Проверить фирму по арбитражному суду: Поиск арбитражных дел по ИНН

Содержание

Во втором чтении приняты поправки об обязании арбитражных судей сообщать о выявленных преступлениях

По мнению одного из экспертов «АГ», смысл изменений законопроекта ко второму чтению сводится к уточнению процессуальной формы сообщения судом сведений о фальсификации, основная разница между сообщением и частным определением состоит в том, что первое, в отличие от второго, не обжалуется. Другой эксперт отметил, что изменения законопроекта идеально иллюстрируют знаменитую фразу Виктора Черномырдина о том, что «хотели как лучше, а получилось как всегда».

15 октября Госдума РФ приняла во втором чтении законопроект № 589321-7 о внесении изменений в АПК РФ, о котором ранее писала «АГ». Согласно ему, если при рассмотрении дела арбитражный суд обнаружит в действиях участников арбитражного процесса, должностных или иных лиц признаки преступления, он уведомляет об этом правоохранительные органы.

Читайте также

Арбитражных судей хотят обязать сообщать в правоохранительные органы о фальсификации доказательств

Согласно законопроекту, при выявлении признаков преступлений в ходе рассмотрения арбитражных дел судьи должны будут уведомлять органы дознания и предварительного следствия

27 Ноября 2018

Ко второму чтению проект закона подвергся некоторым изменениям. В поправках теперь уточняется, что арбитражные судьи будут сообщать о выявленных признаках преступления с помощью вынесения частного определения, копия которого будет направляться в органы дознания или предварительного следствия. Соответствующие изменения предусмотрены во вносимой в ст.188.1 АПК РФ части 4.

Как следует из пояснительной записки, аналогичная обязанность установлена в ГПК и в КАС, однако в арбитражном судопроизводстве существует правовой пробел, который способствует различным злоупотреблениям со стороны недобросовестных лиц, участвующих в рассмотрении дел. В частности, речь может идти о фальсификации судебных доказательств в арбитражных процессах.

«В настоящее время арбитражные суды, осуществляющие проверку обоснованности заявления о фальсификации доказательства в рамках ст. 161 АПК, должны лишь отразить результаты данной проверки в протоколе судебного заседания, но не обязаны сообщать об обнаружении признаков преступления в органы дознания или предварительного следствия», – отмечают авторы поправок. По их мнению, на практике арбитражные суды после такой проверки могут принять решение об исключении недостоверных доказательств из числа доказательств по делу, однако вопрос о возбуждении уголовного дела по результатам проведения указанной проверки может быть инициирован только участвующими в деле лицами путем их самостоятельного обращения в правоохранительные органы.

Авторы законопроекта полагают, что правоохранительные органы нередко демонстративно не вмешиваются в экономические споры между хозяйствующими субъектами. Поэтому до вступления решения арбитражного суда в законную силу в возбуждении уголовных дел чаще всего отказывается: «Во многом по причине того, что с инициативой о возбуждении уголовного дела выступает участвующее в арбитражном процессе и заинтересованное в исходе дела лицо, а не арбитражный суд».

«Арбитражный процесс, как правило, длителен, срок обжалования решений, не вступивших в законную силу, составляет один месяц, участникам процесса также предоставляется значительное время для устранения недостатков, допущенных при подаче апелляционных жалоб. Все это в совокупности позволяет лицам, участвующим в деле, затягивать время, что приводит к истечению сроков давности привлечения к уголовной ответственности лиц, совершивших в период рассмотрения арбитражного дела преступления небольшой тяжести», – указано в пояснительной записке. В качестве примера разработчики сослались на ст. 78 и ч. 1 ст. 303 УК РФ, согласно которым срок давности привлечения к ответственности за фальсификацию доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности составляет два года.

Читайте также

ВС разрешил обжаловать частные определения в арбитражном процессе

Верховный Суд обязал рассмотреть жалобу арбитражного управляющего на определение, которое умаляет его профессиональный авторитет и влечет перспективу утраты статуса

24 Августа 2018

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко пояснил, что смысл изменений законопроекта ко второму чтению сводится к уточнению процессуальной формы сообщения судом сведений о фальсификации. «Если раньше это было просто некое “сообщение”, то теперь суд должен вынести частное определение. Разница между сообщением и частным определением состоит в том, что сообщение не обжалуется, а частное определение обжалуется. Поэтому если кто-то из лиц, участвующих в деле, будет не согласен с тем, что суд установил факт фальсификации доказательств, то он сможет обжаловать частное определение. АПК РФ возможности обжалования частного определения не предусматривает, но в практике Верховного Суда РФ это допускается (например, определение ВС РФ от 6 августа 2018 г. № 304-ЭС18-3461), – пояснил эксперт.

Старший партнер, руководитель группы практик юридической фирмы INTELLECT Роман Речкин отметил, что изменения законопроекта ко второму чтению Госдумы РФ идеально иллюстрируют знаменитую фразу Виктора Черномырдина о том, что “хотели как лучше, а получилось как всегда”. «Сама идея сводилась к тому, что арбитражный суд, обнаружив при рассмотрении дела признаки какого-либо преступления, должен сообщать об этом в правоохранительные органы. Проблемы здесь две, во-первых, арбитражный суд – это все-таки суд, а не правоохранительный орган; обязывая его сообщать о признаках преступления, мы возлагаем на него не свойственную ему дополнительную функцию. Во-вторых, в условиях явной перегруженности судов “профильной” деятельностью по рассмотрению споров необходимость тратить время еще и на сообщения о преступлениях энтузиазма у судей не вызывает», – пояснил он.

По словам эксперта, итоговый вариант проектируемой ч. 4 ст. 188.1 АПК РФ с точки зрения юридической техники и здравого смысла порадовал бы Виктора Черномырдина. «Эта норма устанавливает, что арбитражный суд не просто “сообщает о преступлении” в правоохранительные органы, но “направляет копию частного определения”. При этом, исходя из ч. 1 этой же ст. 188.1 АПК РФ, вынесение частного определения – это право арбитражного суда, а не обязанность. Таким образом, арбитражные суды и дальше продолжат саботировать эту “обязанность”, просто не вынося частные определения. Нет частного определения – нечего и направлять в правоохранительные органы», – отметил Роман Речкин.

Он добавил, что, даже если бы законодатель сформулировал ч. 4 ст. 188.1 АПК РФ корректно, ничего бы не изменилось. «Поскольку гораздо более существенная проблема заключается в принципиальном нежелании российских правоохранителей возбуждать уголовные дела и вообще работать, кроме расследования “политических” дел. Поэтому, даже если арбитражные суды начнут направлять в правоохранительные органы информацию о преступлениях, реально реагировать на эти сообщения и возбуждать уголовные дела органы дознания и следствия все равно не будут, и проблема здесь не в АПК РФ и не в арбитражных судах», – подчеркнул эксперт.

Квалификационная коллегия судей города Москвы | Органы судейского сообщества

Квалификационная коллегия судей г. Москвы является общественным органом судейского сообщества и действует в соответствии с Федеральным законом РФ от 14.03.2002 г. «Об органах судейского сообщества в РФ». Полномочия квалификационной коллегии судей определены ст. 19 вышеуказанного закона. Квалификационная коллегия судей не обладает правами судебной инстанции и не правомочна давать какую-либо правовую оценку процессуальным действиям суда по конкретным делам, а также давать какие-либо указания судье по делам, находящимся в его производстве.

В соответствии с Положением о квалификационных коллегиях судей, утвержденным Высшей квалификационной коллегией судей РФ 22.03.2007 г., вопрос о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности, в том числе о досрочном прекращения полномочий судьи, рассматривается квалификационной коллегией судей только на основании представления председателя соответствующего либо вышестоящего суда, либо обращения органа судейского сообщества.

Жалобы и сообщения, содержащие сведения о совершении судьей дисциплинарного проступка, поступившие в квалификационную коллегию судей от граждан, проверяются квалификационной коллегией судей самостоятельно либо направляются для проверки председателем соответствующим судом.

Жалобы и сообщения, содержащие сведения о совершении судьей дисциплинарного проступка, могут быть направлены в квалификационную коллегию судей г. Москвы как по почте, так и через экспедицию Московского городского суда. Специализированный прием граждан не проводится.

