификации специалиста у клиентов.

грамотность речи, которая заключается в соблюдении лексических,

грамматических и стилистических норм русского языка, краткость, точность,

использование профессионализмов.

Частые ошибки в речи современных экономистов

Причиной стилистических погрешностей становится неудачный выбор синонима. Например, во фразе «Необходимо ОГРАДИТЬ товар от усушки» вместо глагола «оградить» следовало бы употребить его синоним «УБЕРЕЧЬ». К смешению паронимов близка лексическая ошибка, состоящая в замене нужного слова его искаженным вариантом. Так, вместо прилагательного «внеочередной» говорят «неочередной», вместо «заимообразно» «взаимообразно». Для правильного употребления слов в речи недостаточно знать их точное значение, необходимо еще учитывать лексическую сочетаемость слов. Пример: «С поставщика ВЗЫСКАЛИ МАТЕРИАЛЬНЫЙ УЩЕРБ в пользу заказчика» (материальный УЩЕРБ может быть ВОЗМЕЩЕН, ВЗЫСКАНЫ могут быть ДЕНЬГИ). В деловых разговорах также не обращают внимания на правильность построения высказываний.

Ошибки возникают тогда, когда говорящие вместо беспредложных конструкций употребляют предложные сочетания, например: ПОКАЗАТЕЛИ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ (вместо: ПОКАЗАТЕЛИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ), ОПЕРИРОВАТЬ С ЭТИМИ ДАННЫМИ (вместо: ОПЕРИРОВАТЬ ЭТИМИ ДАННЫМИ). Особенно часто в деловом разговоре используется без должных оснований предлог «по». «Предприятие добилось большого успеха ПО СНИЖЕНИЮ себестоимости своей продукции» (вместо: успеха В СНИЖЕНИИ).

Частые ошибки в речи современных экономистов

Современная тенденция формирования языка экономистов

Таким образом, становится очевидным, что одна из тенденций формирования современного профессионального языка экономистов связана с его популяризацией и экспрессивностью — свойствами, нетипичными для специальных языков. Вероятно, косвенными причинами таких изменений являются необычайно возросшая популярность профессии и, как следствие, ее массовость; сильно помолодевший контингент ее представителей (отсюда явления слэнга, жаргона, экспрессивного лаконизма в формулировках).

Еще одной современной тенденцией формирования языка экономистов является обилие профессиональной фразеологии. Известно, что фразеологизмы являются устойчивыми, закрепившимися в языке благодаря массовому использованию. Так, даже «непосвященным» в тонкости экономических профессий достаточно хорошо известны выражения типа: «потребительская корзина», «ножницы цен»,

«корешок акций», «задний ход», «мертвая точка», «железный закон».

Заключение

Учитывая многопрофильность квалификации экономиста, можно утверждать, что системы инвариантных образов мира, отражающихся в языках экономических специальностей, характеризуются замкнутостью и самодостаточностью по отношению друг к другу. Таким образом, мы полагаем, что не существует экономического языка, универсального для всех специалистов, имеющих квалификационную характеристику «экономист». Однако мы можем говорить о единстве экономического языка как сумме тезаурусов профессиональной лексики всех

специалистов экономического профиля.

Спасибо за внимание!



Достарыңызбен бөлісу:

«Современный экономист владеет как качественными, так и количественными методами анализа»

День открытых дверей нижегородского кампуса НИУ ВШЭ состоялся в прошлые выходные. Образовательная программа бакалавриата Экономика приняла в нем участие: абитуриенты могли пообщаться с деканом факультета Марией Александровной Штефан, заместителем декана Екатериной Олеговной Сучковой и академическим руководителем программы Людмилой Аркадьевной Леоновой. Узнать впечатление об обучении можно было и от студентов программы Олега Бодрова, Акмаля Рахмоналиева, Кристины Мягковой и Елизаветы Дурдиной.

Умение работать с данными – один из ключевых навыков современного экономиста. Компании и банки, финансовый и налоговый консалтинг, биржевые стратегии и ценные бумаги – все сферы экономической деятельности подчинены данным, и важно уметь их не только обрабатывать, но и представлять максимально наглядно. Как визуализировать данные, чтобы сделать информацию доступной для каждого? Старший преподаватель кафедры математической экономики Александр Владимирович Ларин на лекции от образовательной программы «Экономика» показал, что простые и понятные графики могут подсказать решение даже сложных экономических проблем.

Современный экономист владеет как качественными, так и количественными методами анализа. Александр Владимирович показал на своей лекции, что многие выводы могут быть сделаны, и даже многие теории проверены с помощью графиков и диаграмм. Но чтобы корректно и достоверно отразить экономические данные на «картинках» нужно понимать какие данные нужны, где их взять и как обработать. В частности, этому мы учим наших студентов.
На программе Экономика мы стараемся дать нашим студентам широкий набор знаний по экономике и финансам для создания фундамента будущей профессии, получить практические навыки и развить гибкие навыки для легкой адаптации на рынке труда.

 

Ораторская речь как искусство слова

1. Д8-02/79541

Александров, Д. Н.

Самоучитель красноречия / Д. Н. Александров. – Москва: ГРАНД, 2002. – 300 с.– ISBN 5-8183-0500-7. –Текст: непосредственный.

Аннотация: В этом кратком популярном самоучителе даны понятия красноречия и его история от античности до наших дней, представлены практические упражнения, задания, тесты, тексты, цитаты и цитоны, которые позволяют практически освоить данный предмет.

 

 

2. Д10-15/32587

Арбатская, О.А.

Сборник упражнений по культуре речи для студентов экономических специальностей / О. А. Арбатская; Нац. исслед. ядер. ун-т «МИФИ». – Москва: МИФИ, 2015. – 120 с. – (Социально-экономический цикл). – ISBN 978-5-7262-2199-1. –Текст: непосредственный.

Аннотация: Цель данного пособия научить студентов ориентироваться в нормах русского литературного языка, научить находить речевые ошибки, прогнозировать и исправлять их в устных и письменных текстах. Большинство заданий и упражнений составлено на базе общенаучной и экономической лексики. В пособии содержится краткий справочный материал. Соответствует актуальным требованиям Федерального государственного образовательного стандарта среднего профессионального образования и профессиональным требованиям.

 

3. Д10-19/67203

Аристотель (384-322 до н. э.).

Риторика / Аристотель; перевод с древнегреческого Н. Платоновой. – Москва: АСТ, 2019. – 349, [2] с. – (Мудрость великих). – ISBN 978-5-17-115897-2. –Текст: непосредственный.

Аннотация: Аристотель – древнегреческий ученый, философ, основоположник формальной логики. Первым создал всестороннюю философскую систему, охватившую все сферы существования. Его учение считается обобщающим и завершающим греческую философию.
«Риторика» Аристотеля – это наиболее глубокое и систематизированное исследование проблем ораторского искусства, ставшее большим культурным и научным событием. Трактат разделен на три части: первая посвящена предмету риторики и видам ораторских речей. Во второй речь идет о личных свойствах оратора и о «причинах, возбуждающих доверие к говорящему». Третья часть касается технической стороны риторики.
Как и другие книги серии «Великие идеи», книга будет просто незаменима в библиотеке студентов гуманитарных специальностей, а также для желающих познакомиться с ключевыми произведениями и идеями мировой философии и культуры.

4. Ж2-18/65663

Бакеев, М.Б.

Дейдра Макклоски: риторика экономического развития / М. Б. Бакеев; Российская академия наук, Институт экономики. – Москва: Ин-т экономики, 2018. – 51 с. – (Научные доклады Института экономики РАН). – ISBN: 978-5-7133-1496-5 –Текст: непосредственный.

Аннотация: Экономисты не могут оставаться в «башне из слоновой кости», т. е. в стороне от того, что происходит в философии, лингвистике и истории науки. Книга Макклоски стала настоящим прорывом, который свидетельствует о выходе экономической науки из самоизоляции.
Полностью переработанное второе издание посвящено поэтике экономической науки, основной акцент – это место метафоры и других риторических средств убеждения в экономическом империализме Беккера, экономико-правовых трактатах Коуза, экономической истории Фогеля, теории рациональных ожиданий Мута и, наконец, в математизации экономической науки.

5. Ж2-18/63720

Баркер, А.

Как улучшить коммуникативные навыки / А. Баркер; пер. с англ. – Москва: Претекст, 2018. – 251с. – ISBN 978-5-98995-116-1. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Перед вами практическое руководство по эффективному вербальному, невербальному и письменному деловому общению. Проверенные советы и приемы помогут удержать интерес большой аудитории, произвести впечатление на потенциального работодателя или просто победить в дискуссии на важной встрече.
Развитие коммуникативных навыков может иметь прямое влияние на ваш карьерный рост. В этой книге вы найдете все необходимое для плодотворного устного общения, налаживания отношений с коллегами, совершенствования навыков убеждения и эффективных презентаций, ведения переписки по электронной почте, а также успешного нетворкинга.
Издание дополнено материалами по общению в рамках разных культур и команд, умению оказывать тонкое влияние на других людей и вести непростые разговоры, а также полезными упражнениями и списками для самопроверки.
Книга поможет достичь успеха в устной, письменной и визуальной коммуникации и научит доносить свое сообщение до аудитории в любых обстоятельствах и ситуациях.

6. Белинский, В. Г.

Общая риторика Н. Ф. Кошанского / В. Г. Белинский. – Санкт-Петербург: Лань, 2013. – 6 с. – ISBN 978-5-507-11335-4. – URL: https://e.lanbook.com/book/8071 (дата обращения: 10.11.2020). – Режим доступа: для авториз. пользователей. – Текст: электронный.

Аннотация: «Наука – великое дело. В этом согласны все – от мудреца до безграмотного простолюдина. Ученье свет, неученье тьма, говорят наши русские мужички. В наше время эта истина становится аксиомою. Но и враги учения и наук еще не перевелись, и – что всего хуже – они не всегда неправы в своих нападках на ученость и ученых. Мы говорим не о тех противниках просвещения, которые только во мраке невежества и дикости нравов видят неиспорченность мысли и чистоту нравственности: нет…»

7. Брадецкая И. Г.

Риторика: Практикум / И. Г. Брадецкая, Н.Ю. Соловьева. – Москва: Российский государственный университет правосудия, 2017. – 96 с. – ISBN 978-5-93916-562-4. – URL: https://ibooks.ru/bookshelf/369205/reading (дата обращения: 10.11.2020). – Режим доступа: для авториз. пользователей. – Текст: электронный.

Аннотация: Практикум подготовлен в соответствии с требованиями ФГОС ВПО по специальности «Юриспруденция». Содержит материалы для проведения семинаров по дисциплине «Риторика»: планы для риторического анализа речей и споров, упражнения для тренировки голоса и дыхания, тесты и варианты промежуточных аттестаций. Адресован преподавателям и студентам-бакалаврам юридических вузов.

8. Д10-20/75754

Букина, Т.Г.

Риторика: теория и практика публичного выступления: учебное пособие / Т. Г. Букина; Уральский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации, Кафедра иностранных языков. – Екатеринбург: Уральский юридический институт МВД России, 2020. – 143 с.: ил. – ISBN 978-5-88437-692-2. – Текст: непосредственный.

Аннотация: В учебном пособии содержится теоретический материал по правилам построения воздействующей публичной речи, а также рекомендации по созданию образцов речевого высказывания и задания по тренировке в речи различных аспектов риторики. Способствует формированию у обучающихся способности к профессиональной коммуникации, овладению основами ораторского мастерства, необходимого для подготовки правильной, убедительной публичной речи. Предназначено для курсантов и слушателей образовательных организаций МВД России, обучающихся по специальностям 40.05.01 Правовое обеспечение национальной безопасности, 40.05.02 Правоохранительная деятельность, 38.05.01 Экономическая безопасность.

9. Водовозов, В. И.

Риторика в литературе и жизни / В. И. Водовозов. – Санкт-Петербург: Лань, 2017. – 19 с. – ISBN 978-5-507-43461-9. – URL: https://e.lanbook.com/book/96031 (дата обращения: 10.11.2020). – Режим доступа: для авториз. пользователей. – Текст: электронный.

Аннотация: «Начиная от времен Митрофанушки Фонвизина и до „Вопросов“ Пирогова до современных нам планов Ученого комитета, обсужденных так мирно немецкими педагогами и возбудивших такое нервное раздражение в „Современной летописи“, согласно ее женственной натуре (которую г. Соловьев находил и в Иоанне Грозном), начиная с самых первых наших толков о воспитании до последнего прения в С.-Петербургском комитете грамотности, – вопрос о том, что нам более всего нужно для нашего развития, какой более определенный и твердый путь избрать в нем, не был решен окончательно; да мы, кажется, и заботились очень мало о практическом решении этого вопроса…»

10. Володина С. И.

Риторика / С.И. Володина. – Москва: Проспект, 2014. – 280 с. – ISBN 978-5-392-11304-0. – URL: https://ibooks.ru/bookshelf/353248/reading (дата обращения: 10.11.2020). – Режим доступа: для авториз. пользователей. – Текст: электронный.

Аннотация: В предлагаемом учебном пособии изложены теоретические и практические вопросы учебной дисциплины «Риторика». В нем раскрыты категории и законы риторики; говорится об основных этапах риторического канона; рассмотрены риторические аспекты публичного выступления и полемического мастерства. Особое внимание уделено становлению оратора и формированию необходимых ораторских навыков; коммуникативной стороне судебных прений, характеристикам обвинительной речи прокурора и защитительной речи адвоката. Каждый раздел пособия содержит вопросы для студентов.

 

11. Д9-09/51025

Деловое общение: учеб. пособие / И. Н. Кузнецов. – 3-е изд. – Москва: Дашков и К°. – 2009 (Люберцы (Московская обл.)). – 528 с.–ISBN 5-94798-850-X.-Текст: непосредственный.

Аннотация: Рассматриваются теоретические и прикладные вопросы делового общения. Раскрывается их природа, сущность и основные принципы; анализируются психологические, этические, риторические правила делового общения. Особое внимание уделено рассмотрению проблем международного общения. На основе анализа и обобщения широкого круга российских и зарубежных источников излагаются основные теоретические положения, предлагаются практические рекомендации и советы, позволяющие более эффективно решать проблемы в области делового общения. Для студентов вузов, изучающих курсы «Менеджмент», «Корпоративная культура», «Риторика», «Этика деловых отношений», «Деловое общение».

12. Д10-17/50556

Дуарте, Н.

Illuminate: как говорить вдохновляющие речи и создавать эффективные презентации способные изменить мир / Н. Дуарте, П. Санчез; пер. с англ. А. К. Гусевой. – Москва: Эксмо, 2018. – 297 с.: ил. – (Подарочные издания. Бизнес). – ISBN 978-5-699-99920-0. –Текст: непосредственный.

Аннотация: «Слова вызывают перемены и зажигают сердца. Если вам удастся полноценно донести свою идею, люди будут следовать ей и меняться. Аккуратно подобранные и произнесенные слова – это, пожалуй, самое эффективное средство коммуникации, которое у нас есть. И доказательство тому – вся жизнь гениев коммуникации.
Слушатели не должны подстраиваться под вас – это вам нужно настроить свое послание на их «волну». Чтобы провести презентацию умело, вы должны понять их сердца и умы и разработать такое послание, которое будет резонировать с тем, что уже у них имеется. Нужно освободиться от серой, обыденной манеры подачи: определить возможности для выигрышного контраста и затем вызвать интерес и страсть. Книга Нэнси Дуарте поможет вам в этом.

13. Д9-06/30112

Григорьева-Голубева, В.А.

Теория и практика речевого взаимодействия: учеб. пособие / В. А. Григорьева-Голубева. –Санкт-Петербург: СПбГМУ, 2006. – 129 с. – ISBN 5-88303-360-1. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Учебник построен в соответствии с новыми функциональными ориентациями дисциплины «Русский язык и культура речи» и ставит задачей не только развитие речевой компетенции студентов, но и расширение их представлений о русском языке, о современной речевой ситуации, о речевом портрете нашего современника. Книга содержит теоретический материал и большое количество практических заданий для аудиторной и самостоятельной работы студентов. Автор рассматривает актуальные вопросы грамотного речевого поведения, основы речевой коммуникации, нормативные, коммуникативные и этические аспекты культуры речи.

14. Д9-07/32402

Зарецкая, Е.Н.

Логика речи / Е. Н. Зарецкая. – Москва: Дело, 2007 (Ярославль). – 423 с. – ISBN 978-5-7749-0440-2. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Книга создана на основе авторского курса, читаемого в Академии народного хозяйства при Правительстве РФ. Впервые логические законы рассматриваются не только с позиции осмысления человеком мира, но и с коммуникативной точки зрения. Содержание книги – логико-речевое доказательство, или умение убеждать – входит в качестве важнейшего компонента в общую проблематику межличностного поведения, которую условно можно было бы объединить названием «наука и искусство общения». Издание рассчитано на широкий круг настоящих и будущих специалистов, профессиональная деятельность которых связана с воздействием на людей: менеджеров, юристов, политиков, педагогов, дипломатов, священнослужителей, журналистов.

15. Ж2-03/29639

Елизаветина, Т.М.

Компьютерные презентации: от риторики до слайд-шоу / Т. М. Елизаветина. – Москва: Кудиц-образ, 2003. – 234 с.: ил.– ISBN 5-93378-049-9. – Текст: непосредственный.

Аннотация: В книге рассматривается проблема подготовки и проведения презентаций. Успешное проведение презентаций требует определенных знаний в незаслуженно забытой области филологической науки – риторике, а также навыков психотехники делового общения и профессионального использования современных визуальных и технических средств. В качестве таких средств широко используется компьютер и соответствующие программные средства, прежде всего приложение, входящее в состав MS Книга адресована бизнесменам, менеджерам, преподавателям средней и высшей школы и всем, кто проводит публичные выступления.

16. Д8-00/59308

Иванова, Т. Ф.

Русская речь в эфире: Комплексный справочник / Т. Ф. Иванова, Т. А. Черкасова. – Москва: Рус. яз., 2000. – 346 с.– ISBN 5-200-02946-5. – Текст: непосредственный.

Аннотация: В книге в доступной для широкой аудитории форме приводятся различные трудные случаи формообразования, ударения, произношения и употребления слов. Впервые сделана попытка представить оптимально полные списки различных форм слов, связанных с трудностями орфоэпии. Пособие написано с учетом наиболее распространенных речевых ошибок в языке СМИ. Нормативные рекомендации основаны не только на русских культурно-речевых традициях, но и анализе современного состояния русской устной речи. Для читателя будут интересны словари имен собственных (культура, география, политика, спорт), а также словарь русских эквивалентов иноязычных слов и выражений, употребляемых в русском языке без перевода.
Книга предназначена широкому кругу лиц, работающих со звучащей русской речью: работникам СМИ, студентам, преподавателям, лекторам, общественным деятелям, политологам, специалистам по PR, рекламе, а также всем заинтересованным в повышении своей речевой культуры

17. Каверин, Б. И.

Ораторское искусство: учебное пособие для вузов / Б. И. Каверин, И. В. Демидов. – Москва: ЮНИТИ-ДАНА, 2017. – 255 c. – ISBN 5-238-00747-7. – URL: http://www.iprbookshop.ru/71204.html (дата обращения: 10.11.2020). – Режим доступа: для авториз. пользователей. – Текст: электронный.

Аннотация: Учебное пособие предназначено для изучения основ риторики и совершенствования ораторского мастерства. Особое внимание уделено вопросам деловой коммуникации, в частности речевой подготовке правоведов. Рассмотрены исторические, логические, лингвистические, психологические и этические компоненты ораторского искусства и возможности совершенствования судебной речи. Для студентов гуманитарных вузов, учащихся лицеев, гимназий, а также всех, кому небезразличны проблемы культуры и искусства речи.

18. Д10-20/72643

Карнеги, Д.

Как влиять на людей и выработать уверенность в себе, выступая публично / Дейл Карнеги; перевод на русский язык Полищук В.-Москва: Прайм; Изд-во АСТ, 2020. – 254 с.: ил.– (Общайся, как Карнеги!). – ISBN 978-5-17-120853-0.–Текст: непосредственный.

Аннотация: С 1912 года свыше пятисот тысяч мужчин и женщин были слушателями курсов ораторского искусства, где применялся мой метод, подробно описанный в книге «Как вырабатывать уверенность в себе и влиять на людей, выступая публично». Многие из них в письменной форме объяснили, почему они стали изучать этот предмет и чего они рассчитывали достичь в результате занятий. Разумеется, каждый высказывается по-своему, но главное стремление, испытываемое подавляющим большинством, поразительно совпадает.

19. Д9-05/8856

Колтунова, М. В.

Деловое общение: Нормы. Риторика. Этикет / М. В. Колтунова. – 2-е изд., доп. – Москва: Логос, 2005. – 312 с. – (Настольная книга менеджера). – ISBN 5-94010-352-9. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Дан анализ особенностей рациональной культуры делового общения, стилевой природы устной и письменной форм деловой речи. Для студентов высших учебных заведений. Может использоваться представителями предпринимательских кругов, а также руководителями и специалистами в области менеджмента и маркетинга.

20. Д10-17/41654

Кохан, Ж. С.

Культура речи и деловое общение: учеб. пособие / Ж. С. Кохан; Белгородский университет кооперации, экономики и права. – Белгород: БУКЭП, 2017. – 104 с. – (Учебное пособие). – ISBN 978-5-8231-0627-6. – Текст: непосредственный.

Аннотация: В учебном пособии излагаются основы культуры речи, раскрывается специфика речевых стилей. Представлены основные характеристики и формы делового общения. Рассматриваются вопросы этики и конфликтных ситуаций в деловом общении, особенности технологии организации делового общения. В учебном пособии даются практические рекомендации по достижению успеха в условиях деловых коммуникаций.

21. Д10-13/12216

Кочнева, С.В.

Бизнес-риторика. Деловая публичная коммуникация: учеб. пособие / С. В. Кочнева. – Санкт-Петербург: СПГУТД, 2013. – 163 с.: ил. – ISBN 978-5-7937-0861-6. – Текст: непосредственный.

Аннотация: В учебном пособии рассматриваются вопросы, связанные с теорией и практикой речевого общения. На основе исторических экскурсов и в рамках традиций классической риторики представлены основные разделы современной науки, базирующиеся на материалах ведущих специалистов в этой области. Учитываются основные способы воздействия речью на убеждения людей, представлены практические упражнения, направленные на совершенствование коммуникативных навыков.

