Смысловой план: Как составить план к тексту? Принципы рубрикации текста

Содержание

Платформа для репетиторов от создателей «Незнайки»

Задание № 10814

Составьте план текста. Для этого выделите основные смысловые фрагменты текста и озаглавьте каждый из них.

Средства массовой коммуникации

Процессы индустриализации и урбанизации, изменившие в конце XIX — начале XX в. облик Европы и Соединенных Штатов, в значительной степени основывались на новых технологиях, в том числе и масс-медиа (средств массовой коммуникации). Новые коммуникационные технологии, вроде телеграфа и телефона, сразу были оценены по достоинству, и каждое изобретение тотчас получало признание — сначала у бизнеса, а потом у всего населения…

Современное информационное (или постиндустриальное общество) — это общество, в котором информация — самый ценный ресурс, ведущее средство производства, а также главный продукт. Большую часть рабочей силы в нем должны составлять информационные работники. В самом общем смысле к категории информационных работников можно отнести тех, кто занимается производством, обработкой и распространением информации, а также производством информационной технологии. Во всех развитых странах этот сектор экономики растет быстрыми темпами…

Те средства массовой коммуникации, которые сегодня называют «новыми», начали заявлять о себе в 1970-е годы. Вначале их воспринимали как продолжение традиционных масс-медиа, теперь же они бросают вызов производству и распространению информации в их традиционных формах. Основные черты, отличающие новые медиа от старых, это: децентрализация, высокая пропускная способность, интерактивность.

Главная примета новейшего времени — это ускорение процесса превращения технологий в новые коммуникационные системы. Чтобы газета стала важным средством коммуникации, после изобретения печатного станка должно было пройти три столетия. При этом микрочип, важнейший компонент современных компьютеров, появился в 1971 г., а массовый маркетинг персональных компьютеров начался всего четыре года спустя.

В качестве достоинств новых медиа называется их способность изменить нашу жизнь, сделать ее полезной, интересной, наполненной смысла… Разумеется, у новых медиа есть и оппоненты.

По кн. Бакулева ГЛ. Массовая коммуникация. М., 2005


Показать ответ

Комментарий:

Могут быть выделены следующие смысловые части:

1) роль коммуникационных технологий в урбанизации и индустриализации;

2) значение информации в постиндустриальном обществе;

3) ускорение превращения новых технологий в средства коммуникации;

4) влияние масс-медиа на современную жизнь.

Возможны иные формулировки, не искажающие сути фрагментов текста, и выделение дополнительных смысловых блоков.

Ответ:

Улучши свой результат с курсами ЕГЭ/ОГЭ/ВПР на egevpare.ru

Нашли ошибку в задании? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl + Enter.
Предложи свой вариант решения в комментариях 👇🏻

Исполнительский план как партитурный конструкт Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

https://doi.org/10..агато1а.пе1/та1епа18/9/2019/2/22.1’|1т1

Источник Манускрипт

Тамбов: Грамота, 2019. Том 12. Выпуск 2. C. 115-121. ISSN 2618-9690.

Адрес журнала: www.gramota.net/editions/9.html

Содержание данного номера журнала: www.gramota.net/materials/9/2019/2/

© Издательство «Грамота»

Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www.aramota.net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: [email protected]

7. Дрожжина М. Н., Давлатова С. Д. Суфийская символика в телебалете Т. Шахиди «Рубаи Хайяма» // Проблемы музыкальной науки. 2018. № 1. С. 66-73.

8. Жукова О. И., Жуков В. Д. Религиозное сознание как фактор культуры современного человека // Вестник Кемеровского государственного университета культуры и искусств. 2017. № 39. С. 13-18.

9. Катунян М. И. «Новое сакральное пространство» Владимира Мартынова // Обсерватория культуры. 2011. № 2. С. 53-59.

10. Кузнецова М. В. Медитативность как свойство музыкального мышления: Авет Тертерян, Арво Пярт, Валентин Сильвестров: дисс. … к. искусствоведения. М., 2007. 233 с.

11. Муртузова З. М. Гносеологические аспекты в философии чань-буддизма и суфизма в компаративистике // Научная мысль Кавказа. 2010. № 3. С. 52-57.

12. Подвижники ислама. Культ святых и суфизм в Средней Азии и на Кавказе: сб. ст. / под ред. С. Н. Абашина, В. О. Бобровникова. М.: Восточная литература, 2003. 336 с.

13. Толибхон Шахиди. Времен контрасты. Интервью, статьи, письма, фотографии: сб. статей / под ред. Л. Джума-новой. М.: Композитор, 2014. 120 с.

14. Трименгэм Дж. С. Суфийские ордены в исламе / пер. с англ. А. Ставиской. М.: Наука, 1989. 328 с.

15. Эрнст К. Суфизм / пер. с англ. А. Горькавого. М.: Фаир-пресс, 2002. 320 с.

PICTURE ETUDE «SUFI AND BUDDHA» BY T. SHAHIDI IN THE CONTEXT OF «NEW SACREDNESS» TRENDS IN COMPOSER’S CREATIVE WORK

Davlatova Sitora Davlatovna

Glinka Novosibirsk State Conservatoire [email protected]

The article considers the picture etude «Sufi and Buddha» by the Tajik composer Tolib Shahidi in the aspect of the «new sacred-

ness» trend in contemporary composer’s creativity. The work embodies the modern artist’s view on the problem of similarities

and differences between the two religious conceptions. As a result of the analysis, the universal and specific parameters characterizing Sufi and Buddha are revealed. Commonness is represented by the musical arsenal designed to convey meditativeness.

At the same time, each representative of the religious teaching has its own intonation sphere.

Key words and phrases: new sacredness; composer’s creativity; Sufism; Buddhism; Tolib Shahidi.

УДК 781 Дата поступления рукописи: 25.11.2018

https://doi.Org/10.30853/manuscript.2019.2.22

В статье рассматривается феномен плана исполнения музыкального произведения, теоретической основой которого является интерпретация. Актуальность обращения к изучению проблем «живого» исполнения связана с переоценкой значения исполнительского искусства в современной культуре. Автор анализирует специфику партитурной структуры плана исполнения, обосновывает неизбежность субъективности музыкальной интерпретации. Исполнительский план представляет собой теоретическую модель исполнения, которая видоизменяется в «живом» исполнении под воздействием актуальной информации, носителем которой является исполнитель.

Ключевые слова и фразы: музыкальное исполнительство; исполнительский план; интерпретация; исполнение; музыкальное мышление; структура исполнительского плана; концептосфера исполнительского искусства; «звукотворческая воля»; субъективность интерпретации.

Ивонина Людмила Фёдоровна, доцент

Пермский государственный институт культуры [email protected] com

ИСПОЛНИТЕЛЬСКИЙ ПЛАН КАК ПАРТИТУРНЫЙ КОНСТРУКТ

Современное исполнительское искусство в начале нового века переживает период культурной глобализации, выражающейся не только в сближении различных исполнительских школ, но и в интеграции стилей. Современный исполнитель становится более универсальным специалистом, способным представить слушателю на уровне аутентичного исполнения сочинение любой эпохи. Унифицируются и требования к исполнению, в основе которых лежит популяризаторская направленность, ведущая к сближению профессиональной и потребительской культур.

Объём музыкальной информации настолько велик, что некоторые пласты музыкального наследия практически исчезают из афиш исполнителей по объективным причинам невозможности единовременного сохранения их в репертуаре. Напротив, «потребительская корзина» слушателей тяготеет к крайностям: либо сверхновое искусство, выходящее за пределы обычного, либо шедевры классики, не теряющие своей актуальности.

Роль исполнителя в современной музыкальной коммуникации практически нигде уже не рассматривается как посредническая миссия между автором сочинения и слушателем. Практика подтверждает основные

выводы, высказанные ещё на рубеже веков Т. В. Чередниченко, о том, что исполнительство преобладает в музыкальной культуре количественно и качественно, поскольку исполнитель есть как бы «сама музыка», в связи с тем, что лишь в процессе исполнения музыка обретает смысловую существенность [34, с. 188].

Более чем разнообразный звуковой мир, «с одной стороны, является отражением сложной современной действительности, а с другой, будучи звуковой средой этой действительности, он воздействует на сознание людей», — считает Т. В. Чередниченко, обосновывая особую роль исполнительского искусства в культурной жизни. «Исполнитель ответствен не только перед автором, но и перед беспрецедентно широким сегодня кругом слушателей, не только за жизнь в культуре музыкального произведения, но и за культуру музыкального сознания в целом». При этом исследователь выдвигает проблему «ответственности за высокое наполнение музыкального сознания слушателей» именно в формате «живых» концертов — традиционной формы художественного общения, где практически невозможно нивелирование интерпретации [Там же].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что произошла переоценка значимости исполнительского искусства, что не может не вызвать к обсуждению новые вопросы. В частности, в сферу исследований попадает так называемое «живое» исполнение.

Целью настоящей статьи является привлечение исследовательского интереса к проблематике содержания актуального (происходящего в настоящий момент) исполнения как феномена искусства. Отличительной стороной «живого» исполнения является неизбежное доминирование в нём информации, поступающей к исполнителю или возникающей в его творческом сознании непосредственно в момент исполнения.

Исполнитель никогда не воспроизводит однажды выверенную версию интерпретации произведения, а постоянно вносит в неё актуальную информацию, носителем которой по сути является. Благодаря этому «живое» исполнение успешно конкурирует с любой качественной записью, потому что представляет собой творческое преобразование художественной действительности, происходящее в режиме реального времени.

Новизну исследования определяет расширение проблематики теории музыкального содержания: в поле рассмотрения включено содержание исполнения (в отличие от содержания исполнительской интерпретации). В изложенной постановке проблемы особо важным становится ментальное дарование исполнителя, с помощью которого акт исполнения превращается в художественное событие, а содержание исполнения представляет собой уникальное видение основной идеи сочинения.

Проблемы музыкального мышления сравнительно давно занимают одну из основных позиций в музыкально-психологических исследованиях. Однако специфика мышления исполнителя не так часто подвергается анализу, поскольку включает в себя вопросы общей проблематики. Справедливо поэтому замечание Ю. Н. Рагса о том, что особенности мыслительного процесса композитора, исполнителя, слушателя определяются, прежде всего, различной направленностью деятельности каждого [25, с. 17].

Отличительной чертой процесса мышления в «живом» исполнении является сочетание заранее подготовленного плана воплощения интерпретации с постоянным внесением в него изменений актуального порядка: мышление исполнителя оперирует, с одной стороны, только что полученными данными из внешней среды (непосредственное звучание), с другой — включает их в систему уже сложившейся информации [Там же, с. 18]. Таким образом, в мышлении исполнителя проявляет себя феномен обратной связи, описанный ещё Н. А. Бернштейном [8] и названный принципом сенсорных коррекций. Учёный имел в виду коррекции движений, вносимые на основе сенсорной информации о ходе движения.

В роли внешней среды в процессе исполнения выступает не только акустика, хотя она зачастую имеет определяющий характер, но и оценка исполнителем своих действий (художественного плана в том числе). Музыкант слышит непосредственный результат своей игры и корректирует свои действия в соответствии с новой информацией, поступающей к нему через слух. Активность слуха в момент исполнения достигает чрезвычайной концентрации.

Возможность внесения изменений в исполнительский план обеспечивается не только его гибкостью, но и тщательной выверенностью всех элементов плана, создаваемого в период подготовки сочинения к исполнению. Таким образом, при анализе «живого исполнения» необходимо рассмотреть два феномена: исполнительский план как некую теоретическую модель воплощения замысла и «зону свободы» — изменения, вносимые непосредственно на сцене в процессе творческого акта.

Рассмотрим первый феномен. Исполнительское искусство связано с воплощением двух версий художественного замысла: авторской концепции сочинения и интерпретации её исполнителем. В связи с присутствием данного, второго уровня замысла творчество исполнителя ранее позиционировалось как именно вторичное [15], а в современных исследованиях рассматривается как реинтерпретация [17] — следующая по отношению к интерпретации ступень в понимании авторского текста, связанная с его переосмыслением [21].

Имеет смысл внести уточнения насчёт определения замысла второго уровня. С одной стороны, «вторая» позиция рассматривается с точки зрения последовательности появления, с другой — замысел второго уровня оценивается в аспекте коммуникации, где в ходе трансляции текста рождается новое, дополнительное (второе) содержание. Но среди многообразия семантических концепций исполнительского искусства выделяется линия, объединяющая интересы автора и исполнителя на более общем уровне — уровне рассмотрения типов творческого замысла [20]. По теории Л. М. Мазеля, типы замысла могут определяться с точки зрения «темы» в литературном понимании термина: под темой подразумевается основное содержание, воплощенное в структуре произведения и объединяющее вокруг себя все его элементы (или круг проблем, образующих основу художественного произведения). Темы «первого рода» — это высказывания автора о явлениях

действительности, а темы «второго рода» — мысли автора о языке, средствах, формах его искусства, через которые он высказывается об окружающих явлениях.

Исполнительский план — план исполнения музыкального сочинения — в большей степени связан с темами второго рода, то есть содержит направленность на средства искусства. Идейное содержание интерпретации в целом создаётся на этапе подготовки к исполнению, а само исполнение, в аспекте стадиальности творческого процесса, относится к последующему этапу — реализации замысла.

План исполнения, в отличие, например, от плана теоретического проекта, имеет специфическую структуру. Если план теоретической работы включает в себя, например, семь-восемь последовательно решаемых задач (постановка проблемы, анализ предшествующего опыта, формулировка гипотезы, оценка новизны, описание данных, доказательство гипотезы, выводы, дальнейшие перспективы), то исполнительский план строится по партитурному принципу.

Принцип партитурной организации состоит в расположении самостоятельных смысловых линий (партий, голосов) друг над другом с целью обеспечения вертикальной синхронности линейных процессов.

Рассмотрим партитуру исполнительского плана.