Жалобы и сообщения, не содержащие сведения о совершении судьей дисциплинарного проступка, в том числе поданные в связи с несогласием с принятыми судебными актами, возвращаются заявителю без рассмотрения на основании письменного сообщения председателя квалификационной коллегии судей или члена коллегии по его поручению.

107996, г. Москва, Богородский вал, д. 8
Тел. (495) 533-89-37
Адрес официального сайта: http://mow.vkks.ru/

Документы подавать в экспедицию Московского городского суда (каб. 203 Основного здания)

Председатель Квалификационной коллегии судей г. Москвы

  • Шаповалов Денис Вячеславович

Заместители председателя Квалификационной коллегии судей г. Москвы

  • Жданова Юлия Александровна — председатель судебного состава Арбитражного суда города Москвы
  • Подгурский Владимир Викторович — судья Московского гарнизонного военного суда

Состав Квалификационной коллегии судей г. Москвы

  • Гроденский Виталий Михайлович — советник руководителя фракции КПРФ в Мосгордуме
  • Жилкина Татьяна Геннадьевна — судья Головинского районного суда города Москвы
  • Иванов Николай Александрович — заместитель генерального директора ЗАО Фирма «Александр»
  • Комлев Сергей Владимирович — мировой судья судебного участка №423 Тверского районного суда города Москвы
  • Костин Виктор Геннадьевич — Главный федеральный инспектор по г. Москве аппарата полномочного представителя Президента Российской Федерации в г. Москве
  • Крутовская Лариса Адамовна — судья Нагатинского районного суда города Москвы
  • Кукина Светлана Михайловна — Судья  Арбитражного суда
  • Ларин Максим Владимирович — судья Арбитражного суда города Москвы
  • Манешин Владимир Вячеславович — заместитель генерального директора ЗАО «Эдас Трейд»
  • Мариненко Кирилл Алексеевич — судья Коптевского районного суда города Москвы
  • Михайлова Елена Владимировна — судья Арбитражного суда города Москвы
  • Нагорная Александра Николаевна — председатель судебного состава Арбитражного суда города Москвы
  • Орлов Андрей Валерьевич — Военный пенсионер 
  • Петрушин Евгений Борисович — главный специалист Инспекторского управления Службы безопасности ОАО «Роснефть»
  • Хруслов Георгий Владиславович — старший юристконсульт ОАО «ТНТ-Телесеть»
  • Шапошников Валерий Алексеевич — советник генерального директора ОАО «Северянин»
  • Шарова Оксана Валерьевна — судья Московского городского суда

опубликовано: 29.07.2016 11:08:46, обновлено: 11.03.2022 14:06:16

Взыскание задолженности с нерезидентов РФ в делах о банкротстве

Деятельность арбитражных управляющий в делах о банкротстве в РФ в основном направлена на формирование конкурсной массы и расчет с кредиторами должника. Одной из базовых составляющих такой работы является взыскание дебиторской задолженности. К сожалению, по итогам анализа нередко выясняется ее безнадежность, то есть невозможность взыскания.

К категории безнадежной относится дебиторская задолженность с просроченным сроком исковой давности, долги, по которым обязательство прекращено из-за невозможности его исполнения, а также долги, невозможность взыскания которых подтверждена постановлением судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства (п. 2 ст. 266 НК РФ).

Дебиторская задолженность, взыскание которой нецелесообразно ввиду значительных затрат, не входит в категорию безнадежной. В делах о банкротстве данная задолженность может выставляться на торги и списывается на основании решения собрания кредиторов только в том случае, если торги не состоятся и задолженность не будет приобретена. Нарушение этой процедуры может привести к признанию незаконности действий по списанию[1].

Интересно, что на практике в категорию нецелесообразной к взысканию зачастую попадает дебиторская задолженность иностранных контрагентов на значительные суммы, если спор предполагает судебное разбирательство в иностранной юрисдикции: арбитражный управляющий обязан обосновать перед собранием кредиторов целесообразность затрат на такое взыскание.

При этом даже получение судебного решения о взыскании задолженности с иностранного контрагента на территории иностранной юрисдикции далеко не всегда означает получение реальных денежных средств. Контрагент может не обладать имуществом, достаточным для погашения задолженности, или находиться в процедуре банкротства. Да и сама процедура исполнения судебного акта на территории другого государства далеко не всегда прозрачна и понятна российским кредиторам. Если с российским должником оценить перспективы взыскания в силах любой компетентный арбитражный управляющий, то с иностранным должником даже процедура оценки перспективы взыскания потребует привлечения специалиста, а значит, определенных затрат. В итоге избавиться от такой задолженности через оценку по минимальной стоимости и продажу с торгов для арбитражного управляющего значительно менее рискованно, чем пытаться ее взыскать.

В этой связи актуальным представляется вопрос о правильном порядке работы с дебиторской задолженностью иностранных контрагентов в процедуре банкротства.

Если спор был рассмотрен в России и долг установлен, то необходимо оценить действительность решения российского суда о взыскании долга с точки зрения его исполнения на территории иностранной юрисдикции. Наличие такого решения не всегда означает возможность его исполнения за рубежом. Это правило касается как решения третейского суда, действующего на территории России, так и решения государственного суда РФ. На что следует обратить особое внимание?

1.     Проверка компетенции российского суда (для приведения в исполнение решений российских судов)

Согласно п. 3 постановления пленума ВС РФ от 27 июня 2017 года № 23 «О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом» при разрешении вопроса о компетенции арбитражных судов Российской Федерации по таким спорам арбитражным (государственным) судам следует руководствоваться общими правилами, установленными ст. 247 АПК РФ, а также правилами об исключительной и договорной компетенции (ст. 248, 249 АПК РФ). Даже если российский суд счел, что компетенция рассматривать такой спор у него имеется, но при анализе выявилось наличие неисправленной судебной ошибки, рассчитывать на приведение в исполнение такого судебного акта не стоит.

2.     Надлежащее уведомление иностранного ответчика о месте и времени судебного разбирательства (для приведения в исполнение решений российских судов)

Согласно общепринятым правилам ненадлежащее уведомление о времени и месте слушания может стать основанием для отказа в приведении в исполнение иностранного судебного акта[2]. Разнообразные манипуляции с адресом регистрации юридического лица – распространенная практика уклонения от погашения задолженности. Проверка правильности адреса извещения иностранного должника является обязательным элементом работы по взысканию.

3.     Проверка исполнимости решения российского суда на территории иностранной юрисдикции (для приведения в исполнение решений российских судов)

Если суд все сделал верно, то обращаться за взысканием можно непосредственно в суд по месту нахождения ответчика (должника) для легализации решения суда. Исключение составляет ряд стран, с которыми подписаны двусторонние договоры об отсутствии необходимости легализации документов (в том числе решений судов), а значит, исполнительное производство можно возбудить на основании апостилированного и переведенного решения. В иных случаях легализация решений арбитражей в иностранных судах обязательна.

Существует два основных режима исполнения решений судов иностранного суверена:

̶  межгосударственный договор;

̶  международная взаимность и вежливость.

Россия является участницей более чем 30 двусторонних международных договоров о правовой помощи, предметом которых, помимо прочего, является признание и приведение в исполнение судебных решений зарубежных стран. Если между странами заключен такой двусторонний договор, необходимо следовать тем требованиям и процедуре, которые в нем закреплены.

Как правило, в этих соглашениях оказание помощи по подобным вопросам возлагается на определенный государственный орган исполнительной власти. После получения от заявителя российского судебного решения Министерство юстиции РФ передает его в уполномоченный орган государства, где испрашивается исполнение. Далее документы направляются уполномоченным органом принимающего государства в местный суд, который и осуществляет исполнение.

Если специальное международное соглашение отсутствует, российские судебные решения признаются в некоторых государствах на основании так называемого требования взаимности и вежливости. Принцип международной вежливости предписывает государствам «относиться к иностранному правопорядку вежливо и обходительно», в то время как принцип взаимности предполагает «взаимное уважение судами различных государств результатов деятельности каждого». Относительно принципа взаимности российские суды указывают, что в отсутствие международного договора между Российской Федерацией и иностранным государством решение суда подлежит исполнению на основании принципов взаимности и международной вежливости.