22. Ковалев, А. Н.

Логика. Ораторское искусство юриста: учебно-методическое пособие для бакалавриата / А. Н. Ковалев, И. В. Галюк. – Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры РФ, 2014. – 146 c. – ISBN 2227-8397. – URL: http://www.iprbookshop.ru/65483.html (дата обращения: 10.11.2020). – Режим доступа: для авториз. пользователей. – Текст: электронный.

Аннотация: В учебно-методическом пособии излагаются основы логики и ораторского искусства юриста, рассматриваются законы логики, вопросы теории аргументации, логики спора, дается представление о невербальных средствах общения, видах делового общения в юридической практике, построении судебной речи. Предназначено для использования в процессе подготовки бакалавров по направлению «Юриспруденция», профиль подготовки «Прокурорская деятельность».

   

23. Д10-19/74295

Крылова, Н.Ф.

Культура речи и деловое общение: учебное пособие / Н. Ф. Крылова, В. В. Тартынских; ответственный редактор Л. Н. Талалова; Министерство науки и высшего образования Российской Федерации, Государственный университет управления, Кафедра русского языка и общих дисциплин. – Москва: Гос. ун-т упр., 2019. – 90 с.: ил. –ISBN 978-5-215-03210-7.– Текст: непосредственный.

Аннотация: Учебник предлагает широкий подход к понятию «деловое общение»: это речевое обеспечение не только бизнеса, но и любой профессиональной деятельности, внеслужебных занятий, социальных контактов и т.д. Издание содержит необходимый объем информации, который позволит учащемуся разобраться в основных понятиях речевой коммуникации: язык и его функции, культура речи и речевая культура, стили и жанры общения, виды и правила деловой переписки, «секреты» делового красноречия, речевое поведение предпринимателя и жаргон чиновника. Читатель узнает, каким нормам подчиняется деловой язык, как правильно и эффективно общаться в деловой сфере, чем отличаются заявление от коммюнике, автобиография от резюме, что значит этикет делового письма, как подготовиться к публичному выступлению и многое другое.

24. Д9-06/27811

Кузнецов, И. Н.

Бизнес-риторика / И. Н. Кузнецов. – Москва: Дашков и К°, 2006 (Люберцы (Московская обл.)). – 406 с.– ISBN 5-91131-101-1. – Текст: непосредственный.

Аннотация: В книге анализируются проблемы ораторского искусства, делового общения, культуры и искусства речи. Особое внимание уделяется речевой культуре, методам подготовки различных видов публичных выступлений, умению вести конструктивный диалог и полемику.

На основе анализа и обобщения широкого круга российских и зарубежных источников излагаются основные теоретические положения, предлагаются практические рекомендации и советы, позволяющие более эффективно решать проблемы в области повышения уровня культуры и искусства делового общения.

«Бизнес-риторику» можно с полным основанием считать учебным практическим пособием для каждого делового человека, а также она представляет интерес для широкого круга читателей, всех, кто желает самостоятельно научиться говорить правильно и убедительно.


 

25. Б2-94/3370

Культура парламентской речи / С. И. Виноградов, Л. К. Граудина, В.П. Даниленко и др. – Москва: Наука, 1994. – 360 c. – ISBN 5-02-011202-X. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Коллективная монография – первое в России пособие по парламентской речи как одной из форм ораторского искусства. Книга написана на материале современных парламентских выступлений, анализируемых с точки зрения профессионализма парламентариев и культуры владения разными жанрами парламентской речи.


 

26. Ж2-05/34964

Кюппер, В.

Продажи. Базовый курс. Риторика ведения переговоров / В. Кюппер; пер. с нем. – 2-е изд. – Москва: Интерэксперт, 2005. – 67 с.-ISBN 5-85523-102-X. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Эта книга должна помочь продавцу развить свои ораторские способности и изменить поведение в лучшую сторону с учетом психологических особенностей процесса продажи, чтобы быстрее и легче добиваться своих целей. В книге даются необходимые для этого знания.


 

27. Д10-16/44328

Ланских, А.В.

Культура деловой речи: учеб. пособие / А. В. Ланских; Урал. федер. ун-т им. первого Президента России Б. Н. Ельцина, Ин-т гуманитар. наук и искусств. – Екатеринбург: УрФУ, 2016. – 85 с. – ISBN 978-5-321-02517-8. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Пособие содержит краткий теоретический курс по культуре деловой речи, а также тестовые задания и список тематической литературы. Предназначено для студентов всех форм обучения (нефилологов) высших учебных заведений. Подготовлено с учетом требований государственного стандарта.


 

28. Ломоносов, М.

Краткое руководство к красноречию / М. Ломоносов. – Санкт-Петербург: Лань, [б. г.]. – Книга 1: В коей содержится Риторика… – 2013. – 158 с. – ISBN 978-5-507-10111-5. – URL: https://e.lanbook.com/book/6588 (дата обращения: 10.11.2020). – Режим доступа: для авториз. пользователей. – Текст: электронный.

Аннотация: Мы предлагаем здесь вкратце руководство к обоему красноречию и для того, поступая по натуральному порядку, показываем, во-первых, учение о красноречии вообще, поколику оно до прозы и до стихов касается, и затем при правилах полагаются в нем примеры прозою и стихами. Потом сообщаем наставление к сочинению речей в прозе и примеры присовокупляем прозаичные из славных авторов.

 

29. Малинина, М. Г.

Риторика и основы ораторского искусства. Часть 1: учебное пособие / М. Г. Малинина, И. Б. Леонова. – Новосибирск: Новосибирский государственный технический университет, 2010. – 117 c. – ISBN 978-5-7782-1338-8. – URL: http://www.iprbookshop.ru/44847.html (дата обращения: 10.11.2020). – Режим доступа: для авториз. пользователей. – Текст: электронный.

Аннотация: Настоящая работа представляет собой первую часть учебно-методического комплекса «Риторика и основы ораторского искусства» и состоит из трех разделов, содержащих взаимосвязанную систему заданий и упражнений по риторике теоретического и практического характера. Учебное пособие направлено на совершенствование речевых умений, формирование и развитие коммуникативной компетенции студентов. Предназначено для учащихся и преподавателей вузов.


 
 

30. Малинина, М. Г.

Риторика и основы ораторского искусства. Часть 2: учебное пособие / М. Г. Малинина, И. Б. Позднякова. – Новосибирск: Новосибирский государственный технический университет, 2012. – 104 c. – ISBN 978-5-7782-1930-4. – URL: http://www.iprbookshop.ru/44848.html (дата обращения: 10.11.2020). – Режим доступа: для авториз. пользователей. – Текст: электронный.

Аннотация: Настоящая работа представляет собой вторую часть учебно-методического комплекса «Риторика и основы ораторского искусства» и состоит из четырех разделов, посвященных устным риторическим жанрам и содержащих взаимосвязанную систему заданий и упражнений теоретического и практического характера. Учебное пособие направлено на совершенствование речевых умений у студентов-нефилологов, формирование и развитие коммуникативной компетенции. Для учащихся и преподавателей вузов.


 
 

31. Д9-07/41006

Мальханова, И. А.

Деловое общение: учеб. пособие для вузов / И. А. Мальханова. – Москва: Трикста, 2007. – 221 с.: ил. – ISBN 5-8291-0791-0. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Изложение принципов делового общения базируется на объединении научной и практической проблематики таких дисциплин, как риторика, логика, психология, социология, философия, этика, менеджмент.

Деловое общение понимается автором предельно широко – как любая профессиональная речевая деятельность, поэтому издание рассчитано на широкий круг настоящих и будущих специалистов в сферах управления, педагогики, юриспруденции, политики, дипломатии, журналистики, рекламного дела и паблик рилейшнз.


 
 

32. Д8-99/52826

Мельникова, С.В.

Деловая риторика (речевая культура делового общения): Учеб. пособие / С.В. Мельникова. – Ульяновск: [б. и.], 1999. – 105 с.– ISBN 5-89146-131-5. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Освещаются вопросы устного речетворчества, характеризуются диалогические и монологические виды общения (беседа, переговоры, доклад, совещание и т.п.), языковые нормы, этико-психологические правила служебного контакта. Изложение теоретического материала сочетается с контрольными вопросами и заданиями по овладению риторическим мастерством. Для студентов (направления 521500, 522000), менеджеров, коммерсантов. Риторика как наука и искусство.

 

33. Ж2-07/41283

Минто, Б.

Золотые правила Гарварда и McKinsey. Принципы пирамиды в мышлении, деловом письме и устных выступлениях / Б. Минто; пер. с англ. Ирины и Юлии Юрчик. – Москва: Манн, Иванов и Фербер, 2007 (М.). – 268 с: ил. – ISBN 978-5-902862-42-0. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Эта книга учит составлять письменные документы и устные выступления. Согласно теории автора, текст делового документа хорошо воспринимается только в том случае, если его идеи логически взаимосвязаны и выстроены по принципу пирамиды. Только такая структура делает сообщение максимально доступным для понимания, потому что мысли излагаются в порядке, оптимальном для восприятия. Эта теория прошла проверку временем: автор много лет преподает свой курс в крупнейших бизнес-школах, университетах и компаниях Европы и США. «Золотые правила Гарварда и McKinsey» необходимы всем, кому приходится иметь дело с составлением отчетов, служебных записок, докладов, выступлений, презентаций, а также всем, кто хочет научиться предельно ясно и правильно излагать свои мысли, вне зависимости от рода деятельности.

 

34. Ж2-16/59943

Мортон, С.

Лаборатория презентаций. Формула идеального выступления / С. Мортон; пер. с англ. В. Черников. – Москва: Альпина Паблишер, 2016. – 257 с.: ил. – Пер. изд.: The Presentation Lab. Learn the Formula Behind Powerful Presentations / Morton S. – Hoboken, 2014. – ISBN 978-5-9614-5399-7. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Казалось бы, нет ничего сложного в том, чтобы создать хорошую презентацию: подбираем слайды поэстетичнее, используем по максимуму PowerPoint и продумываем как выгоднее преподнести себя. Но Саймон Мортон, основатель Eyeful Presentations, утверждает, что все это не главное. Неважно, насколько «дзенскими» являются ваши слайды, насколько выразительны и пластичны были ваши жесты и интонация в ходе выступления, какие сногсшибательные трюки вы применили: если в итоге слушатели так и не осознали, в чем состояла ваша ключевая мысль, – значит, ваша презентация провалилась.

На протяжении десятилетия Eyeful Presentations, одна из ведущих мировых компаний в области подготовки и проведения презентаций, разрабатывала и отлаживала свою методику под названием «Оптимизации презентации», в центре которой находится взаимодействие со слушателями и качество восприятия ими информации. И хотя в Eyeful никогда не делали секрета из своих наработок, только благодаря книге, которую вы держите в руках, эта методика, изложенная последовательно, полно и красочно, становится по-настоящему доступной для широкого круга выступающих.


 
 

35. Д10-20/75552

НИРС ИИЯ к 90-летию МАИ: «Язык и культура речевого общения»: сборник научных студенческих статей / Московский авиационный институт, Институт иностранных языков (ИИЯ). – Москва: Перо, 2020. – 238 с: ил. – Загл. обл.: Язык и культура речевого общения. – ISBN 978-5-00150-914-1. – Текст: непосредственный.

Аннотация: В сборнике опубликованы статьи студентов, подготовленные при научном руководстве преподавателей английского и вторых иностранных языков Института иностранных языков МАИ. Статьи посвящены культуре речевого общения, деловому этикету, невербальному общению представителей иноязычной культуры, а также оценке роли трудов великих русских ученых филологов в развитии лингвистической науки.


 
 

36. Д10-19/73266

Отургашева, Н. В.

Риторика: речевые технологии эффективного управления: учебное пособие для студентов всех форм обучения, по направлению подготовки 38.03.04 – Государственное и муниципальное управление / Н. В. Отургашева; Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Сибирский институт управления. – Новосибирск: Российская академия народного хозяйства и гос. службы при Президенте Российской Федерации, 2019. – 230 с.–ISBN 978-5-8036-0953-7. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Содержание учебного пособия ориентировано на формирование риторической компетентности будущих государственных и муниципальных служащих. Наряду с теоретическим материалом содержит контрольные вопросы и задания для самопроверки, библиографический список литературы, словарь основных терминов, приложения.


 
 

37. Павлова, О. А.

Ораторское искусство юриста: учебное пособие / О. А. Павлова. – Москва: Международный юридический институт, 2013. – 136 c. – ISBN 2227-8397. –URL: http://www.iprbookshop.ru/34405.html (дата обращения: 10.11.2020). – Режим доступа: для авториз. пользователей. – Текст: электронный.

Аннотация: Освоение дисциплины «Ораторское искусство юриста» обусловлено требованиями ФГОС ВПО по направлению подготовки 030900 Юриспруденция. В результате изучения этой дисциплины студент должен овладеть общекультурными компетенциями, предусмотренными ООП бакалавриата юриспруденции, – такими как умение владеть культурой мышления, способность к обобщению, анализу, восприятию информации, постановке цели и выбору путей ее достижения (ОК-3) и способность логически верно, аргументированно и ясно строить устную и письменную речь (ОК-4). Целью изучения дисциплины «Ораторское искусство юриста» является содействие формированию и развитию коммуникативных, речетворческих способностей и навыков студента-юриста, необходимых для его дальнейшей успешной реализации в социально-профессиональной сфере деятельности.


 
 

38. Д8-03/93798

Почикаева, Н. М.

Основы ораторского искусства и культуры речи: Учеб. пособие / Н. М. Почикаева. – Ростов на Дону: Феникс, 2003. – 318 с. – (Учебники, учебные пособия. Среднее профессиональное образование). – ISBN 5-222-03999-4. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Дикция, дыхание, голос, орфоэпия, логико-интонационные закономерности устной речи – вот те стороны речевого мастерства, которыми в первую очередь занимается предмет «Культура речи». Главная цель занятий – научиться мастерству слова в процессе работы над литературным произведением. В качестве приложения к данному пособию приводятся литературные композиции, которые могут быть использованы в качестве материала для работы со студентами, учащимися, а также в кружках художественной самодеятельности.

 

39. Д9-12/88846

Риторика и логика в преподавании технических дисциплин: учеб. пособие / В. В. Агудов [и др.]. – Нижний Новгород: [б. и.], 2012. – 117 с. – ISBN 978-5-93272-905-2. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Рассмотрены основы педагогики, логики и психологии, необходимые для качественной постановки учебных курсов и кредитных единиц по техническим дисциплинам, а также методы проведения лекций, бесед, докладов, кратких выступлений, организации самоподготовки. Может быть полезна молодым преподавателям, пропагандистам, агитаторам, иным гражданам, желающим качественно повысить уровень своих публичных выступлений.

 

40. Ж2-18/65648

Родина, И.В.

Культура русской деловой речи и деловая риторика: учебное пособие / И. В. Родина, Л. В. Промах; Министерство науки и высшего образования Российской Федерации, Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина, Уральский гуманитарный институт. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2018. – 199 с. – ISBN 978-5-7996-2473-6. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Учебное пособие освещает вопросы культуры деловой речи и деловой риторики. Содержит теоретический материал и практические упражнения, а также задания для тренировки и вопросы для контроля как тестового, так и нетестового характера, в том числе задания кейсового типа. В отличие от большинства учебных пособий по этому предмету особое внимание уделяется сведениям из русской лексикологии и грамматики, к которым апеллируют языковые и речевые нормы.


 
 

41. Д8-97/31518

Русский язык и культура общения для деловых людей / Л.В. Балашова, Т.А. Милехина, С.А. Рисинсон, Н.М. Орлова; Под ред. О.Б. Сиротининой. – Саратов: Слово, 1997. – 69 с.– ISBN 5-85571-012-2. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Проведение деловых переговоров, составление договоров, написание рекламаций и претензий к поставщику-все это требует умелого пользования русским языком. Книга состоит из двух разделов: в первом рассмотрены нормы русского языка (произношение и ударение, трудные случаи выбора грамматической формы, словоупотребление). Второй посвящен деловой документации.


 
 

42. Д10-14/8146

Руднев, В.Н.

Риторика. Деловое общение: учеб. пособие / В. Н. Руднев. – Москва: КноРус, 2014. – 352 с.-ил. – (Бакалавриат). – ISBN 978-5-406-03449-1. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Автор преподносит теоретический материал в исторической ретроспективе от эпохи Античности до современности. Обширный практический материал позволит студентам овладеть приемами успешной коммуникации, правильно строить стратегию и тактику научной дискуссии, делового разговора, деловой и личной переписки.

Соответствует Федеральному государственному образовательному стандарту высшего профессионального образования третьего поколения.

Для студентов бакалавриата нефилологических специальностей. Может быть использовано также молодыми специалистами для последующей самостоятельной и научно-исследовательской работы по темам: «Риторика», «Деловое общение», «Деловая риторика», «Русский язык и культура речи», «Культура речи и деловое общение», «Речевая коммуникация», «Искусство общения», «Этика делового общения».


 
 

43. Д10-16/25071

Самыгин, С.И.

Деловое общение. Культура речи: учеб. пособие / С. И. Самыгин, А. М. Руденко. – Москва: КноРус, 2016. – 472 с. – (Бакалавриат). – ISBN 978-5-406-03892-5. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Систематично, последовательно и логично освещает основные характеристики общения. Дан детальный анализ структуры делового общения. Показана феноменологическая определенность личностных детерминант в деловом общении, эксплицированы типологические характеристики личности в деловом общении. Дается ряд конкретных указаний по изучению личности делового партнера по невербальным признакам. Особое внимание уделяется рассмотрению основных форм делового общения, стрессов, споров и конфликтов в деловом общении. Раскрывается психологическая составляющая делового общения. Рассматриваются универсальные этические нормы и психологические принципы делового общения, нормы этикета, правила ведения деловой документации и ряд других вопросов.

Для студентов экономических и управленческих направлений вузов, деловых людей, психологов и всех интересующихся проблемами делового общения.


 
 

44. Д9-05/15907

Скуднова, О.Ю.

Практика делового общения: эффективное публичное выступление: учебно-метод. пособие / О.Ю. Скуднова. – Москва: МАКС Пресс, 2005. – 56 с. – ISBN 5-317-01434-4. – Текст: непосредственный.

Аннотация: В методическом пособии рассматриваются основные вопросы подготовки, проведения и анализа разного рода публичных выступлений, представлены практические рекомендации, упражнения для самостоятельной работы, вспомогательная литература по данной проблеме.


 
 

45. Ж2-19/66625

Соловьева, О.Б

Основы эффективной коммуникации: риторический аспект: учебное наглядное пособие / О. Б. Соловьева; Сибирский государственный университет путей сообщения. – Новосибирск: Сибирский гос. ун-т путей сообщения, 2019. – 37 с: ил. – ISBN 978-5-00148-032-7. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Содержит систематизированные, тематически выстроенные и представленные в виде схем и таблиц сведения к модулю «Основы риторики» дисциплин «Риторика и искусство публичных выступлений», «Русский язык и культура речи». Каждая тема сопровождается толкованием основных терминов. Предназначено для бакалавров, специалистов и магистрантов, обучающихся в вузе нефилологического профиля.


 
 

46. Д8-04/99824

Сэмпсон, Э.

Бизнес презентация. Творческие идеи для блестящего выступления: / Э. Сэмпсон. – Москва: Альпина Бизнес Букс; МПБ Деловая культура, 2004. – 200 с.: ил. – (Мастерская личного успеха). – Пер. изд.: Creative business presentations / Sampson E. – London, 2003. – ISBN 5-9614-0065-4. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Книга Элери Сэмпсон, одного из ведущих английских авторов и консультантов по деловым коммуникациям, посвящена остро актуальной проблеме деловой коммуникации – умению представить свои идеи и бизнес-проекты так, чтобы завоевать внимание и поддержку аудитории, повысить свою личную конкурентоспособность. Автор убедительно и увлекательно рассказывает о том, как подключить к решению этой задачи свои творческие ресурсы – изобретательность и воображение, придерживаясь при этом принципов простоты и практичности. В книге показывается, как небольшие детали и простые решения могут многократно повысить эффект презентации, приводятся методические рекомендации по психологической подготовке, выбору технических средств и иллюстративного материала, по управлению диалогом с аудиторией и отработке ящика жестов, а также тесты, помогающие проверить качество подготовленного выступления. Читатель получит и «готовые к употреблению» решения, которые могут быть быстро адаптированы к конкретному материалу и ситуации. Книга адресована прежде всего менеджерам высшего и среднего звена, специалистам по маркетингу и развитию бизнеса, но будет интересна и более широкой аудитории – всем, кто ориентирован на достижение личного успеха.


 
 

47. Темирболат, А. Б.

Риторика. Основы ораторского искусства: учебное пособие / А. Б. Темирболат. – 3-е изд. – Алматы: Казахский национальный университет им. аль-Фараби, 2018. – 144 c. – ISBN 978-601-04-3314-4.– URL: http://www.iprbookshop.ru/93760.html (дата обращения: 10.11.2020). – Режим доступа: для авториз. пользователей. – Текст: электронный.

Аннотация: В учебном пособии рассматриваются основные этапы становления теории красноречия, специфика риторики как самостоятельной научной дисциплины. Особое внимание уделяется принципам построения публичной речи, культуре речевого поведения, полемическому мастерству, деловому и бытовому общению. Пособие содержит разделы по основным видам красноречия, искусству комплимента и ведения беседы, основам НЛП. Предназначено для студентов высших учебных заведений, преподавателей вузов и школ. Пособие также представляет интерес для тех, кто желает овладеть коммуникативными навыками, научиться правильно и убедительно выражать свои мысли, вести конструктивный диалог.


 
 

48. Тимонина И. В.

Педагогическая риторика: генезис и актуальность / И. В. Тимонина. – Москва: Флинта, 2019. – 202 с. – ISBN 978-5-9765-2070-7. – URL: https://ibooks.ru/bookshelf/344727/reading (дата обращения: 10.11.2020). – Режим доступа: для авториз. пользователей. – Текст: электронный.