Центральной строкой является, безусловно, текст музыкального произведения, но его многослойность как эстетического феномена в плане исполнительских действий, тем не менее, представлена единой строкой, так как композиторский текст представляет собой завершённый акт. Однако эта завершённость обладает диапазоном допустимых отклонений, связанных с историко-стилевыми особенностями нотной фиксации текста сочинения. Так, если в эпоху барокко запись и практика исполнения существенно различались [38, S. 23], что находит отражение в весьма малоинформативной для исполнителя сегодняшнего времени эскизной записи сочинений, то музыка XX столетия в целом представляет собой пример усложнённой детализации нотного текста, в который вписываются не только обычные для эпохи романтизма указания динамики, темпов, эмоционально-смысловых состояний, но и указания штрихов, длительности пауз, интонационных отклонений, степени ритмического рубато, приёмов звукоизобразительности и т.д. — всего, что, на первый взгляд, лишает исполнителя возможности «говорить собственными словами» [19, с. 10].

Как бы странно это ни звучало, работа с текстом сочинения не входит в исполнительский план, поскольку он представляет собой уже собственно интерпретацию — финал работы над текстом, некую рабочую версию, способную обеспечить реальное исполнение. Исполнительский план представляет собой живую структуру, существует в стадии движения смыслов и установок и даже в момент концертного исполнения допускает весомую долю импровизации.

Проблемы семиотической, семантической и инструментально-предметной работы над текстом решаются в ходе подготовительного этапа работы над сочинением, что, естественно, меняет и интерпретацию, а вместе с ней — и план исполнительских действий.

Основой подготовительного этапа является встречное движение двух направлений деятельности. С одной стороны, исполнитель «очищает» уртекст сочинения от внесённых в него редакторских ретушей, с другой стороны, наполняет интерпретацию содержанием, которое связано с исследовательской работой в области контекстуальности (понимаемой здесь как смысловое окружение) и интертекстуальности (межтекстовых связей) исполняемого произведения. Работая в данном направлении, исполнитель выводит своё понимание идейно-образного содержания музыкального произведения на уровень смысловой множественности, по теории Р. Барта, не просто допустимой, а «множественности неустранимой», вызванной «пространственной много-линейностью означающих, из которых он (текст) соткан» [6, с. 417].

Предварительная работа над образным содержанием интерпретации, следовательно, представляет собой поисковую деятельность без инструмента, но не заканчивается на этапе перехода к звуковой реализации идеи интерпретации, а является образно-слуховым ориентиром, на основе которого создаётся план исполнения.

Все остальные партитурные линии исполнительского плана принадлежат уровням, отвечающим за средства выразительности или выражения смыслового содержания произведения. Пользуясь терминологией Р. Барта, их можно назвать «планом выражения» [5, с. 130].

Безусловно, в связи с тем, что исполнение музыки разворачивается во времени, основными можно назвать линии, связанные с музыкальным временем, а именно: ритм, темп, движение, метр, темповые изменения, рубато и всё, относящееся к феномену музыкального времени, в том числе более сложные явления, как непрерывность, необратимость и субъект-объектность [4, с. 100].

Для обеспечения акустических линий исполнительского плана «привлечены» стилевые, жанровые, динамические, тембровые, тесситурные, ладовые, регистровые, фактурные, гармонические, звуковысотные средства выражения, имеющие практически каждый свою линию развития. При этом в акустическом отношении более других выделяется динамический план, который иногда может быть даже «размечен» отдельным образом, наравне с нотацией (имеются в виду исполнительские ретуши авторской динамики).

Одним из важнейших является план формы, связанный с общей архитектоникой произведения: композицией, драматургией, логикой развития, — но реализуется он с помощью более конкретных элементов музыкальной речи: фразировки, интонирования, агогики, речитативных включений, фрагментарной импровизации (по тексту), мелодических особенностей, артикуляции, приёмов изобразительности (в зависимости от инструмента).

Определяющей успех исполнения во многом является задача управления движением, с помощью которой осуществляются абсолютно все уровни исполнительского плана. Однако управление движением включает

и некоторые, можно сказать, относительно художественные аспекты: аппликатура, моторика, координация, двигательная особенность штрихов, скачки, переходы, мышечный баланс и т.д.

Особенность партитурной конструкции исполнительского плана состоит в том, что каждая мельчайшая деталь текста произведения воспроизводится исполнителем не только в горизонтальном (последовательном) направлении, но и в вертикальном, обеспечивающем абсолютное единство всех линий плана. Все единовременно воспроизводимые звуки включены в общий план исполнения в виде своеобразной точки в системе координат, образуя своеобразный хронотоп [7; 31] (здесь: единство времени и пространства). Общая идея исполнения, форма замысла способствуют своеобразной компрессии деталей, сжатию их в единый концепт -когнитивную единицу, функционирующую в мыслительном процессе [32, с. 29]. В исполнительском мышлении концепт проявляет себя как одномоментное представление (слуховое, понятийное, образно-смысловое), за которым стоит система действий. Мышление исполнителя лишний раз подтверждает афоризм Т. В. Черниговской: мы живем в мире концептов, а не формальных кодов [35, с. 324]. (Концепция кодовой формы мышления исполнителя представлена в трудах В. Ю. Григорьева [10-12].)

Таким образом, реализация исполнительского плана представляет собой достаточно сложный процесс мышления исполнителя, усложняющийся эмоциональным фоном, вызванным как обстановкой концертного исполнения, так и естественной отзывчивостью самого исполнителя на музыкальное произведение. В результате возникает проблема распределения внимания во время исполнения. Так, например, Екатерина Мечетина говорит о том, что внимание исполнителя буквально «раздесятеряется»! При этом «вектор внимания переносится из своего мини-пространства вовне» [14, с. 69]. И если одни исполнители выделяют четыре составляющих музыканта — разум, слух, пальцы и сердце (Мечетина ссылается на Д. А. Башкирова), то многие другие в большей степени пользуются «интуицией, чем логикой даже в обычной работе». Е. Мечетина предлагает следующую расстановку приоритетов: слух, чувство, потом пальцы и потом голова. «»Голову» и «пальцы» можно поменять местами, потому что они лишь продолжение», — резюмирует пианистка [Там же].

Переосмысливается и ощущение времени. Феноменально, например, дирижёрское восприятие: звучание музыки во внутреннем представлении — одно время, реальное звучание — второе время, и третье время — будущее звучание. «Совместить все эти три времени — воображаемое в голове, реальное и то, что будет происходить через долю секунды, то, над чем ты имеешь хотя бы небольшое влияние, — вот одна из задач дирижера в момент исполнения музыки», — разъясняет свою творческую позицию Василий Петренко [30].

Мышление исполнителя в процессе исполнения представляет собой сложный комплекс концептов, которые взаимодействуют по принципу доминанты. Суть этого принципа состоит в том, что в процессе деятельности выполнение какой-либо одной функции становится более важным, чем выполнение других. По теории Ухтомского [31], принцип доминанты является основой акта внимания и предметного мышления, он и объясняет феномен избирательности исполнительского мышления.

Так, не все профессионалы склонны считать исполнение музыки актом мышления. Например, Люка Де-барг представляет своё состояние как «растворение в звуке». «Меня иногда спрашивают, о чем я думаю, когда играю? У меня совершенно дурацкий ответ — ни о чем, вообще ни о чем. Когда я начинаю играть, я забываю о том, что у меня есть сердце или внутренние проблемы, что есть какие-то границы между внешним и внутренним мирами. Эти границы раздвигаются, я ныряю в звук, я живу в звуке, я пытаюсь полностью находиться в этом. Я забываю о том, что у меня есть тело, что у меня есть сердце. Я даже могу быть взбешенным чем-то, но в музыке, в звуке я могу быть влюбленным. И когда я сажусь за инструмент, то первые моменты до звучания я не думаю ни о чем, потому что я не знаю, что будет. Для этого должен начаться звук. И уже потом происходит все интересное» [23; 37].

Подобное единение со звуком декларировалось в учении К. А. Мартинсена о звукотворческой воле (schöpferischer Klangwille): «Слуховая воля мастера содержит в себе нечто большее: в неё входит также сознательная воля к художественному достижению» [22, с. 28]. Доминантой мышления музыканта в этом случае является «непосредственная направленность воли слуховой сферы на звуковую цель», при этом «в сознании почти не отводится место посредствующим звеньям, т.е. движениям», «в центре сознания находятся только желаемый слухом звук и соответствующая этому желанию, заранее слышимая, как звучащая, «точка атаки» на клавиатуре или грифе» [Там же, с. 23].

Однако если более подробно рассмотреть, что вкладывает Мартинсен в понятие звукотворческой воли, то мы опять выходим на некоторую конструкцию с несколькими взаимосвязанными по вертикали, но параллельными по отношению друг к другу линиями. Первый элемент звукотворческой воли, по Мартинсену, -«звуковысотная воля» (Tonwille) [Там же, с. 30]. Второй элемент — «звукотембровая воля» (Klangwille). Третий элемент звукотворческой воли — «линиеволя» (Linienwille). Это первый из тех элементов, которые из звуковысотной и звукотембровой воли образуют музыкальное явление. Следующий элемент звукотворческой воли — «ритмоволя» (Rhytmuswille). Далее: «воля к форме» (Gestaltwille) и «формирующая воля» (Gestaltungswille). Воля к форме относится к музыкально-формальной стороне, а формирующая воля — к индивидуальному содержанию музыкального исполнения. Воля к форме — своего рода общий обзор (Gesamtschau) творимого произведения, который подчиняет себе все детали [Там же, с. 34-35].

Таким образом, звукотворческая воля представляет собой особый сплав концептов. Это явление, при котором выявляется и проявляется «то, что происходит между звуками, тенденция устремления одного звука к другому», музыкальный феномен, в котором «создаётся возможность того, чтобы во время музыкального

исполнения из надличной воли к форме, воплощённой в произведении, и чисто личной формирующей воли исполнителя образовалось нечто единое» [Там же, с. 36].

Пытаясь разобраться в мышлении исполнителя, мы выходим на уровень проблем взаимодействия психического и художественного — две «инстанции», которые «выполняют функцию связывания человека и произведения искусства» [13, с. 25]. Исходя из концепции Л. Я. Дорфмана, материал и художественная форма являются способами действий художника (автора, исполнителя) для построения художественного образа. Материал подвергается преобразованиям и трансформациям, из него создаётся художественная форма, художественной формой преодолевается материал. Действия художника направлены на то, чтобы оживить материал, «субъективировать и идеализировать его, поместить в некий контекст, наделив определёнными значениями, придав ему какие-то смыслы и символы, в конечном итоге, персонифицируя его и оставляя в нём след, отпечаток, печать индивидуальности самого художника. Здесь мы выходим на проблему содержания искусства…» [Там же].

Приходится признать, что описанный нами выше «план выражения» неизбежно приведёт к необходимости обращения к «плану содержания», по Барту — область означаемого [5, с. 130]. Содержание исполнения соединяет в себе действия по выполнению исполнительского плана как теоретической модели исполнения с достаточно весомым пространством импровизации, которая связана с проблемой субъективности процесса интерпретации.

По отношению к исполнителям, которые, по выражению В. Н. Холоповой, «оставляют за собой право в интерпретации отталкиваться от своих субъективных ощущений» [32, с. 22], наиболее приемлема теория интерпретации, которую можно охарактеризовать как «личностную». Данная теория основана на положениях С. Л. Рубинштейна о том, что семантика возникает как характерный для созерцания способ фиксации своей особой субъективной реальности [1; 2; 27]. Субъект своим созерцанием особым образом относится к бытию [28, с. 28]. В отличие от познания, которое раскрывает логику объектов, и в отличие от деятельности, которая их изменяет, созерцание формирует особое отношение к бытию. Таким образом, основным и ведущим для мышления является его отношение к независимому от него объективному бытию [2, с. 99].

Результатом акта мышления в ходе «созерцания» является возникновение особой субъективной реальности, которая, в сущности, и представляет собой интерпретацию. «Интерпретация есть отнесение субъектом информации, текста, его значений к конструктам своего сознания и жизни в целом, к своему бытию, «руководство» в его соотношении с объективной действительностью» [28, с. 30]. По теории А. Н. Славской, интерпретация — это выработка своего отношения к воспринимаемому и выражение этого отношения, а не только его пассивное восприятие [Там же].

Такое понимание интерпретации обосновывает и главную миссию исполнителя-интерпретатора. По мнению А. Н. Славской, решается проблема преемственности в движении культуры от субъекта к субъекту. «Чтобы ликвидировать «перерыв постепенности», достичь непрерывности, каждый индивидуальный субъект должен включиться в прерванную цепь, разрешить противоречие между всеобщим и индивидуальным, решить задачу, образуемую несовпадением общего и конкретного, а не получить всё готовым. Здесь интерпретация — функция субъекта, проявляющего особую интеллектуальную и личностную активность» [Там же, с. 29].

Музыкальное произведение, более чем любое другое, связано с индивидуальным личным миром исполнителя в связи с обобщённостью музыкального языка. Вместе с тем и здесь возможны некоторые тенденции, носящие общий характер. Например, исполнения различаются по степени погружённости в собственные жизненные переживания, по содержательной направленности музыкальной коммуникации. Речевые возможности музыкального исполнения позволяют выстроить выступление, например, в форме «музыки-послания» или «музыки-автобиографии» — внемузыкальная идея, которая сообщается посредством музыки [9].

Музыкальная интерпретация «выдерживает» «переходы внехудожественного в художественное и, наоборот, художественного во внехудожественное» [13, с. 26]. Её богатство зависит от личностной глубины музыканта: «Чем умнее человек, тем сложнее он понимает мир» [24], а музыку исполнители воспринимают как «дополнительный пласт текста» [29]. Свою задачу исполнители видят и в том, чтобы произведение звучало свежо, не тиражировало штампы, пусть даже удачные, поскольку люди «устали от бесконечной череды похожих друг на друга исполнений» [36].

Безусловно, «зона свободы» в исполнении имеет свои границы. Исполнители их намечают и выражают весьма конкретно: «Если автор написал piano, ты можешь сыграть mezzo piano или pianissimo. Но не имеешь права на три forte. Если у него стоит Andante, ты можешь, если очень в этом убежден, подвинуть темп до Allegro moderato, но не должен играть Presto. Интерпретация, безусловно, должна быть. Но если исполнитель себя и свои вкусовые приоритеты ставит намного выше произведения, запись которого ему доверил композитор, позволяет себе искажать пропорции, форму, баланс, меняет краски, предписанные автором, — это недопустимо. И наша главная задача как интерпретаторов, проводников — не исковеркать музыку» [Там же].