Например, в определении от 1 февраля 2016 года № 305-ЭС15-18289 по делу № А40-34719/14-69-300 Верховный суд РФ указал, что даже в отсутствие международного договора между Российской Федерацией и государством, о признании и исполнении решения суда которого заявляется в российском суде, такое иностранное решение подлежит исполнению на основании принципов взаимности и международной вежливости. Интересно, что в указанном деле суд сделал вывод о соблюдении принципа взаимности при приведении в исполнение решения Высокого суда Лондона на основании заключения королевского советника Великобритании, который указал на примеры приведения в исполнение на территории Великобритании решений российских судов.

4.       Проверка контрагента

Как уже было отмечено, наличие решения о взыскании как российского суда, так и иностранного суда на территории юрисдикции иностранного контрагента далеко не всегда означает перспективность взыскания.

При проверке способности контрагента оплатить задолженность принимаются во внимание следующие основные обстоятельства:

– текущий статус должника – юридического лица: действующее, ликвидированное, находящееся в процедуре банкротства. Данный этап можно пройти самостоятельно, запросив соответствующую информацию в компетентных органах иностранного государства или обратившись к публичным информационным ресурсам иностранного государства;

– наличие у должника имущества на территории РФ. До вынесения вопроса о привлечении иностранных специалистов следует убедиться в отсутствии у дебитора имущества на территории РФ. В противном случае даже при согласии собрания кредиторов на такое привлечение данные действия арбитражного управляющего могут быть признаны необоснованными[3];

– наличие у должника имущества на территории, где будет осуществляться взыскание. Зачастую такая информация есть в публичных базах соответствующего государства, но даже знание о таких базах предполагает наличие определенной компетенции, которой обычный арбитражный управляющий не обладает. Следовательно, уже на данном этапе требуется привлечение финансирования для поиска активов должника.

5.       Вынесение вопроса о взыскании на собрание кредиторов

Если рассматривается вопрос об инициировании мероприятий по приведению в исполнение решения российского суда на территории иностранной юрисдикции, арбитражному управляющему необходимо сначала пройти все перечисленные этапы. Если же вопрос касается инициирования судебного разбирательства на территории иностранной юрисдикции при отсутствии соответствующей компетенции у российского суда, то данный этап является вторым после проверки контрагента.

Привлечение специалистов для сопровождения дела о банкротстве относится к компетенции арбитражного управляющего. Для этого в законе установлены лимиты, которые зависят от стоимости активов должника-банкрота (ст. 20.7 Закона о банкротстве[4]). Тем не менее суд может признать такие расходы необоснованными, если, например, стоимость таких услуг явно несоразмерна ожидаемому результату (п. 5 ст. 20.7 Закона о банкротстве). Некоторой страховкой в этом случае является вынесение данного вопроса на рассмотрение собрания кредиторов. Если собрание посчитает затраты целесообразными, это защитит арбитражного управляющего в случае претензий к его действиям со стороны несогласных кредиторов. Рекомендуется согласовывать не только сам факт привлечения специалиста, но и его кандидатуру и размер вознаграждения. В противном случае может появиться основание для признания таких расходов необоснованными[5].

В рамках банкротства физического лица финансовый управляющий вправе привлекать других лиц для обеспечения своей деятельности только на основании определения суда, рассматривающего дело о банкротстве[6]. Нарушение такой процедуры влечет за собой однозначный отказ в возмещении арбитражному управляющему подобных расходов[7].

Приведенный порядок действий позволяет предотвратить совершение арбитражным управляющим ряда ошибок, которые могут стать причиной признания его действий незаконными.

Андрей Бежан, советник практики разрешения споров,

юридическая фирма «Борениус», Санкт-Петербург


[1] См., например, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 9 февраля 2017 года по делу № А19-20090/2012.

[2] Пункт «b» Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 1958 год), п. «г» ст. 9 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 1992 год).

[3] См., например, постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 27 января 2021 года № Ф06-44356/2019 по делу № А49-6629/2012.

[4] Федеральный закон от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

[5] См., например, постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 27 января 2021 года № Ф06-44356/2019 по делу № А49-6629/2012.

[6] Пункт 21 постановления пленума Верховного суда Российской Федерации от 13 октября 2015 года № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан».

[7] См., например, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 28 мая 2020 года № Ф09-9004/18.

Как работнику получить имеющуюся задолженность по заработной плате, если предприятие – банкрот?

Непростая экономическая реальность наших дней приводит к тому, что деятельность многих предприятия и организации приводит к их банкротству. Отсутствие у работодателя возможности исполнять финансовые обязательства неизбежно приводит к такой проблеме, как невыплата заработной платы. Что необходимо знать в таком случае работнику, который по отношению к организации-банкроту является кредитором, имеющим право требования по денежным обязательствам?

Выплаты задолженности по заработной плате работникам должен производить арбитражный управляющий в строгой очередности, установленной статьей 134 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ (далее — Закон о несостоятельности).

Очередность погашения задолженности по заработной плате зависит от даты ее возникновения, а также от своевременных действий самого работника.

Сначала, вне очереди, погашаются требования по текущим платежам. К ним, в том числе, относится задолженность по заработной плате, возникшая ПОСЛЕ даты принятия заявления о признании организации банкротом, в том числе, начисленная в период проведения процедуры банкротства. Необходимо знать, что требования кредиторов по текущим платежам не подлежат включению в реестр требований кредиторов. При этом текущие платежи удовлетворяются в определенной последовательности, например, в первую очередь арбитражный управляющий должен погасить судебные расходы по делу о банкротстве, а требование о выплате по задолженности по заработной плате будет удовлетворено во вторую очередь.

После полного удовлетворения требований по текущим платежам, арбитражным управляющим погашается задолженность по заработной плате, являющаяся реестровой, которая возникает ДО принятия арбитражным судом заявления о признании организации банкротом и подлежит включению в реестр требований кредиторов. Здесь, задолженность по заработной плате удовлетворяется также во вторую очередь.

Таким образом, выплаты кредиторам по текущим платежам имеют приоритет перед реестровыми кредиторами, требования которых возникли до принятия заявления о признании должника банкротом. Арбитражный управляющий не может приступить к погашению реестровой задолженности по заработной плате, не удовлетворив требования кредиторов по текущим платежам.

Возможна и такая ситуация, когда гражданин работал в организации до возбуждения дела о банкротстве и продолжил работать после признания ее банкротом. При таких обстоятельствах, задолженность по заработной плате, возникшей на дату принятия заявления о признании должника банкротом, будет отнесена ко второй очереди реестра кредиторов должника, а задолженность по заработной плате, возникшая после указанной даты, ко второй очереди, установленной для текущих платежей.

В таких процедурах банкротства, как наблюдение, финансовое оздоровление и внешнее управление, задолженность по заработной плате, которая образовалась до введения указанных процедур, взыскивается на основании исполнительных документов, которые выданы на основании вступивших в законную силу судебных актов о взыскании задолженности по заработной плате.

Такая процедура банкротства, как конкурсное производство устанавливает иной порядок удовлетворения требования кредиторов по заработной плате, поскольку в данной процедуре предприятие признается банкротом. Требования по взысканию заработной платы в стадии конкурсного производства, подтверждаются вступившими в силу решениями суда, которые подлежат передаче конкурсному управляющему.

Работник имеет право проверить, включены ли его требования в реестр требований кредиторов и в каком объеме. Для этого ему необходимо направить запрос арбитражному управляющему. В ответ на полученный от работника запрос арбитражный управляющий в течение 5 рабочих дней обязан направить выписку из реестра требований кредиторов, которая должна отражать следующие данные: размер, состав и очередность удовлетворения его требований, а в случае, если сумма задолженности кредитору составляет не менее чем один процент общей кредиторской задолженности, направить данному кредитору или его уполномоченному представителю заверенную арбитражным управляющим копию реестра требований кредиторов.