Аннотация: В учебном пособии «Педагогическая риторика: генезис и актуальность» рассматривается история возникновения и развития риторико-педагогических идей, в свете которых педагогический процесс осмысливается как риторизированное обучение. Специфика подобного обучения заключается в том, что категориальный, понятийный аппарат риторики, «участвуя» в учебном процессе, заставляет переосмыслить традиционные подходы к нему, максимально приближая учебный материал к тому, кто его осваивает, делая процесс познания живым и увлекательным. Педагогическая риторика предстает как риторизированная педагогика. Пособие состоит из двух частей. В первой (теоретической) части рассматриваются проблемы зарождения и развития риторико-педагогических идей, их сущность, значимость для современного образования. Вторая часть – практикум, назначение которого – помочь освоить, «провести в жизнь», в учительские будни эти риторико-педагогические идеи, освоить технологию риторизированного обучения.


 
 

49. Д9-03/7233

Хазагеров, Г. Г.

Риторика для делового человека / Г. Г. Хазагеров, Е. Е. Корнилова. – Москва: Флинта: МПСИ, 2003. – 134 с. – ISBN 5-89349-299-4. – Текст: непосредственный.

Аннотация: В книге рассматриваются теоретические основы красноречия, риторические приемы письменной и устной речи, направленные на повышение эффективности коммуникации и межличностного общения. Пособие базируется на современном материале, содержит задания, упражнения, рекомендации и советы, нацеленные на качества речи. Для студентов, преподавателей, деловых людей и всех интересующихся искусством убеждать.


 
 

50. Д10-17/52063

Халикова, Н. В.

Культура книжного слова: учебное пособие для студентов-магистрантов по направлению подготовки 44.04.01 «Педагогическое образование», 45.01.01 «Филология» / Н. В. Халикова, В. В. Леденёва; Московский государственный областной университет. – Москва: ИИУ МГОУ, 2017. – 169 с.: ил. – ISBN 978-5-7017-2852-1. – Текст: непосредственный.

Аннотация: В учебном пособии представлены разнообразные виды упражнений для занятий по дисциплине «Культура книжного слова», связанной с культурой письменной, научной, философской, публицистической речи. Упражнения позволяют выработать стилистическое мастерство в написании научных и критических текстов.


 
 

51. Д8-96/24586

Хофф, Р.

Я вижу вас голыми. Как подготовиться к презентации и с блеском ее провести / Р. Хофф; пер. с англ. А.Д. Иорданского. – Москва: Независимая фирма «Класс», 1996. – 212 c. – ISBN 5-86375-012-X. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Супербестселлер: четкая, блестящая книга. Анализируется буквально все, что делает презентацию успешной-или провальной. Автор много лет учит американцев проводить успешные презентации: подавать и продавать все что угодно, и в самом лучшем виде. Из книги можно узнать, как это у вас получается и что нужно, чтобы получалось лучше. Вопрос животрепещущий, ибо кто же сегодня не устраивает презентаций? Что касается названия, то это просто расхожий совет насчет того, как не бояться аудитории: мол, представьте себе их всех голыми. Автор этого подхода не разделяет-говорит, отвлекает…Ему виднее.


 
 

52. Д8-94/13409

Чисхольм, П.

Уверенность в себе: путь к деловому успеху / П. Чисхольм: пер.с англ. – Москва: ЮНИТИ: Культура и спорт, 1994. – 287 c.: ил. – Пер.изд.: Counton confidence. The way in to personal effectiveness / Chisholm P. – S. l, 1990. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Книга адресована тем, кто хочет добиться успеха. Ее автор – лектор и организатор популярных в Великобритании курсов обучения бизнесу – дает практические рекомендации по развитию деловых качеств.


 
 

53. Ж2-14/58518

Шабалина, О. И.

Риторика международных маркетинговых коммуникаций / О. И. Шабалина; Южно-Уральский гос. ун-т. – Челябинск: Изд. центр ЮУрГУ, 2014. – 178 с.: ил. – (Научные школы института экономики, торговли и технологий ЮУрГУ). – ISBN 978-5-696-04640-2. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Монография посвящена вопросам влияния фактора культуры на способы построения рекламных коммуникаций на зарубежных рынках. Значимость культуры демонстрируется на примере риторики рекламы стран Европы, США, Китая и России, а также в обсуждении ее роли в процессе моделирования отдельных аспектов рекламной деятельности, начиная с композиции рекламного сообщения и заканчивая интенсивностью эмоционального поведения персонажей в рекламе.


 
 

54. Р3070

Езова, С. О.

О значимости общения и страхе публичного выступления / С. О. Езова // Библиотека: Масс. проф. ил. журн.– 2009. – N6. – С.42-43. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Важной составляющей в работе публичных библиотек является коммуникативная функция, так как библиотечная практика требует умения общаться с людьми на разных уровнях.


 
 

55. Карякина В.Ю.

Сторителлинг в презентации: что это такое и как его использовать? // Управление человеческим потенциалом. – 2015. – No2. – С.88–94. – URL: https://grebennikon.ru/article-p9my.html (дата обращения: 10.11.2020). – Режим доступа: для авториз. пользователей. – Текст: электронный.

Аннотация: В статье рассказывается об инструменте «сторителлинг» – искусстве рассказывания историй, успешно применяемом ораторами, политиками и менеджерами в качестве инструмента управления вниманием аудитории в презентациях, публичных выступлениях, тренингах и просто в коммуникации.


 
 

56. У3175

Ораторское искусство как один из специфических видов человеческой деятельности / Т. Ф. Кочетова, Р. А. Пахомова, Н. М. Маркелова и др. // Современные наукоемкие технологии. – 2015. – N12-4. – С.679-682. – Текст: непосредственный.

Аннотация: В статье представлен обзор литературы по ораторскому искусству. Ораторское искусство – это искусство построения и публичного произнесения речи с целью оказания желаемого воздействия на аудиторию. В статье отображены сущность ораторского искусства и его виды. Представлены сущность публичного выступления в профессиональной деятельности педагога. Детально разобрана организация работы педагога. Подготовка к выступлению – очень важное и ответственное дело в деятельности оратора. Приведен алгоритм построения успешной публичной лекции. Выступлению оратора предшествует большая предварительная работа. Кроме непосредственной подготовки к выступлению, нужна общая подготовленность, широта кругозора, эрудиция. При подготовке к выступлению оратору необходимо знание основ диалектической и формальной логики, чтобы выступление было глубоким по содержанию, логически выстроенным и обоснованным.


 
 

57. У3762

Облицова, З. Г.

Специфика педагогической деятельности и ораторское искусство преподавателя вуза / З. Г. Облицова // Актуальные вопросы образования и науки. – 2018.–N3(65). – С.72-78. – Текст: непосредственный.

Аннотация: В статье представлена структура педагогического мастерства и специфика педагогической деятельности преподавателя вуза. Представлены некоторые аспекты речевой культуры преподавателя и слагаемые ораторского искусства как средства педагогической коммуникации.


 
 

58. Р3070

Рязанцева, Л.

Искусство публичного выступления: как я говорю? / Л. Рязанцева // Библиотека: Масс. проф. ил. журн. – 2005. – N7. – С.42-46. – Текст: непосредственный.

Аннотация: Вопросы теории, простые полезные практические советы, методики и рекомендации о том, как подготовить эффективное публичное выступление.


 
   

Патриарх тотального планирования – Деньги – Коммерсантъ

&nbspПатриарх тотального планирования

       Сорок лет назад. На дворе 1959 год, хрущевская оттепель. Небольшой тесный зальчик Института мировой экономики и международных отношений в старом здании в Китайском проезде забит до отказа: в СССР приехал экономист с мировым именем. Русский американец. Научная молодежь, которой впервые за десятилетия стали легально доступны новые течения западной общественной мысли, слушает экономиста Василия Леонтьева с жадным интересом. Как говорится, и мне довелось быть там, а после лекции поговорить с ним и завязать доброе знакомство. Которое оборвалось несколько дней назад с его смертью.

       Леонтьев оказался человеком среднего роста, с внешностью, в которой не было ничего броского. Его русская речь была правильной и четкой, «интеллигентно петербургской». Лишь изредка звучали выражения и интонации, выдававшие человека, который был долгое время оторван от живой языковой стихии. Иногда он затруднялся, подбирая русские термины для новых, сложившихся в английском языке научных понятий. Аудитории Леонтьев понравился чрезвычайно. Понравились его природная скромность, естественность, мягкая ирония. Об этой иронии, которая была ему свойственна до конца жизни, следует сказать особо. При всей серьезности его выступлений и бесед время от времени возникало ощущение, что он слегка подшучивает над собой, над аудиторией, над самой наукой. Кроме того, это был прирожденный популяризатор. Хотя речь шла о довольно сложных материях, никому никогда не было скучно: Леонтьев удивительно умел находить простые и емкие слова.
       Его отца, петербургского профессора экономики, тоже звали Василием. Мне кажется, Леонтьеву очень понравилось, когда все стали обращаться к нему по имени-отчеству: Василий Васильевич (в США так обращаться не принято). После лекции Леонтьев оказался окружен плотным кольцом экономистов, желавших еще поговорить с ним, задать какой-то вопрос, который они не успели или не решились задать публично. Директору института пришлось уговаривать толпу разойтись, чтобы лектор мог отдохнуть.
       
Россия
       Василий Леонтьев (по-английски пишется Wassily Leontief) родился 5 августа 1906 года в Санкт-Петербурге. В 19 лет окончил Ленинградский университет с дипломом экономиста. Не знаю, из ностальгических чувств или действительно так считая, но о своем советском образовании он и публично, и в частном общении отзывался очень тепло. Сравнительно либеральная обстановка первой половины 20-х позволила ему в 1925 году уехать за границу для завершения образования. В Берлине он получил ученую степень доктора экономики, некоторое время работал в Институте мирового хозяйства в Киле, около года был экономическим советником в Китае. А в 1931 году Леонтьев уехал в США и через несколько лет стал американским гражданином.
       К этому времени молодой ученый имел хорошую репутацию, был автором нескольких заметных статей. Определился и его научный облик: он искал способы соединения экономической теории со статистикой и математикой. Скоро ему было суждено стать одним из основателей эконометрики — направления в экономической науке, которое делает акцент на измерении хозяйственных величин, на количественном анализе.
       Жаль, конечно, нашу Россию, обильно рождающую таланты и так легко их теряющую. А с другой стороны, мог ли Леонтьев сделать свой общечеловечески значимый вклад в науку, если бы остался в СССР? Я не уверен. Пожалуй, мы должны быть благодарны Америке за то, что она дала приют этому человеку и обеспечила условия для расцвета его таланта.
       
Америка
       С 1932 года Леонтьев преподавал экономику в престижном Гарвардском университете — отличная научная среда и вековые традиции либерализма. Хотя преподавание отнимало много сил и времени, он почти сразу начал свои пионерские исследования, которые через 40 лет принесли ему Нобелевскую премию. Опираясь на идеи предшественников, Леонтьев создал новый способ макроэкономического анализа — метод «затраты-выпуск», который иногда называют межотраслевым балансом. Хотя основная идея довольно проста и попытки применения подобных расчетов делались в советских плановых органах еще в 20-х годах, именно Леонтьев превратил идею в систему и создал необходимый математический аппарат. В результате метод «затраты-выпуск» стал важнейшим инструментом прогнозирования и планирования народного хозяйства. Планирования не административного и волевого, а научно обоснованного и потому оптимального.
       Первые результаты его работы появились в печати в 1936 году, а в 1941-м вышла книга, в которой были впервые продемонстрированы возможности его метода для анализа экономики большой страны, в данном случае США. Вскоре метод Леонтьева был использован для исследования структурных изменений при переходе от военной экономики к мирной.
       Леонтьев показал себя и выдающимся организатором науки. В 1948 году он создал Гарвардский центр экономических исследователей, которым руководил более четверти века. Вокруг него сложилась группа ученых-единомышленников, его помощников и соавторов. Иные сами стали выдающимися исследователями.
       Но в 1975 году Леонтьев оставил Гарвард и переехал в Нью-Йорк, где организовал Институт экономического анализа при нью-йоркском университете. Даже в пожилом возрасте он сохранял поразительную работоспособность и творческую энергию. Леонтьев возглавил основанный на его методе огромный проект ООН по исследованию состояния и перспектив мировой экономики. Задача была такая: оценить на перспективу до 2000 года потребности в основных видах сырья, определить вероятные потоки мировой торговли и финансовых ресурсов, наметить экономические связи между главными регионами. Итоги этого исследования были опубликованы везде, в том числе и в СССР.
       
Между Россией и Америкой
       Россия отнюдь не была для Василия Васильевича чужой страной. Он регулярно приезжал к нам, следил за русскими публикациями своих работ, переписывался с российскими учеными. В Санкт-Петербурге он присутствовал при учреждении Леонтьевского центра, занимающегося организацией научных исследований в области экономики.
       Мне памятен приезд Леонтьева в 1979 году и его лекция об итогах работы, выполненной по заказу ООН. На этот раз я уже представлял Леонтьева аудитории. Когда мы вошли в рассчитанный на 600 мест зал в новом здании института, я почувствовал некоторую растерянность гостя. Он предполагал, что будет встреча с ограниченным кругом специалистов. Зал же был почти полон, и такое стечение народа оказалось для него неожиданным. Молодые люди, сотрудники института, развешивали привезенные им таблицы и диаграммы, но от них было мало толку: только передние ряды могли что-то в них рассмотреть. В начальных фразах его лекции были, кажется, следы этой растерянности. Но очень быстро его голос окреп, а через несколько минут Леонтьев уже полностью владел аудиторией. После лекции его опять окружили заинтересованные собеседники — теперь уже мне пришлось выручать Леонтьева. Одна ученая дама потом сказала: «Какой обаятельный человек! И какой мужчина — в его годы!»
       Леонтьев в то время уже считался патриархом, старейшиной мировой экономической науки. Я помню нашу встречу в 1990 году, когда экономическая наука отмечала 200-летие со дня смерти Адама Смита. На торжества в Эдинбурге, где похоронен «отец экономической науки», съехались восемь нобелевских лауреатов, из которых самому молодому было под семьдесят. Леонтьев был, кажется, самым старшим. Но он был оживлен, активен, общителен. Участвовал не только в научных заседаниях, но и в банкетах, беседах, экскурсиях.
       В эти годы Леонтьев много писал и говорил о судьбах России. Он сравнивал экономику с каравеллой, чьи паруса надувает ветер частного интереса и инициативы, а рулем служит государственное регулирование. У советской экономики не было парусов — и в этом была главная причина ее неэффективности. Однако, добавлял Леонтьев, нельзя доверяться только ветру и парусам, оставив в покое руль. Надо только правильно пользоваться этим рулем и не вертеть им наугад. Думается, эти мудрые мысли нисколько не устарели.
       Осенью 1992 года я встречался с Леонтьевым в Гронингене (Нидерланды), где собрались специалисты, занимающиеся переходными экономиками Восточной Европы и их отношениями с Западом. Леонтьев был приглашен как своего рода почетный председатель, «ключевой оратор», призванный задать тон всей конференции. С этой непростой задачей он справился прекрасно, еще раз поразив слушателей умом, юмором, трезвостью суждений. На заключительном банкете он привел всех в восторг пространным тостом. Очень трудно было поверить, что перед нами человек, родившийся за 8 лет до первой мировой войны.
       В фойе конференции мы проговорили с ним час или полтора о российских делах. Леонтьев сказал, что он не в состоянии следить за всеми событиями в бывшем СССР и в Восточной Европе, но что ситуация его очень тревожит. Представляют ли себе люди, стоящие у власти в Москве, Киеве, Варшаве и Праге, какое общество и какую экономику они хотят построить на руинах коммунизма и всеобщей централизации? Порой кажется, что они хотят капитализма, которого уже нет и на Западе. Но и западные эксперты ошибаются, когда думают, что перед странами Восточной Европы стоит довольно простая задача, решение которой известно по учебникам макроэкономики. Это слова всемирно признанного экономиста!
       Последний раз я встречался с Леонтьевым летом 1993 года в Санкт-Петербурге. А года два назад написал статью о нем в книгу о крупнейших российских ученых, работавших за рубежом. На пьедестале мировой науки авиаконструктор Сикорский и химик Чичибабин, физик Гамов и социолог Сорокин. Экономист Леонтьев по праву занимает в этом списке почетное место. Авторитетная международная Энциклопедия общественных наук считает его вклад в экономическую науку сравнимым с тем, какой внесли в нее Адам Смит и Джон Мейнард Кейнс. Более высокую оценку дать трудно: ведь их, в свою очередь, можно назвать Ньютоном и Эйнштейном экономической науки.
       Экономика не была в числе наук, на которые Нобель оставил свои миллионы. Но с 1969 года премии его имени присуждаются и экономистам. Леонтьев стал лауреатом 1973 года. К этому времени премию уже получил другой талантливый выходец из России — американец Саймон Кузнец. Через два года после Леонтьева нобелевским лауреатом стал советский академик Леонид Канторович. Характерно, что оба — и Кузнец, и Канторович — прокладывали новые пути в таких областях науки, которые были смежны с интересами Леонтьева. К сожалению, других достойных представителей советской и российской экономической науки до сих пор так и не нашлось.
       
       АНДРЕЙ АНИКИН, доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник ИМЭМО, специально для журнала «Коммерсантъ ДЕНЬГИ»
       
———————————————————
       В ЖИЗНИ ВАСИЛИЙ ЛЕОНТЬЕВ БЫЛ СКРОМНЫМ И НЕБРОСКИМ ЧЕЛОВЕКОМ. В НАУКЕ ОН СТАЛ НОБЕЛЕВСКИМ ЛАУРЕАТОМ
       ВАСИЛИЯ ЛЕОНТЬЕВА ПО ПРАВУ СТАВЯТ В ОДИН РЯД С АДАМОМ СМИТОМ И ДЖОНОМ МЕЙНАРДОМ КЕНСОМ — НЬЮТОНОМ И ЭЙНШТЕЙНОМ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ
       ПОМИМО ЛЕОНТЬЕВА НОБЕЛЕВСКИЕ ПРЕМИИ ПО ЭКОНОМИКЕ ПОЛУЧИЛИ ЕЩЕ ДВА ВЫХОДЦА ИЗ РОССИИ. ОБА РАБОТАЛИ В ОБЛАСТЯХ, СМЕЖНЫХ С ИНТЕРЕСАМИ ЛЕОНТЬЕВА
———————————————————
       
Подписи
       «Нобелевский портрет»
       Василий Леонтьев (на фото на руках у отца) родился в Санкт-Петербурге, вырос в Петрограде, получил образование в Ленинграде. В 20 лет он уехал за границу, где и работал до конца жизни. Но все это время Леонтьев мечтал прокатиться на лодке по Неве. Мечта исполнилась в 1959 году, когда с хрущевской оттепелью в Россию пришло и признание его экономических работ
       Нобелевскую премию по экономике Василий Леонтьев получил за разработку межотраслевого баланса. Хотя попытки применения подобных расчетов делались в советских плановых органах еще в 20-х годах, именно Леонтьев превратил идею в четкую систему и применил ее на практике
       В июле 1990 года экономическая наука отмечала 200-летие со дня смерти Адама Смита. Помимо Леонтьева (на фото крайний справа) шотландский городок Керколди, где родился «отец экономической науки», и Эдинбург, где он умер, посетили еще семь нобелевских лауреатов по экономике. Леонтьев был самым старшим из них. Его называли «старейшиной экономической науки»
       Нобелевские лауреаты Василий Леонтьев и Морис Алле (крайние справа) осматривают место, где когда-то стояла школа, в которой учился их главный учитель — Адам Смит
       

Словарь начинающего экономиста-менеджера

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Челябинский государственный университет»

Факультет ИЭкОБиА

Зачётная работа по русскому языку и культуре речи

Выполнил:

Малкова К.Д., студентка

группы 21П-104

Преподаватель:

Голованова И.Ю.

Челябинск 2010

Содержание

Введение …………………………………………………………………………3

1. Специфика профессиональной деятельности экономиста…………………4

1.1. Понятие и определение экономиста……………………………………….4

1.2. Задачи экономиста………………………………………………………….4

2. Специфика профессиональной деятельности менеджера………………….6

2.1. Понятие и определение менеджера………………………………………..6

2.2. Задачи менеджера……………………………………………………………6

3. Специфика профессиональной деятельности экономиста-менеджера……9

Заключение……………………………………………………………………….10

Список использованной литературы…………………………………………..11

Приложение……………………………………………………………………..12

Введение

Тема зачётной работы напрямую связана с профессией экономиста-менеджера.

С началом изучения новой профессии появляется очень много новых слов.

Знание слов своей профессии позволяет общаться с людьми из той же сферы, понимать их речь, поддерживать общение и разговор. Исследование выбранной темы поможет овладеть навыками и умениями новых понятий. А они в свою очередь помогут научиться поддерживать разговор, как с преподавателями, так и с сотрудниками.

Тема работы «Словарь начинающего экономиста-менеджера» в наше время очень актуальна, так как её исследование может помочь начинающему экономисту и менеджеру, а, как известно, данную профессию в наши дни выбирают как взрослые, так и молодёжь.

Исследование данной зачётной работы поможет усвоить некоторые слова из профессиональной лексики экономистов и менеджеров, а также понять, где и в какое время можно будет их употребить.

Целью работы является: анализ особенностей (специфики) специальной лексики экономической и управленческой сферы деятельности.

Задачи зачётной работы:

I. Изучить специфику профессиональной деятельности экономиста, менеджера.

II. Познакомиться с понятиями «специальной лексики» (профессионального языка).

III. Научиться использовать новые слова по назначению.

IV. Составить словарь экономиста и менеджера.

V. Развить профессиональную речь

VI. Проанализировать профессиональную лексику экономиста, менеджера.

В работе использовались слова профессиональной деятельности экономиста, менеджера, взятые из определённых источников: Современный экономический словарь./ Б.А. Райзберг, Л.Ш. Лозовский, Е.Б. Стародубцева; Новая экономическая энциклопедия./ Е.Е. Румянцева; Словарь менеджера: пособие для изучающих «деловой английский»./ Л.В. Сычёва.

В реферате используются дополнительные материалы: об экономистах, о менеджерах и экономистах-менеджерах, а также определения и терминология, так как они более широко раскрывают смысл новых понятий.