Импровизация на сцене — обязательная для творческого самоудовлетворения, но незапланированная вещь. Е. Мечетина называет такие моменты «таинством», когда на сцене происходят «вещи, совершенно неожиданные. Это может быть инструмент, который спровоцировал тебя на импровизацию: если качество рояля высокое, то он позволяет делать вещи неожиданные даже для самого себя. Это может быть какой-то настрой: когда выходишь на сцену, не всегда знаешь, какое будет настроение.» [18].

Выводы. Исполнительский план — это не просто план действий, это своеобразная концептосфера, созданная в контексте музыкального произведения. Имеет значение не только то, что «каждое музыкальное послание, зафиксированное в виде нотного текста или разворачиваемое в акустической форме, являет собой

специфический художественный код», но и то, что «расширение границ познания музыкального произведения предопределяется его преобразованием во времени» [33, с. 33]. Но основная особенность концептосферы исполнения состоит в том, что она построена на субъективном отношении к тексту музыкального произведения. Объективное исполнение — феномен, существование которого очень трудно доказать. Любое исполнение, говоря словами М. Г. Арановского, несёт в себе «неустранимый привкус субъективности» [3, с. 315].

Исполнительский план представляет собой в условном понимании систему координат, в которой горизонталь обозначает пространство, а вертикаль — время. Во внутреннем восприятии он имеет модель партитуры, где несколько «планов» реализуются одновременно. При этом, кроме формальной хронотопичности музыкально-звукового образа, присутствует целая система хронотопов, связывающая, например, жанр, стиль, авторскую идею и интерпретаторское решение.

Каждое представляемое слушателю сочинение в формате «живого» исполнения имеет собственный, индивидуальный паттерн художественного воспроизведения, который под воздействием актуального состояния исполнителя перестраивается во время выступления, иногда вплоть до концептуального изменения.

Ментальная основа исполнения подтверждается прежде всего тем, что текст музыкального сочинения, воспринимаемый исполнителем как завершённая система, является временными и художественными рамками, ограничивающими импровизационные возможности исполнения.

Исполнительское искусство — глубоко интеллектуальное искусство, поскольку и в момент создания интерпретации, и в момент исполнения происходит интеллектуальное осмысление музыкальной ткани. Интерпретация, лежащая в основе исполнения, более коннотативна. Исполнение — концентрированно смысловой вариант интерпретации, вынужденно помещённый в условия хронотопического её преломления.

Исполнение всегда актуально, но субъективно актуально. Исполнитель не воспроизводит сам себя, он каждый раз исполняет произведение заново. При этом наиболее актуальным всегда является внемузыкаль-ное содержание исполнения, оно всегда будет скрыто для слушателя, о нём знает только автор-исполнитель. Внемузыкальная сторона содержания экстраполируется на музыкальное содержание, и слушатель улавливает внутреннее состояние исполнителя, в свою очередь, интерпретируя его.

Воплощение исполнительского замысла, так или иначе, связано с планом действий. Для обоснования ак-сиоматичности данного утверждения существует афоризм: с неправильным планом написать хорошую работу можно, а без плана — нельзя [16]. Но как определить, верным ли является исполнительский план и присутствует ли он вообще (такое не исключено)? Единственно возможным здесь представляется ответ: «Качество и совершенство сочиняемого, исполняемого, звучащего музыкального произведения может определить только воспринимающий человек» [26, с. 23]. То есть истинная проверка действия исполнительского плана, преобразования его в реальном времени в момент исполнения происходит в процессе музыкальной коммуникации. Иными словами, слушатель является как принимающей стороной, так и лицом, объективно оценивающим творчество исполнителя. Коммуникативный эффект зависит от полноты информации, которую передаёт исполнитель слушателю, используя резервы своего творческого мышления и возможности планирования своих действий. Идеальный результат музыкальной коммуникации, таким образом, заключается во взаимном обогащении: слушатель получает впечатление, способное в чём-то изменить его жизненную позицию, создать настроение для собственных творческих свершений. Исполнитель, в свою очередь, вдохновлённый и удовлетворённый возникновением нового содержания, открывает для себя новые пути для творческого поиска.

Список источников

1. Абульханова К. А., Славская А. Н. Субъект в философской антропологии и онтологической концепции С. Л. Рубинштейна // Сергей Леонидович Рубинштейн / под ред. К. А. Абульхановой. М.: РОССПЭН, 2010. С. 23-76.

2. Абульханова-Славская К. А., Брушлинский А. В. Философско-психологическая концепция С. Л. Рубинштейна. К 100-летию со дня рождения. М.: Наука, 1989. 243 с.

3. Арановский М. Г. Музыкальный текст: структура и свойства. М.: Композитор, 1998. 341 с.

4. Аркадьев М. А. Временные структуры новоевропейской музыки. Опыт феноменологического исследования. Изд-е 2-е, испр. и доп. М.: Библос, 1993. 168 с.

5. Барт Р. Основы семиологии // Структурализм: «за» и «против»: сб. статей. М.: Прогресс, 1975. С. 114-163.

6. Барт Р. От произведения к тексту // Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика / пер. с фр.; сост., общ. ред. и вступ. ст. Г. К. Косикова. М.: Прогресс, 1989. С. 413-423.

7. Бахтин М. М. Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по исторической поэтике // Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. М.: Худож. лит., 1975. С. 234-407.

8. Бернштейн Н. А. Физиология движений и активность. М.: Наука, 1990. 492 с.

9. Векслер Ю. С. Музыка-послание и музыка-автобиография: об актуальности «старой» музыкальной герменевтики // Ученые записки Российской академии музыки имени Гнесиных. 2015. № 1. С. 11-20.

10. Григорьев В. Ю. Вопросы исполнительской формы и пути её реализации // Музыкальное исполнительство и современность: сб. статей. М.: Музыка, 1988. Вып. 1. С. 69-86.

11. Григорьев В. Ю. Исполнитель и эстрада. М. — Магнитогорск: Московская государственная консерватория; Магнитогорская государственная консерватория, 1998. 153 с.

12. Григорьев В. Ю. О роли времени в исполнительском процессе // Вопросы исполнительского искусства: сб. трудов / Московская государственная консерватория. М.: МГК им. Чайковского, 1981. С. 3-14.

13. Дорфман Л. Я. Психология искусства в зеркале культурно-исторического и естественнонаучного подходов // Искусство в контексте информационной культуры: сб. статей. М.: Смысл, 1997. Вып. 4. С. 23-33.

14. Елина С. Екатерина Мечетина: «Самое важное — вхождение в состояние музыки.» // Музыкальная академия. 2012. № 2. С. 69-71.

15. Здобнов Р. Исполнительство — род художественного творчества // Эстетические очерки / сост. и общ. ред. С. Х. Раппопорт. М.: Музыка, 1967. Вып. 2. С. 98-149.

16. Зорин А. Как написать диссертацию [Электронный ресурс]. URL: https://syg.ma/@shaninka/andriei-zorin-kak-napisat-dissiertatsiiu (дата обращения: 14.10.2018).

17. Ивлева А. Ю. Перевод художественного текста как реинтерпретация художественной картины мира // Вестник научных конференций. 2016. № 1 (5). Ч. 4. С. 48-55.

18. Кочнов В. Екатерина Мечетина: «Если ты сам не горишь — никто в зале не загорится» [Электронный ресурс]. URL: https://www.classicalmusicnews.ru/interview/ekaterina-mechetina-interview-may2016/ (дата обращения: 06.12.2018).

19. Кремер Г. Обратившись внутрь себя // Музыкальная академия. 1994. № 3. С. 10-14.

20. Мазель Л. А. О типах творческого замысла // Советская музыка. 1976. № 5. С. 19-31.

21. Максимова М. В. Реинтерпретация художественного текста // Культура. Духовность. Общество. 2013. № 7. С. 66-70.

22. Мартинсен К. А. Индивидуальная фортепианная техника на основе звукотворческой воли / пер. с нем.; ред., прим. и вступ. ст. Г. М. Когана. М.: Музыка, 1966. 220 с.

23. Муравьёва И. О чем надо думать, играя? Люка Дебарг выступил с сольной программой в Концертном зале Мариин-ского театра [Электронный ресурс] // Российская газета. 2015. 15 июля. URL: https://rg.ru/2015/07/16/luca.html (дата обращения: 14.10.2018).

24. Носырев И. Константин Богомолов — о театре, постмодернизме и своей роли в истории [Электронный ресурс]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/3190813 (дата обращения: 14.10.2018).

25. Рагс Ю. Н. Музыкальное мышление в свете психологических закономерностей музыкально-слухового процесса // Художественное образование и наука. 2016. № 1. С. 17-22.

26. Рагс Ю. Н. Уровни и содержание музыковедческих измерений // Эстетика: информационный подход. Проблемы информационной культуры / ред. Ю. Зубов, В. Петров. М.: Смысл, 1997. Вып. 5. С. 14-41.

27. Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание: о месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира. М.: АН СССР, 1957. 330 с.

28. Славская А. Н. Личность как субъект интерпретации. Дубна: Феникс, 2002. 239 с.

29. Сурнина Н., Овчинников И. «Тут вибрируем — тут не вибрируем». Скрипач и дирижер Илья Король об аутентичном исполнительстве, символике музыки Баха и несовершенстве музыкального образования [Электронный ресурс]. URL: https://www.classicalmusicnews.ru/interview/ilya-korol-2018/ (дата обращения: 06.12.2018).

30. Тимофеев Я. Василий Петренко о дирижировании [Электронный ресурс]. URL: https://www.classicalmusicnews.ru/ interview/vasily-petrenko-2017/ (дата обращения: 06.12.2018).

31. Ухтомский А. А. Доминанта. СПб.: Питер, 2002. 448 с.

32. Холопова В. Н. Музыкальная герменевтика, музыкальная семантика, музыкальное содержание: сравнение возможностей // Ученые записки Российской академии музыки имени Гнесиных. 2015. № 1. C. 20-29.

33. Хохлова А. Л. Концептосфера музыкального искусства // Ученые записки Российской академии музыки имени Гнесиных. 2015. № 1. C. 29-41.

34. Чередниченко Т. В. Композиция и интерпретация: три среза проблемы // Чередниченко Т. В. Избранное / сост. Т. С. Кю-регян. М.: Московская консерватория, 2012. С. 187-212.

35. Черниговская Т. Когнитивный романтизм в зеркале контекстов // Черниговская Т. В. Чеширская улыбка кота Шрё-дингера: язык и сознание. M.: Языки славянской культуры, 2013. С. 320-325.

36. Юсипей Р. Творчество интерпретатора — это работа гениального переводчика. Дирижер Андрей Борейко о Курентзисе, Юровском, Петренко, Сильвестрове и преимуществах one night stand в работе с оркестром [Электронный ресурс]. URL: http://yarcenter.ru/articles/culture/music/tvorchestvo-interpretatora-eto-rabota-genialnogo-perevodchika/ (дата обращения: 06.12.2018).

37. Boissard B. Une interview de Lucas Debargue [Электронный ресурс]. URL: http://parlonspiano.com/pianonews/517/une-interview-de-lucas-debargue#.W_VIu1xR1Rb (дата обращения: 06.12.2018).

38. Harnoncourt N. Musik als Klangrede. Wege zu einem neuen Musikverstandnis. Essays und Vortrage. Salzburg: Residenz Verlag, 1982. 369 S.

PERFORMANCE PLAN AS A SCORE CONSTRUCT

Ivonina Lyudmila Fedorovna, Associate Professor Perm State Institute of Culture [email protected] com

The article deals with the phenomenon of the performance plan of a musical work, the theoretical basis of which is interpretation. The topicality of referring to the consideration of the problems of «live» performance is associated with reassessment of performing art significance in modern culture. The author analyses the specificity of the score structure of a performance plan, substantiates the inevitability of musical interpretation subjectivity. The performance plan is a theoretical performance model, which is modified in a «live» performance under the influence of current information, the carrier of which is a performer.

Key words and phrases: musical performance; performance plan; interpretation; performance; musical thinking; structure of performance plan; conceptual sphere of performing art; «sound-making will»; subjectivity of interpretation.

Методы исследования смысловой реальности сознания План

  1. Особенности психодиагностической процедуры и критерии отбора методик исследования смысловой реальности сознания лиц с нарушениями развития

  2. Классы методик, используемые в области психодиагностики самосознания, их достоинства и недостатки

  3. Методический инструментарий, получивший реализацию в исследованиях содержательных характеристик сознания лиц с интеллектуальной недостаточностью и нарушениями слуха

  4. Домашнее задание

Литература

  1. Белопольская Н.Л., Иванова С.Р., Свистунова Е.В., Шафирова Е.М. Самосознание проблемных подростков. –М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2007. – 332 с.

  2. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь –справочник по психодиагностике . –Сб.: Питер, 2003. – 528 с.

  3. Володина, И.С. Специфика развития социального интеллекта младших школьников с умственной отсталостью / И.С. Володина. – Дис. … канд. псих. н. – СПб., 2004. – 180 с.

  4. Завражин, С.А., Жукова Н.В. Исследование отношения к жизни и смерти у подростков с нарушением интеллекта / С.А. Завражин, Н.В. Жукова // Вопросы психологии. – 2006. — № 2. – С. 58-67.

  5. Кисова В.В., Конева И.А. Практикум по специальной психологии. .- СПб.: Речь, 2006.- 352 с. [Режим доступа: www.cross-kpk.ru/…/documents/Kisova/Кис_сод.htm].

  6. Ковачев, О.В. Индивидуально-психологические особенности осужденных олигофренов / О.В. Ковачев. – Автореф. дис. … к. псих. н. — Рязань, 2004. – 22 с.

  7. Косымова, А.Н. Изучение и коррекция представлений об окружающем мире у младших школьников с нарушенным интеллектуальным развитием / А.Н. Косымова. – Дис. … канд. псих. н. — М., 2006. – 193 с.