В том случае, если арбитражный управляющий не учел требование работника предприятия или неверно включил размер задолженности по заработной плате в реестр требований кредиторов, работнику необходимо обратится с заявлением на имя арбитражного управляющего, в котором должна содержаться следующая информация: 

  • фамилия имя отчество, паспортные данные работника; 
  • дата и номер трудового договора; 
  • дата и номер приказа об увольнении; 
  • размер задолженности по заработной плате; 
  • порядок расчета размера задолженности; 
  • документы, подтверждающие задолженность; 
  • требование включить образовавшуюся задолженность в реестр требований кредиторов;
  • реквизиты расчетного счета, по которым необходимо перечислить денежные средства в счет погашения задолженности по заработной плате. 

Закон о несостоятельности предусмотрена такая форма контроля работников предприятия за деятельностью арбитражного управляющего, как избрание уполномоченного представителя работников, который будет представлять их законные интересы, в том числе, касающиеся порядка и сроков выплаты задолженности по заработной плате.

Контроль за деятельностью арбитражного управляющего осуществляет также собрание кредиторов предприятия-банкрота, в котором имеет право принимать участие без права голоса представитель работников, к которому можно обратиться за необходимой информацией.

Кроме того, в случае нарушения арбитражным управляющим прав и законных интересов кредиторов, последние могут обратиться с жалобой на действия арбитражного управляющего в арбитражный суд.

Узнать информацию о дате, когда арбитражным судом было вынесено определение о принятии заявления о банкротстве предприятия, работники могут на официальном Интернет-сайте картотеки арбитражных дел по адресу: http://kad.arbitr.ru/.

Сведения об арбитражном управляющем, утвержденного арбитражным судом для проведения процедуры банкротства, а также его контактную информацию, в том числе, адрес для направления корреспонденции, можно получить на официальном Интернет-сайте Единого федерального реестра сведений о банкротстве: https://bankrot.fedresurs.ru/.
Таким образом, для работника (бывшего работника) организации, признанной банкротом и имеющего задолженность по заработной плате, установлен порядок ее взыскания и очередность ее погашения.

Материал подготовлен пресс-службой Управления Росреестра по Республике Карелия

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

советы профессионалов — Право на vc.ru

Конкуренция на рынке юридических услуг в России очень большая. У потенциальных клиентов разбегаются глаза. К кому обратиться? На что ориентироваться и, самое главное, как не нарваться на того, кто только выдает себя за профессионала? «Сфера» собрала советы экспертов с большим стажем юридической практики.

{«id»:405216,»type»:»num»,»link»:»https:\/\/vc.ru\/legal\/405216-kak-vybrat-pravilnogo-yurista-sovety-professionalov»,»gtm»:»»,»prevCount»:null,»count»:0,»isAuthorized»:false}

{«id»:405216,»type»:1,»typeStr»:»content»,»showTitle»:false,»initialState»:{«isActive»:false},»gtm»:»»}

{«id»:405216,»gtm»:null}

Где нужно искать, чтобы найти хорошего специалиста?

Юрист Юлия Пономарева (г. Москва): «В первую очередь, искать юриста нужно по отзывам и рекомендациям его клиентов, а также опираться на советы людей, которые лично к нему обращались. Если таких знакомых у вас нет, стоит обратить внимание на фирмы, которые входят в специализированные рейтинги. Например, рейтинг Право.ру «legal 500».

К критериям успешности юриста можно отнести его публичные выступления на радио, телевидении, газетах, интернет-площадках и так далее. Специалист должен быть узнаваемым. Риск потерять имя очень высок, и поэтому добросовестность в выполнении возложенных на него обязанностей будет выше. Изучите кейсы юриста, есть ли там дела, схожие с вашей проблемой.

Отдельная история — юридические бесплатные консультации. Первая консультация — рекламный ход для привлечения клиентов. Можно прийти и просто послушать, однако не стоит слепо верить всему сказанному. Задача таких консультантов — запутать вас еще больше и «выкачать» денег. Но не путайте этот ход с бесплатной юридической помощью, положенной согласно законодательству некоторым категориям населения: например, инвалидам I и II группы, ветеранам ВОВ, гражданам с доходом ниже величины прожиточного минимума».

{ «osnovaUnitId»: null, «url»: «https://booster.osnova.io/a/relevant?site=vc&v=2», «place»: «between_entry_blocks», «site»: «vc», «settings»: {«modes»:{«externalLink»:{«buttonLabels»:[«\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c»,»\u0427\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c»,»\u041d\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u0417\u0430\u043a\u0430\u0437\u0430\u0442\u044c»,»\u041a\u0443\u043f\u0438\u0442\u044c»,»\u041f\u043e\u043b\u0443\u0447\u0438\u0442\u044c»,»\u0421\u043a\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u041f\u0435\u0440\u0435\u0439\u0442\u0438″]}},»deviceList»:{«desktop»:»\u0414\u0435\u0441\u043a\u0442\u043e\u043f»,»smartphone»:»\u0421\u043c\u0430\u0440\u0442\u0444\u043e\u043d\u044b»,»tablet»:»\u041f\u043b\u0430\u043d\u0448\u0435\u0442\u044b»}} }

Как понять, что юрист — «то, что надо»?

Юрист частной практики Евгения Белоусова (Тюменская область): «При выборе юриста важно и нужно учитывать, прежде всего, его специализацию. Занимается ли юрист теми вопросами, с которыми клиент хочет обратиться к нему и какая у него специалиация. Есть юристы по трудовому праву, по налогам, юристы в сфере интеллектуальной собственности и т.д.

Немаловажную роль играет и практический опыт. В зависимости от запроса клиента, например, опыт судебного представительства, взаимодействия с государственными органами.

Важно обратить внимание на образование специалиста. Защищать права подозреваемых или обвиняемых в уголовном процессе могут только адвокаты. Представлять интересы в арбитражном или гражданском процессе — представители с дипломами об юридическом образовании. Проверить государственную аккредитацию юриста и подлинность юридического диплома можно в реестре Рособрнадзора. Адвоката можно проверить по реестру Минюста — статус должен быть «действующий»».

Адвокат адвокатского кабинета BonaFides Виктория Бессонова (г. Курск): «Хороший юрист честно скажет, что ваш вопрос выходит за рамки его компетенции, возможно, он порекомендует нужного специалиста. Если профиль юриста соответствует вопросу, не волнуйтесь, если в его копилке не окажется точно такого же дела, как у вас. Все дела уникальны, профессионал разберется в нюансах именно вашего.Также я бы зашла в профиль юриста в социальных сетях, изучила сайт. Умение грамотно излагать свои мысли и корректно общаться с аудиторией, в том числе, оппонентами, — важное качество. Не исключено, что вы найдете научные публикации юриста, его лекции или комментарии для СМИ это плюс. Если вы видите лишь гарантию успеха, намеки на возможности «договориться или порешать», это тревожный сигнал.

Можно также провести поиск по базам судебных дел — «судакт» и «кадарбитр». Вы не всегда увидите информацию о юристе как о представителе, но можете с удивлением обнаружить его как ответчика по гражданским спорам или как обвиняемого по уголовному делу. Заодно можно посмотреть наличие исполнительных производств в отношении юриста — на сайте ФССП (обратите внимание, сейчас поиск требует указания даты рождения потенциального должника).

По общему правилу, адвокаты у меня вызывают большее доверие хотя бы потому, что наличие статуса гарантирует наличие диплома. Кроме того, вся информация о вашем деле, начиная с момента обращения за помощью, защищена адвокатской тайной. Он не может сотрудничать со следствием, быть свидетелем против вас в уголовном деле, а юрист — может. Третий аргумент: если вы оказались недовольны качеством работы адвоката, можете подать жалобу в адвокатскую палату. Если специалист нарушил закон или положения Кодекса профессиональной этики, его могут лишить статуса.

Финальным штрихом может быть только личное впечатление, не важно, в результате письменного общения или во время очной встречи. Ответил ли юрист на ваши вопросы? Если не ответил, взял ли паузу на уточнение и сообщил ли результат? Все ли понятно? Был ли он вежлив? Грамотная ли у него речь?