Распознавание речи | The Economist

КОГДА человек говорит, воздух выталкивается через легкие, вызывая вибрацию голосовых связок, которые рассылают по воздуху характерные волновые узоры. Особенности звуков зависят от расположения голосовых органов, особенно языка и губ, а характерный характер звуков происходит от пиков энергии на определенных частотах. У гласных есть частоты, называемые «формантами», двух из которых обычно достаточно, чтобы отличить одну гласную от другой.Например, гласная в английском слове «флис» имеет две первые форманты на частотах около 300 Гц и 3000 Гц. Согласные имеют свои характерные черты.

В принципе, этот поток звука должно быть легко превратить в расшифрованную речь. Как и в других языковых технологиях, машины, распознающие речь, обучаются на ранее собранных данных. В этом случае обучающие данные представляют собой звуковые записи, преобразованные людьми в текст, так что программное обеспечение имеет как звуковой, так и текстовый ввод.Все, что нужно сделать, это сопоставить два. Становится все лучше и лучше удается понять, как транскрибировать заданный фрагмент звука так же, как это делали люди в обучающих данных. Традиционный подход к сопоставлению представлял собой статистическую технику, называемую скрытой марковской моделью (СММ), позволяющую делать предположения на основе того, что было сделано ранее. Совсем недавно распознавание речи также стало возможным благодаря глубокому обучению.

В английском языке около 44 «фонем», составляющих звуковую систему языка. P и b — разные фонемы, потому что они различают такие слова, как pat и bat.Но в английском p с дуновением воздуха, как в party, и p без дуновения воздуха, как в spin, не являются разными фонемами, хотя и есть в других языках. Если компьютер слышит фонемы s, p, i и n подряд, он должен быть в состоянии распознать слово «spin».

Но природа живой речи делает это сложным для машин. Звуки не произносятся индивидуально, одна фонема за другой; в основном они идут непрерывным потоком, и найти границы непросто. Фонемы также различаются в зависимости от контекста.(Сравните звук л в начале слова «легкий» и звук в конце слова «полный».) Говорящие различаются по тембру и высоте голоса, а также по акценту. Разговор гораздо менее понятен, чем тщательная диктовка. Люди останавливаются и перезапускаются гораздо чаще, чем они думают.

Тем не менее, технологии постепенно смягчили многие из этих проблем, поэтому уровень ошибок в программах распознавания речи с годами неуклонно снижался, а затем резко снизился с внедрением глубокого обучения. Микрофоны стали лучше и дешевле.Благодаря вездесущему беспроводному Интернету записи речи можно легко передать на компьютеры в облаке для анализа, и даже смартфоны теперь часто имеют компьютеры, достаточно мощные для выполнения этой задачи.

С оружием в руках или с голыми руками?

Возможно, наиболее важной особенностью системы распознавания речи является ее набор ожиданий относительно того, что кто-то может сказать, или ее «языковая модель». Как и другие обучающие данные, языковые модели основаны на больших объемах реальной человеческой речи, транскрибированной в текст.Когда система распознавания речи «слышит» звуковой поток, она делает ряд предположений о том, что было сказано, а затем вычисляет вероятность того, что она нашла правильное, исходя из типов слов, фраз и предложений, которые у нее есть. видели ранее в обучающем тексте.

На уровне фонем в каждом языке есть строки, которые разрешены (например, в английском языке слово может начинаться с str-) или запрещены (английское слово не может начинаться с tsr-). То же самое касается слов. Некоторые цепочки слов встречаются чаще, чем другие.Например, за «the» гораздо чаще следует существительное или прилагательное, чем глагол или наречие. Делая предположения об омофонах, компьютер помнит, что в его обучающих данных фраза «право на ношение оружия» встречалась гораздо чаще, чем «право на ношение оружия», и, таким образом, делает правильное предположение.

Обучение на конкретном динамике значительно сокращает количество догадок программного обеспечения. Всего несколько минут чтения обучающего текста в программе, такой как Dragon Dictate, разработанной Nuance, дают большой скачок в точности.Для тех, кто хочет обучать программное обеспечение дольше, улучшение продолжается с точностью, близкой к 99% (это означает, что из каждой сотни слов текста не более одного ошибочно добавлено, опущено или изменено). Хороший микрофон и тихая комната помогают.

Предварительное знание того, о чем может говорить говорящий, также повышает точность. Такие слова, как «флебит» и «желудочно-кишечный тракт», не являются общеупотребительными в общем дискурсе, а необычные слова занимают более низкие места в таблицах вероятностей, которые программа использует, чтобы угадать, что она услышала.Но эти слова распространены в медицине, поэтому создание программного обеспечения, обученного находить такие слова, значительно улучшает результат. Это можно сделать, подав в систему большое количество документов, написанных говорящим, чей голос должен быть распознан; общие слова и фразы могут быть извлечены для улучшения предположений системы.

Как и во всех других областях языковых технологий, глубокое обучение резко снизило количество ошибок. В октябре Microsoft объявила, что ее последняя система распознавания речи достигла паритета с транскриберами-людьми в распознавании речи в Switchboard Corpus, коллекции тысяч записанных разговоров, в которых участники разговаривают с незнакомцем на случайно выбранную тему.

Частота ошибок в Switchboard Corpus является широко используемым эталоном, поэтому заявления об улучшении качества можно легко сравнивать. Пятнадцать лет назад качество стояло на месте, а количество ошибок в словах составляло 20-30%. Последняя система Microsoft, в которой параллельно работают шесть нейронных сетей, достигла 5,9% (см. диаграмму), как и у человека-транскрибера. Сюэдун Хуанг, главный специалист по речи в Microsoft, говорит, что он ожидал, что для достижения паритета с людьми потребуется два или три года. Дошло меньше чем за один.

Усовершенствования в лаборатории теперь применяются к продуктам в реальном мире. Все больше и больше автомобилей оснащаются различными видами голосового управления; задействованный словарный запас ограничен (есть очень много вещей, которые вы можете сказать своей машине), что обеспечивает высокую точность. Микрофоны — или часто массивы микрофонов с узкими полями захвата — все лучше распознают соответствующего говорящего в группе.

Остались некоторые проблемы. Детей и пожилых говорящих, а также людей, передвигающихся по комнате, понять сложнее.Фоновый шум остается серьезной проблемой; если он отличается от данных для обучения, программному обеспечению будет труднее обобщить то, что оно узнало. Так, например, Microsoft предлагает предприятиям продукт под названием CRIS, который позволяет пользователям настраивать системы распознавания речи для фонового шума, специальной лексики и других особенностей, с которыми они могут столкнуться в конкретной среде. Это может быть полезно где угодно, от шумного заводского цеха до дома престарелых.

Но чтобы компьютер знал, что сказал человек, это только начало.Правильное взаимодействие между ними, подобное тому, что встречается почти в каждой научно-фантастической истории, требует машин, которые могут говорить в ответ (статья).

Эта статья была опубликована в разделе Technology Quarterly печатного издания под заголовком «Я слышу вас». телефонное приложение, разработанное CandyVoice, новой парижской компанией, и программное обеспечение приложения будут собирать крошечные фрагменты этих звуков, чтобы произносить в правдоподобном симулякре ваших собственных приятных тонов любые напечатанные слова, которые впоследствии будут поданы.По сути, приложение клонировало ваш голос. Результат по-прежнему звучит немного искусственным, но руководитель CandyVoice Жан-Люк Кребо считает, что прогресс в алгоритмах фирмы сделает его более естественным. Аналогичное программное обеспечение для английского и четырех широко распространенных индийских языков, разработанное под названием Festvox Институтом языковых технологий Университета Карнеги-Меллона, также доступно. А Baidu, китайский интернет-гигант, говорит, что у него есть программное обеспечение, которому нужно всего 50 предложений для имитации голоса человека.

До недавнего времени клонирование голоса — или голосовой банкинг, как его тогда называли, — было специализированной отраслью, предназначенной для тех, кто рискует потерять способность говорить из-за рака или хирургического вмешательства. Создание синтетической копии голоса было длительным и дорогостоящим процессом. Это означало запись многих фраз, каждая из которых была произнесена много раз, с разными эмоциональными акцентами и в разных контекстах (утверждение, вопрос, команда и т. д.), чтобы охватить все возможные варианты произношения. Acapela Group, бельгийская компания голосового банкинга, берет 3000 евро (3200 долларов США) за процесс, требующий восьмичасовой записи.Другие фирмы берут больше и требуют, чтобы динамик проводил дни в звуковой студии.

Больше нет. Существует программное обеспечение, которое может хранить фрагменты записанной речи длиной всего пять миллисекунд, каждый из которых снабжен точной подачей. Их можно перетасовать вместе, чтобы получить новые слова, и настроить по отдельности, чтобы они гармонично вписывались в свои новые звуковые дома. Это намного дешевле, чем обычный голосовой банкинг, и позволяет разрабатывать новые способы использования. Без особых усилий жена может одолжить свой голос программе слепого мужа для чтения с экрана.Начальник может отдать свое рабочее место роботам. Пользователь Facebook может прослушать пост, явно прочитанный вслух его автором. Родители, которые часто уезжают по делам, могут персонализировать говорящие игрушки своих детей с беспроводным подключением. И так далее. По крайней мере, так считает Гершон Зильберт, глава VivoText, фирмы по клонированию голоса в Тель-Авиве.

Слова для мудрых

В следующем году VivoText планирует выпустить приложение, позволяющее пользователям выбирать акцент, скорость и уровень счастья или печали, с которыми произносятся отдельные слова и фразы.Г-н Силберт называет эмоциональные качества человеческого голоса «совершенным инструментом». Тем не менее, эта сила также беспокоит его. VivoText предоставляет лицензию на свое программное обеспечение Hasbro, американскому производителю игрушек, стремящемуся продавать все больше интерактивных игрушек. Hasbro знает, отмечает г-н Силберт, что без мер безопасности шутник может, например, напечатать проклятия на смартфоне своей матери, чтобы увидеть, как младший брат расплачется, услышав, как игрушка произносит их маминым голосом.

Еще более тревожно то, что любой голос, включая голос незнакомца, можно клонировать, если приличные записи доступны на YouTube или где-либо еще.Исследователи из Университета Алабамы в Бирмингеме под руководством Нитеша Саксены смогли использовать Festvox для клонирования голосов, основываясь всего на пяти минутах речи, найденной в Интернете. При тестировании с программным обеспечением голосовой биометрии, которое используется во многих банках для блокировки несанкционированного доступа к учетным записям, более 80% поддельных голосов обманывали компьютер. Алан Блэк, один из разработчиков Festvox, считает, что системы, использующие программное обеспечение голосовой идентификации, теперь «глубоко, фундаментально небезопасны».

И, чтобы люди не хвастались неполноценностью машин, оказалось, что обмануть людей ненамного труднее, чем программное обеспечение.Доктор Саксена и его коллеги спросили добровольцев, принадлежал ли образец голоса человеку, чью настоящую речь они только что слушали в течение примерно 90 секунд. Добровольцы распознавали клонированную речь как таковую лишь в половине случаев (т. е. не чаще, чем случайно). Результатом, по словам Джорджа Папкуна, свидетеля-эксперта, которому платят за обнаружение фальшивых записей, представленных в качестве доказательств в суде, является появление технологии с «огромной потенциальной ценностью для дезинформации». Доктор Папкун, ранее работавший ученым по синтезу речи в Лос-Аламосской национальной лаборатории, оружейном предприятии в Нью-Мексико, размышляет о таких вещах, как способность клонировать голос вражеского лидера в военное время.

Как и следовало ожидать, в настоящее время разрабатываются меры противодействия такому обману. Nuance Communications, производитель голосового программного обеспечения, работает над алгоритмами, которые обнаруживают крошечные пропуски частоты в точках, где фрагменты речи слипаются. Adobe, наиболее известная как производитель Photoshop, программного пакета для редактирования изображений, заявляет, что может кодировать цифровые водяные знаки в речь, созданную с помощью функции клонирования голоса под названием VoCo, которую она разрабатывает. Такое волшебство может помочь компьютерам помечать подозрительную речь.Тем не менее, легко представить себе хаос, который может быть создан в мире, в котором легко вкладывать аутентичные слова в уста противников — будь то коллеги или главы государств.

Эта статья появилась в разделе «Наука и технологии» печатного издания под заголовком «Вы вырвали слова у меня изо рта». НЕСКОЛЬКО ТЕМ, похоже, так раздражают людей на Западе, как политкорректность и ее влияние на свободу слова.Хотя некоторые левые хотели бы видеть больше законов, определяющих, что можно и что нельзя говорить публично, большинство людей предпочитают просто избегать того, что они считают оскорбительными выражениями. Консерваторы, тем временем, склонны жаловаться, что эта тенденция зашла слишком далеко и ставит под угрозу принцип свободы слова.

Хотя люди разных политических взглядов в западных странах редко находят общий язык в отношении политкорректности, у них может быть больше общего, чем у соотечественников в других частях мира.Недавний опрос, проведенный Ipsos Mori, социологом, от имени Королевского колледжа Лондона, опросил 23 000 взрослых в 28 странах об их отношении к свободе слова. Они попросили респондентов оценить по шкале от нуля до семи, как они относятся к использованию потенциально обидных слов в разговоре с людьми из разных слоев общества. Ноль будет означать, что они считают, что «людей слишком легко обидеть»; семерка означала бы, что они считают необходимым «изменить то, как люди говорят».

Более половины респондентов в Америке, Австралии, Великобритании и Швеции оценили себя от нуля до трех (исключая тех, кто ответил «не знаю»), что означает, что они, скорее всего, считают, что широкая публика слишком чувствительна, когда дело доходит до речи. На другом конце шкалы китайцы, индийцы и турки реже всего говорили, что люди слишком чувствительны — менее одной пятой жителей этих стран ответили по шкале от нуля до трех — вместо того, чтобы считать, что это необходимо. изменить свой язык.

Что влияет на эти отношения в разных странах? Используя индекс свободы прессы организации «Репортеры без границ», мы обнаружили сильную корреляцию между степенью свободы прессы и индивидуальным отношением к языку. Хотя люди, живущие в местах с меньшей свободой прессы, наиболее восприимчивы к тому, что англосфера назвала бы «политкорректностью», возможно, в таких странах, как Китай, для самосохранения требуется осторожное использование языка. Это может подлить масла в огонь консерваторов по поводу того, что политкорректность может каким-то образом подорвать демократические нормы.

В ходе опроса респондентов также спрашивали, согласны ли они с тем, что «культурные войны» разделяют их страны. Американцы и индийцы были среди тех, кто чаще всего говорил, что да, с примерно тремя пятыми согласными. Напротив, менее одной десятой японцев и одной пятой русских и немцев считали, что культурные войны вызывают разногласия. Тем не менее, ответы на этот вопрос на уровне страны мало связаны с их отношением к оскорбительным высказываниям. Хотя американцы и британцы одинаково озабочены политкорректностью, только треть британцев обеспокоены культурными войнами, вызывающими разногласия.

Саймон Кузнец – Призовая лекция

Лекция памяти Альфреда Нобеля, 11 декабря 1971 г.

Современный экономический рост: выводы и размышления

1. Определения
Экономический рост страны можно определить как долгосрочный рост способности поставлять населению все более разнообразные экономические блага, причем эта растущая способность основана на развитии технологий и требуемых институциональных и идеологических корректировках. Все три компонента определения важны.Устойчивый рост предложения товаров является результатом экономического роста, по которому он определяется. Некоторые малые страны могут обеспечить растущий доход своему населению, потому что они обладают ресурсом (полезными ископаемыми, местоположением и т. д.), который могут использовать более развитые страны, что дает большую и растущую ренту. Несмотря на интригующие аналитические проблемы, которые поднимают эти несколько удачливых стран, нас здесь интересуют только те нации, которые получают изобилие, используя передовые современные технологии, а не продавая случайные дары природы другим.Передовая технология является разрешительным источником экономического роста, но это только потенциал, необходимое условие, самого по себе недостаточно. Если технология должна использоваться эффективно и широко, и, более того, если ее собственный прогресс должен стимулироваться таким использованием, должны быть сделаны институциональные и идеологические корректировки, чтобы обеспечить надлежащее использование инноваций, порожденных прогрессирующим запасом человеческого знания. Приведу примеры из современного экономического роста: паровая и электрическая энергия, а также крупные электростанции, необходимые для их эксплуатации, несовместимы с семейным предпринимательством, неграмотностью или рабством — все это преобладало в прежние времена даже в большей части развитого мира, и должны были быть заменены более подходящими институтами и социальными взглядами.Современные технологии также несовместимы с сельским образом жизни, большой и расширенной семьей и почитанием нетронутой природы.

Источник технического прогресса, конкретные производственные сектора, на которые он оказал наибольшее влияние, и темпы, с которыми он и экономический рост развивались, различались на протяжении столетий и в разных регионах мира; то же самое произошло с институциональными и идеологическими корректировками в их взаимодействии с технологическими изменениями, внесенными в растущую экономику и распространившимися в ней.Крупные прорывы в развитии человеческого знания, которые представляли собой доминирующие источники устойчивого роста в течение длительных периодов времени и распространились на значительную часть мира, можно назвать эпохальными инновациями. И изменяющийся ход экономической истории, возможно, можно разделить на экономические эпохи, каждая из которых определяется эпохальным нововведением с отличительными характеристиками порожденного ею роста. 1 Не рассматривая возможность идентификации и датирования таких экономических эпох, мы можем исходить из рабочего предположения, что современный экономический рост представляет собой такую ​​отчетливую эпоху – рост, восходящий к концу восемнадцатого века и ограниченный (за исключением значительных частичных эффектов ) в экономически развитые страны.Эти страны, классифицированные так потому, что им удалось адекватно воспользоваться потенциалом современных технологий, включают в себя большую часть Европы, заморские ответвления Западной Европы и Японию — едва ли одну четверть населения мира. 2 В этом документе основное внимание будет уделено современному экономическому росту, но, очевидно, необходимо уделить внимание его глобальному влиянию.

Ограниченность места не позволяет представить задокументированное резюме количественных характеристик, обычно наблюдаемых в развитии современных развитых стран, характеристик, отличных от характеристик экономического роста в более ранние эпохи.Однако некоторые из них перечислены, потому что они способствуют нашему пониманию характерных проблем экономической жизни в современном мире. Хотя этот список является выборочным и может быть обвинен в упущении, он включает те наблюдаемые и эмпирически проверяемые характеристики, которые ведут к некоторым основным факторам и условиям, о которых можно только мельком увидеть и предположить, и к некоторым следствиям, которые до сих пор ускользали от измерения. .

2. Шесть характеристик
Шесть характеристик современного экономического роста выявились в ходе анализа, основанного на традиционных показателях национального продукта и его компонентов, численности населения, рабочей силы и т.п.Первым и наиболее очевидным являются высокие темпы роста продукта на душу населения и населения в развитых странах, которые многократно превышают предыдущие темпы, наблюдаемые в этих странах, и темпы роста в остальном мире, по крайней мере, до последнего десятилетия или два. 3 Во-вторых, скорость роста производительности, т. е. выпуска продукции на единицу всех затрат, высока, даже если мы включим в число затрат другие факторы, помимо труда, главного производительного фактора, — и здесь скорость также велика. кратно скорости в прошлом. 4 В-третьих, темпы структурной трансформации экономики высоки. Основные аспекты структурных изменений включают переход от сельского хозяйства к несельскохозяйственным занятиям и, в последнее время, от промышленности к сфере услуг; изменение масштаба производственных единиц и связанный с этим переход от личного предпринимательства к безличной организации экономических фирм с соответствующим изменением профессионального статуса труда. 5 Могут быть добавлены сдвиги в некоторых других аспектах экономической структуры (в структуре потребления, в относительных долях внутренних и внешних поставок и т. д.).). В-четвертых, быстро менялись и тесно связанные между собой и чрезвычайно важные структуры общества и его идеология. Урбанизация и секуляризация легко приходят на ум как компоненты того, что социологи называют процессом модернизации. В-пятых, экономически развитые страны, благодаря возросшей технической мощи, особенно в области транспорта и связи (как мирной, так и военной), имеют склонность дотягиваться до остального мира, создавая таким образом единый мир в смысле чего это не было верно ни в одну досовременную эпоху. 6 В-шестых, распространение современного экономического роста, несмотря на его частичное воздействие во всем мире, ограничено тем, что экономические показатели в странах, на которые приходится три четверти населения мира, по-прежнему далеки от минимальных уровней, достижимых с учетом потенциала современных технологий. . 7

Этот краткий обзор двух количественных характеристик современного экономического роста, относящихся к совокупным темпам, двух, относящихся к структурным преобразованиям, и двух, связанных с международным распространением, поддерживает наше рабочее предположение о том, что современный экономический рост знаменует собой отдельную экономическую эпоху.Если темпы совокупного роста и скорость структурных преобразований в экономических, институциональных и, возможно, даже в идеологических рамках НАСТОЛЬКО выше, чем в прошлом, что представляет собой революционное ускорение, и если различные регионы мира впервые в истории столь тесно взаимосвязанные, чтобы быть единым целым, какой-то новый крупный источник роста, какое-то новое эпохальное нововведение должно было породить эти радикально отличающиеся друг от друга паттерны. И можно возразить, что этим источником является появление современной науки в качестве основы для развития технологий — прорыв в эволюции науки, создавший потенциал для технологий, намного превышающий существовавший ранее.

Тем не менее, современный рост продолжает многие старые тенденции, хотя и в значительно ускоренной форме. Эта преемственность особенно важна, когда мы обнаруживаем, что, за исключением Японии и, возможно, России, все нынешние развитые страны намного опережали остальной мир до того, как начался их современный рост и индустриализация, и пользовались сравнительным преимуществом, порожденным досовременными тенденциями. Это также важно, потому что подчеркивает, что различие между экономическими эпохами является сложным интеллектуальным выбором и что продолжение прошлых тенденций и их изменение во времени являются темами, заслуживающими самого пристального внимания.Отражает ли ускорение роста продукта и производительности во многих развитых странах за последние два десятилетия серьезное изменение потенциала, обеспечиваемого наукоемкими технологиями, или серьезное изменение способности общества использовать этот потенциал? Является ли это способом компенсировать потерю репутации по отношению к такому лидеру, как Соединенные Штаты, которая была понесена во время депрессии 30-х годов и Второй мировой войны? Или, наконец, это просто отражение временно благоприятного климата У.С. международная политика? Является ли экспансия в космос продолжением старой тенденции освоения развитыми странами или предвестником новой экономической эпохи? Эти вопросы носят явно иллюстративный характер, но они намекают на более широкие аналитические проблемы, возникающие при наблюдении за современным экономическим ростом как за отдельной эпохой.