  8. Кузьмина, Т.И. О диагностике «Я-концепции» лиц с легкой умственной отсталостью / Т.И. Кузьмина // Специальная психология. – 2006. – № 3(9). – С. 37-58.

  9. Леонтьев, Д.А., Бузин, В.Н. Особенности смысловой структуры мировоззрения при хроническом алкоголизме / Д.А. Леонтьев, В.Н. Бузин // Вестн. Моск. Ун-та. – Сер. 14. – Психология. – 1992. № 3. – С. 22-29.

  10. Маслова Ю.А. Особенности смысловой сферы старшеклассников в условиях интерната для глухих и слабослышащих. – Автореферат дис. … к. псх. н. – Ростов-на-Дону, 2008. – 22 с.

  11. Радина, Н.К. Сравнительный анализ психосемантического пространства у детей с позитивным и негативным самоотношением, воспитывающихся в семье и в условиях интернатных учреждений / Н.К. Радина // Психологические особенности детей и подростков с проблемами в развитии. Изучение и психокоррекция / Под ред. проф. У.В. Ульенковой. – СПб., 2007. – С. 147-159.

  12. Стебляк, Е.А. Особенности самоидентификации подростков с интеллектуальной недостаточностью / Е.А. Стебляк // Актуальные проблемы высшего гуманитарного образования и воспитания в Сибири: Сборник статей.- Омск: Изд-во НОУ ВПО ОГИ, 2007. — С. 120-125.

Содержание лекции

1. Особенности психодиагностической процедуры и критерии отбора методик исследования смысловой реальности сознания лиц с нарушениями развития (по Масловой ю.А., 2008)

Попытки систематического изучения смысловой реальности внутреннего мира предпринимаются в отношении лиц с нормально функционирующей психикой. Однако представляется необходимой разработка указанной проблематики и в специальной психологии, в частности, в олигофренопсихологии. Так как реализация процедура исследования смысловых конструктов сопряжена с рядом существенных затруднений, представляется важным рассмотреть эти трудности и те принципы отбора методик, учет которых поможет провести исследование, несмотря на указанные сложности. В данной лекции хотелось бы также осуществить обзор методических подходов к исследованию смысловой реальности сознания лиц с нарушениями развития, рассмотреть классы традиционных и вновь разрабатываемых методик, указать на наиболее часто употребляемые методики в рамках каждого класса. В заключение целесообразно рассмотреть методический инструментарий некоторых имеющихся в олигофренопсихологии научных исследований, освещающих содержание сознания лиц с интеллектуальной недостаточностью.

Уже первое приближение к анализу использования методического инструментария в изучении субъективной реальности лиц с ИН обнаруживает опыт существенных затруднений.

Так, ситуация психосемантического исследования предполагает изучение структуры семантического пространства лиц, способных к лингвистической интроспекции, т. е. к анализу и развернутому определению значения, вынесению суждений о степени сходства понятий или объектов по значительному набору сложно градуированных шкал оценки. Проникновение в суть того, что психически недоразвитый субъект воспроизводит в своем сознании в процессе психического отражения, как он осмысливает происходящее, невозможно осуществить без элементов интроспекции, предполагающей понимание вербализованных характеристик личности и деятельности, несущих важную семантическую нагрузку в диагностических методиках [Петренко В.Ф. Серкин В.П.]. Соответственно, при любом методическом подходе, аппелирующем к интроспективной способности обследуемых, олигофренопсихолог наблюдает существенные затруднения. Они возникают также при попытках словесного отчета, репрезентирующего субъективные представления об окружающем у детей с нарушениями интеллектуального развития [7, с. 57].

На сегодняшний день предпринята попытка учесть типичные реакции умственно отсталых испытуемых при предложении им диагностического комплекса, ориентированного на изучение оценочного компонента самосознания. Учитывались такие особенности восприятии, понимания и выполнения предложенных заданий как неадекватная реакция на саму процедуру обследования, искаженное восприятие ребенком инструкции, неадекватная реакция на оценку выполнения задания, неумение перенести показанный способ действия на аналогичное задание. Имеющиеся особенности потребовали модификации вербальной основы заданий, созданных на основе стандартизированных и нестандартизированных самоотчетов [8]. Учет встречающихся в диагностической и экспериментальной практике олигофренопсихолога аспектов работы, позволил сформулировать основания для разработки экспериментального варианта методики «Детский образ мира». Так, ввиду недостаточной полноценности сугубо словесных отчетов обосновывается целесообразность предоставления ребенку возможности «…опоры на чувственно воспринимаемый материал, где все объекты должны быть знакомы ему» [7, с. 58]. Высказываются обоснованные сомнения в целесообразности использования в экспериментально-диагностических целях изобразительной деятельности ребенка с ИН, зрительно-моторная координация которого может быть нарушена. В качестве альтернативы ее использованию предлагается конструирование готовых изображений с дорисовыванием как «снимающее» технические затруднения при рисовании [7, с. 58].

Предпринятое нами исследование позволило отследить возможность исследования развития рефлексивной основы самоидентификации и личностных смыслов подростков с ИН, провести качественный анализ самоописательных характеристик [12]. В ходе обследования помимо предварительной беседы с целью установления психологического контакта, понадобилась дополнительная стимуляция испытуемых, так как поначалу задание вызвало у подростков затруднения, замешательство, и первым желанием было отказаться от участия в обследовании. После того, как испытуемым было сообщено о том, что вся информация конфиденциальна, нет правильных или неправильных ответов, работа «не на оценку», испытуемые приступили к ответу на поставленный вопрос.

И.А. Конева на основании опыта исследования особенностей образа «Я» младших подростков с нарушениями развития предлагает осуществлять процедуру апробации стимульного материала методики, содержащей вербальные обозначения личностных характеристик [5, с. 209]. Исследователь должен объяснить, что обозначают предъявленные в письменном виде слова, например, сказав, что они обозначают то, каким может быть человек. Затем испытуемый должен прочитать все написанные слова; у него уточняется, понятны ли их значения. Испытуемого просят объяснить, как он понимает каждое слово. Проведение подобного обсуждения необходимо с целью выяснения того, существует ли то или иное вербальное обозначение личностного качества или поведенческой характеристики в понятийном аппарате подростка, и на­сколько это понятие дифференцировано. Слова доступно разъясняются. В дальнейшем умение оперировать только что усвоенными понятиями будет свидетельствовать о том, что они находились в зоне ближайшего развития испытуемого.

Изучение особенностей мотивационно-смысловой сферы лиц с нарушениями развития, например, старшеклассников с нарушениями слуха в исследовании Масловой Ю.А., изначально планировалось проводить с помощью прямой диагностики компонентов смысловой сферы: содержания ядра смысловой сферы глухого старшеклассника, структуры жизненных ценностей, круга значимых других, специфики отношения к себе, социуму, миру в целом, выраженности и содержательных особенностей мотивации учения и профессиональной деятельности, жизненных планов [10]. Однако восле апробации круг психодиагностических методик был существенно сужен, так как, по признанию исследователя: «Недоразвитие речи накладывает известное ограничение на возможность использования вербальных средств для исследования психики людей с нарушенным слухом. Несмотря на существующий широкий спектр методик, которые позволяют изучить смысловую реальность, использование большей их части для исследуемой выборки оказалось невозможным» [10, c. 12].

На основе требований, предъявляемых к сурдопсихологическим методам в целом, Масловой Ю.А. были сформулированы критерии отбора методик для проведенного исследования:

«Методы должны быть максимально невербальными, как можно меньше требующими использования письменного, устного, жестового языков;

  1. Для лучшего понимания инструкции использовать предварительное

  2. задание — относительно более легкое, но по существу такое же, как основное;

  3. Необходимо стремиться к тому, чтобы результат выполнения заданий наиболее полно выражался вовне, и чтобы были объективно наблюдаемые промежуточные стадии решения заданий;

  4. Необходимо обеспечить адекватное понимание инструкции, чего можно достичь различными способами: использованием жестовой речи, наглядностью, показом (при этом необходимо обращать особое внимание на то, чтобы в них не содержалось подсказки), повторять инструкцию в разных вариантах, чтобы убедиться в том, что испытуемый понял предъявляемое ему задание;

  5. Учитывать возможное влияние исследователя, т.к. глухие более внушаемы, чем слышащие;

  6. Методика по возможности не должна быть громоздкой, утомляющей респондентов;

  7. Методика должна быть понятной, состоять из известных респондентам слов, учитывая уровень речевой компетентности неслышащих учащихся;

  8. Методики должны взаимно дополнять друг друга в раскрытии исследуемых качеств;

Методики должны дать информацию, позволяющую подтвердить или опровергнуть гипотезы исследования» [10, c. 12-13].

План сочинение ЕГЭ-2022 по русскому языку

1 абзац
Формулировка проблемы данного текста. 1 балл

* Текст известного русского писателя (публициста, прозаика и т.д. см., что написано об авторе в конце текста ) ФИО заставил меня задуматься над проблемой ( сочетание слова проблема с сущ. в Р.п.), например, над проблемой отцов и детей; над проблемой роли книги в жизни человека.)+ сформулировать вопрос по проблеме и записать в форме вопросительного предложения.

* Текст русского писателя, прозаика и драматурга А.П.Чехова заставил меня задуматься над какой? (сложной, важной, серьёзной, актуальной, злободневной, философской …) проблемой осознания цели своего труда. Ради чего люди совершают свой ежедневный трудовой подвиг?

2 абзац
Комментарий к сформулированной проблеме данного текста+1-ый пример-иллюстрация с указанием и пояснением. 6 баллов

* Раскрывая проблему, ФИО (автора текста) обращает внимание читателя на главного героя (рассказчика, героя-рассказчика) повествования, который ( кратко пересказываем сюжет и подводим к примеру-иллюстрации).
* Автор (с грустью, с сожалением… другие чувства) пишет, что (приводим 1-ый пример-иллюстрацию ( можно цитату из текста или кратко пересказываем своими словами )… + пояснение

Пояснение к примерам (художественный текст)

* Автор знакомит читателя с героями текста…+ мини- вывод
* Автор не случайно обращает наше внимание на… + мини- вывод
* Поступок героя показывает, что…+ мини- вывод
* Слова ( мысли) героя позволяют увидеть…+ мини- вывод
* Эти события автор описывает, чтобы + мини- вывод
* Автор хочет сказать, что….+ мини- вывод.
В мини- выводе обязательно используем вводные слова ( по моему мнению, по-моему, думаю, известно, на мой взгляд). Не забывайте обособлять вводные слова на письме!
Например, По моему мнению, донос на друга — это предательство.

Пояснение к примерам (публицистический текст)

*Писатель хочет сказать, что…
* Этот пример показывает, что…
* Смысл этого высказывания в том, что…
* Эти слова убедительно доказывают, что…
* Я думаю, этим примером автор хотел показать…
* Приведённые слова содержат глубокий смысл…

3 абзац
2-ой пример-иллюстрация с указанием и пояснением.

* Для того чтобы читатель разобрался в чувствах (мыслях, ощущениях и т.п.) героя, автор отмечает, что… + пояснение +мини-вывод

* В предложении № … писатель отмечает ( замечает и т.д.), что…+ пояснение +мини-вывод …Автор уверен, что…

4 абзац
Указать и проанализировать смысловую связь между примерами .

1. Объяснение
* Оба примера из текста объясняют важную мысль автора : (написать какую мысль…)
* Размышляя над проблемой, автор хочет объяснить…
* С помощью этих примеров автор объясняет, как (зачем, почему и т.д.)…
* Приведённые примеры позволяют автору объяснить…

2. Противопоставление
* Автор противопоставляет данные примеры, чтобы показать…
* Противопоставляя эти примеры (поступки героев и т.п.), автор хочет подчеркнуть…
* С помощью противопоставления автор показывает разные стороны…
* Благодаря антитезе мы видим различные точки зрения на…, что делает рассуждение более объективным и убедительным.
* Один пример противопоставлен другому, но оба они иллюстрируют важную мысль автора: написать какую…

3. Сравнение
* Писатель сравнивает…+ какие качества героев выявляются в сравнении…
* Сравнивая этих героев, мы видим…
* Благодаря сравнению писатель выделяет лучшие стороны…
* Сопоставляя различные точки зрения на интересующий его вопрос, автор показывает…
* Сопоставление этих примеров позволяет автору показать сложность (неоднозначность) ситуации…

4. Причина-следствие
* Почему — же герой так поступает? Ответ на этот вопрос мы находим далее.
* Приведённые примеры показывают причины и следствия поступков героя…
* Анализируя эти примеры, мы понимаем причину изображённых событий…
* Таким образом , эти примеры позволяют понять, почему…

5. Определение понятия
* Автор определяет значение слова «…» (раскрыть содержание понятия «…»).
* Приведенные примеры показывают сложность и многогранность понятия «…»
* Эти примеры позволяют лучше понять значение слова « …»

5 абзац
Отражение позиция автора ( рассказчика). 1 балл

В художественном тексте авторская позиция выражена косвенно (не прямо)
* Писатель не выражает прямо свою позицию, но подводит читателя к мысли о том, что…

В публицистическом тексте позиция автора выражена чётко и ясно
* Позиция автора чётко выражена. Он убеждён, что…

6 абзац
Сформулировать и обосновать своё отношение к позиции автора по проблеме текста.1 балл (Ответ на вопрос: почему я согласен/не согласен с позицией автора)

* Я полностью согласен с автором и считаю, что…(обоснование).
(Даже соглашаясь с автором, сформулируйте свою позицию иными фразами).

7 абзац
Заключение (достаточно одного предложения)

* Таким образом, можно сделать вывод, что…

Объём сочинения — не менее 150 слов.
Максимальное количество баллов за всю письменную работу — 25.

План рассказа Барбос и Жулька Куприна 4 класс

1) Описание и характеристика Барбоса
2) Описание и характеристика Жульки.
3) Повседневная жизнь Барбоса и Жульки.
4) Характер Барбоса.
5) Происшествие во дворе.
6) Жулька- герой.
7) Истощенная героиня.
8) Последняя встреча Барбоса с Жулькой.
9) Горе Барбоса.