Для оказания юридической помощи должен быть составлен договор. Прочитайте, что является его предметом, о какой именно помощи идет речь (может оказаться, что вы просто оплачиваете доступ к какому-нибудь функционалу сайта, а совсем не юридические услуги), указан ли четкий порядок оплаты и что именно в нее входит, каков срок действия договора. Одно дело получить без договора справочную информацию или консультацию и совершенно другое — рассчитывать на серьезную помощь».

Верховный суд штата Индиана признал, что компания по проверке биографических данных не подписала арбитражное соглашение о доме престарелых и не может обеспечить арбитражное разбирательство в отношении пациента, подвергшегося сексуальному насилию со стороны осужденного за сексуальное преступление и убийцу

Стороны, не подписавшие договоры о домах престарелых с арбитражными оговорками, которые направлены на принуждение к арбитражу на основе справедливого эстоппеля, должны удовлетворять установленным в Индиане элементам справедливого эстоппеля, недавно принятому Верховным судом Индианы в деле Doe v. Carmel Operator, LLC. В рамках приема 77-летней Джейн Доу II («Джейн») в Carmel Senior Living («CSL»), дом престарелых в Кармеле, штат Индиана, ее опекун, Джейн Доу I («Опекун»), подписал соглашение о резидентстве с CSL, которое содержало арбитражную оговорку, требующую рассмотрения исков против нее в арбитраже.После того, как Джейн подверглась сексуальному насилию со стороны сотрудника CSL, Guardian подала иск против CSL, управляющей компании CLS, сотрудника и Certiphi Screening («Certiphi»), компании, нанятой CSL для проверки биографических данных сотрудников CSL. Guardian утверждала, что CSL и Certiphi проявили халатность, не обнаружив предыдущих судимостей сотрудника за сексуальное преступление и убийство.

Индиана проводит сильную государственную политику в пользу арбитражных соглашений. Однако такие соглашения могут быть признаны недействительными с помощью общеприменимых средств защиты контракта, таких как недобросовестность.Несмотря на то, что стороны могут договориться о применении Федерального закона об арбитраже к соглашению, договорное право штата регулирует объем соглашения, в том числе тех, кто связан им. Как правило, только договаривающиеся стороны или лица, связанные с договаривающимися сторонами, могут обеспечить принудительное исполнение арбитражных соглашений. Однако, если стороны хотят разрешить сторонам, не подписавшим соглашение, обеспечивать соблюдение таких соглашений, стороны могут заявить о своем намерении в соглашении, тем самым сделав не подписавшую сторону третьей стороной-бенефициаром. Стороны, не подписавшие соглашение, также могут приводить в исполнение арбитражные соглашения в соответствии с доктриной справедливого эстоппеля.

Здесь и CSL, и Certiphi обратились в арбитраж с требованием принудить к арбитражу требования, возникающие в связи с предполагаемой халатностью жильца дома престарелых, против чего выступила Guardian, утверждая, что арбитражное соглашение было недобросовестным и, что касается Certiphi, не могло быть приведено в исполнение Certiphi, потому что Certiphi не стороной соглашения. Суд первой инстанции удовлетворил ходатайства о принуждении, поданные CSL и Certiphi, и Guardian подала апелляцию. Апелляционный суд штата Индиана подтвердил это, посчитав, что соглашение не было недобросовестным, и, что касается Certiphi, Guardian по справедливости была лишена права утверждать, что Certiphi не может обеспечить соблюдение арбитражного соглашения, поскольку Guardian утверждала, что CSL и Certiphi в значительной степени взаимозависимы и согласовывают неправомерные действия.При этом Апелляционный суд штата Индиана опирался на свое предыдущее решение коллегии по делу German American Financial Advisors & Trust Co. против Reed, 969 N.E.2d 621 (Ind. Ct. App. 2012), в котором Суд принял альтернативное Теория эстоппеля по праву справедливости для арбитражных соглашений, позволяющая сторонам, не подписавшим соглашение, приводить в исполнение арбитражные соглашения, если они могут продемонстрировать либо (1) то, что подписавшая сторона полагалась на соглашение при предъявлении иска против не подписавшей стороны, либо (2) утверждения о существенной взаимозависимости и согласованности неправомерное поведение как стороны, подписавшей, так и не подписавшей соглашение.

Верховный суд штата Индиана вкратце подтвердил решение Апелляционного суда, за исключением того, что он пришел к выводу, что Certiphi не может требовать арбитража против Guardian. Во-первых, Верховный суд Индианы постановил, что Certiphi не является агентом CSL, одного из сторонних бенефициаров, перечисленных в соглашении между Guardian и CSL. Согласно законодательству штата Индиана, для установления агентских отношений сторона должна продемонстрировать (1) согласие принципала, (2) принятие полномочий агентом и (3) контроль, осуществляемый принципалом над агентом.Здесь, даже предполагая согласие и согласие, Суд не нашел доказательств того, что CSL осуществляла контроль над тем, как Certiphi проводила проверку биографических данных. Таким образом, суд пришел к выводу, что арбитражное соглашение не распространяется на Certiphi как агента CSL.

Во-вторых, Суд не одобрил альтернативную теорию справедливого лишения права отвода, принятую Апелляционным судом по делу Рид, поскольку в нем не было демонстрации доверия со стороны стороны, добивающейся лишения права возражения. Вместо этого справедливый эстоппель будет применяться только в том случае, если можно будет показать установленные в Индиане элементы справедливого эстоппеля.В соответствии с законодательством штата Индиана сторона, требующая лишения права отвода по праву справедливости, должна продемонстрировать (1) отсутствие знаний и средств получения информации о рассматриваемых фактах, (2) полагание на поведение стороны, в отношении которой должно быть отказано, и (3) предубеждение, возникающее в результате изменение положения, основанное на поведении стороны, подлежащей отчуждению. Здесь не было никаких доказательств того, что Certiphi знала об арбитражном соглашении, полагалась на него или испытывала какие-либо предубеждения из-за того, что полагалась на соглашение. Таким образом, суд пришел к выводу, что Certiphi не может обеспечить исполнение арбитражного соглашения на основе справедливого эстоппеля.

Верховный суд штата Индиана подтвердил постановление суда первой инстанции об обязательном арбитражном разбирательстве в отношении CSL, управляющей компании CSL и сотрудника CSL, но суд отменил постановление суда первой инстанции об обязательном арбитражном разбирательстве между Guardian и Certiphi, сохранив право Guardian на суд присяжных.

Полное мнение можно прочитать здесь.

Примеры арбитражных дел ВОИС

Изобретатель из Азии получил несколько патентов США и Европы на компоненты, используемые в спортивных товарах.Заявитель заключил исключительное лицензионное соглашение в отношении патентов с производителем из США. Лицензионное соглашение предусматривало использование ускоренного арбитража ВОИС для разрешения споров, касающихся возможного нарушения патентов.

Между сторонами возник спор по поводу выплаты лицензионных отчислений по их лицензионному договору. В результате изобретатель подал в Центр запрос об арбитраже и исковое заявление с просьбой признать, что его патенты были нарушены.Стороны не договорились о личности единоличного арбитра по данному делу. Как следствие, а также для того, чтобы охватить весь спектр рассматриваемых патентов, Центр назначил в качестве единоличного арбитра английского патентного юриста, обладающего очень значительным опытом в области патентного права США.

После нескольких ходатайств о предоставлении доказательств, ходатайств о защите коммерческой тайны и о проверке образцов продукции арбитр провел слушание в Калифорнии для допроса свидетелей.В окончательном решении арбитр рассмотрел вопросы о нарушении заявленных патентов и о том, были ли эти патенты ожидаемыми.

Французская биотехнологическая компания, обладательница нескольких патентов на процессы экстракции и очистки соединения для медицинских целей, заключила лицензионное соглашение и соглашение о разработке с крупной фармацевтической компанией. Фармацевтическая компания имела значительный опыт в области медицинского применения вещества, связанного с патентами, принадлежащими биотехнологической компании.Стороны включили в свой договор положение о том, что все споры, вытекающие из их соглашения, будут разрешаться единоличным арбитром в соответствии с Арбитражным регламентом ВОИС.

Через несколько лет после подписания соглашения биотехнологическая компания расторгла контракт, утверждая, что фармацевтическая компания намеренно задержала разработку биотехнологического соединения. Биотехнологическая компания подала иск в арбитраж, требуя возмещения значительного ущерба.