Шесть отмеченных характеристик взаимосвязаны, и взаимосвязи между ними наиболее значительны. При достаточно стабильном соотношении рабочей силы и всего населения высокие темпы прироста продукта на душу населения означают высокие темпы прироста продукта на одного рабочего; а при снижении средней продолжительности рабочего времени это означает еще более высокие темпы роста продукции на человеко-час.Даже если мы допускаем впечатляющее накопление капитала в его самом широком смысле, темпы роста производительности высоки и действительно отражают значительный рост продукта на душу населения и чистого потребления на душу населения. Поскольку последнее отражает реализованные эффекты развития технологий, быстрые изменения в структуре производства неизбежны — учитывая различное влияние технологических инноваций на несколько производственных секторов, разную эластичность внутреннего спроса на различные потребительские товары по доходу и меняющиеся сравнительные преимущества в внешняя торговля.Как уже указывалось, развитие техники меняет масштабы производственных предприятий и характер экономических единиц предприятия. Следовательно, эффективное участие рабочей силы в современной экономической системе требует быстрых изменений в ее расположении и структуре, в отношениях между профессиональными статусными группами и даже в отношениях между рабочей силой и всем населением (последнее, однако, в узких общих пределах). пределы). Таким образом, не только высокие совокупные темпы роста связаны с быстрыми изменениями экономической структуры, но последние связаны и с быстрыми изменениями других аспектов жизни общества — в формировании семьи, в урбанизации, во взглядах человека на свою роль и меру своего существования. достижения в обществе.Динамические движущие силы современного экономического роста в странах, которые вступили в этот процесс раньше других, означали расширение географического охвата; и последовательное распространение процесса, которому способствовали серьезные изменения в транспорте и связи, означало непрерывную экспансию в менее развитые районы. В то же время сложность проведения институциональных и идеологических преобразований, необходимых для преобразования нового большого потенциала современных технологий в экономический рост в относительно короткий период с конца восемнадцатого века, ограничивала распространение системы.Более того, препятствия на пути такой трансформации возлагались и до сих пор возлагаются на менее развитые регионы политикой развитых стран.

Если характеристики современного экономического роста взаимосвязаны, в том смысле, что одна вызывает другую в причинно-следственной последовательности или все они являются одновременными последствиями общего набора основополагающих факторов, следует отметить еще одну правдоподобную и важную связь. Массовое внедрение технологических новшеств, составляющее большую часть отличительной сущности современного экономического роста, тесно связано с дальнейшим прогрессом науки, в свою очередь являющимся основой для дополнительного технологического прогресса.Хотя эта тема еще требует глубокого изучения, кажется совершенно очевидным, что массовое использование технических инноваций (многие из которых основаны на недавних научных открытиях) обеспечивают положительную обратную связь. Они не только обеспечивают больший экономический излишек для фундаментальных и прикладных исследований с длительными затратами времени и большими капиталовложениями, но, в частности, они позволяют разрабатывать новые эффективные инструменты для научного использования и предоставляют новые данные о поведении природных процессов в условиях стресс модификации в экономическом производстве.Другими словами, многие производственные предприятия в развитых странах можно рассматривать как лаборатории для исследования природных процессов и как центры исследований новых инструментов, которые вносят огромный вклад в фундаментальные и прикладные исследования в области науки и техники. Не случайно последние два столетия были также периодами огромного ускорения вклада фундаментальных и прикладных исследований в запас полезных знаний, что давало дополнительные стимулы для новых технологических инноваций.Таким образом, современный экономический рост отражает взаимосвязь, поддерживающую высокие темпы развития за счет обратной связи от массовых приложений к дальнейшим знаниям. И если не вмешаются какие-то препятствия, он обеспечивает механизм самоподдерживающегося технологического прогресса, для которого, учитывая обширность вселенной (по сравнению с человечеством на этой планете), нет очевидных ближайших пределов.

3. Некоторые последствия 8
Теперь я перехожу к краткому обсуждению некоторых социальных последствий, некоторых эффектов современного экономического роста на условия жизни различных групп населения в затронутых странах.Многие из этих эффектов представляют особый интерес, поскольку не находят отражения в текущих показателях экономического роста; и растущее осознание этого недостатка мер стимулировало оживленную дискуссию о границах и ограничениях экономического измерения экономического роста.

Воздействие на условия жизни частично связано с важной ролью технологических инноваций в современном экономическом росте, а частично — с быстрыми изменениями в базовой структуре производства.Начнем с последнего, основные эффекты которого, т.е. урбанизация, внутренняя миграция, переход в статус наемного работника и то, что можно было бы назвать оценочной основой выбора работы, уже были отмечены как характеристики современного экономического роста. Особого упоминания заслуживают две важные группы последствий этой быстрой трансформации экономической структуры.

Во-первых, изменения в условиях жизни, вызванные «урбанизацией», явно связаны с различными издержками и отдачами, которые сейчас не учитываются в экономических измерениях, а некоторые из них, возможно, никогда не поддаются измерению.Внутренняя миграция из сельской местности в города (внутри страны, а часто и международная) представляла собой значительные затраты на вырывание корней и приспособление к анонимности и более высокой стоимости городской жизни. Изучение новых навыков и снижение ценности ранее приобретенных навыков были явно дорогостоящим процессом как для отдельных людей, так и для общества. Но если бы такие затраты не учитывались при измерении, как они до сих пор учитываются в обычных счетах, то были бы и некоторые доходы.Городская жизнь с ее более плотным населением давала удобства и духовные блага, которых не было в «скучной и звериной» сельской жизни; и новые навыки, однажды усвоенные, часто служили более подходящей основой для более богатой жизни, чем старые. Это замечание о скрытых затратах и ​​доходах, связанных с переходом к городской жизни, может быть применимо ко многим другим затратам и доходам, связанным с другими сдвигами, вызванными экономическим ростом, например. в характере участия в экономической деятельности, в социальных ценностях и в новых давлениях на девиантных членов общества.

Второй интригующий аспект структурных изменений заключается в том, что они представляют собой сдвиги в относительных долях в экономике конкретных групп населения, связанных с определенными производственными секторами. Поскольку экономическая деятельность оказывает доминирующее влияние на жизнь людей, изменение доли той или иной отрасли с ее отличительными особенностями и даже образом жизни влияет на занятую в ней группу населения. Экономический рост волей-неволей приводит к ухудшению относительного положения одной группы за другой — фермеров, мелких производителей, землевладельцев — изменение, которое нелегко принять и, как учит нас история, часто сопротивляется.Постоянное нарушение ранее существовавшего относительного положения нескольких экономических групп чревато конфликтом, несмотря на повышение абсолютного дохода или продукта, общего для всех групп. В некоторых случаях эти конфликты действительно перерастали в открытую гражданскую войну, ярким примером которой является гражданская война в Соединенных Штатах. Нет недостатка и в других примерах, относящихся к ранним периодам индустриализации в нынешних развитых странах или, если уж на то пошло, в более поздние периоды в некоторых менее развитых странах.

Только если такие конфликты разрешаются без чрезмерных затрат и, конечно же, без долгосрочного ослабления политической ткани общества, возможен современный экономический рост. Суверенное государство с властью, основанной на лояльности и общности чувств, — короче говоря, современное национальное государство — играет решающую роль в мирном разрешении таких вызванных ростом конфликтов. Но эта и другие услуги национального государства могут быть дорогостоящими по разным причинам, одним из которых является усиленный национализм, а другие эффекты слишком хорошо известны, чтобы их упоминать.Записи многих развитых стран показывают примеры разрешения конфликтов роста, выплат за преодоление сопротивления и препятствий на пути роста, которые оставили обременительное наследство следующим поколениям (особенно в Германии и Японии). Конечно, это не единственная экономическая функция государства: оно также может стимулировать рост и структурные изменения. И, если упомянуть тесно связанную услугу, она может ссылаться, выбирать или отбрасывать правовые и институциональные инновации, которые предлагаются в попытке организовать и эффективно направить новые производственные возможности.Это также вопрос, который может порождать конфликты, поскольку различные правовые и институциональные механизмы могут по-разному влиять на различные экономические группы в обществе.

В том смысле, что современный экономический рост должен бороться с разрешением зарождающихся конфликтов, постоянно порождаемых быстрыми изменениями в экономической и социальной структуре, его можно охарактеризовать как процесс управляемой революции. Последовательность технологических инноваций, характерных для современного экономического роста, и социальные инновации, обеспечивающие необходимые корректировки, являются основными факторами, влияющими на экономическую и социальную структуру.Но у этих нововведений есть и другие эффекты, заслуживающие особого упоминания; и хотя они обсуждаются ниже с точки зрения эффектов технологических инноваций, выводы применимы pari passu к инновациям в юридических формах, в институциональной структуре и даже в идеологии.

Технологическая инновация, особенно основанная на недавнем крупном изобретении, представляет собой попытку проникнуть в частично неизвестное, что-то, что не будет полностью известно до тех пор, пока массовое распространение инновации не обнаружит полный спектр прямых и сопутствующих эффектов.Изобретение является важным, если оно обеспечивает основу для обширных применений и усовершенствований (например, стационарная паровая машина в форме, приписываемой главным образом Джеймсу Уатту). Его кумулятивное воздействие, совершенно новое, распространяется на длительный период и приводит к колоссальному преобразованию экономического производства и производственных отношений. Но эти новые эффекты вряд ли можно полностью предвидеть или должным образом оценить заранее (а иногда даже постфактум). Это относится также к электроэнергии, двигателю внутреннего сгорания, атомной энергии, применению коротких лучей для связи и вычислений, изобретениям, приведшим к таким новым промышленным материалам, как сталь, алюминий и пластик, и так далее по длинному списку, который отмечен современный экономический рост.Даже когда технологическая инновация представляет собой адаптацию известного метода страной-последователем, результаты нельзя полностью предвидеть, поскольку они представляют собой сочетание чего-то известного, технологии, с чем-то новым, институциональной и идеологической структурой, с которой она связана. ранее не объединялись. Излишне говорить, что элемент уникального нового, исследования неизведанного также был заметен в досовременные времена, поскольку инновации в знаниях и технологиях являются предпосылками для любого значительного роста.Но скорость последовательности таких нововведений была явно более быстрой при современном экономическом росте и обеспечила основу для более высоких темпов совокупного роста.

Последствия таких авантюр в новое и отчасти неизвестное многочисленны. Наибольший интерес здесь представляют сюрпризов , неожиданные результаты, которые могут быть как положительными, так и отрицательными. Изобретение или нововведение может оказаться гораздо более продуктивным и вызвать гораздо более широкое массовое применение и намного больше кумулятивных улучшений, чем то, о чем мечтали изобретатель и группа первопроходцев-предпринимателей.Или же массовое применение важного изобретения может привести к неожиданным потерям в масштабах, которые трудно было предвидеть на ранних этапах его распространения. Примеров как положительных, так и отрицательных сюрпризов предостаточно. Многие предприниматели-шумпетерианцы с большим отрывом не понимали всего масштаба и значения инноваций, которые они продвигали и которые в конечном итоге принесли им славу и богатство. И большинство из нас может указать на неожиданные негативные последствия некоторых технологических или социальных изобретений, которые сначала казались безграничным благословением.

Существенным аспектом здесь является то, что неожиданности нельзя рассматривать как случайности: они присущи процессу технологических (и социальных) инноваций, поскольку он содержит элемент неизвестности. Кроме того, распространение крупной инновации представляет собой длинную и сложную последовательность действий, которую невозможно точно предсказать, с первоначальным экономическим эффектом, который может вызвать реакцию в других процессах. Это, в свою очередь, изменит условия, при которых инновация оказывает свое влияние на благосостояние людей, и поставит новые проблемы приспособления.Чтобы проиллюстрировать: сегодня мы можем легко проследить последовательность от введения легкового автомобиля в качестве массового средства передвижения к росту пригородов, к перемещению более богатых из городских центров, к концентрации получателей с более низкими доходами. и безработных иммигрантов в трущобах центральной части города, к острым городским проблемам, финансовым и другим, и к тенденции к укрупнению мегаполисов. Но природа и последствия этой последовательности, конечно, не были очевидны в 1920-х годах, когда легковые автомобили начали свою массовую эксплуатацию в Соединенных Штатах.

В самом деле, продолжая эту спекулятивную линию, можно утверждать, что любой экономический рост приносит некоторые неожиданные результаты, как положительные, так и отрицательные, причем последние приобретают все большее значение по мере того, как ощущаются массовые эффекты крупных инноваций и потребности, которые они призваны удовлетворять, удовлетворяются. Если аргумент верен, современный экономический рост с быстрой сменой инноваций и сокращением периода их массового распространения должен сопровождаться относительно высокой частотой негативных последствий.Однако не следует забывать, что досовременный экономический рост имел аналогичные проблемы, которые при более слабой технологии могли стать еще более серьезными. Даже если мы не будем принимать во внимание угрожающее истощение природных ресурсов, проблему, которая так волновала классическую (и косвенно даже марксистскую) экономику, и рассмотрим только раннюю урбанизацию, одним из основных негативных последствий был значительный рост уровня смертности по мере того, как население переезжало из более здоровой сельской местности. к подверженным инфекциям более плотным условиям антисанитарных городов.Здесь важны два момента. Во-первых, негативные последствия роста никогда не рассматривались как настолько перевешивающие его позитивный вклад, чтобы привести к отказу от него, какими бы грубыми ни были лежащие в его основе расчеты. Во-вторых, можно предположить, что как только появляется неожиданный отрицательный результат роста, потенциал материальных и социальных технологий направлен на его уменьшение или устранение. Во многих случаях эти отрицательные результаты накапливались и превращались в серьезные технологические или социальные проблемы, потому что было очень трудно предвидеть их на достаточно раннем этапе процесса, чтобы предпринять эффективные превентивные или улучшающие действия.Даже когда такие действия были инициированы, эффективное технологическое или политическое решение могло иметь место с задержкой. Тем не менее, в свете истории экономического роста, в которой была преодолена череда таких неожиданных отрицательных результатов, можно с полным основанием утверждать, что любая конкретная проблема, порожденная таким образом, будет временной, хотя мы никогда не освободимся от них, нет. независимо от того, какое экономическое развитие достигнуто.

4. Менее развитые страны
Две основные группы факторов, по-видимому, ограничивают распространение современного экономического роста.Во-первых, как уже отмечалось, такой рост требует стабильной, но гибкой политической и социальной структуры, способной приспособиться к быстрым структурным изменениям и разрешить конфликты, которые они порождают, поощряя при этом группы, способствующие росту в обществе. Таких рамок достичь нелегко и не быстро, о чем свидетельствует длительная борьба за них даже в некоторых ныне развитых странах в девятнадцатом и начале двадцатого веков. Япония — единственная нация, не относящаяся к европейской цивилизации, которая до сих пор присоединилась к группе развитых стран.Появление современной основы для экономического роста может оказаться особенно трудным, если оно включает в себя элементы, характерные для европейской цивилизации, которым нелегко найти замену. Во-вторых, все более национальный характер организации в развитых странах обуславливал политику по отношению к другим частям мира, которая, хотя и привносила некоторые современные экономические и социальные элементы, во многих областях была явно сдерживающей. Эта политика варьировалась от навязывания колониального статуса до других ограничений политической свободы, и, как следствие, первоочередное внимание уделялось политической независимости и устранению низшего статуса коренных членов сообщества, а не экономическому прогрессу.

Каким бы ни был вес нескольких факторов, объясняющих неспособность менее развитых стран использовать в своих интересах потенциал современного экономического роста, тема, которая в своем диапазоне от империалистической эксплуатации до отсталости местной экономической и социальной структуры поддается к страстной и предвзятой полемике, фактические выводы очевидны. В настоящее время около двух третей или более населения земного шара относится к экономически менее развитой группе. Еще более значительным является концентрация населения в нижней части диапазона продукта на душу населения.В 1965 г., последнем году, для которого у нас есть сопоставимые оценки продукта во всем мире, ВВП на душу населения (в рыночных ценах) в размере 1,72 миллиарда из общемирового объема в 3,27 миллиарда долларов составлял менее 120 долларов, тогда как 0,86 миллиарда в экономически развитых странах имели на душу населения около 1900 долларов. Даже при таком узком определении менее развитых стран промежуточная группа составляла менее 0,7 миллиарда человек, или менее 20 процентов населения мира. 9 Таким образом, преобладающее население было разделено между очень низким и довольно высоким уровнем экономического развития на душу населения.Очевидно, что этот аспект современного экономического роста заслуживает нашего самого пристального внимания, и тот факт, что количественные данные и наши знания об институциональных структурах менее развитых стран в настоящее время гораздо более ограничены, чем наши знания о развитых регионах, не достаточная причина для нас, чтобы игнорировать его.

Можно отметить несколько предварительных выводов или, скорее, правдоподобных впечатлений. Во-первых, группа менее развитых стран, особенно если мы расширим ее (как следует) и включим в нее страны с продуктом на душу населения, несколько превышающим 120 долл. и природных ресурсов, в основных унаследованных институтах, а в прошлом на них воздействовали развитые страны (происходившие в разное время и из разных источников).Существует поразительный контраст, например, с точки зрения численности населения, между такими гигантами, как материковый Китай и Индия, с одной стороны, и множеством крошечных государств в Африке и Латинской Америке; как и между временем прямого воздействия Запада на Африку и на многие страны Латинской Америки. Кроме того, замечательные институты, с помощью которых китайская и восточно-индийская цивилизации создали объединенные огромные общества, превосходившие по размерам любые европейские до недавнего времени, мало походили на те, которые структурировали общества американских индейцев или те, которые сформировали многочисленные племенные общества. Африки.

Обобщения относительно менее развитых стран должны быть тщательно и критически исследованы в свете этого широкого разнообразия условий и институтов. Безусловно, их общая неспособность использовать потенциал современного экономического роста означает несколько специфических общих черт: низкий продукт на душу населения, большую долю сельского хозяйства или других добывающих отраслей, в целом небольшие масштабы производства. Но конкретные параметры сильно различаются, и поскольку препятствия для роста могут существенно различаться по своему содержанию, они могут указывать на разные направления политики.

Во-вторых, позиция роста менее развитых стран сегодня во многих отношениях значительно отличается от позиции ныне развитых стран накануне их вступления в современный экономический рост (за исключением, возможно, Японии, и нельзя быть уверенным в этом). даже из этого). Менее развитые районы, на долю которых сегодня приходится большая часть населения мира, имеют гораздо более низкий уровень продукта на душу населения, чем развитые страны незадолго до их индустриализации; и последние в то время были экономически впереди остального мира, а не в нижней части диапазона продуктов на душу населения.Сами размеры, как и некоторые основные условия, совершенно иные: ни одна страна, вступившая в современный экономический рост (кроме России), не приблизилась по размерам к Индии или Китаю, или даже к Пакистану и Индонезии; и ни одной развитой в настоящее время стране не пришлось приспосабливаться к очень высоким темпам естественного прироста населения, характерным для многих менее развитых стран за последние два или три десятилетия. В частности, перед Первой мировой войной старые европейские страны и в некоторой степени даже Япония ослабили некоторые трудности индустриализации за счет значительной эмиграции перемещенного населения в районы с более благоприятными возможностями — путь, закрытый сегодня для густонаселенных менее развитых стран.Конечно, запас материальных и социальных технологий, которые сегодня могут быть использованы менее развитыми странами, неизмеримо больше, чем тот, что был доступен в девятнадцатом и даже начале двадцатого веков. Но именно это сочетание большей отсталости и, по-видимому, большего отставания в технологии обуславливает существенные различия между позицией роста менее развитых стран сегодня и позицией развитых стран, когда они вступали в современный процесс экономического роста.

Наконец, вполне может быть, что, несмотря на колоссальное накопление материальных и социальных технологий, запас нововведений, наиболее подходящих для нужд менее развитых стран, не слишком велик. Даже если бы кто-то утверждал, что прогресс в фундаментальной науке не может быть тесно связан с технологическими потребностями страны происхождения (и даже это может быть оспорено), бесспорно, прикладные достижения, изобретения и инструменты являются ответом на конкретные потребности. потребности страны, в которой они происходят.Это, безусловно, относится к нескольким крупным изобретениям, связанным с промышленной революцией в Англии, и иллюстрации изобилуют необходимостью как матерью изобретения. В той мере, в какой это верно и условия производства в развитых странах сильно отличались от условий производства в густонаселенных менее развитых странах сегодня, материальная технология, развитая в развитых странах, может не обеспечивать необходимых инноваций. Социальные технологии, которые развились в развитых странах, вряд ли смогут обеспечить модели институтов или механизмов, подходящие для различных институциональных условий и численности населения многих менее развитых стран.Таким образом, современная технология с ее акцентом на изобретениях, позволяющих экономить труд, может не подходить для стран с избытком рабочей силы, но дефицитом других факторов, таких как земля и вода; а современные институты с их упором на личную ответственность и преследование экономических интересов могут не подходить для более традиционных моделей жизни сельскохозяйственных сообществ, которые преобладают во многих менее развитых странах. Эти комментарии не следует интерпретировать как отрицание ценности многих передаваемых частей современной технологии; они просто предназначены для того, чтобы подчеркнуть возможную нехватку материальных и социальных инструментов, специально приспособленных к различным потребностям менее развитых стран.

Если только что сделанные наблюдения верны, отсюда вытекает несколько выводов о проблемах роста менее развитых стран. Я не решаюсь сформулировать их явно, поскольку данные и запас знаний, на которых основываются наблюдения, ограничены. Но, по крайней мере, одно из следствий достаточно интригующе и, кажется, освещает многие недавние события в этой области, чтобы оправдать краткое замечание. Дело в том, что существенный экономический прогресс в менее развитых странах может потребовать модификации имеющегося запаса материальных технологий и, вероятно, еще больших нововведений в политической и социальной структуре.Это будет не просто заимствование существующих инструментов, материальных и социальных; или непосредственно применять прошлые модели роста, просто учитывая разницу в параметрах.