Краткое содержание

Барбос – смесь самой обычной дворняжки с овчаркой. Пса не моют, не подстригают, не чешут, а его уши сильно потрепаны. Барбос совершенно не аккуратен поэтому детишки часто защищают пса от злости взрослых, которые выгнали его во двор и не хотели бы взять в дом. Он кидается на прохожих собак, если видит их на близ лежащей территории, в большинстве случаев одерживает победу.

Жулька — обычная домашняя собачка, вежливая и интеллигентная. Не смотря на то, что она не является человеком, но она знает о таком чувстве как любовь, именно оно возникает между нею и дворовым псом. Данная ситуация похожа на сюжет книги «Леди и Бродяга», в котором тоже рассказывается о любви между двумя собаками, но с совершенно другим поворотом событий.

Наша же история описывается так: как-то раз во двор прибежала собака, вероятно болевшая бешенством или просто ведущая себя соответственно. Барбос заметил её, но не решился напасть на неё, а лишь с визгом смотрел издали, боясь, что та может сделать что-то непоправимо ужасное. Народ прятался в дома и просто уходил как можно дальше, в то время как бешенная собачонка своими острыми зубами покусала пару домашних животных. Резко, нежданно ни для кого выбежала из-за угла Жулька, направившись к незваной госте с лаем и злостью она заставляет ту убежать.

От этого случая Жулька прибывает в шоке, перестаёт кушать, ослабевает и вскоре заболевает. Барбос прибегает к ней каждый день и сидя под дверью воет. Пса гонят, бьют, стараются отогнать, но всё тщетно, он не бросит свою любимую. Когда его пускают в сарай, он облизывает Жульке мородчку, словно целует с лап до головы и всем видом показывает, что очень ждет, когда та поправится.

Покинув сарай он устраивается под дверью и ждет. Спустя пару часов люди слышат истошный вой, открыв сарай они видят, что собачка умерла. Мало кто мог бы в тот момент понять все чувства и переживания Барбоса, он потерял своего близкого, отважного друга, свою любовь и возможно смысл его жизни в этом мире, в котором его совершенно никто не любит.

Также читают:

Картинка к сочинению План рассказа Барбос и Жулька

Популярные сегодня темы

  • Сочинение Образ Мадемуазель Бурьен в романе Война и мир Толстого

    Толстой в своем произведении Война и мир знакомит читателя с массой ярких и красочных героев. Но стоит отдать должное и второстепенным персонажам, которые тоже сыграли здесь немаловажную роль

  • Сочинение на тему Моя семья — моя гордость

    Что в жизни человека самое главное? Глядя на современное общество, я вижу, что для большинства подростков на первом месте модные бренды одежды, последние модели мобильных телефонов, вкусная еда в ресторанах.

  • План сказки Волшебный барабан Родари

    В сказке «Волшебный барабан» повествуется рассказ о нищем солдате, который держит путь с войны домой. Повстречалась на пути солдату старушка, которая попросила у него немножко денег. Найдя в кармане

  • Сочинение Бородино (5 класс, Лермонтов)

    Лермонтов написал свое самое знаменитое произведение «Бородино» в 1837 году, тогда автор еще не знал, что эта работа прославит его в мире литературы. «Бородино» было актуальным во всех слоях общества

  • Анализ романа Жерминаль Золя

    Роман Э. Золя Жерминаль является революционным и считается одним из самых ярких произведений писателя. Находясь в центре событий, Э. Золя точно смог передать увиденное, подчеркнуть

План к Сказке про Рыбака и Рыбку

Автор J.G. На чтение 2 мин Обновлено

Составить план сказки о рыбаке и рыбке Александра Пушкина Вы можете используя разные варианты:

План сказки о рыбаке и рыбке

1)Жил старик со своею старухой

2) Старик поймал золотую рыбку

3) Старик отпустил рыбку в синее море

4) Старик рассказал  старухе о рыбке

5) Старик по настоянию старухи просит  новое  корыто

6) Старик просит избу новую

7) Старуха хочет быть столбовою дворянкой

8) Старуха  хочет  быть вольною царицей

9) Старуха хочет быть владычицей морскою

10) На пороге сидит старуха, а перед нею разбитое корыто

Пушкин «Сказка о рыбаке и рыбке» план

1. Три раза старик ловил рыбку и на третий раз попалась рыбка.
2. Старик отпустил рыбку.
3. Старик рассказал старухе о рыбке.
4. Старуха попросила корыто.
5. Попросила старуха избу новую.
6. Хочет старуха стать дворянкой.
7. Хочет старуха быть царицей.
8. Хочет старуха быть владычицей морской.
9. Ничего не сказала рыбка, лишь хвостом вильнула и ушла в синие море.
10. Старуха у разбитого корыта

План к сказке про рыбака и рыбку

1. Добрый старик
2. Злоба старухи
3. Новое корыто
4. Новая изба
5. Старуха — столбовая дворянка
6. Старуха — вольная царица
7. Изгнание старика
8. Мечта быть владыкой морской
9. Сново дырявое корыто

План к Сказке про Рыбака и Рыбку

1)  Старик и старуха в бедности
2)Золотая рыбка
3)Старик отпускает рыбку
4)Новое корыто для старухи
5)Попросила старуха избу новую.
6)Старуха — столбовая дворянка
8)Старуха  —  вольная царица
9)Желание старухи стать владычицей морскою
10)Старуха с разбитым корытом

Эту сказку знают хорошо и дети и взрослые, поэтому составить для нее план не составит труда. Помните, чтобы получить лучшую оценку важно написать свой план, сделать это можно скомбинировав разные варианты.

Информационно-смысловой план жизни. Осознание эфира.

Осознавая закон подобия, мы вплотную подходим к теме эфира, как единого информационно-смыслового плана мироздания. Также, как и материальный план является для нас полем деятельности, так и эфир, более первичный, является для нас пространством идей и мыслей. По сути, мы живём в информационном поле, поле эфира, изо дня в день, от Начала, где всё связано со всем. Материальный план является лишь следствием уплотнения эфира. (Изменения частоты, вибрации или длинны волны) Так мы осознанно или не осознанно притягиваем и реализуем в жизни различные сценарии, исходя из общей картины, плана эфира. Поэтому необходимо понимать, какие смыслы и образы нас наполняют, как внутренние, так и внешне, чем мы себя окружаем (Дома, в течении жизни, какими людьми?) Смысловое наполнение, к чему оно ведёт? (Источник? Подчинены ли они Высшему Началу?)

По факту то что мы считаем внешним, есть отражение внутреннего и наоборот. При этом влияния, как внутренние, так и внешние, непосредственно зависят от нашей укоренённости в настоящем (здесь и сейчас, Бытийности), связи с Источником. Чем больше наша осознанность, тем больше мы становимся центрированы и связаны с Источником. Который открывается нам в большей мере и, в свою очередь открывает решения наших проблем, потребностей. Если они в какой-то мере все ещё присутствуют и выводят нас из равновесия. (Уравновешивает мелкие колебания эго.)
Таким образом, возвращаясь к информационной и смысловой составляющей, эфиру. На начальных этапах, когда нет естественности (естественной гармонии из-за ошибок восприятия (эго)) нам необходимо действовать в осознание факта, что любая информация непосредственно влияет на нашу жизнь. Следует различать, что ведёт к гармонии и Единству, а что нет. Согласно этому обустраивать свой дом. Наводить порядок, очистить пространство от лишнего и старого хлама, это также позволяет нам не привязываться к вещам.
Необходима осознанность в выборе той информации, которую мы усваиваем в течении дня. Путь известен, согласно этому должно быть и действие. Фильтрация информации, что смотрим, читаем, слушаем. (Отбрось лишнее!)

Естественность жизни, согласно своему таланту. Действие ради самого действия, как совершенное служение Высшему.

Действуя от сердца, человек естественным образом заниматься тем, к чему лежит у него душа, тем чем он готов заниматься даже бесплатно, от чистого сердца! Такое действе ведёт к Совершенству, развитию таланта, что в свою очередь, даёт возможность прокормить себя и своих близких. (Естественным образом убирая беспокойство.)
При этом жизнь не обязательно должна быть в том же русле. У нас часто есть привычка делать то, к чему привыкли, даже если результаты нас не устраивают и так, зачастую, человек не осознает ошибочности, действуя по сложившемуся шаблону. А чтобы его осознать, необходимо пробовать, менять свой образ жизни, привычки. Браться за другие направления деятельности, изменять образ жизни (в городе, на природе), отказаться от вредных привычек, ограничить компьютер и тв. Необходимо почувствовать и понять, что для вас лучше?  Все вопросы решаемы, было бы желание и потребность к переменам и преображению.
Окружение друзей и знакомых, тоже немаловажный фактор. На Пути важны единомышленники, с общей идеей и ценностями. Это и опора и поддержка, как в образе жизни, так и в образе мышления (точке зрения)!
Объединение — ключ к Единству на всех уровнях!
Осознание — ключ к Пониманию!
Традиция, культура — узор реальности и мира вокруг вас!
Служение общим целям и ценностям в Единстве — Путь!

То, что от Начала, не затрагивают взлеты и падения мира, Истина не затрагивается колебаниями настроений, мнений и идей, она просто есть, она открыта, она жива! (Неуничтожима, неделима, Едина!) Истина в самой сути Жизни, в каждой его части, от момента к моменту. Смотрите зорче, дабы увидеть! Слушайте внимательно, дабы услышать! Чувствуйте сердцем, дабы понять! Осознание — ключ к Свободе! Будьте с Миром и будьте в мире, как должно быть от Начала!

admin 23 июля, 2019

Опубликовано : Наши материалы

Метки: восприятие, жизнь, информация, осознание, путь, точка зрения, целостность, эфир

Загрузка…Просмотров: 1 801

Семантическое отображение для расширения словарного запаса

Знания помогают запоминать новую информацию, а люди, хорошо разбирающиеся в теме, также знают ее словарь. Одним из важнейших выводов исследования является то, что изучение слов происходит наиболее эффективно, когда читатель или слушатель уже хорошо понимает контекст. На самом деле мы учим слова в четыре раза быстрее в знакомом контексте, чем в незнакомом (Landauer & Dumais, 1997; Hirsch, 2006). Обучение словарному запасу, которое сравнивает и противопоставляет значения слов и активирует ранее полученные знания, не только помогает учащимся выучить новые слова, но и, как было показано, улучшает понимание прочитанного (Graves, 2006).Поэтому важной целью обучения в любом предметном классе в любом классе должно быть оказание помощи учащимся в приобретении словарного запаса, связанного с содержанием, и установлении связей между известными и неизвестными словами.

В мою программу профессионального развития под названием Программа ключевого словарного запаса входят четыре упражнения, которые предназначены для обучения слов взаимосвязи с другими словами: семантическое картирование, категоризация, анализ семантических признаков и противоположности (иногда называемые масштабированием).Этот пост содержит подробную информацию о том, как использовать семантическое картирование (Heimlich & Pittelman, 1986), которое представляет собой хорошо изученное упражнение, помогающее учащимся опираться на базовые знания по теме и видеть связи между идеями и словами, относящимися к этой теме. Он очень интерактивен и предлагает учащимся возможность для насыщенного совместного обсуждения.

Существует два этапа создания семантической карты. Во-первых, учитель выбирает ключевое концептуальное слово, которое занимает центральное место в теме, рассматриваемой на уроке чтения или в классе, и записывает это слово в центре страницы или на доске.Затем учащихся просят провести мозговой штурм как можно больше слов, связанных с ключевым словом. Этот мозговой штурм лучше всего проводить всем классом или небольшими совместными группами. Учитель или писец записывает слова, полученные на доске. На изображении ниже показан пример семантической карты, созданной в классе пятого класса и связанной с текстом, который читали учащиеся и который содержал информацию о бейсболе.

После того, как будет сгенерировано значительное количество слов, учащихся просят установить связи между словами и сгруппировать их по категориям.См. изображение ниже с классифицированными бейсбольными словами. В этой задаче нет «правильного» или «неправильного» ответа! Иногда одно из слов на карте становится словом для категории (например, униформа ), а иногда для категории необходимо создать новое слово (например, рефери, снаряжение ). Как только категории определены, учащихся можно попросить добавить больше слов в каждую категорию. Иногда встречаются слова, которые нелегко сгруппировать в категорию (например, иннингов, игра, лето, землянка ).Это простой пример, но семантическое картирование можно использовать в любом классе, вплоть до средней школы, используя сложное ключевое слово и более продвинутый академический словарь.

Леса

Иногда новое концептуальное слово будет настолько чуждым учащимся, что они не смогут составить многие собственные слова. Например, исходной информации для студентов, выросших в городе, может быть недостаточно для мозгового штурма многих слов, связанных со словом урожай .Когда это происходит, учителя могут предоставить некоторые базовые знания по теме, чтобы начать мозговой штурм. Еще один шаблон — предоставить список слов, в который входят некоторые из них, связанные с ключевым словом, а некоторые — нет. Учащиеся рассматривают каждое слово, чтобы определить, следует ли его добавить на семантическую карту. Классификационная часть упражнения также может быть подготовлена ​​учителем, предоставляющим темы категорий. Если вы работаете с маленькими детьми, у которых еще не развиты прочные навыки чтения и письма, вы можете использовать картинку в центре карты вместо слова, а мозговой штурм можно провести устно, когда учитель записывает слова.

A До и после занятия

Упражнение на семантическое картирование может начаться до того, как учащиеся прочитают или изучат новую информацию, чтобы помочь им получить доступ к тому, что они уже знают по теме. Это также служит отличным занятием «после» для расширения словарного запаса. Учитель может вернуть семантическую карту или слова, перечисленные в категориях, и попросить учащихся добавить любые новые слова, которые они узнали по теме. Как отмечалось выше, одним из преимуществ семантического картирования является то, что это совместная задача, которая дает учащимся множество возможностей поговорить о словах и их связи, используя реальный контекст для объяснения слов, которые они генерируют.Это также привлекает и мотивирует, а также является важной частью развития класса, в котором учащиеся получают удовольствие от изучения слов!