Центр предложил ряд кандидатов, обладающих значительным опытом в области биотехнологических/фармацевтических споров, один из которых был выбран сторонами.Получив письменные представления сторон, арбитр провел трехдневное слушание в Женеве (Швейцария) для допроса свидетелей. Это не только служило для представления доказательств, но и позволяло сторонам восстановить диалог. В ходе слушаний арбитр пришел к выводу, что биотехнологическая компания не имеет права расторгать договор и что в интересах сторон было бы продолжать сотрудничество в направлении разработки биотехнологического комплекса.

В последний день слушаний стороны приняли предложение арбитра о проведении закрытого заседания. В результате этой встречи стороны договорились урегулировать свой спор и продолжили сотрудничество в направлении разработки и коммерциализации биотехнологического соединения.

Европейский изобретатель, имеющий патенты в Австралии, Канаде, Европе и США, передал патентные права и ноу-хау азиатской компании. Лицензия содержала арбитражную оговорку ВОИС, предусматривающую наличие трибунала в составе трех членов.

Стороны разошлись во мнениях относительно того, кто должен платить пошлину за продление действия патента. В конце концов азиатская компания аннулировала лицензию, после чего европейский изобретатель подал иск в арбитраж, требуя возмещения убытков и заявления о том, что он может свободно использовать патенты.

Три назначенных арбитра обладали значительным опытом в области ИС и необходимыми языковыми навыками, позволяющими им рассматривать доказательства на разных языках.

После серии обменов доказательствами трибунал вынес решение через 14 месяцев после начала арбитражного разбирательства.Придя к выводу, что азиатская компания не имела права расторгнуть контракт, суд обязал ее возместить убытки и вернуть изобретателю прототипы, планы и документы, о которых было сообщено в контексте лицензии.

После судебного разбирательства в нескольких юрисдикциях в связи с предполагаемым нарушением европейских и американских патентов, защищающих медицинские устройства, европейская и американская компании подписали мировое соглашение, включающее арбитражную оговорку ВОИС.

Учитывая важность спорных патентов для сторон, они изменили стандартную арбитражную оговорку ВОИС следующим образом: эта оговорка предусматривала, что иски о нарушении прав на патенты США должны рассматриваться единоличным арбитром США, а претензии, касающиеся европейских патентов, — единоличным арбитром. Европейский арбитр. Пункт также предусматривал, что решения, вынесенные европейским и американским арбитром, могут быть рассмотрены апелляционной комиссией из трех арбитров.

Через год после подписания мирового соглашения европейская компания возбудила арбитражное разбирательство в ВОИС, заявив о нарушении своих патентов США и Европы.Из списка кандидатов, представленного Центром, стороны согласовали специалиста по патентному праву из США и специалиста по патентному праву из Европы для рассмотрения заявлений о нарушении патентов США и европейских патентов соответственно. Стороны согласовали процессуальный порядок, определяющий процессуальные шаги, включая использование Электронной системы рассмотрения дел ВОИС, график разбирательства, объем открытия, охранный судебный приказ, предварительную формулировку патентов США и Европы, а также график слушаний.

Арбитр США и арбитр ЕС вынесли свои решения в течение восемнадцати месяцев после их назначения. Стороны договорились не использовать процедуру обжалования.

После судебного разбирательства в нескольких юрисдикциях две американские компании согласились передать в арбитраж ВОИС спор, связанный с предполагаемым нарушением европейского патента в отношении потребительских товаров. Соглашение о представлении предусматривало, что будет применяться национальный патентный закон конкретной европейской страны и что должны соблюдаться сроки рассмотрения патентных споров в этой стране.Трибуналу из трех членов было предложено решить, нарушает ли производство и продажа определенных продуктов патент.

Соглашение о представлении и соблюдение процессуального графика в последующем арбитражном процессе отражали взаимную заинтересованность сторон в разрешении спора эффективным по времени и затратам способом. Стороны согласились с рекомендацией Центра назначить трех арбитров, обладающих значительным опытом в области арбитража и соответствующего национального патентного права.В дополнение к обмену письменными представлениями арбитражный суд провел однодневное слушание в Женеве для дальнейших заявлений и допроса свидетелей-экспертов. В соответствии с графиком, согласованным сторонами, окончательное решение было вынесено в течение пяти месяцев после начала арбитражного разбирательства.

Новая арбитражная оговорка AT&T не делает вам никакой пользы

Отцы-основатели считали ваше право на суд присяжных настолько важным, что они закрепили его в статье III Конституции.В 1791 году «право на скорый и открытый суд» было усилено принятием 6-й поправки.

Эти права относятся к уголовным процессам, а не к гражданским делам, но философское отношение создателей к праву каждого на один день в суде очевидно.

Однако многие крупные компании полны решимости лишить вас этого права. Если вы хотите иметь с ними дело, вы должны согласиться с тем, что вы не можете подать в суд ни индивидуально, ни в рамках коллективного иска.

Вместо этого вы должны согласиться на рассмотрение любых споров в арбитраже — частная, внесудебная система, которая, по словам критиков, в подавляющем большинстве отдает предпочтение компаниям, а не потребителям.

«Арбитраж наносит много вреда потребителям», — сказал мне Имре Салаи, профессор социальной справедливости в Университете Лойолы в Новом Орлеане.

Он назвал обязательные положения об арбитраже в договорах «практически лицензией на воровство» со стороны компаний.

Я говорю об этом, потому что AT&T в настоящее время уведомляет миллионы клиентов беспроводной связи, телефона и Интернета о том, что делает им одолжение, объединяя отдельные пользовательские контракты для каждой услуги в единое соглашение.

«Ваше дальнейшее использование службы AT&T говорит нам о том, что вы принимаете и соглашаетесь соблюдать Соглашение об обслуживании потребителей и его обновленную арбитражную оговорку», — говорится в сообщении компании.

Поскольку немногие потребители действительно читают эти объемные документы, вы можете не до конца понять, что вы принимаете и с чем соглашаетесь. Я могу помочь.

Но, во-первых, хорошо ли арбитраж, как настаивают AT&T и другие компании?

Джим Кимберли, представитель AT&T, сказал мне, что «арбитраж — это более быстрый, менее дорогой и простой способ разрешения споров.”

Это мантра в деловом мире. Несколько лет назад, когда JPMorgan Chase наложил арбитражную оговорку на миллионы держателей кредитных карт, пресс-секретарь сказала мне, что арбитраж «быстрее, дешевле и обеспечивает лучшие результаты для наших клиентов».

Для бизнеса арбитраж действительно быстрее, дешевле и проще, чем рассмотрение сложных, потенциально дорогостоящих судебных процессов, особенно групповых исков с участием многочисленных истцов.

Потребителям не дать себя обмануть.

Исследование Бюро финансовой защиты потребителей, проведенное в 2015 году, показало, что «арбитражные оговорки ограничивают средства правовой защиты потребителей в спорах с финансовыми компаниями, ограничивая групповые иски, которые ежегодно обеспечивают компенсацию в миллионы долларов».

Агентство приняло правило, запрещающее финансовым фирмам блокировать групповые иски, но впоследствии это правило было отменено законодателями-республиканцами и президентом Трампом.

Исследование за исследованием показывают, что арбитражные оговорки работают против интересов потребителей.Наряду с запретом на групповые иски эти положения обычно позволяют компании выбирать арбитра — явно несправедливое преимущество.

Исследователи из Стэнфордского университета и Техасского университета в Остине проанализировали почти 9000 арбитражных дел. Они обнаружили, что компании регулярно выбирают арбитров с опытом принятия благоприятных для отрасли решений.

Они также обнаружили, что арбитры знают, что чем больше они выносят решений в пользу бизнеса, тем выше вероятность того, что они будут задействованы в будущих делах и будущих зарплатах.

«Компания будет обращаться к одному и тому же арбитру снова и снова», — сказал Ремингтон Грегг, адвокат группы защиты интересов Public Citizen. «Арбитры знают, как намазывают их хлеб маслом».

Верховный суд США оставил в силе арбитражные оговорки, поскольку теоретически потребители добровольно соглашаются отказаться от своего права на суд присяжных.