Инновационные потребности, вероятно, будут особенно велики в социальных и политических структурах. Довольно насильственные изменения в этих структурах, которые произошли в тех странах, которые продвинулись вперед с крайне форсированной индустриализацией под эгидой коммунистов, первопроходцем которой стало более сорока лет (начиная с первой пятилетки в США.S.S.R.), являются яркой иллюстрацией социальных изобретений и инноваций, о которых может идти речь. И варианты даже коммунистической организации, не говоря уже о демократии и некоммунистическом авторитаризме, знакомы. Было бы чрезмерным упрощением утверждать, что эти новшества в социальных и политических структурах были сделаны главным образом в ответ на противоречие между экономической отсталостью и потенциалом современного экономического роста; или утверждать, что они были неумолимым следствием предшествующей истории.Но каким бы ответом ни была борьба за политическую и социальную организацию, как только она будет решена, результаты в значительной степени формируют условия, при которых возможен экономический рост. Представляется весьма вероятным, что сегодня большинству менее развитых стран предстоит долгий период экспериментов и борьбы за жизнеспособную политическую структуру, совместимую с адекватным экономическим ростом; и этот процесс будет становиться все более интенсивным и острым по мере увеличения воспринимаемого разрыва между тем, что было достигнуто, и тем, что достижимо при современном экономическом росте.Хотя экономист может утверждать, что некоторые аспекты роста должны присутствовать, поскольку они являются необходимыми компонентами (например, индустриализация, крупные масштабы производства и т. д.), даже их параметры должны быть переменными; и многие специфические характеристики будут настолько зависеть от результатов социальных и политических инноваций, что экстраполяция прошлого будет чрезвычайно опасной.

5. Заключительные комментарии
Цель обсуждения состояла в том, чтобы обрисовать основные характеристики современного экономического роста и отметить некоторые следствия, которые предполагает эмпирическое исследование экономического роста стран.Это исследование восходит к истокам нашей дисциплины, на что указывает название основополагающего трактата Адама Смита «Богатство наций », который с тем же успехом можно было бы назвать «Экономический рост наций». Но количественная база и интерес к экономическому росту значительно расширились за последние три-четыре десятилетия, и накопленные результаты прошлого изучения экономической истории и прошлого экономического анализа можно было бы объединить с более богатым набором количественных данных для продвижения эмпирического исследования. процесса.Приведенный выше набросок основан на результатах многих и самых разнообразных исследований во многих странах, большинство из которых экономически развиты; и дискуссия отражает широкие коллективные усилия, какими бы индивидуальными ни были некоторые из моих интерпретаций.

Наиболее отличительной чертой современного экономического роста является сочетание высоких темпов совокупного роста с разрушительными эффектами и новыми «проблемами». Высокие темпы роста поддерживаются взаимодействием между массовым применением технологических инноваций, основанных на пополнении запаса знаний, и дальнейшим пополнением этого запаса.Подрывные эффекты вызваны быстрыми темпами изменений в экономической и социальной структуре. Проблемы — это неожиданные и непредвиденные результаты распространения инноваций (с акцентом на новое и неизвестное, обозначаемое этим термином). К этому добавляется ряд проблем, вызванных медленным распространением экономического роста на менее развитые страны, все из которых имеют долгую историю, обособленную и относительно изолированную от областей, в которых зародился современный экономический рост.Таким образом, одновременно с замечательными положительными достижениями современного экономического роста возникают неожиданные отрицательные результаты даже в развитых странах; в то время как менее развитые страны с трудом пытаются использовать большой потенциал современной технологии, чтобы занять адекватную роль в едином и взаимозависимом мире (из которого они не могут выйти, даже если бы захотели).

Мы выделили проблемные аспекты современного экономического роста, потому что они указывают направления дальнейших исследований в этой области.Эти аспекты, «сюрпризы» и неявные объяснительные «загадки», представляют собой проблемы не только в смысле отклонений от желаемого (что может потребовать улучшения политики), но и в том смысле, что наши количественные данные и особенно наши аналитические гипотезы не дает нам полного представления и объяснения. Как уже отмечалось, обычные показатели национального продукта и его компонентов не отражают многих затрат на приспособление экономических и социальных структур к направлению крупных технологических инноваций; и, действительно, также опускают некоторые положительные результаты.Прежняя теория, лежащая в основе этих мер, определяла факторы производства относительно узко и оставляла рост производительности как необъяснимый пробел, как меру нашего невежества. Этот недостаток теории в сравнении с новыми открытиями привел к оживленной дискуссии в этой области в последние годы и к попыткам расширить рамки национальных счетов, чтобы охватить до сих пор скрытые, но явно важные затраты, например, на образование. в качестве капитальных вложений, в переходе к городской жизни или в загрязнении и других негативных последствиях массового производства.Эти усилия также откроют некоторые до сих пор неизмеримые положительные результаты — в виде улучшения здоровья и долголетия, большей мобильности, большего количества свободного времени, меньшего неравенства в доходах и тому подобного. Связанные с этим усилия по включению дополнений к знаниям в рамки экономического анализа, большее внимание к использованию времени и к домашнему хозяйству как к центру экономических решений не только о потреблении, но и об инвестициях, являются шагами в том же направлении. Кажется достаточно очевидным, что в теории и в оценке экономического роста в самих развитых странах остается ряд аналитических и измерительных проблем; и что можно ожидать серьезных изменений в некоторых аспектах анализа, в национальном экономическом учете и в наборе эмпирических данных, которые будут занимать экономистов в развитых странах в ближайшие годы.

Для слаборазвитых стран задачи экономических исследований несколько иные: очень нужна более широкая поставка проверенных данных, т. е. по существу данных, прошедших тщательную проверку в процессе использования для экономического анализа. Как уже отмечалось, запасы данных и экономического анализа для этих стран гораздо беднее, чем для развитых стран — параллельно с меньшим относительным запасом материального капитала. Тем не менее, в последние годы происходит быстрое накопление данных по многим менее развитым регионам, за исключением тех, которые, как материковый Китай, рассматривают данные как информацию, полезную для своих врагов (внешних или внутренних), и поэтому правительство либо не раскрывает их, либо, возможно, не раскрывает. даже собрал.Отставание в анализе этих данных экономистами и другими учеными-социологами возникло из-за нехватки таких ученых, которых нельзя выделить для исследований в самих менее развитых странах, и из-за естественной озабоченности экономистов в развитых странах проблемы своих стран. Можно надеяться, хотя и с ограниченными ожиданиями, что задача уточнения анализа и измерения в развитых странах не будет решаться в ущерб или пренебрежение столь необходимыми исследованиями менее развитых стран, исследованиями, которые касались бы количественных основ и институциональной базы. условия их работы, в дополнение к тем, которые концентрируются на том, что кажется их основными узкими местами, и на, казалось бы, оптимальных политических рецептах.


1. Обсуждение концепции экономической эпохи см. в Simon Kuznets, Modern Economic Growth: Rate, Structure, and Spread , Yale University Press, New Haven, Conn., 1966, pp. 1-16.

2. Недавнюю классификацию некоммунистических развитых стран см. в United Nations, Yearbook of National Accounts Statistics, 1969 , vol. II, International Tables (Нью-Йорк, 1970), примечания к таблице 5, с. 156. Эти классификации время от времени меняются и несколько отличаются от классификаций других международных агентств.

3. Для некоммунистических развитых стран темпы роста в год за период современного экономического роста составляли почти 2% по продукту на душу населения, 1% по населению и 3% по валовому продукту. Эти темпы — которые означают умножение продукта на душу населения примерно в пять раз за столетие, на три для населения и более чем в пятнадцать для общего продукта — были намного выше, чем досовременные темпы. О последнем можно только догадываться, но разумные оценки для Западной Европы за длительный период с раннего средневековья до середины девятнадцатого века предполагают, что современные темпы роста продукта на душу населения примерно в десять раз выше (см. Саймон Кузнец, Экономический рост наций: общий объем производства и структура производства , издательство Гарвардского университета, Кембридж, Массачусетс., 1971, стр. 10-27). Аналогичное сравнение численности населения либо Европы, либо территории европейского расселения (т. е. Европы, Америки и Океании) в период 1850–1960 гг. по сравнению с периодом 1000–1850 гг. кратно 4 или 5 к 1 (см. Simon Kuznets, Modern Economic Growth: Rate, Structure, and Spread , Yale University Press, New Haven, Corm., 1966, Tables 2.1 и 2.2, pp. 35 и 38). Подразумеваемое ускорение темпов роста совокупного продукта составляет от сорока до пятидесяти раз.

4. Используя общепринятые национальные экономические счета, мы находим, что скорость роста производительности достаточно велика, чтобы объяснить (в статистическом смысле) почти весь рост продукта на душу населения. Даже с поправками, учитывающими скрытые затраты и затраты, рост производительности составляет более половины роста продукта на душу населения (см. Simon Kuznets, Economic Growth of Nations: Total Output and Production Structure , Harvard University Press, Cambridge, Mass. ., 1971, стр. 51-75, особенно табл. 9, с. 74; и табл. 11, с. 93).

5. Скорость структурных сдвигов в наше время легко проиллюстрировать изменениями в распределении рабочей силы между сельским хозяйством (и смежными отраслями) и несельскохозяйственными производственными секторами. В Соединенных Штатах доля рабочей силы, связанной с сельскохозяйственным сектором, все еще составляла 53,5 процента в 1870 году и снизилась до менее 7 процентов в 1960 году. В такой старой европейской стране, как Бельгия, доля сельского хозяйства в рабочей силе составляла 51 процент. в 1846 г. упал до 12.5 % в 1947 г. и далее до 7,5 % в 1961 г. (см. P. Bairoch и др., The Working Population and its Structure, International Historical Statistics , vol. I, Institut de Sociologic, Université Libre de Bruxelles, Brussels 1968, Tables D -4 и С-4). Учитывая, что понадобились столетия, чтобы доля сельскохозяйственного сектора в рабочей силе снизилась до 50 процентов в любой крупной стране (т.е. без учета небольших «городских анклавов»), падение на 30–40 происходит поразительно быстрое структурное изменение.

6. Внешняя экспансия развитых стран с их европейским происхождением восходит задолго до современного экономического роста, более того, во времена крестовых походов. Но значительно возросшая транспортная и коммуникационная мощь развитых стран в девятнадцатом веке позволила гораздо большему и более прямому политическому господству над колониями, «открытию» ранее закрытых территорий (таких как Япония) и «разделу» ранее неразделенные территории (например, страны Африки к югу от Сахары).

7. Для дальнейшего обсуждения см. раздел 4 ниже, в котором рассматриваются менее развитые страны.

8. Многие вопросы, затронутые в этом разделе, более подробно обсуждаются в Саймон Кузнец, Экономический рост наций: общий объем производства и структура производства , издательство Гарвардского университета, Кембридж, Массачусетс, 1971, особенно в главе II ( стр. 75-98), в которой рассматриваются нетрадиционные издержки экономического роста, и глава VII (стр. 314-54), в которой рассматриваются различные взаимосвязи между совокупными изменениями и структурными сдвигами в экономической и других аспектах социальной структуры.

9. Базовые данные взяты из работы Эверетта Э. Хагена и Оли Хаврилишин, «Анализ мирового дохода и роста, 1955-1965», Economic Development and Cultural Change , vol. 18, нет. 1, часть II, октябрь 1969 г. Они в основном взяты из публикаций Организации Объединенных Наций, дополнены некоторыми вспомогательными источниками (в основном для коммунистических стран) и используют обычные курсы пересчета в доллары США в 1965 г. Оценки для коммунистических стран были скорректированы с учетом соответствует международной концепции ВВП.К развитым странам относятся большинство стран с ВВП на душу населения в размере 1000 долларов США и более, а также Япония, но исключаются небольшие страны с высоким ВВП на душу населения, обусловленным исключительными природными данными (например, Нидерландские Антильские острова, Пуэрто-Рико, Кувейт и Катар).

Из Нобелевских лекций по экономике 1969–1980 , редактор Ассар Линдбек, World Scientific Publishing Co., Сингапур, 1992 г.

 

Авторское право © Нобелевский фонд, 1971 г.

Процитировать этот раздел
Стиль MLA: Саймон Кузнец – Призовая лекция.Нобелевская премия.org. Nobel Prize Outreach AB 2022. Ср. 13 апреля 2022 г.

Back to top Back To TopВозвращает пользователей к началу страницы.

Фридрих Август фон Хайек – Призовая лекция

Лекция памяти Альфреда Нобеля, 11 декабря 1974 г.

 

Претензия на знание

Особый повод для этой лекции в сочетании с главной практической проблемой, с которой сегодня сталкиваются экономисты, сделали выбор ее темы почти неизбежным.С одной стороны, недавнее учреждение Нобелевской премии в области экономических наук знаменует собой значительный шаг в процессе, благодаря которому, по мнению широкой общественности, экономическая наука уступила часть достоинства и престижа физических наук. С другой стороны, экономисты в данный момент призваны сказать, как избавить свободный мир от серьезной угрозы ускорения инфляции, которая, надо признать, была вызвана политикой, которую большинство экономистов рекомендовало и даже призывало. правительства преследовать.У нас действительно в данный момент мало поводов для гордости: как профессия, мы все напортачили.

Мне кажется, что эта неспособность экономистов более успешно руководить политикой тесно связана с их склонностью как можно точнее подражать процедурам блестяще успешных физических наук — попытка, которая в нашей области может привести к прямой ошибке. Это подход, который стал называться «научным» отношением — отношением, которое, как я определил его около тридцати лет назад, «явно ненаучно в истинном смысле этого слова, поскольку оно предполагает механическое и некритическое применение привычек мышления к областям, отличным от тех, в которых они сформировались.” 1 Сегодня я хочу начать с объяснения того, как некоторые из самых серьезных ошибок недавней экономической политики являются прямым следствием этой научной ошибки.

Теория, которая руководила денежно-кредитной и финансовой политикой в ​​течение последних тридцати лет и которая, как я утверждаю, в значительной степени является продуктом такого ошибочного понимания надлежащей научной процедуры, состоит в утверждении, что существует простая положительная корреляция между общей занятостью размер совокупного спроса на товары и услуги; это приводит к убеждению, что мы можем постоянно обеспечивать полную занятость, поддерживая общие денежные расходы на соответствующем уровне.Среди различных теорий, выдвинутых для объяснения экстенсивной безработицы, эта, вероятно, единственная, в поддержку которой можно привести убедительные количественные доказательства. Тем не менее я считаю его в корне ложным, и действовать на его основании, как мы теперь познаем, очень вредно.

Это подводит меня к важному вопросу. В отличие от положения, существующего в физических науках, в экономике и других дисциплинах, имеющих дело с существенно сложными явлениями, аспекты событий, подлежащие объяснению, о которых мы можем получить количественные данные, неизбежно ограничены и могут не включать важные аспекты.В то время как в физических науках обычно предполагается, вероятно, небезосновательно, что любой важный фактор, определяющий наблюдаемые события, сам будет непосредственно наблюдаем и измерим, при изучении таких сложных явлений, как рынок, которые зависят от действий многих отдельных людей, все обстоятельства, которые определят исход процесса, по причинам, которые я объясню позже, вряд ли когда-либо будут полностью известны или поддаются измерению. И если в физических науках исследователь сможет измерить то, что на основе prima facie теории он считает важным, то в социальных науках часто считается важным то, что оказывается доступным измерению.Иногда это доходит до того, что требуется, чтобы наши теории формулировались в таких терминах, чтобы они относились только к измеримым величинам.

Вряд ли можно отрицать, что такое требование совершенно произвольно ограничивает факты, которые должны быть допущены в качестве возможных причин событий, происходящих в реальном мире. Этот взгляд, который часто весьма наивно принимается в соответствии с требованиями научной процедуры, имеет несколько довольно парадоксальных следствий. Мы знаем, конечно, о рынке и подобных ему социальных структурах очень много фактов, которые мы не можем измерить и о которых мы действительно имеем лишь некоторые очень неточные и общие сведения.А поскольку последствия этих фактов в каждом отдельном случае не могут быть подтверждены количественными данными, ими просто пренебрегают те, кто поклялся принимать только то, что они считают научными доказательствами: после этого они счастливо исходят из фикции, что факторы, которые они могут измерить, являются только те, которые актуальны.

Корреляция между совокупным спросом и общей занятостью, например, может быть только приблизительной, но, поскольку она является единственной, по которой у нас есть количественные данные, она принимается как единственная имеющая значение причинная связь.Таким образом, при таком стандарте вполне может существовать лучшее «научное» свидетельство ложной теории, которая будет принята, потому что она более «научна», чем достоверное объяснение, которое отвергается, потому что для него нет достаточных количественных доказательств.

Позвольте мне проиллюстрировать это кратким наброском того, что я считаю главной действительной причиной обширной безработицы, — рассказом, который также объяснит, почему такую ​​безработицу нельзя надолго вылечить инфляционной политикой, рекомендованной модной ныне теорией.Это правильное объяснение представляется мне наличием несоответствий между распределением спроса на различные товары и услуги и распределением труда и других ресурсов между производством этих продуктов. Мы обладаем довольно хорошими «качественными» знаниями о силах, с помощью которых осуществляется соответствие между спросом и предложением в различных секторах экономической системы, об условиях, при которых оно будет достигнуто, и о факторах, которые могут предотвратить такое соответствие. корректировка.Отдельные этапы описания этого процесса опираются на факты повседневного опыта, и немногие из тех, кто потрудится проследить аргументацию, станут сомневаться в достоверности фактических предположений или в логической правильности выводов, сделанных на их основе. У нас действительно есть все основания полагать, что безработица свидетельствует об искажении структуры относительных цен и заработной платы (обычно в результате монополистического или государственного установления цен) и что для восстановления равенства между спросом и предложением труда во всех потребуются цены и некоторые перемещения рабочей силы.

Но когда нас спрашивают о количественных доказательствах конкретной структуры цен и заработной платы, которые потребуются для обеспечения бесперебойной и непрерывной продажи предлагаемых продуктов и услуг, мы должны признать, что у нас нет такой информации. Другими словами, мы знаем общие условия, при которых установится то, что мы называем, хотя и несколько ошибочно, равновесием, но мы никогда не знаем, каковы конкретные цены или заработная плата, которые существовали бы, если бы рынок устанавливал такое равновесие.Мы можем просто сказать, при каких условиях мы можем ожидать, что рынок установит цены и заработную плату, при которых спрос сравняется с предложением. Но мы никогда не сможем получить статистическую информацию, которая показывала бы, насколько преобладающие цены и заработная плата отклоняются от тех, которые обеспечивали бы непрерывную продажу текущего предложения труда. Хотя это описание причин безработицы является эмпирической теорией в том смысле, что оно может оказаться ложным, т.е. если при постоянной денежной массе общее повышение заработной платы не ведет к безработице, то это, конечно, не та теория, которую мы могли бы использовать для получения конкретных числовых прогнозов относительно ставок заработной платы или распределения труда. ожидал.

Почему, однако, в экономической науке мы должны ссылаться на незнание тех фактов, относительно которых в случае физической теории от ученого, несомненно, ожидают точной информации? Вероятно, неудивительно, что те, кого впечатлил пример физических наук, находят эту позицию весьма неудовлетворительной и настаивают на стандартах доказательства, которые они там находят. Причиной такого положения дел является тот факт, о котором я уже вкратце упоминал, что социальные науки, как и большая часть биологии, но в отличие от большинства областей физических наук, имеют дело со структурами существенной сложности, т.е.е. со структурами, характерные свойства которых могут быть продемонстрированы только моделями, состоящими из относительно большого числа переменных. Конкуренция, например, есть процесс, который даст определенные результаты только в том случае, если он протекает среди достаточно большого числа действующих лиц.

В некоторых областях, особенно там, где проблемы подобного рода возникают в физических науках, трудности можно преодолеть, используя вместо конкретной информации об отдельных элементах данные об относительной частоте или вероятности возникновения различные отличительные свойства элементов.Но это верно только в том случае, когда мы имеем дело с тем, что д-р Уоррен Уивер (бывший сотрудник Фонда Рокфеллера) назвал с различием, которое следует понимать гораздо шире, «феноменами неорганизованной сложности», в отличие от те «феномены организованной сложности», с которыми нам приходится иметь дело в социальных науках. 2 Организованная сложность здесь означает, что характер проявляющих ее структур зависит не только от свойств отдельных элементов, из которых они состоят, и относительной частоты их появления, но и от того, каким образом отдельные элементы связаны друг с другом.При объяснении работы таких структур мы можем по этой причине не заменять информацию об отдельных элементах статистической информацией, а требовать полной информации о каждом элементе, если из нашей теории мы хотим получить конкретные предсказания об отдельных событиях. Без такой специфической информации об отдельных элементах мы ограничимся тем, что в другом случае я назвал простыми предсказаниями паттернов — предсказаниями некоторых общих свойств структур, которые будут формироваться сами по себе, но не содержащими конкретных утверждений об отдельных элементах, из которых структуры будут собраны. 3

Это особенно верно в отношении наших теорий, объясняющих определение систем относительных цен и заработной платы, которые будут формироваться на хорошо функционирующем рынке. В определение этих цен и заработной платы будет входить влияние частной информации, которой обладает каждый из участников рыночного процесса, — сумма фактов, которые в своей совокупности не могут быть известны ни научному наблюдателю, ни какому-либо другому отдельно взятому мозгу. .Это действительно источник превосходства рыночного порядка и причина того, почему, когда он не подавляется властью правительства, он регулярно вытесняет другие типы порядка, что в результате распределения ресурсов больше знаний о конкретных будут использоваться факты, которые существуют лишь рассеянно среди бесчисленных лиц, чем может владеть какой-либо один человек. Но так как мы, ученые-наблюдатели, таким образом, никогда не можем знать всех детерминант такого порядка и, следовательно, также не можем знать, при какой конкретной структуре цен и заработной платы спрос будет везде равен предложению, мы также не можем измерить отклонения от этого порядка; мы также не можем статистически проверить нашу теорию о том, что именно отклонения от этой «равновесной» системы цен и заработной платы делают невозможной продажу некоторых продуктов и услуг по ценам, по которым они предлагаются.