Я закончу этот пост, показав несколько примеров семантических карт в классе. Первый из класса 2 интересен, потому что вы можете видеть, что слова в верхней части карты были сгенерированы до того, как ученики прослушали чтение вслух об улитках. Такие слова, как медленный, слизистый, маленький и скользкий , уже ассоциируются у студентов с улитками.Слова в нижней части карты были сгенерированы после прочтения вслух. Такие слова, как брюхоногие, травоядные и моллюски , представляют собой новые академические слова, которые выучили учащиеся.

Каталожные номера:

Грейвс, М.Ф. 2006. Словарная книга. Нью-Йорк: Издательство Педагогического колледжа

Геймлих, Дж. Э., и Питтельман, С. Д. (1986). Семантическое отображение: классные приложения . Ньюарк, Делавэр: Международная ассоциация чтения.

Хирш, Э.Д. (2006). Доводы в пользу включения контента в блок словесности и создания насыщенного знаниями основного учебного плана для всех детей. Американский педагог. Весна 2006 г.

Ландауэр, Т.К., и Дюме, С.Т., (1997). Решение проблемы Платона» Теория латентного семантического анализа приобретения, индукции и представления знаний. Психологический обзор, 104 (2).

Джоан Седита

Джоан Седита — основатель организации «Ключи к грамотности» и автор программ профессионального развития «Ключи к грамотности».Она опытный педагог, признанный в стране спикер и педагог-тренер. Она проработала более 35 лет в сфере обучения грамоте и выступала перед тысячами учителей и смежных специалистов в школах, колледжах, клиниках и на профессиональных конференциях.

быть за: оценка семантической программы экспрессивизма | Отзывы | Философские обзоры Нотр-Дама

В произведении Марка Шредера « Бытие для » оцениваются перспективы экспрессивизма.Как понимает это Шредер, экспрессивизм характеризуется двумя утверждениями: «(1) значение предложения — это психическое состояние, которое оно выражает, и (2) некоторые предложения выражают убеждения, но другие предложения выражают некогнитивные установки, которые не являются убеждениями» (1). стр. 177). В дополнение к довольно подробному описанию соответствующих некогнитивных установок и объяснению, почему моральные предложения выражают их, а не убеждения, экспрессивисты в области морали обязаны предоставить семантическую теорию, которая позволяет моральному предложению выражать рассматриваемую некогнитивную установку.Шредер в первую очередь занимается созданием такой семантической теории. То, что он предлагает в этом отношении, весьма впечатляет и делает « Быть Для » обязательным чтением для всех, кто интересуется метаэтикой. Шредер в замечательных деталях представляет семантику экспрессивизма, преодолевающую множество стандартных возражений. Однако Шредер не экспрессивист. Он утверждает, что его версия кажется единственно правдоподобной. Поскольку он сталкивается с серьезными проблемами, Шредер заключает, что перспективы экспрессивизма безрадостны.

Обзор книги

Шредер считает, что формулирование семантической теории для экспрессивистского описания морали требует:

1. предоставления описания того, что значит выражать психическое состояние;

2. обеспечение объяснения — совместимого с нашими интуитивными представлениями о непротиворечивости — того, какие психические состояния выражаются не только атомарными моральными предложениями, но и любым предложением, содержащим только моральные предикаты;

3. расширение счета в (2), чтобы включить неморальные предикаты.

Шредер предлагает экспрессивистам способ выполнить первую задачу первой части книги. Он решает вторую задачу в Части II и третью задачу в Части III. Шредер может предоставить экспрессивистскую семантику для языка, обладающего ресурсами исчисления предикатов и содержащего как моральные, так и неморальные предикаты. В части IV Шредер применяет свою версию экспрессивизма к областям дискурса, отличным от морального дискурса. Он рассматривает (кратко) экспрессивное описание изъявительных условных выражений и (более подробно) дискурса истины.Наконец, из-за сложности распространения своей семантики на определенные конструкции естественного языка Шредер заключает, что следует «задаваться вопросом, стоят ли преимущества экспрессивизма затрат» (стр. 178). Поскольку интерес к книге слишком велик, чтобы обсуждать ее все, я ограничусь наброском того, как Шредер решает вторую и третью задачи, и в заключение оценю, оправдан ли его пессимистический взгляд на перспективы экспрессивизма.

Шредер по второму заданию

Предположим, как и Шредер, что согласно экспрессивизму

(W) Воровать нехорошо.

выражает неодобрение воровства. Как отмечает Шредер, задача экспрессивистов, стремящихся выполнить вторую задачу, состоит в том, чтобы определить психическое состояние, выраженное с помощью

(~W). Воровство не является неправильным.

и объясняя, почему оно несовместимо с выражением (W). Шредер замечает, что некоторые установки являются тем, что он называет , передающим несоответствие , где отношение А передает несогласованность тогда и только тогда, когда «два экземпляра А несовместимы только в том случае, если их содержание несовместимо» (стр.43). Он называет несоответствие, возникающее в результате передачи несоответствия отношения к противоречивому содержанию, непоследовательностью типа A (стр. 48). Шредер считает, что экспрессивисты могут предполагать, что существуют установки, передающие непоследовательность, помимо очевидного примера веры; намерение дает правдоподобный, если не бесспорный, пример (стр. 42-44). Таким образом, экспрессивисты могут объяснить несоответствие установок, выраженных (W) и (~W), как пример непоследовательности типа A , если они предполагают, что неодобрение является отношением, передающим непоследовательность, и оговаривают, что (~W) выражает неодобрение , а не воровство (стр.44).

Однако, опираясь на работы Николаса Анвина (1999; 2001), Шредер утверждает, что этот путь ведет в тупик (стр. 44-49). Проблема заключается в том, чтобы отличить психические состояния, выраженные (W) и (~W), от состояний, выраженных

(W~). Не красть — неправильно.

Если (W) выражает неодобрение воровства, то согласованность требует, чтобы (W~) выражало неодобрение против воровства, что, по-видимому, не оставляет (~W) ничего для выражения. Действительно, Шредер утверждает, что экспрессивисты не могут правдоподобно трактовать (~W) как выражение неодобрения чего бы то ни было (стр.46).

Одна популярная альтернативная точка зрения состоит в том, что (~W) выражает иное отношение к воровству, чем (W). Например, если (W) и (W~) выражают неодобрение, а (~W) выражают терпимость, то эти три предложения выражают различные состояния. Однако Шредер отмечает, что несоответствие между неодобрением воровства и терпимостью к нему не является несоответствием типа A . Шредер называет предполагаемое несоответствие между неодобрением воровства и терпимостью к воровству — несоответствие между двумя различными установками по отношению к одному и тому же содержанию — как несоответствие типа B (стр.48). Шредер недоволен апелляциями к несоответствию типа B , и он возражает против последних версий экспрессивизма, потому что они делают такие апелляции (стр. 49-55).

Шредер видит две основные проблемы, связанные с обращением к несоответствию типа B . Первая проблема заключается в том, что неясно, что такое несоответствие типа B и существует ли оно вообще (стр. 48). Теперь Шредер считает, что нет удовлетворительного объяснения несоответствия типа A (стр. 48, примечание 5).Тем не менее он считает, что есть очевидные примеры этого — например, в случае веры — поэтому каждый должен признать, что такая вещь существует даже без точного ее объяснения. Это не относится к несоответствию типа B . Вторая проблема заключается в трудности распространения подхода несоответствия типа B на конструкции, отличные от отрицаний атомарных предложений (стр. 48-54). Шредер отмечает, что для этого необходимо рассматривать каждое сложное моральное предложение как выражение ментального состояния, которое является типом B , несовместимым с ментальными состояниями, выражаемыми теми предложениями, с которыми оно интуитивно несовместимо.Шредер возражает, что вместо того, чтобы дать конструктивное описание этих ментальных состояний, объясняющее, почему это так, — что кажется трудным, если не невозможным, — экспрессивисты просто предполагают, что такие ментальные состояния существуют. Таким образом, экспрессивисты сталкиваются с дилеммой. Обращение к несоответствию типа A стирает разницу между (~W) и (W~), в то время как обращение к несоответствию типа B вызывает нежелательную загадочность и оставляет слишком много необъясненного.

Шредер считает, что есть выход из этой дилеммы.Чтобы проиллюстрировать это, он представляет себе обращение с дескриптивным предикатом «зеленый» стандартным образом, которым экспрессивисты обращаются с моральным предикатом, т. е. как с ничего не добавляющим к содержанию отношений, выраженных атомарными предложениями, в которых он появляется, а только как с указанием типа отношения. (стр. 56). С этой точки зрения атомарное предложение, содержащее слово «зеленый», выражает отношение веры-зеленого к своему субъекту. Итак,

(Г) Трава зеленая.

выражает отношение верующего-зеленого к траве — или БГ.Возникает проблема определения отношения, выраженного

(~G) Трава не зеленая.

Предположительно, это не БГ. Шредер полагает, что (~G) выражает «особую и не поддающуюся анализу установку, которую мы могли бы назвать установкой «верит, а не зеленый» » (стр. 57). Скажем, что (~G) выражает BNG. Несоответствие между BG и BNG — это загадочное несоответствие типа B .

Конечно, как отмечает Шредер, мы избегаем апелляций к несоответствию типа B в случае «зеленого», потому что считаем, что это помогает определить содержание установок, выраженных предложениями, в которых оно встречается (с.57). Таким образом, (G) выражает убеждение в том, что трава зеленая — или BF — в то время как (~G) выражает убеждение, что трава не является зеленой — или BF. Несоответствие между BF и BF Несоответствие типа . Шредер полагает, что экспрессивисты должны подражать этому подходу, отказываясь от предположения, что моральные предикаты ничего не вносят в содержание отношений, выражаемых моральными предложениями (стр. 57). Согласно теории Шредера, атомарное моральное предложение, такое как « а есть М», выражает ментальное состояние бытия для того, чтобы иметь какое-то отношение R к а или FOR, где бытие для является некогнитивной установкой, и каждый моральный предикат М специфицирует другое отношение (стр.58). В главах 5 и 6 Шредер детализирует семантику, согласно которой психическое состояние, выраженное сложным моральным предложением, является состоянием бытия, содержание которого является функцией содержания психических состояний, выраженных компонентами этого предложения. Например, если предложение S X выражает FOR, а S Y выражает FOR, то отрицание S X выражает FOR, а дизъюнкция S X и S Y выражает FOR (стр. 66).

Эта семантика приписывает отдельное психическое состояние каждому из (W), (~W) и (W~).Ибо, предполагая, наряду с Шредером, что отношение, обвиняющее в том, что связано с «неправильным», у нас есть (стр. 59):

9

Медицинское государство выражено

(W) Воровать неправильно.

ЗА

(~W) Воровать не плохо.

FOR

(W~) Не воровать — неправильно.

ЗА

В целом семантика Шредера позволяет ему конкретизировать психическое состояние, выражаемое любым сложным моральным предложением. Например, такая дизъюнкция, как:

(S∨W) Недопустимо воровство или убийство.

выражает ЗА. Кроме того, предположение о том, что быть за является отношением, передающим непоследовательность, позволяет Шредеру объяснить — в терминах непоследовательности типа A — для любого морального предложения S, почему психическое состояние, согласно его семантике, выражается посредством S : несовместимые с психическими состояниями, которые, по его словам, выражаются предложениями, интуитивно несовместимыми с S (стр.67-71). Например, если существование for передает несоответствие, то ментальные состояния, выраженные (W) и (~W), являются A -несовместимыми, как и ментальное состояние, выраженное (S∨W), и состояния, выраженные отрицаниями его дизъюнктов. В обоих случаях содержание релевантных состояний бытия для противоречиво. К концу части II Шредер показал, что, используя этот подход, можно, уважая наши интуитивные представления о непротиворечивости, обеспечить экспрессивистскую семантику для языка, который содержит только моральные предикаты и обладает ресурсами исчисления предикатов.

Несоответствие типа B пересмотрено

Прежде чем обсуждать подход Шредера к третьей задаче, я хочу задаться вопросом, являются ли обращения к несоответствию типа B тупиком, как считает Шредер. Я не считаю, что несоответствие типа B более загадочно, чем несоответствие типа A , потому что вполне вероятно, что объяснение несоответствия типа A также объяснит несоответствие типа B .Объяснение непоследовательности убеждений типа A требует объяснения того, что является дефектным в обладании убеждениями с непоследовательным содержанием. Каким бы ни был этот дефект, вполне вероятно, что два разных типа установок, такие как вера в «зеленое» и «вера в не-зеленое», могут демонстрировать этот дефект, когда они относятся к одному и тому же содержанию. Мысль состоит в том, что часть работы, проделанной при объяснении А -типа несоответствия путем обращения к содержанию рассматриваемых установок, может быть проделана при объяснении В -типа несоответствия путем обращения к природе. отношений.

Чтобы проиллюстрировать это, рассмотрим следующее объяснение несоответствия типа A . (Я не одобряю его, а просто использую как пример того, как вывести объяснение несоответствия типа B из объяснения несоответствия типа A .) Дэвид Веллеман однажды предложил понимать веру как «отношение принятие предложения с целью тем самым принять истину» (2000, с. 252). Мы можем объяснить A -типа несоответствия между BF и BF, если в дополнение к предложению Веллемана мы предположим:

(I) Набор установок несовместим только в том случае, если цели, связанные с этими установками, не являются взаимно реализуемыми .

Иметь отношение BF означает принять g с целью тем самым принять истину, в то время как иметь отношение BF означает принять ¬ g с той же целью. Поскольку эти цели не являются взаимореализуемыми, БФ и БФ несовместимы согласно (I). Конечно, нужно сказать больше, чтобы объяснить и защитить эту версию, но это, по крайней мере, набросок одного из возможных объяснений.