Однако многие из этих условий предлагаются на основе принципа «бери или не бери», то есть, если вы не согласны с условиями, вам грозит прекращение обслуживания.Это может не оставить потребителям большого выбора, когда речь идет, скажем, о доступе в Интернет или услугах кабельного телевидения.

Вот почему защитники прав потребителей предпочитают называть эти пункты «принудительным арбитражем», потому что на самом деле выбор практически отсутствует.

Более того, многие из этих пунктов представлены потребителям таким образом, что трудно, если вообще возможно, понять весь смысл того, на что вы соглашаетесь.

В деле 2003 года с участием AT&T утверждалось, что компания намеренно сделала свои арбитражные оговорки трудными для понимания.С тех пор, по словам Салаи из Loyola, компания стала гораздо лучше сообщать о своих действиях и предоставлять клиентам хотя бы некоторую степень гибкости.

Последняя арбитражная оговорка AT&T отражает это. Это, безусловно, более щедро, чем многие другие подобные положения, на которые я смотрел.

По любому «необоснованному иску», не превышающему 75 000 долларов США, AT&T покроет все арбитражные расходы. Это позволит вам добиваться компенсации гонораров адвокатов, если вы выиграете дело, и «при определенных обстоятельствах» увеличит размер любого денежного вознаграждения.

Это позволяет проводить арбитраж в вашем родном округе — некоторые из таких положений требуют, чтобы вы путешествовали — и позволяет вам участвовать по телефону или через Zoom, если это необходимо. Это даже оставляет открытой возможность рассмотрения отдельных дел на сумму менее 10 000 долларов в суде мелких тяжб.

Это хорошо. Но не заблуждайтесь: тяжелая артиллерия этой и всех других арбитражных оговорок заключается в том, что вы должны отказаться от суда присяжных или участия в групповом иске.

Это последнее условие, это все.

«Предположим, что AT&T обманывает группу своих клиентов на 30 долларов каждому», — сказал Джефф Соверн, профессор права в Университете Святого Иоанна. «Множество исследований показывают, что клиенты не станут предъявлять иски из-за такой небольшой суммы».

С другой стороны, если сотни или даже тысячи потерпевших клиентов объединятся в групповом иске, это не только сделает судебный процесс оправданным, но потенциально может привести к огромным финансовым санкциям для компании.

Компании, которым не нужно беспокоиться о групповых исках, сказал Соверн, «могут гораздо свободнее использовать потребителей.

Помните, когда Wells Fargo открыла миллионы счетов без разрешения людей с 2002 по 2015 год? Банк настаивал на том, что его арбитражная оговорка не позволяет потребителям присоединиться к коллективному иску.

Общественное давление вынудило Уэллса отступить и разрешить коллективный иск. Впоследствии банк согласился на урегулирование в размере 110 миллионов долларов.

Вот почему коллективные иски являются важным инструментом для привлечения компаний к ответственности и почему принудительный арбитраж почти всегда не отвечает интересам потребителей.

Что не означает, что арбитраж не должен быть вариантом. Если и клиент, и компания хотят пойти по этому пути, у них должен быть выбор.

И если арбитраж так хорош, как говорят об этом AT&T и другие, многие люди охотно выберут эту альтернативу.

Но делать арбитраж единственным средством правовой защиты — это просто ставить большой палец на чашу весов, чтобы шансы были в пользу компании.

«Корпорации используют принудительный арбитраж как возможность избежать тюрьмы, чтобы избежать юридической ответственности, когда они наносят ущерб, грабят, дискриминируют, обманывают или причиняют какой-либо другой вред людям», — сказала Кристин Хайнс, директор по законодательным вопросам. Национальная ассоциациязащитников прав потребителей.

«Компании делают ставку на то, что потребители не захотят обращаться в арбитраж в индивидуальном порядке, — говорит Мириам Жиль, профессор права из Университета Йешива.

Для компаний, по ее словам, принудительный арбитраж «значительно снижает их расходы по ответственности» и позволяет им заниматься неблаговидным поведением «без реального страха перед юридическими последствиями».

Итак, соглашайтесь на новую арбитражную оговорку AT&T, если хотите (или если у вас нет выбора).

Но не думайте, что компания делает вам какие-то одолжения.

Девятый судебный округ признает недействительным потребительский контракт компании, занимающейся онлайн-маркетингом, арбитражное соглашение

Электронные подписи

16 декабря Девятый окружной апелляционный суд США постановил, что компания, занимающаяся онлайн-маркетингом, не может требовать проведения арбитража по иску, поданному предполагаемым классом потребителей, которые утверждают, что с них неправомерно взималась плата за услугу подписки, которую они никогда не собирались покупать. Ли против Intelius, Inc. № 11-35810, 2013 WL 6570899 (9-й округ, 16 декабря 2013 г.). Названные истцы подали в суд на компанию, которая проводит проверку биографических данных, заметив регулярные ежемесячные платежи за отчет, который они якобы не собирались покупать. Компания по проверке биографических данных добавила фирму онлайн-маркетинга в качестве стороннего ответчика, утверждая, что это была та фирма, чью услугу подписки потребители якобы ввели в заблуждение при покупке. Окружной суд пояснил, что компания по проверке биографических данных предоставила маркетинговой компании место на своем веб-сайте и использовала ныне незаконный метод «передачи данных» для обмена информацией о кредитной карте, чтобы помочь маркетинговой компании регистрировать потребителей в предложениях о бесплатной пробной подписке, которые превратились в ежемесячная оплачиваемая подписка без отмены.Районный суд постановил, что потребители заключили договор на абонентское обслуживание, но отклонил ходатайство маркетинговой компании о возбуждении арбитража. При рассмотрении апелляции Девятый округ не согласился, определив, что веб-сайт службы подписки, на который потребители были перенаправлены после покупки справочных отчетов, был разработан для обмана потребителей. Апелляционный суд пришел к выводу, что в соответствии с законодательством штата Вашингтон контракт требует обоюдного согласия с его существенными условиями, включая имена сторон, чтобы иметь обязательную силу, и в этом случае веб-страница, через которую потребители предположительно приобрели услугу подписки, не достаточно идентифицировать маркетинговую компанию в качестве заказчика.Суд выразил скептицизм по поводу того, что потребители согласились с договором, предоставив свои адреса электронной почты и нажав кнопку «Да», но, учитывая, что в законодательстве Вашингтона не урегулирован вопрос о том, может ли «щелчок» на веб-сайте представлять собой электронную подпись, суд не успокоился. вывод о том, объективно ли потребители выразили согласие на заключение договора. Кроме того, суд постановил, что даже при допущении, что потребители действительно заключили договор о покупке услуги подписки, нажав кнопку «Да», они не соглашались на арбитраж, поскольку условия арбитража были включены в отдельную гиперссылку, которую потребители не видели. нажмите.

Кто решает, кто решает? Третий округ рассматривает «королеву всех пороговых вопросов» в Законе об арбитраже

Seyfarth Сводка: Апелляционный суд третьего округа США недавно рассмотрел вопрос, который называют «королевой всех пороговых вопросов» в арбитражном праве: решает ли суд или арбитр вопрос о существовании соглашения, если предполагаемое соглашение делегирует это решение арбитру? Суд ответил на этот циркулярный вопрос, постановив, что в соответствии с Федеральным законом об арбитраже вопросы о заключении соглашения об арбитраже должны решаться судами, «за исключением случаев, когда стороны ясно и безошибочно передали эти вопросы на рассмотрение арбитража в письменном договоре, формирование которого не в вопросе.В данном случае оспаривался вопрос о заключении договора, поэтому суд имел полномочия решить, существовало ли соглашение.

Кто решает дело: суд или арбитр? Это простой вопрос, лежащий в основе любого арбитражного спора. Тогда возникает вопрос, кто решает, кто решает дело? Как правило, решения принимают стороны — они могут решить, что дело будет решать арбитр (а не суд), заключив обязывающее арбитражное соглашение. В недавнем случае У.Апелляционный суд третьего округа S. рассмотрел эти, казалось бы, простые вопросы на один уровень глубже.