Прежде чем я продолжу свою непосредственную заботу, влияние всего этого на проводимую в настоящее время политику занятости, позвольте мне более конкретно определить неотъемлемые ограничения наших числовых знаний, которые так часто упускают из виду. Я хочу сделать это, чтобы не создавалось впечатление, будто я вообще отвергаю математический метод в экономике. На самом деле я считаю большим преимуществом математической техники то, что она позволяет нам описать с помощью алгебраических уравнений общий характер паттерна, даже если мы не знаем числовых значений, которые будут определять его конкретное проявление.Без этого алгебраического метода мы вряд ли смогли бы получить такую ​​всеобъемлющую картину взаимозависимостей различных событий на рынке. Однако это привело к иллюзии, что мы можем использовать эту технику для определения и предсказания числовых значений этих величин; и это привело к тщетным поискам количественных или числовых констант. Это произошло вопреки тому, что у современных основоположников математической экономики таких иллюзий не было.Верно, что их системы уравнений, описывающие модель рыночного равновесия, составлены таким образом, что если бы мы были в состоянии заполнить все пробелы в абстрактных формулах, т. е. если бы мы знали все параметры этих уравнений, мы могли бы рассчитать цены. и количество всех проданных товаров и услуг. Но, как ясно заявил Вильфредо Парето, один из основателей этой теории, ее цель не может состоять в том, чтобы «прийти к численному исчислению цен», потому что, по его словам, было бы «абсурдно» предполагать, что мы можем установить все данные. 4 В самом деле, главное было замечено уже теми замечательными предтечами современной экономической теории, испанскими схоластами шестнадцатого века, которые подчеркивали, что то, что они называли pretium mathematicum , математической ценой, зависит от стольких частных обстоятельств, что никогда не мог быть известен человеку, но был известен только Богу. 5 Иногда мне хочется, чтобы наши экономисты-математики приняли это близко к сердцу. Должен признаться, что я все еще сомневаюсь, внес ли их поиск измеримых величин значительный вклад в наше теоретическое понимание экономических явлений — в отличие от их ценности как описания конкретных ситуаций.Я также не готов принять отговорку, что эта область исследований еще очень молода: сэр Уильям Петти, основатель эконометрики, в конце концов был несколько старшим коллегой сэра Исаака Ньютона в Королевском обществе!

Возможно, было немного случаев, когда суеверие, что только измеряемые величины могут иметь значение, наносило положительный вред в области экономики: но нынешние проблемы инфляции и занятости очень серьезны. Его следствием было то, что то, что, вероятно, является истинной причиной экстенсивной безработицы, было проигнорировано научно настроенным большинством экономистов, потому что его действие не могло быть подтверждено непосредственно наблюдаемыми отношениями между измеримыми величинами, и что почти исключительная концентрация на количественно измеримой поверхности явления породили политику, которая усугубила положение.

Конечно, следует с готовностью признать, что та теория, которую я считаю верным объяснением безработицы, является теорией несколько ограниченного содержания, поскольку она позволяет нам делать лишь очень общие предсказания того рода событий, которые мы должны ожидать в данной ситуации. Но воздействие на политику более амбициозных построений не было очень удачным, и я признаюсь, что предпочитаю истинное, но несовершенное знание, даже если оно оставляет много неопределенного и непредсказуемого, притворству точного знания, которое, вероятно, будет ложным.Доверие, которое кажущееся соответствие признанным научным стандартам может принести кажущимся простым, но ложным теориям, может, как показывает настоящий пример, иметь серьезные последствия.

На самом деле, в обсуждаемом случае те самые меры, которые господствующая «макроэкономическая» теория рекомендовала в качестве средства от безработицы, а именно увеличение совокупного спроса, стали причиной очень обширного нерационального распределения ресурсов, которое, вероятно, сделать впоследствии крупномасштабную безработицу неизбежной.Непрерывное вливание дополнительных сумм денег в те точки экономической системы, где они создают временный спрос, который должен прекратиться, когда рост количества денег остановится или замедлится, вместе с ожиданием продолжающегося роста цен, притягивает рабочую силу и другие ресурсы в приложения, которые могут длиться только до тех пор, пока увеличение количества денег продолжается с той же скоростью — или, возможно, даже только до тех пор, пока оно продолжает ускоряться с данной скоростью.Результатом этой политики является не столько уровень занятости, который нельзя было бы обеспечить другими путями, сколько распределение занятости, которое не может поддерживаться бесконечно и которое через некоторое время может поддерживаться только за счет уровня инфляции, который бы быстро привести к дезорганизации всей экономической деятельности. Дело в том, что из-за ошибочного теоретического взгляда мы оказались в шатком положении, в котором мы не можем предотвратить повторного появления существенной безработицы; не потому, что эта точка зрения иногда искажается, эта безработица преднамеренно вызывается как средство борьбы с инфляцией, а потому, что теперь она должна произойти как глубоко прискорбное, но неизбежное последствие ошибочной политики прошлого, как только инфляция прекратится. ускоряться.

Я должен, однако, теперь оставить эти проблемы непосредственной практической важности, которые я представил главным образом как иллюстрацию важных последствий, которые могут следовать из ошибок, касающихся абстрактных проблем философии науки. Существует столько же оснований для опасений относительно долгосрочных опасностей, создаваемых в гораздо более широкой области некритическим принятием утверждений, которые кажутся научными, как и в отношении проблем, которые я только что обсуждал.Что я главным образом хотел показать с помощью актуальной иллюстрации, так это то, что, конечно, в моей области, но я также верю в науках о человеке в целом, то, что внешне выглядит как самая научная процедура, часто является самой ненаучной, и, помимо этого, что в В этих областях существуют определенные пределы того, чего мы можем ожидать от науки. Это означает, что доверить науке — или преднамеренно контролировать в соответствии с научными принципами — больше, чем может достичь научный метод, может иметь плачевные последствия.Прогресс естественных наук в новое время, конечно, настолько превзошел все ожидания, что любое предположение о том, что у него могут быть какие-то пределы, должно вызвать подозрение. Особенно противятся такому пониманию те, кто надеялся, что наша растущая способность предсказывать и контролировать, обычно считающаяся характерным результатом научного прогресса, применительно к общественным процессам, скоро позволит нам формировать общество полностью по своему вкусу. Верно то, что в отличие от того воодушевления, которое обычно вызывают открытия физических наук, понимание, которое мы получаем в результате изучения общества, чаще оказывает приглушающее воздействие на наши устремления; и, возможно, неудивительно, что более импульсивные молодые представители нашей профессии не всегда готовы принять это.Однако уверенность в безграничной силе науки слишком часто основывается на ложном убеждении, что научный метод состоит в применении готовой техники или в имитации формы, а не содержания научной процедуры, как если бы это было необходимо. только следовать некоторым кулинарным рецептам, чтобы решить все социальные проблемы. Иногда кажется, что методы науки легче изучить, чем мышление, которое показывает нам, в чем заключаются проблемы и как к ним подходить.

Конфликт между тем, чего в своем нынешнем настроении публика ожидает от науки, чтобы удовлетворить народные надежды, и тем, что действительно находится в ее силах, является серьезным вопросом, потому что, даже если все настоящие ученые признают ограниченность того, что они могут сделать в области человеческих дел, пока публика ожидает большего, всегда будут некоторые, кто будет притворяться и, возможно, искренне верить, что они могут сделать больше для удовлетворения требований народа, чем на самом деле в их силах.Специалисту часто достаточно трудно, а неспециалисту, конечно, во многих случаях невозможно провести различие между законными и незаконными утверждениями, выдвигаемыми от имени науки. Огромная огласка, недавно предоставленная средствами массовой информации докладу, в котором от имени науки провозглашается Пределы роста , и молчание тех же средств массовой информации о сокрушительной критике этого доклада со стороны компетентных экспертов 6 , должны сделать возникает некоторое опасение относительно использования престижа науки.Но отнюдь не только в области экономики делаются далеко идущие претензии в пользу более научной направленности всей человеческой деятельности и желательности замены стихийных процессов «сознательным человеческим контролем». Если я не ошибаюсь, психология, психиатрия и некоторые разделы социологии, не говоря уже о так называемой философии истории, еще больше подвержены влиянию того, что я назвал сциентистским предрассудком, и благовидным заявлениям о том, чего может достичь наука. 7

Если мы хотим защитить репутацию науки и предотвратить притязание на знание, основанное на внешнем сходстве процедур с физическими науками, придется приложить много усилий для развенчания таких притязаний, некоторые из которых к настоящему времени становятся личными интересами установленных университетских кафедр. Мы не можем быть достаточно благодарны таким современным философам науки, как сэр Карл Поппер, за то, что они дали нам критерий, с помощью которого мы можем отличить то, что мы можем считать научным, а что нет, — критерий, который, я уверен, сделали бы некоторые доктрины, широко признанные в настоящее время в качестве научных. не проходят.Есть, однако, некоторые особые проблемы, связанные с теми по существу сложными явлениями, примером которых являются социальные структуры, которые заставляют меня в заключение в более общем виде изложить причины, по которым в этих областях существуют не только абсолютные препятствия к предсказанию конкретных событий, но почему действовать так, как будто мы обладаем научным знанием, позволяющим нам превзойти их, может само по себе стать серьезным препятствием для развития человеческого интеллекта.

Главное, что мы должны помнить, это то, что большой и быстрый прогресс физических наук происходил в тех областях, где было доказано, что объяснение и предсказание могут быть основаны на законах, объясняющих наблюдаемые явления как функции сравнительно небольшого числа переменных — либо отдельных фактов, или относительная частота событий. Это может быть даже последней причиной, по которой мы выделяем эти сферы как «физические» в отличие от тех более высокоорганизованных структур, которые я здесь назвал по существу сложными явлениями.Нет никаких причин, по которым положение должно быть таким же, как в последних, так и в первых областях. Трудности, с которыми мы сталкиваемся в последнем случае, не являются, как можно было бы сначала предположить, трудностями при формулировании теорий для объяснения наблюдаемых событий, хотя они вызывают также особые трудности при проверке предлагаемых объяснений и, следовательно, при устранении плохих теорий. Они связаны с главной проблемой, возникающей, когда мы применяем наши теории к любой конкретной ситуации в реальном мире.Теория существенно сложных явлений должна обращаться к большому количеству частных фактов; и чтобы вывести из него предсказание или проверить его, мы должны удостовериться во всех этих частных фактах. Как только мы преуспеем в этом, не должно возникнуть особых трудностей с получением проверяемых предсказаний — с помощью современных компьютеров должно быть достаточно легко вставить эти данные в соответствующие пробелы теоретических формул и получить предсказание. Настоящая трудность, в решение которой наука мало что может внести и которая иногда действительно неразрешима, состоит в установлении отдельных фактов.

Простой пример покажет природу этой трудности. Рассмотрим какую-нибудь игру с мячом, в которую играют несколько человек примерно одинакового мастерства. Если бы мы знали несколько конкретных фактов в дополнение к нашим общим знаниям о способностях отдельных игроков, таких как их состояние внимания, их восприятие и состояние их сердца, легких, мышц и т. д. в каждый момент игры, мы вероятно, можно было бы предсказать исход. Действительно, если бы мы были знакомы и с игрой, и с командами, то, вероятно, имели бы достаточно проницательное представление о том, от чего будет зависеть результат.Но мы, конечно, не сможем установить эти факты, и, следовательно, результат игры будет за пределами научно предсказуемого, как бы хорошо мы ни знали, какое влияние определенные события оказали бы на результат игры. Это не означает, что мы вообще не можем предсказывать ход такой игры. Если мы будем знать правила различных игр, то, наблюдая за одной из них, очень скоро узнаем, в какую игру ведется и каких действий мы можем ожидать, а каких нет.Но наша способность предсказывать будет ограничена такими общими характеристиками ожидаемых событий и не будет включать в себя способность предсказывать конкретные отдельные события.

Это соответствует тому, что я назвал ранее предсказаниями простых паттернов, к которым мы все больше привязываемся по мере того, как мы проникаем из области, в которой преобладают относительно простые законы, в диапазон явлений, где правит организованная сложность. По мере нашего продвижения мы все чаще обнаруживаем, что на самом деле можем установить только некоторые, но не все частные обстоятельства, определяющие исход данного процесса; и, как следствие, мы можем предсказать только некоторые, но не все свойства ожидаемого результата.Часто все, что мы сможем предсказать, будет некой абстрактной характеристикой возникающего паттерна — отношениями между типами элементов, о которых по отдельности мы знаем очень мало. Тем не менее, как я хочу повторить, мы все равно будем получать предсказания, которые могут быть фальсифицированы и которые, следовательно, имеют эмпирическое значение.

Конечно, по сравнению с точными предсказаниями, которых мы научились ожидать в физических науках, такого рода предсказания простых паттернов являются второстепенными, и ими не хочется довольствоваться.Однако опасность, от которой я хочу предостеречь, заключается именно в убеждении, что для того, чтобы претензия была признана научной, необходимо достичь большего. На этом пути лежит шарлатанство и похуже. Действовать, исходя из убеждения, что мы обладаем знаниями и силой, которые позволяют нам формировать процессы в обществе исключительно по своему вкусу, знанием, которым мы на самом деле , а не обладаем, вероятно, причинит нам много вреда. В физических науках мало возражений против попыток сделать невозможное; можно даже подумать, что не следует обескураживать самоуверенных, потому что их эксперименты могут, в конце концов, привести к некоторым новым открытиям.Но в социальной сфере ошибочная вера в то, что осуществление какой-либо власти будет иметь благоприятные последствия, скорее всего, приведет к тому, что новая власть принуждать других людей будет наделена какой-либо властью. Даже если такая власть сама по себе неплоха, ее применение, вероятно, будет препятствовать функционированию тех спонтанных упорядочивающих сил, которые, не понимая их, на самом деле так сильно помогают человеку в достижении его целей. Мы только начинаем понимать, на какой тонкой коммуникационной системе основано функционирование развитого индустриального общества — коммуникационной системе, которую мы называем рынком и которая оказывается более эффективным механизмом переваривания разрозненной информации, чем любой, преднамеренно созданный человеком. разработан.

Если человек не хочет приносить больше вреда, чем пользы в своих усилиях по улучшению общественного порядка, он должен усвоить, что в этой, как и во всех других областях, где преобладает существенная сложность организованного рода, он не может приобрести полного знания, которое сделает возможным овладение событиями. Поэтому ему придется использовать то знание, которого он может достичь, не для того, чтобы формировать результаты, как ремесленник формирует свою работу, а скорее для того, чтобы культивировать рост, создавая соответствующую среду, таким образом, как садовник делает это для своих растений.Есть опасность в буйном ощущении все возрастающей мощи, порожденном прогрессом физических наук и соблазняющем человека, «головокруженного успехом», используя характерную фразу раннего коммунизма, попытаться подчинить не только наши естественные, но и наше человеческое окружение под контроль человеческой воли. Признание непреодолимых пределов его познания действительно должно преподать изучающему общество урок смирения, который должен уберечь его от того, чтобы стать соучастником пагубного стремления людей господствовать над обществом, стремления, которое делает его не только тираном по отношению к себе подобным, но это вполне может сделать его разрушителем цивилизации, которую не создал никакой мозг, но которая выросла из свободных усилий миллионов людей.


1. «Наука и изучение общества», Economica , vol. IX, нет. 35, август 1942 г., перепечатано в The Counter-Revolution of Science , Glencoe, Ill., 1952, p. 15 этого репринта.

2. Уоррен Уивер, «Четверть века в естественных науках», Годовой отчет Фонда Рокфеллера, 1958 , глава I, «Наука и сложность».

3. См. мой очерк «Теория сложных явлений» в Критический подход к науке и философии.Очерки в честь К.Р. Поппер , изд. М. Бунге, Нью-Йорк, 1964 г., и перепечатано (с дополнениями) в моей книге «Исследования философии, политики и экономики» , Лондон и Чикаго, 1967 г.

.

4. В. Парето, Manuel d’Economie politique , 2nd. изд., Париж, 1927, стр. 223–224.

5. См., например, Luis Molina, De iustitia et iure , Cologne 1596-1600, том. II, дисп. 347, нет. 3, и особенно Johannes de Lugo, Disputationum de iustitia et iure tomus secundus , Lyon 1642, disp.26, с. 4, нет. 40.

6. См. Пределы роста: отчет о проекте Римского клуба о затруднительном положении человечества , Нью-Йорк, 1972; систематическое рассмотрение этого вопроса компетентным экономистом см. Wilfred Beckerman, In Defense of Economic Growth , London 1974, и, для списка более ранних критических замечаний экспертов, Gottfried Haberler, Economic Growth and Stability , Los Angeles 1974, который справедливо называет их эффект «разрушительным».

7.Я дал несколько иллюстраций этих тенденций в других областях в своей вступительной лекции в качестве приглашенного профессора в Зальцбургском университете, Die Irrtümer des Konstruktivismus und die Grundlagen legitimer Kritik gesellschaftlicher Gebilde , Мюнхен, 1970, теперь переизданной для Института Вальтера Ойкена, в Фрайбург i.Brg. автор J.C.B. Мор, Тюбинген, 1975.

Из Нобелевских лекций по экономике 1969-1980 , редактор Ассар Линдбек, World Scientific Publishing Co., Сингапур, 1992 г.

Авторское право © Нобелевский фонд, 1974 г.

Процитировать этот раздел
Стиль MLA: Фридрих Август фон Хайек — Призовая лекция. Нобелевская премия.org. Nobel Prize Outreach AB 2022. Ср. 13 апреля 2022 г.

Back to top Back To TopВозвращает пользователей к началу страницы.

Speech, GreenspanАдам СмитФевраль 6, 2005

Керколди — место рождения в 1723 году Адама Смита и, соответственно, современной экономики — также, конечно, место, где вырос ваш канцлер казначейства.Я задумался над тем, в какой степени знаменитые экономические и финансовые способности канцлера являются результатом воздействия подсознательных эманаций этой области, улучшающих интеллект.

В широких масштабах истории значение имеют идеи. Действительно, миром правит немногое другое. Как известно, заметил Джон Мейнард Кейнс: «Практичные люди, считающие себя совершенно свободными от интеллектуального влияния, обычно являются рабами какого-нибудь умершего экономиста. несколько лет назад.» 1 Императоры и армии приходят и уходят, но если они не оставляют после себя новых идей, они имеют преходящее историческое значение.

В краткий список интеллектуалов, внесших существенный вклад в улучшение цивилизации, несомненно, входит Адам Смит. Он вносит огромный вклад в развитие современного мира. В своей работе «Богатство наций » Смит вышел далеко за рамки идей своих предшественников, чтобы сформулировать глобальную картину того, как работала рыночная экономика, только что зародившаяся.При этом он поддержал изменения в общественной организации, которые должны были значительно повысить мировые стандарты жизни.

На протяжении большей части записанной истории люди, по-видимому, соглашались и в некотором роде принимали общество, которое было статичным и предсказуемым. Молодой вассал двенадцатого века мог рассчитывать на то, что будет возделывать тот же участок земли своего помещика, пока болезнь, голод, стихийное бедствие или насилие не закончат его жизнь. И этот конец часто наступал быстро. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении составляла в среднем двадцать пять лет, как и в предыдущую тысячу лет.Более того, вассал вполне мог рассчитывать на то, что его дети и, несомненно, их дети, в свою очередь, будут возделывать тот же участок земли. Возможно, у такой запрограммированной жизни была определенная безопасность, установленная жесткой социальной и правовой иерархией, которая почти не оставляла индивидуальному предприятию.

Безусловно, улучшенные методы ведения сельского хозяйства и расширение торговли за пределы в значительной степени самодостаточных феодальных поместий увеличили разделение труда и повысили уровень жизни и население, но рост в обоих случаях был ледниковым.В пятнадцатом веке огромные массы людей занимались теми же производственными практиками, что и их предки многими поколениями ранее.

Смит жил в то время, когда рыночные силы начинали разрушать жесткость сохранившихся феодальных и средневековых практик и последовавший за ними меркантилизм. Под влиянием идей и событий Реформации, которые помогли подорвать представление о божественном праве королей, в начале восемнадцатого века появилось представление об отдельных лицах, действующих независимо от церковных и государственных ограничений.Впервые начали набирать обороты современные представления о политической и экономической свободе. Эти идеи, связанные с эпохой Просвещения, особенно в Англии, Шотландии и Франции, породили представление об обществе, в котором люди, руководствуясь разумом, были свободны выбирать свою судьбу, не скованные репрессивными ограничениями и обычаями.

То, что мы теперь знаем как верховенство закона, а именно защита прав людей и их собственности, расширилось, побуждая людей активизировать свои усилия по производству, торговле и инновациям.Начала развиваться совершенно новая система предпринимательства, которая, хотя и казалась сбивающей с толку своей сложностью и последствиями, тем не менее обладала определенной степенью устойчивости, словно направляемая «невидимой рукой». Французские физиократы, среди прочих, в середине восемнадцатого века пытались разработать элементарные принципы, позволяющие решить эту загадку. Эти принципы были попыткой объяснить, как будет функционировать экономика, управляемая исчисляемой закономерностью, то есть естественным законом, и, как охарактеризовал физиократ Винсент де Турне, «laissez-faire, laissez-passer».Однако влияние физиократов быстро ослабевало вместе с влиянием других политических экономистов, поскольку росли свидетельства того, что их модели были в лучшем случае неполными.

Адаму Смиту предстояло определить более общий набор принципов, которые внесли концептуальную ясность в кажущийся хаос рыночных сделок. В 1776 году Смит произвел одно из величайших достижений в истории человечества: Исследование о природе и причинах богатства народов .Большая часть парадигмы свободного рынка Смита остается применимой и по сей день.

Смит, несомненно, вдохновлялся физиократами, а также своим другом Дэвидом Юмом, своим наставником Фрэнсисом Хатчесоном и другими участниками эпохи Просвещения. Ранние политические экономисты внесли впечатляющий вклад, многие из них частично предвосхитили глобальную точку зрения Смита. Но Смит пошел дальше своих предшественников и подверг рыночные процессы гораздо более серьезному интеллектуальному анализу. Много можно услышать Франца Йозефа Гайдна в струнных квартетах и ​​симфониях Вольфганга Амадея Моцарта; тем не менее, по крайней мере, на мой слух, Моцарт поднялся на плато выше всего, чего не могли достичь Гайдн и его современники.То же самое в своей сфере сделал и Смит.