Учитывая определенное отношение к вере-зеленому и вере-не-зеленому, это объяснение может быть расширено до несоответствия типа B между BG и BNG.Скажем, иметь установку BG — значит рассматривать траву с целью тем самым рассматривать что-то зеленое, а иметь установку BNG — значит рассматривать траву с целью тем самым рассматривать что-то незеленое. Поскольку эти цели не являются взаимореализуемыми, BG и BNG несовместимы согласно (I). Объяснение несоответствия типа А между BF и BF естественным образом распространяется на несоответствие типа В между BG и BNG. Мы просто перенесли отрицание с содержания установки на описание цели, связанной с установкой, но и в том, и в другом случае результат один и тот же: рассматриваемые цели не взаимовыполнимы, ибо ничто не может быть одновременно зеленым и нецелесообразным. зеленый.Конечно, «верить-зеленому» и «верить-не-зеленому» больше не следует рассматривать как не поддающиеся анализу установки, но любое объяснение любого типа несоответствия между установками должно апеллировать к какому-то содержательному объяснению рассматриваемых установок. Я хочу сказать, что экспрессивисты могут обоснованно надеяться, что правильное объяснение несоответствия типа A также допускает несоответствие типа B . Если это так, то, по крайней мере, экспрессивисты могут объяснить несоответствие между неодобрением и терпимостью как пример несоответствия типа B .

Шредер мог бы возразить, что в отсутствие такого дальнейшего объяснения экспрессивисты имеют более сильные основания предполагать, что неодобрение или отношение к несовместимости является передачей установки, чем они предполагают, что неодобрение и терпимость являются B непоследовательными типами. Но так ли это? Экспрессивисты могут разумно предположить, что есть проблема, скажем, в неодобрении воровства, а также в неодобрении отказа от воровства. Точно так же экспрессивисты могут разумно предположить, что существует проблема неодобрения воровства, но также и терпимости к нему.Однако определение того, является ли какая-либо проблема достаточно похожей на проблему с противоречивыми убеждениями, чтобы ее можно было классифицировать как пример непоследовательности, требует обращения к объяснению непоследовательности, а также к объяснениям соответствующих установок. Шредер справедливо критикует экспрессивистов, которые предполагают, что неодобрение и терпимость являются B непоследовательными типами, из-за того, что они не предоставляют этих объяснений. Но те, кто полагает, что неодобрение или готовность быть за является отношением, передающим непоследовательность, в такой же степени обязаны подтвердить это предположение, предоставив соответствующие объяснения непоследовательности и рассматриваемого отношения.

Что из того, что экспрессивисты, апеллирующие к несоответствию типа B , испытывают большие трудности в объяснении логических свойств отношений, выраженных сложными предложениями, по сравнению с экспрессивистами, которые обращаются только к несоответствию типа A ? Эта трудность может быть не так велика. Во-первых, неясно — по крайней мере для меня — что простое определение ментальных состояний с точки зрения их логических свойств настолько проблематично, как полагает Шредер. Даже если предположить, что это вызывает беспокойство, есть основания полагать, что экспрессивисты, апеллирующие к непоследовательности типа B , могут — так же, как это делает Шредер — дать конструктивное описание ментальных состояний, выраженных сложными предложениями, которое действительно объясняет их логические свойства.Мысль состоит в том, что психическое состояние, выраженное сложным предложением, не является состоянием, содержание которого является функцией содержания ментальных состояний, выраженных составными предложениями, — как по Шредеру, — это состояние, природа которого является функцией природы психических состояний, выраженных составными предложениями.

И снова пример проиллюстрирует это положение. Взяв за образец приведенную выше трактовку BG и BNG, экспрессивисты, принимающие объяснение (I) несоответствия, могли бы предложить следующую трактовку отрицаний и дизъюнкций: X и S Y выражают состояние относительно y с целью A Y , тогда отрицание S X выражает состояние относительно x с целью а не 8 реализующей цель1 X , в то время как дизъюнкция S X и S Y выражает состояние относительно x и относительно y с целью реализации хотя бы одного из A X или A Y 8.Если экспрессивисты принимают неодобрение x за рассматривание его с целью A x , то (W) выражает состояние воровства с целью A s . (W~) выражает состояние относительно не кражи с целью A не , в то время как (~W) выражает состояние относительно кражи с целью не реализации A s , что является толерантностью воровства на этом взгляде. Кроме того, (S∨W) выражает психическое состояние в отношении воровства и убийства с целью реализации хотя бы одного из A s или A m .Согласно (I) психические состояния, выраженные (W) и (~W), являются B -несовместимыми, как и психическое состояние, выраженное (S∨W), и состояния, выраженные отрицанием его компонентов. Ибо в любом случае соответствующие цели не являются взаимореализуемыми.

Конечно, еще неизвестно, смогут ли экспрессивисты правдоподобно проработать детали такого подхода. Для этого требуется, среди прочего, правдоподобная спецификация рассматриваемых целей. Одна возможность, которая опирается на версию Шредера, заключается в том, что (W) выражает состояние отношения к краже с целью тем самым вызвать обвинение в краже.Моя цель в отношении воровства состоит в том, чтобы добиться определенного результата, т. е. обвинения в краже. Точно так же в случае с BF моя цель при принятии 90 067 g 90 068 состоит в том, чтобы произвести таким образом конкретный результат, т. е. принять истину. В конце концов, ни этот, ни какой-либо другой подход с точки зрения несоответствия типа B может не сработать, но обращение к несоответствию типа B кажется мне более жизнеспособным вариантом для экспрессивистов, чем полагает Шредер.

Шредер о третьей задаче

Вместо того, чтобы следовать подходу несогласованности типа B ко второй задаче, давайте вернемся к способу действий Шредера.Шредер утверждает, что экспрессивисты, которые принимают его подход, должны рассматривать всех предложений как выражение некогнитивной установки бытия для (стр. 89-92). Одну из причин, почему Шредер так считает, можно увидеть, рассмотрев предложения, которые я назову Смешанным набором :

(~W) Воровство не является неправильным.

(~B) Небо не голубое.

(W∨B) Воровать неправильно или небо голубое.

Как признает Шредер, объяснение несоответствия трех предложений в Смешанном наборе с точки зрения Несоответствие типа требует, чтобы чисто описательное предложение (~B) и гибридное предложение (W∨B) также выражали некогнитивную установку быть для (с.91). Ибо только в этом случае мы можем видеть в трех предложениях выражение трех экземпляров единственного передающего несоответствие отношения к противоречивому содержанию. Шредер понимает, что некоторые могут подумать, что стремление рассматривать описательные предложения как выражение той же некогнитивной установки, что и моральные предложения, само по себе обрекает экспрессивизм (стр. 92). Тем не менее, в части III он настаивает на том, как далеко могут зайти экспрессивисты.

К сожалению, у экспрессивистов сразу возникают проблемы.Согласно Шредеру, экспрессивисты привержены тому, что он называет ментализмом , «взгляду на то, что описательный язык получает свое содержание из содержания соответствующих психических состояний — убеждений» (стр. 24). Самая прямая и естественная история о том, как описательное предложение получает свое содержание согласно ментализму, состоит в том, что его содержание задается пропозициональным содержанием убеждения, которое оно выражает. Однако Шредер утверждает, что его экспрессивистская семантика из части II несовместима с такой историей (стр.95-97).

Эта несовместимость возникает потому, что, как мы только что видели, экспрессивисты убеждены в том, что описательные предложения выражают некогнитивную установку бытия для. Таким образом, если описательные предложения выражают убеждения, то убеждения являются состояниями бытия для. Шредер сначала предлагает понять, полагая, что p следует действовать так же, как если бы p или ЗА, где действовать так, как если бы p означало принять p , установленное в ходе практических обсуждений (стр.93-95). При таком анализе поверить в предложение — значит иметь отношение -бытия к действию, как если бы было к нему. Экспрессивистская семантика Шредера совместима с атомарными описательными предложениями, выражающими убеждения, понимаемые таким образом. Семантика позволяет, например, экспрессивистам констатировать, что

(Б) Небо голубое.

выражает ментальное состояние бытия для того, чтобы действовать так, как если бы небо было голубым, или ДЛЯ, что является верой в то, что небо голубое согласно анализу Шредера.К сожалению, Шредер утверждает, что проблема возникает со сложными предложениями (стр. 95-97). Если (B) выражает FOR, то его отрицание или

(~B) Небо не голубое.

не выражает ЗА, то есть убеждение, что небо не голубое согласно анализу Шредера. Ибо, согласно экспрессивистской семантике Шредера, психическое состояние, выраженное (~B), является функцией состояния, выраженного (B). В частности, если (В) выражает ЗА, то (~В) выражает ЗА. Тем не менее, согласно анализу убеждений Шредера, ЗА не является убеждением; находиться в ментальном состоянии ЗА означает нести отношение не быть для действия как если бы к предложению и не отношение быть для действия как если бы .Кроме того, пропозициональное содержание этого недоверия FOR составляет b , что неверно определяет содержание предложения (~B).

Как отмечает Шредер, нельзя избежать этих проблем, утверждая, что ¬pai b эквивалентно pai ¬ b , поскольку не действовать так, как будто b , явно отличается от действовать так, как если бы ¬ b (стр. 96) . Шредер также не считает, что замена отношения «как если бы» каким-либо другим отношением R поможет делу, поскольку маловероятно, что существует какой-либо правдоподобный кандидат в R, для которого ¬R p эквивалентно R ¬ p (стр.97). Таким образом, если атомарное описательное предложение выражает убеждение, пропозициональное содержание которого дает его содержание, то его отрицание этого не делает. Шредер заключает, что его семантика не позволяет экспрессивистам говорить, что содержание произвольного описательного предложения задается пропозициональным содержанием убеждения или другого ментального состояния, которое оно выражает.

К счастью для экспрессивистов, Шредер предлагает им несколько альтернативных методов придания описательным предложениям правильного содержания.В главе 8 он развивает вариант семантической теории из части II, вариант, который он называет раздвоенной семантикой отношения. Согласно ему, психические состояния, выражаемые предложениями, состоят из пар состояний бытия, в которых один член пары — большее — обязывает к другому — меньшему. К сожалению, даже учитывая семантику раздвоенной установки и анализ убеждения как раздвоенной установки, остается верным тот факт, что сложные предложения не выражают убеждений, чье пропозициональное содержание правильно определяет их содержание (стр.122). Однако в главах 9 и 10 Шредер описывает два метода присвоения описательного предложения правильного содержания, ни один из которых не требует, чтобы предложение выражало убеждение, пропозициональное содержание которого дает содержание этого предложения. Оба метода действительно требуют принятия семантики раздвоенного отношения, анализа убеждения как раздвоенного отношения и защиты множества предположений об отношении действия «как будто». Детали слишком сложны, чтобы рассматривать их здесь, но к концу части III Шредер представил экспрессивистскую семантику для языка с моральными и неморальными предикатами, а также ресурсы исчисления предикатов, и он показал, что эта семантика совместим с нашими интуитивными представлениями о непротиворечивости и позволяет правильно присвоить содержание описательным предложениям при условии, что кто-то готов принять многочисленные допущения различной степени правдоподобия.

Оценка экспрессивизма Шредером

Это впечатляющее достижение, дающее экспрессивистам повод для оптимизма. К несчастью для экспрессивистов, их удача заканчивается в главе 12. Здесь Шредер утверждает, что раздвоенную семантику отношения невозможно правдоподобно распространить на другие аспекты естественного языка, такие как времена и модальные глаголы. Одна из проблем с временными и модальными глаголами заключается в том, что допущения, необходимые для определения правильного содержания описательных предложений, в которых встречаются эти конструкции, явно неприемлемы (стр.169-172). Однако, по мнению Шредера, наибольшую трудность для экспрессивистов представляет расширение раздвоенной семантики отношения до квантификатора «наиболее» (стр. 186). Напомним, что для выражения раздвоенной установки предложение должно выражать пару установок, одна из которых обязывает другую. Шредер утверждает, что в случае «большинства» ни одна из пар установок, которые являются потенциальными кандидатами на ментальное состояние, выраженное предложением, в котором «большинство» имеет самый широкий охват, не является такой, при которой один член пары связывает себя с другим.Таким образом, ни один из потенциальных кандидатов на самом деле не является раздвоенной установкой (стр. 172-176).

Шредер утверждает, что эти проблемы не только показывают, что версия экспрессивизма, которую он развивает, несостоятельна, но и то, что экспрессивизм в целом находится в бедственном положении (стр. 177-179). Ибо когда экспрессивисты разовьют свою теорию, у них не будет иного выбора, кроме как сделать это примерно так, как это делает он (стр. 164–169). Любое адекватное объяснение несоответствия должно исходить исключительно из терминов несоответствия типа A , но серьезные проблемы возникают, если распространить объяснение несоответствия типа A на язык, включающий как моральные предикаты, так и описательные предикаты.Для этого необходимо рассматривать всех предложений как выражение одного типа некогнитивного отношения, что, в свою очередь, делает необходимым некогнитивный анализ убеждения и переход к сложности раздвоенной семантики отношения, чтобы присвоить правильное содержание описательным предложениям. Однако распространение раздвоенной семантики отношения на конструкции естественного языка, такие как времена, модальные глаголы или «большинство», либо крайне неправдоподобно, либо даже невозможно.

Если правда, что версия экспрессивизма Шрёдера является единственно правдоподобной, то эти проблемы оправдывают его мрачную оценку, что «экспрессивизм не должен внушать нам доверия» (с.176). Экспрессивисты должны надеяться, что можно расстаться со Шредером при разработке деталей теории. Как я говорил выше, обращение к несоответствию типа B — один из возможных способов для экспрессивистов сделать это. Если такой подход увенчается успехом, то, надеюсь, экспрессивисты смогут избежать трактовки описательных предложений как выражения той же некогнитивной установки, что и моральные предложения, и, таким образом, избежать тревожных проблем, которые возникают при этом.