В МЗМ Констр. Ко против Нью-Джерси, корп. Фонды пособий для работников штата, суд рассмотрел то, что он назвал «умопомрачительным вопросом» и «королевой всех пороговых вопросов» в арбитражном праве: «Кто решает — суд или арбитр — существует ли соглашение, когда предполагаемое соглашение включает положение об арбитраже, уполномочивающее арбитра решать, существует ли соглашение?»

При данных обстоятельствах Суд дал на этот «умопомрачительный» вопрос простой ответ: «суд.

Федеральный закон об арбитраже (FAA) уполномочивает суды решать вопросы, касающиеся заключения соглашения, «за исключением случаев, когда стороны четко и безошибочно передали эти вопросы в арбитраж в письменном договоре , формирование которого не находится в вопросе ». В данном случае истец заявил о мошенничестве при исполнении договора, тем самым оспорив само его существование, поэтому суд, а не арбитр, имел полномочия решать вопрос о существовании соглашения.

Хотя представленные вопросы могут быть эзотерическими, решение Суда подчеркивает простой принцип: каждый спор по контракту начинается с демонстрации существования контракта. Положение об арбитраже может делегировать определенные решения арбитру, но, как и любой договор, оно не имеет силы, если вы не можете доказать, что стороны действительно заключили соглашение. Проще говоря, без соглашения об арбитраже не может быть никакого арбитража.

Решение Третьего судебного округа

В 2001 году Истец, строительная компания из Нью-Джерси, наняла профсоюз для строительства международного аэропорта Ньюарк Либерти.Год спустя представитель профсоюза попросил работодателя подписать одностраничное краткое соглашение («SFA»), которое посредством ссылки включало коллективный договор («CBA»). Представитель профсоюза якобы сказал, что уволит рабочих, если строительная компания не подпишет контракт, и что SFA предназначен «только для работы в аэропорту Ньюарк». Компания подписала и с 2001 по 2018 год использовала профсоюзный труд для различных работ и перечислила более 500 000 долларов США в виде взносов в профсоюзные фонды («Фонды» оказались ответчиком в этом деле).

В 2018 году Фонды проверили отчетность компании и установили, что компания задолжала дополнительные взносы в размере 230 000 долларов США. Когда компания отказалась от требования об оплате, Фонды инициировали арбитраж, сославшись на арбитражное положение ЦБ. В ответ компания подала в федеральный окружной суд иск о назначении арбитража, утверждая, что при исполнении SFA имело место мошенничество и, следовательно, не существовало соглашения, и стороны не должны были обращаться в арбитраж.Фонды утверждали, что этот вопрос должен решаться арбитром, поскольку CBA заявил: «Арбитр имеет право решать, существует ли Соглашение, если оно оспаривается». Районный суд постановил провести арбитраж, постановив, что вопросы «арбитражности» должны решаться судом.

Апелляционный суд разбил вопрос на два вопроса. Во-первых, имеет ли окружной суд полномочия решать вопросы о заключении договора, когда предполагаемый договор делегирует арбитру «полномочия решать, существует ли соглашение»? Во-вторых, ставила ли строительная компания Истца «под сомнение» формирование арбитражного соглашения, заявляя о мошенничестве при исполнении

1. Полномочия районного суда

Арбитражные соглашения часто включают «положение о делегировании полномочий», которое дает арбитру право решать вопросы арбитрабильности — как описал это Верховный суд, «[т] думайте о положении о делегировании как о мини-арбитражном соглашении в более широкий контракт, что-то вроде русских матрешек». Здесь положение о делегировании давало арбитру (а не суду) право решать, существовало ли соглашение, но компания утверждала, что стороны так и не заключили действительное соглашение из-за мошенничества при его исполнении.

В этих фактах представлена ​​«уловка-22». Если суд поднимал вопрос об арбитрабильности и определял, что договор имел силу, то сторонам отказывали в их договорном праве на то, чтобы арбитр решал этот вопрос. С другой стороны, если суд применял положение о делегировании полномочий, а позже арбитр определял, что действующий договор отсутствует, то стороны были вынуждены обращаться в арбитраж на основании соглашения, которого никогда не существовало!

В конечном счете, здесь Суд обратился к разделу 4 Федерального управления гражданской авиации, который предусматривает, что федеральный суд должен принудить к арбитражу, «если он убедится, что заключение соглашения об арбитраже… суд для решения вопросов о заключении договора.Это «склоняет чашу весов в пользу судебного форума», когда сторона утверждает, что она вообще никогда не соглашалась на арбитраж. Суд постановил, что, если стороны четко и безошибочно не договорились об арбитражном рассмотрении вопросов заключения контракта в контракте , заключение которого не является предметом спора , решение этих вопросов остается на усмотрение судов. Таким образом, Третий округ присоединяется к родственным округам в Четвертом, Пятом, Шестом и Восьмом округах, а также к окружным судам в Седьмом округе.

2.  Постановка заключения договора на выдачу

Далее суд разрешил вопрос о том, ставила ли компания «под сомнение» заключение арбитражного соглашения, заявив иск о мошенничестве при исполнении.

Бесспорно, строительная компания подписала SFA, что создавало презумпцию того, что она «прочитала, поняла и согласилась» с условиями этого документа.Как правило, отказ от чтения сам по себе недостаточен для того, чтобы избежать юридических последствий подписи. Однако существует исключение, когда при исполнении имеет место мошенничество, которое может иметь место, «когда сторона заключает соглашение, не зная и не имея разумной возможности узнать о его характере или его существенных условиях» по причине «извинительного неведения». ” «Простительное невежество» обычно связано с неправомерным поведением, которое лишает подписывающего лица возможности читать, например, «значительный дефицит времени» и опора на ошибочную «уверенность».

Суд установил, что строительная компания надлежащим образом заявила о мошенничестве при исполнении, поскольку «угроза приостановить строительство» со стороны представителя профсоюза создала повышенное чувство безотлагательности, и компания полагалась на его заверения в том, что SFA «предназначен только для работы в аэропорту Ньюарк» и не общегосударственный CBA. Мошенничество в исполнении делает все соглашение «недействительным ab initio», как если бы оно никогда не существовало — это контрастирует с заявлением о мошенничестве в побуждении , которое предполагает существование контракта и просто делает его «оспоримым».”  Здесь был поставлен вопрос о формировании положения о делегировании, тем самым задействовав полномочия районного суда по рассмотрению иска.

Основные выводы

Суд затронул некоторые сложные вопросы в этом деле — он раскрыл положение о мини-арбитраже в более широком арбитражном соглашении, в рамках коллективного договора, включенного посредством ссылки в краткое соглашение. Однако лежащие в основе принципы обеспечивают практические выводы для переговоров по контракту и любого последующего судебного разбирательства (или арбитража):

  • Всегда читайте контракт и любые документы, которые он включает : В общем, непрочтение контракта не является хорошей защитой.Как выразился один суд, «прогулка с завязанными глазами по своим деловым делам не оправдывает последующего столкновения». Особенно это касается опытных, искушенных партий. Здесь Суд отметил, что «весь этот спор можно было бы предотвратить», если бы истец запросил и изучил CBA перед подписанием.
  • Пусть ваш контрагент прочитает все : Ответчик не смог обеспечить соблюдение здесь положения о делегировании, отчасти потому, что истцу не дали копию CBA, его торопили подписать соглашение, и он полагался на устные заверения .При заключении договора с другой стороной дайте им все и время, чтобы прочитать все это, чтобы они не могли позже заявить о незнании.
  • Убедитесь, что у вас есть соглашение! : Суд подчеркнул, что, несмотря на это решение, ничто не мешает сторонам делегировать вопросы заключения договора. Однако юридическая сила должна исходить из «независимого источника» вне договора, формирование которого оспаривается. Например, стороны могут договориться об арбитражном рассмотрении вопросов арбитрабильности в договорах, предшествующих переговорам, или, после возникновения спора, договориться о передаче своего спора в арбитраж.В любом случае убедитесь, что у вас есть бесспорное соглашение.

За дополнительными советами по составлению арбитражных соглашений и контрактов в целом обращайтесь к авторам, своему юристу Seyfarth или любому члену команды Seyfarth.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.