Он пришел к выводу, что для увеличения богатства нации каждый человек, в соответствии с законом, должен быть «свободен преследовать свои собственные интересы по-своему и приводить как свое трудолюбие, так и капитал в конкуренцию с интересами… другие… мужчины». 2 «Не благосклонности мясника, пивовара или булочника ожидаем мы от нашего обеда, а их заботы о своих собственных интересах.» 3 Индивидом движет личная выгода, но «невидимая рука» ведет его к общественному благу, «что не входило в его намерения. 4 Это последнее озарение тем более необычно, что на протяжении большей части истории человечества действия в личных интересах — на самом деле, стремление к накоплению богатства — считались неприличными, а в некоторых случаях — незаконными.

В первых абзацах Wealth of Nations Смит признал решающую роль, которую играет повышение производительности труда в повышении благосостояния, когда он упомянул «умение, ловкость и рассудительность, с которыми труд обычно применяется» как один из важнейшие факторы, определяющие уровень жизни нации.«Каковы бы ни были почва, климат или протяженность территории какой-либо конкретной нации, изобилие или скудость ее годового запаса должны в данной конкретной ситуации зависеть от… производительной силы труда». 5 Более чем два столетия экономической мысли мало что добавили к этим открытиям.

Смит, опираясь на очень мало формальных эмпирических данных, сделал общие выводы о природе коммерческих организаций и институтов, которые привели к набору принципов, которые оказали глубокое влияние и изменили значительную часть цивилизованного мира того времени.Экономика, основанная на этих принципах, сначала создала уровень средств к существованию, достаточный для роста населения, а позже — гораздо позже — создала материальные условия жизни, которые способствовали увеличению продолжительности жизни. Последнее открытие открыло возможность того, что люди могут устанавливать долгосрочные личные цели, возможность, которая была далека от всех, кроме осколка предыдущих поколений.

Идеи Смита попали на благодатную почву и всего за несколько десятилетий оказались на грани общепринятого мнения.Древняя политическая власть дворян-землевладельцев, главных бенефициаров старого строя, уступала место новому классу торговцев и фабрикантов, явившемуся продуктом промышленной революции, начавшейся четверть века назад. В Британии и других странах нарастало давление с целью разрушить меркантилистские ограничения. Но со Смитом зарождающаяся элита обрела свой голос и поддержку.

Санкция Смита, однако, была направлена ​​на свободу рынков и торговли, а не на новую бизнес-элиту, многие методы ведения бизнеса которой Смит категорически осуждал.Он пришел к выводу, что сила соперничества, высвобождаемая людьми в погоне за своими рациональными интересами, побуждает каждого человека работать лучше. Такое конкурентное взаимодействие, поощряя специализацию и разделение труда, увеличивает экономический рост.

По существу благожелательный взгляд Смита на механизмы конкуренции противодействовал давлению в пользу рыночного регулирования явных эксцессов фабричной системы, которая началась в начале восемнадцатого века. Столетие спустя поэт Уильям Блейк осудил эти эксцессы как «…. темные сатанинские мельницы», которые к тому времени характеризовали большую часть индустриальной Англии.

Возможно, если бы «Богатство народов » никогда не было написано, промышленная революция все равно продолжалась бы в девятнадцатом веке впечатляющими темпами. Но без демонстрации Смитом присущей стабильности и роста того, что мы сейчас называем рыночным капитализмом, замечательный рост материального благосостояния целых наций вполне мог бы быть сведен на нет. Предположительно могло возникнуть давление с целью усиления меркантилистского регулирования в ответ на стрессы, создаваемые конкуренцией, и на слишком очевидные болезни индустриализации.

Смит был первым в ряду политических экономистов, которых мы теперь отождествляем с классической школой. Первым из его последователей был Давид Рикардо, биржевой маклер, член парламента и искусный эссеист. Основная работа Рикардо « Принципы политической экономии и налогообложения» , опубликованная в 1817 году, предлагает строгий, хотя и менее оптимистичный анализ структуры системы полностью свободной торговли.

Под политическим натиском восходящего класса промышленников, интеллектуально поддерживаемого классической школой, меркантилизм был постепенно демонтирован, и экономическая свобода получила широкое распространение.Этот процесс достиг своего апогея с отменой британских хлебных законов в 1846 году. К тому времени признание классической экономики было достаточно широким, чтобы вызвать реорганизацию коммерческой жизни в большинстве стран цивилизованного мира.

Адам Смит умер в 1790 году, задолго до того, как можно было оценить его необычайное влияние. Но Рикардо дожил до 1823 г., а Джон Стюарт Милль, еще один член школы, дожил до 1873 г. Найдут ли они и другие ранние последователи Смита нынешний экономический ландшафт знакомым?

В каком-то смысле маловероятно.Среди развитых стран сейчас практически не существует голода. Проницательный анализ пределов существования, проведенный Томасом Робертом Мальтусом в конце восемнадцатого века, к которому присоединились многие представители классической школы, оказался ошибочным.

Мальтус построил свое пессимистическое видение на представлении о том, что давно очевидные силы застоя будут сохраняться: человеческой популяции со склонностью к геометрическому росту будут препятствовать ограничения роста средств к существованию.Наблюдая за урожайностью, которая лишь незначительно менялась на протяжении тысячелетий, Мальтус не мог предвидеть резкого увеличения урожайности в сельском хозяйстве. В Соединенных Штатах, например, урожайность кукурузы — или, лучше сказать, урожайность кукурузы — выросла с 25 бушелей с акра в начале 1800-х годов до 160 бушелей на акр к 2004 году.

Более того, те, кто жил в начале девятнадцатого века, не могли себе представить, что продолжительность жизни в развитых странах два столетия спустя вырастет в среднем более чем вдвое по сравнению с их опытом.Это увеличение прямо или косвенно явилось в значительной степени результатом почти двадцатикратного увеличения среднего реального валового внутреннего продукта на душу населения, полученного с 1820 года, согласно оценкам историка экономики Ангуса Мэддисона. Благодаря этому растущему объему производства общество смогло направить больше ресурсов на питание, санитарию и здравоохранение.

И все же, к сожалению, большая часть современного развивающегося мира показалась бы нашим предкам знакомой. Мор присутствует в форме СПИДа, и, как следствие, продолжительность жизни на большей части Африки не сильно отличается от того, что было в большинстве стран мира два века назад.Значительные части мира все еще испытывают периодический голод.

Несмотря на то, что рабочие в развитых и многих странах с развивающейся экономикой стали свидетелями необычайного повышения уровня жизни, некоторая тень беспокойства рабочих предыдущего периода остается. Сегодняшние огромные технологические достижения и связанная с ними текучесть кадров не вызвали насилия луддитов начала девятнадцатого века, но, тем не менее, они связаны со значительной нестабильностью занятости.

Наконец, экономисты-классики, которые в свое время сражались с арьергардом меркантилизма, наверняка распознали бы нападение на их парадигму в антикапиталистической риторике против свободной торговли, преобладающей в настоящее время в некоторых современных дискурсах.

Тем не менее, со всеми сегодняшними экономическими недостатками, не может быть никаких сомнений в том, что промышленная революция и появление рыночного капитализма вывели цивилизацию на такой материальный уровень, о котором два столетия назад нельзя было и мечтать. Конец восемнадцатого века, когда после тысячелетий фактического застоя начался резкий рост уровня жизни и населения, был одним из поворотных моментов в истории.

За немногими исключениями, это продвижение продолжается и по сей день.Средний глобальный реальный ВВП на душу населения ежегодно увеличивался на 1,2 процента с 1820 года, что достаточно для удвоения уровня жизни каждые пятьдесят восемь лет. За тот же период население мира увеличилось в шесть раз. В предыдущие два тысячелетия средний доход на душу населения едва превышал уровень, необходимый для поддержания минимального прожиточного минимума незначительно заметного роста населения.

Сегодня идеи Адама Смита все еще находят отклик, как и после публикации Богатства Наций .Однако в течение промежуточных поколений уважение к вкладу Смита росло и ослабевало с принятием капитализма свободного рынка.

После своего первоначального принятия в конце восемнадцатого века новый экономический порядок вскоре вызвал критику. Промышленная революция принесла «темные сатанинские мельницы» и все связанное с ними убожество. Безусловно, жизнь значительной части населения на грани прожиточного минимума в первые дни промышленной революции была нищетой.Но это была жизнь. Полвека назад многие из этих несчастных душ умерли бы младенцами или детьми. Тем не менее, в течение десятилетий после появления нового порядка видимая нищета и очевидная жалкая борьба за существование вдохновили конкурирующие взгляды на экономическую организацию.

Роберт Оуэн, преуспевающий британский фабрикант, бросая вызов Смиту, утверждал, что безудержное невмешательство по своей природе ведет к бедности и болезням. Он возглавлял школу так называемых социалистов-утопистов, которые, по выражению Оуэна, выступали за «деревни сотрудничества».В 1826 году он создал такое сообщество в Соединенных Штатах, которое назвал Новой Гармонией. По иронии судьбы, межобщинные раздоры привели к краху эксперимента Новой Гармонии в течение двух лет. Многие видели в этой инициативе противоречие законам человеческой природы, компонент естественного права

Но харизматическая преданность Оуэна своему делу продолжала привлекать большое количество последователей среди тех, кто едва мог зарабатывать на жизнь в ужасающих условиях работы. До перехода к более цивилизованному состоянию труда оставалось еще целое столетие.

Карл Маркс пренебрежительно относился к Оуэну и его последователям-утопистам. Действительно, Маркса привлекала интеллектуальная строгость Смита и Рикардо, которые, по его мнению, до определенной степени точно описали эволюцию капитализма. Как мы все знаем, Маркс рассматривал капитализм как переход к неизбежному возникновению коммунизма.

В отличие от Маркса, фабианские социалисты, появившиеся в последние десятилетия девятнадцатого века, выступали за эволюцию, а не революцию в сторону более коллективизированной экономики.Действительно, многие из ограничений laissez-faire, введенных фабианцами и другими реформаторами, в конечном итоге были приняты в качестве закона.

Однако на протяжении всего девятнадцатого века, несмотря на широко распространенную критику рыночного капитализма, уровень жизни продолжал расти, и к 1900 году население мира превысило 1,5 миллиарда человек. главным образом благодаря усилиям по обеспечению чистой водой в результате увеличения основного капитала, связанного с ростом благосостояния.

В девятнадцатом веке критика капитализма подчеркивала злоупотребления деловой практикой. Помимо марксистских взглядов на эксплуатацию рабочих капиталистами, монополия многими рассматривалась как естественное следствие ничем не ограниченного капитализма. Еще раньше Смит высказал свое часто цитируемое мнение о том, что «люди одной профессии редко встречаются вместе, даже для развлечения и развлечения, но разговор заканчивается заговором против общества или каким-то замыслом поднять цены.» 6

Тем не менее, уровень жизни среднего рабочего неумолимо повышался, и на протяжении большей части девятнадцатого и начала двадцатого веков он служил эффективным политическим буфером для широкого распространения социализма. Поскольку в то время сельское хозяйство доминировало в мировой экономике, промышленные спады, которые время от времени возникали, не вызывали достаточно жесткой политической реакции, чтобы изменить капиталистический порядок.

В этом отношении важными были труды Жана Батиста Сэя, последователя Смита в начале девятнадцатого века.Он постулировал, что предложение создает свой собственный спрос, и пришел к выводу, что заметные сокращения экономической активности со временем будут преодолены. 7 Широкое признание закона Сэя и связанная с ним уверенность в самостабилизирующемся свойстве рыночной системы цен были доминирующими факторами, препятствующими вмешательству правительства в периоды экономического кризиса, особенно во второй половине девятнадцатого и начале двадцатого веков. .

Но Великая депрессия 1930-х годов подвергла оптимистические выводы классической экономической науки, особенно закона Сэя, гораздо более широкому нападению.По мере того как экономическая стагнация 1930-х годов затягивалась, критическое представление о том, что капитализм самоисправляется, потеряло дурную славу.

Заметное усиление государственного вмешательства в рынки, фактически частичное возвращение к меркантилизму, было, возможно, неизбежным ответом на бедствия Великой депрессии. В то же время идеи Маркса приобрели влияние на Западе, возможно, потому, что до Второй мировой войны репрессии в Советском Союзе, главном общепризнанном приверженце Маркса, были малоизвестны.

Но трещины в фасаде государственного управления экономикой появились уже в первые послевоенные годы, и со временем эти трещины расширились. Жестко контролируемая экономика Великобритании, пережиток войны, находилась в постоянном стрессе, переживая один кризис за другим в первые послевоенные десятилетия. В Соединенных Штатах несбалансированная макроэкономическая политика привела к постепенному повышению уровня инфляции в 1960-х годах. Введение контроля над заработной платой и ценами для борьбы с растущей инфляцией в 1970-х годах оказалось неэффективным и неработоспособным.Представление о том, что централизованно планируемая советская экономика догоняет Запад, к началу 1980-х все чаще рассматривалось как сомнительное, хотя это мнение не было полностью дискредитировано до тех пор, пока падение Берлинской стены в 1989 году не обнажило экономическую разруху за железным занавесом. .

Разделение между Востоком и Западом после Второй мировой войны породило непреднамеренный четырехдесятилетний эксперимент в сравнительных экономических системах — Смит против Маркса, так сказать. Результаты, очевидные после демонтажа «железного занавеса», были однозначно в пользу рыночной экономики.Последствия были далеко идущими. Подошли к концу давние споры о достоинствах экономик, организованных на основе свободного рынка, и экономик, управляемых централизованным планированием. Не было восхваления централизованного планирования; о нем просто перестали упоминать, оставив принципы Адама Смита и его последователей, пересмотренные лишь в деталях, в качестве, казалось бы, единственной оставшейся эффективной парадигмы экономической организации. Подавляющее большинство развивающихся стран незаметно перешли к рыночной экономике.

Но еще раньше, в послевоенные десятилетия, искажения, вызванные регулированием, считались все более и более тревожными в развитых странах. Начиная с 1970-х годов американские президенты при поддержке двухпартийного большинства в Конгрессе дерегулировали большие сегменты американского транспорта, связи, энергетики и финансовых услуг. Подобные инициативы были выдвинуты в Великобритании и других странах. Заявленная цель состояла в том, чтобы усилить конкуренцию, которая после Адама Смита все чаще рассматривалась как значительный стимул роста производительности и уровня жизни.Медленное, но настойчивое снижение барьеров для трансграничной торговли и финансов помогло устранить экономическую негибкость.

К 1980-м годам успех этой стратегии в Соединенных Штатах подтвердил прежние представления о том, что ослабление регулятивных ограничений в отношении бизнеса повысит гибкость наших экономик. Гибкость подразумевает более быструю реакцию на потрясения, соответственно большую способность поглощать их негативные последствия и более быстрое восстановление после них.Преимущество повышенной гибкости состоит в том, что рыночная экономика может приспосабливаться автоматически и не должна полагаться на инициативы политиков, которые часто проявляются слишком поздно или являются ошибочными. Такие взгляды, которые в некотором роде перекликаются с Жаном Батистом Сэем, несомненно, сыграли первостепенную роль в возрождении в двадцать первом веке признания вклада Адама Смита.

Классическая экономическая теория, особенно в том виде, в каком она была усовершенствована и формализована Рикардо и Альфредом Маршаллами, делала упор на конкуренцию на рынке между экономическими участниками, управляемую рациональными личными интересами. 8 Ценностные предпочтения этих участников будут выявлены по их действиям на этом рынке. Но предполагалось, что конечный источник ценностных предпочтений находится за рамками экономической теории.

Кругозор Адама Смита был шире: в своей Теории нравственных чувств , опубликованной почти за два десятилетия до Богатства наций , он стремился углубиться в корни человеческой мотивации и взаимодействия. Он пришел к выводу, что человеческое сочувствие, способствуя развитию институтов, поддерживающих гражданское взаимодействие и жизнь людей, вносит большой вклад в сплочение общества.

Чтобы управлять своей жизнью, люди также проявляют кажущееся врожденным чувство справедливости и неправильности, предположительно проверенное законами природы. Эти чувства формируют ценностные предпочтения каждого человека и их интенсивность. Рациональное мышление, согласно тезису Смита, по-видимому, возникает только при обдумывании и инициировании тех действий, которые проявят врожденные склонности.

За последние два столетия ученые тщательно исследовали эти вопросы, но наши знания об источнике врожденных ценностных предпочтений по-прежнему в значительной степени формируются в ходе дискуссий, в которых участвовало Просвещение.Подавляющее большинство экономических решений сегодня соответствуют прежним предположениям о том, что люди действуют более или менее в своих рациональных личных интересах. В противном случае экономические переменные колебались бы больше, чем мы наблюдаем на рынках в большинстве случаев. Действительно, без презумпции рационального личного интереса кривые спроса и предложения классической экономики могли бы не пересекаться, что исключает возможность установления цен рынком. Например, трудно себе представить, что огромное количество сегодняшних международных транзакций обеспечило бы относительную экономическую стабильность, с которой мы сталкиваемся ежедневно, если бы ими не руководила какая-то международная разновидность невидимой руки Смита.

Вывод состоит не в том, что люди всегда действуют рационально в коммерческих сделках. Периодические пузыри на товарных и финансовых рынках доказывают обратное. Но в целом описание экономического процесса, разработанное Смитом и впоследствии расширенное другими, по-видимому, адекватно описывает сегодняшние детерминанты мировой торговли и богатства наций.

Примечательным аспектом экономической науки как основной дисциплины является ее появление в основном на британской земле.Смит, Рикардо, Милль, Маршалл и Кейнс развили и расширили классическую экономическую теорию. Даже Маркс сформулировал большую часть своего революционного тезиса в Лондоне. Невероятные прозрения горстки интеллектуалов эпохи Просвещения — особенно шотландского Просвещения, когда Смит и Юм трудились в окрестностях Кирколди — создали современное представление о людях, свободных в выборе и действиях в соответствии со своими личными интересами. Как следствие, сегодня мы наслаждаемся материальными благами и долголетием, о которых поколение Смита даже отдаленно не могло мечтать.Мы в долгу перед ними, особенно перед Адамом Смитом, в долгу, который невозможно вернуть.


Сноски

1. Дж. М. Кейнс, Общая теория занятости , Процент и деньги, 1936, с. 383. Вернуться к тексту

2. Адам Смит, Исследование о природе и причинах богатства народов , 1776, с. 687. Вернуться к тексту

3. Там же, с. 26-27. Вернуться к тексту

4.Там же, с. 456. Вернуться к тексту

5. Там же, с. 10. Вернуться к тексту

.

6. Там же, с. 10. Вернуться к тексту

.

7. Ж. Б. Сэй, Trait d’conomie politique , 1803. Вернуться к тексту

8. А. Маршалл, Принципы экономики , 1890. Вернуться к тексту

Йеллен переименовывает экономическую программу Байдена в «современную экономику предложения»

U.Министр финансов США Джанет Йеллен выступает на зимнем заседании Конференции мэров США в Вашингтоне, США, 19 января 2022 г. REUTERS/Jonathan Ernst

Зарегистрируйтесь сейчас, чтобы получить БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com ) — Министр финансов США Джанет Йеллен в пятницу переименовала экономическую повестку дня администрации Байдена в «современную экономику предложения», используя фразу эпохи Рейгана, которую любят республиканцы, чтобы утверждать, что планы демократов по расходам будут стимулировать рост США.S. Производственный потенциал экономики.

Йеллен сказала в своем выступлении на Всемирном экономическом форуме, что ее модернизированная версия направлена ​​не на снижение налогов и дерегулирование, а на увеличение предложения рабочей силы и улучшение инфраструктуры, образования и исследований, чтобы повысить потенциальный рост США и ослабить инфляционное давление.

«Наш новый подход гораздо более многообещающий, чем старый подход к экономике предложения, который, как мне кажется, оказался неудачной стратегией увеличения роста», — сказала Йеллен. «Значительное снижение налогов на капитал не принесло обещанных результатов.И дерегулирование имеет такой же плохой послужной список в целом и в отношении экологической политики, особенно в отношении ограничения выбросов CO2». изменения, когда она представила концепцию, которая предполагает, что это может быть новая тактика, чтобы убедить американцев и умеренных демократов в Конгрессе поддержать план социальных расходов и инвестиций в климат «лучше, чем было», который застопорился в декабре.

Новая номенклатура подчеркивает усилия администрации по расширению рабочей силы в США — мнение, поддержанное президентом Джо Байденом в речи перед мэрами в пятницу, — и повышение производительности, силы, которые могут помочь подавить инфляционное давление, поддерживая более высокие темпы роста.

Администрация пытается смягчить политические последствия высокой инфляции, которая достигла 7% в прошлом месяце на фоне нехватки рабочей силы, жилья и товаров, что является самым большим годовым ростом почти за 40 лет, и опровергает заявления о том, что дальнейшие расходы будут способствовать дальнейшей инфляции.

ДРУГАЯ СТОРОНА ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Представление Йеллен об «экономике предложения» сильно отличалось бы от версии «рейганомики», которая ворвалась в мейнстрим в 1980-х с избранием Рональда Рейгана президентом.

Затем более низкие налоги и более мягкое регулирование рекламировались как топливо, которое сделает американский бизнес более конкурентоспособным и прибыльным, высвобождая капиталовложения, которые будут «просачиваться» в более широкую экономику, стимулируя рост и найм.

В то же время республиканцы утверждали, что снижение налогов «окупит себя» за счет ускоренного роста — явление, которого никогда не было.

Йеллен утверждала, что потребности экономики в «предложении» сосредоточены вокруг наличия рабочей силы, которая была ограничена пандемией и, по мнению демократов, отсутствием политики в отношении таких вещей, как уход за детьми и пожилыми людьми, которая могла бы позволить большему количеству людей присоединиться к рабочей силе.

Йеллен назвала двухлетнее всеобщее дошкольное образование и расширенную налоговую льготу на заработанный доход «основными» компонентами будущего плана «Восстановить лучше, чем было». читать дальше

Она добавила, что снижение налогов, принятое республиканцами в 2017 году, вместо того, чтобы стимулировать инвестиции в Соединенные Штаты, увековечило «порочные корпоративные налоговые льготы», которые побуждали компании перемещать производственные мощности за границу, поскольку страны конкурируют по налогам.По ее словам, соглашение о глобальном минимальном корпоративном налоге в размере 15%, реализация которого зависит от прохождения программы «Build Back Better», положит конец этой «гонке на выживание».

«Современная экономика со стороны предложения стремится стимулировать экономический рост за счет как увеличения предложения рабочей силы, так и повышения производительности при одновременном снижении неравенства и ущерба окружающей среде», — сказала Йеллен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.