Пример покажет, как могут действовать экспрессивисты.Принятие B -тип несоответствия подхода набросал ранее дохотит следующий анализ смешанного набора:

3

Отношение выражено

(~ W)

Что касается воровства с целью того, что приносят, что обвиняет для воровства

(~ b)

, принимая B с целью того, что он не принимает правда 7

W∨B)

принятие b и относительно кражи с целью либо тем самым принять истину, либо тем самым вызвать обвинение в краже соответствующие цели не являются взаимореализуемыми — при трактовке (~B) и (~W) как выражения различных типов психических состояний.Ибо состояния, выраженные (~B) и (~W), включают в себя разные подотношения — принятие или отношение — а также разные типы целей. В обоих случаях цель состоит не в том, чтобы произвести определенный результат с помощью рассматриваемой подустановки, но в случае (~B) соответствующий результат включает в себя обладание рассматриваемой подустановкой — т. е. принятие b — только в определенные условия, в то время как в случае (~W) это включает в себя обвинение в краже, а не под-отношение к краже.Более того, вполне правдоподобно рассматривать цель, связанную с (~B), как установление в некотором смысле стандарта правильности для рассматриваемой подустановки: правильно обладать этой подустановкой тогда и только тогда, когда ¬ b . Таким образом, экспрессивисты могут идентифицировать содержание (~B) с этим условием правильности.

Конечно, принятие любого такого подхода с точки зрения несоответствия типа B требует — в дополнение к определению понятия правильности — демонстрации того, что подход может обрабатывать другие конструкции естественного языка и что он не сталкивается с такими тревожными проблемами, как те которые портят счет Шредера.Тем не менее подход с точки зрения несоответствия типа B является, по крайней мере, многообещающей альтернативой.

Заключение

Шредер утверждает, что независимо от того, пытаются ли они решить проблемы с помощью его подхода или разработать альтернативу ему, сторонникам экспрессивизма «предстоит проделать гораздо больше работы, прежде чем он сможет заслужить свое место в качестве своего рода гипотезы, на которой рациональные исследователи могут положиться на любое существенное доверие» (стр. 179). Экспрессивистам определенно есть над чем поработать, но я надеюсь, что мои комментарии продемонстрируют, что их положение не так плохо, как полагает Шредер.Существует больше причин, чем допускает Шредер, для того, чтобы думать, что можно разработать правдоподобную альтернативу его версии экспрессивизма, избегающую его проблем. Конечно, я только набросал возможный способ сделать это. Дьявол, как всегда, в деталях. Как правильно заключает Шредер, любая альтернатива должна быть проработана гораздо полнее — особенно в отношении ее семантики — для ее правильной оценки (стр. 187). Быть Для устанавливает впечатляющий стандарт требуемого уровня детализации.

Ссылки

Драйер, Джеймс. 2006. Отрицание для экспрессивистов: Сборник задач с предложением по их решению. Оксфордские исследования метаэтики 1: 217-233.

Шах, Ниши и Дэвид Веллеман. 2005. Доксастические размышления. The Philosophical Review 114: 497-534.

Анвин, Николас. 1999. Quasi — Реализм, отрицание и проблема Фреге-Гича. The Philosophical Quarterly 49: 337-352.

—. 2001. Нормы и отрицание: проблема логики Гиббарда. The Philosophical Quarterly 51: 60-75.

Веллеман, Дэвид. 2000. О цели веры. В Возможность практического разума . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.



Я хочу отметить одно беспокойство по поводу трактовки Шрёдером дизъюнкции. Рассмотрим отношение тех, кто принимает (S∨W), не принимая ни одно дизъюнктное, к двум вариантам обвинения в краже и обвинении в убийстве.Такое отношение, по-видимому, лучше всего можно охарактеризовать как обязательство быть хотя бы для одного, не зная, за кого быть. С другой стороны, отношение тех, кто обладает психическим состоянием ЗА (обвинение в краже или обвинение в убийстве), по-видимому, лучше всего характеризуется как отношение безразличия между обвинением в краже и обвинением в убийстве до тех пор, пока хотя бы одно действие обвиняют. Таким образом, неясно, приписывает ли семантика Шредера правильное психическое состояние (S∨W).Подробнее об этой разнице между нерешительностью и безразличием, особенно в отношении экспрессивизма, см. Dreier 2006.

Взгляды Веллемана изменились с тех пор, как он предложил это предложение. См. Shah and Velleman 2005.

Согласно определению Шредера, установка X обязывает к установке Y только в том случае, если любое состояние ума, несовместимое с Y, также несовместимо с X (стр. 98).

Экспрессивисты, которые принимают этот анализ, могут захотеть заменить понятие принятия Веллемана более нейтральным, таким как развлечение.

Я не обращаю внимания на трудности этого объяснения, которые создает отрицание бивалентности.

Я хотел бы поблагодарить Джеффа Аллена, Джона Кэрролла и Кэти МакШейн за полезные комментарии.

Управляемое понимание: знание того, как работают слова с помощью анализа семантических признаков

Этап 1 — Обучение под руководством учителя для всей группы (40 минут)

1. Объясните стратегию. Объясните учащимся, как знание значения определенных слов или понятий и отношений между ними может помочь им лучше понимать тексты.Эта стратегия называется знанием того, как работают слова.
  • Используйте диапозитив или диаграммную бумагу, чтобы отобразить диаграмму анализа семантических признаков для Девушка с грубым лицом. Раздайте отдельные экземпляры этой таблицы учащимся и попросите их следовать вместе с вами на своих индивидуальных листах.
  • Обратите внимание, что в верхней строке перечислены различные характеристики, а в левой колонке показаны два разных жанра, народные сказки и мифы. Объясните учащимся, что по мере чтения каждого жанра они будут искать характеристики в верхней строке и отмечать соответствующие столбцы.Обсудите и объясните каждую из характеристик, перечисленных в верхнем ряду таблицы.
  • Попросите учащихся подумать о том, что они уже знают о народных сказках и мифах. Предложите учащимся провести мозговой штурм некоторых примеров народных сказок или мифов, которые они читали или с которыми они знакомы.
  • Скажите учащимся, что они услышат две истории: одну сказку, а другую миф. Используйте веб-сайт Scholastic: Myths from the World или печатный ресурс в своем классе, чтобы найти и выбрать миф.Предложите учащимся написать название выбранного вами мифа в строке ниже «Девушка с грубым лицом».
  • Попросите учащихся сделать предположения относительно текстов, заполнив вторые две строки таблицы. Учащиеся должны отметить + в столбце рядом со сказкой или мифом, если они считают, что характеристика в верхнем ряду применима. Знак А – можно использовать, если характеристика неприменима к сказке или мифу. Если учащиеся не уверены, они могут отметить столбец знаком ?. Это следует делать всем классом при участии учащихся.
  • Объясните учащимся, что, слушая истории, они должны думать о таблице и подтверждать или опровергать свои прогнозы.
  • Получите доступ к Scholastic: Folktales, чтобы услышать историю о Девушке с грубым лицом , прочитанную вслух. Вы также можете использовать Folktales Around the World, чтобы получить список других сказок, которые можно читать вслух в классе.
2. Продемонстрируйте стратегию. После прослушивания «Девушка с грубым лицом» покажите учащимся, как вернуться к таблице и снова посмотреть на каждую характеристику. Продемонстрируйте, как изменить прогнозы/выводы на основе истории. Учащиеся должны следовать по своим индивидуальным таблицам.
3. Помогите учащимся применить стратегию. Вам придется прочитать выбранный вами миф вслух, так как в этом разделе веб-сайта Scholastic нет аудиокомпонента. Студенты также могут собираться группами, чтобы вместе читать миф вслух.
4. Занимайтесь индивидуально или в небольших группах. Разделите учащихся на группы по три человека и попросите их вместе пересмотреть предсказания в своих таблицах на основе прочитанного мифа. Пусть они обсудят свои выводы с членами своей группы.
5. Отражение. Соберите учащихся всем классом, чтобы обсудить, как анализ семантических признаков помог им понять и сравнить два текста (сказки и мифы).Обсудите различия между сказкой и мифом и предложите учащимся составить рабочее определение этих двух понятий на основе таблицы анализа семантических признаков. Попросите учащихся провести мозговой штурм, как они могли бы использовать эту стратегию в будущем.


Этап 2 — Небольшие группы под руководством учителя и самостоятельная практика с участием учащихся (40 минут)

Перед началом Этапа 2 учащиеся должны быть разделены на три группы уровня обучения.Учащиеся со схожими учебными потребностями должны быть сгруппированы вместе. Это не обязательно означает, что учащиеся в каждой группе находятся на одном уровне чтения. Вместо этого у них могут быть схожие потребности в обучении пониманию (например, учащиеся, которым трудно делать выводы, или учащиеся, которым нужна дополнительная практика установления связей между текстами).

На этом этапе учащиеся работают в трех разных областях:

  • Обучение в малых группах под руководством учителя
  • Центры понимания для студентов
  • Подпрограммы понимания, облегчаемые учащимися

Управление классом осуществляется по усмотрению каждого учителя.Вы можете распределить учащихся по небольшим группам и настроить расписание ротации или разрешить группам учащихся выбирать свои собственные занятия. Несмотря на это, каждая группа студентов должна посетить три области по крайней мере один раз в трехдневный период.

1. Обучение в малых группах под руководством учителя. Выберите одну группу, чтобы начать с вами следующим образом:
  • Рассмотрите стратегию изучения того, как работают слова, и как таблица анализа семантических признаков помогла учащимся лучше понять народные сказки и мифы.Используя ту же таблицу из Этапа 1, попросите учащихся добавить новый жанр, басня, в левый столбец.
  • Используйте текст учебного уровня, чтобы учащиеся попрактиковались в стратегии анализа семантических признаков (см. онлайн-сборник басен «Басни Эзопа»).
  • Предложите учащимся написать название басни на своих таблицах, предсказать, какие характеристики могут относиться к басне, а затем прочитать текст учебного уровня, выбранный для их группы. Работая вместе, они должны пересмотреть свои прогнозы/выводы и составить рабочее определение басни.
  • Предложите учащимся подумать о сравнении трех жанров (например, народных сказок, мифов и басен) и о том, как анализ семантических признаков помог им контролировать собственное понимание.
2. Центры понимания для студентов. Студенты могут быть распределены по центрам или выбирать занятия самостоятельно.
  • Драматический центр. Предложите учащимся разыграть Девушку с грубым лицом , а затем разыграть миф, который они прочитали на Этапе 1.Учащиеся должны использовать таблицу анализа семантических характеристик, чтобы убедиться, что они охватывают все элементы каждого типа истории в своей пародии. После этого студенты могут обсудить разницу между двумя жанрами.
  • Письменный центр. Предложите учащимся написать мифы, объясняющие некоторые явления в их собственной жизни, используя характеристики из таблицы анализа семантических признаков, которую они заполнили на Этапе 1. Учащиеся могут посетить веб-сайт Scholastic, чтобы опубликовать свои мифы в Интернете.
  • Исследовательский центр. Предложите учащимся найти и прочитать несколько других сказок и мифов. Они могут фиксировать свои реакции в иллюстрациях или письменно. Учащиеся также могут читать мифы, написанные другими учащимися, в Библиотеке мифов на веб-сайте Scholastic.
  • Интернет-центр. Предложите учащимся самостоятельно или вместе с партнером заполнить интерактивную диаграмму Венна, сравнивая и противопоставляя миф и сказку.
3. Упражнения на понимание, проводимые учащимися.Работая в малых группах, учащиеся применяют три различные стратегии обучения грамоте. Студенты уже должны быть знакомы с каждой из стратегий и практиковать их в течение долгого времени. Для получения дополнительной информации просмотрите сводную таблицу или обратитесь к тексту Управляемое понимание: модель обучения для 3–8 классов Морин Маклафлин и Мэри Бет Аллен.

Лаборатория управления и интеллектуальной робототехники » Семантический SLAM и планирование

Лаборатория управления и интеллектуальной робототехники » Семантический SLAM и планирование

Традиционный SLAM (одновременная локализация и сопоставление) содержит только геометрическую информацию, часто в виде трехмерных точек.Хотя такая карта действительно сообщает нам, где находятся препятствия, и полезна для простых задач, таких как навигация и планирование пути, она не предоставляет семантической информации на уровне объекта и не подходит, когда мы хотим, чтобы робот выполнял некоторые высокоуровневые задачи, такие как «Поднимите чашку со стола», «Избегайте людей и тележки для покупок, пока не доберетесь до кладовой». Семантический SLAM, с другой стороны, включает семантическую информацию в карту, тем самым увеличивая диапазон и изощренность взаимодействий, которые робот может иметь с миром.Этот проект предназначен для разработки интегрированного, ориентированного на задачи планирования и отображения с высокоуровневыми спецификациями задач в темпоральной логике.

Наши исследования:

Наши первоначальные усилия направлены на создание полной основы для Semantic SLAM. Наш алгоритм будет принимать монокулярные и одометрические измерения в качестве входных данных и выводить оценки траектории состояния датчика, а также положения, формы и классов объектов в окружающей среде. Подобно традиционному SLAM, семантический SLAM также состоит из внешнего интерфейса и внутреннего интерфейса.Однако, в отличие от традиционного SLAM, детектор объектов интегрирован во внешний интерфейс для предоставления классов объектов и ограничивающих рамок. Ассоциация данных и закрытие цикла во внешнем интерфейсе выполняются на семантических объектах, а не на двухмерных функциях изображения. А в бэкенде выполняется оценка MAP (максимальная апостериорная) для вывода квадрик, включающих трехмерные семантические объекты, помимо траектории состояния датчика. Видео, демонстрирующее работу алгоритма в режиме реального времени, можно найти ниже. Этот проект находится на ранней стадии. Заходите позже, чтобы узнать о новых обновлениях!

Члены команды:

Чжэньтянь Цянь (доктор философии)Д.), Картик Патат (MS), под руководством доктора Цзе Фу и доктора Цзин Сяо.


Дорожная карта семантической паутины

Дорожная карта семантической паутины
Тим Бернерс-Ли

Дата: сентябрь 1998 г. Последнее изменение: $Date: 1998/10/14 20:17:13 $

Статус: Попытка дать общий план Архитектура Семантического WWW. Статус редактирования: Черновик.Комментарии приветствуются

До вопросов дизайна


Дорожная карта будущего, непроверенный архитектурный план ничем, кроме мысленных экспериментов.

Это было написано как часть запрошенной дорожной карты на будущее. Веб-дизайн с высоты 20 000 футов. Он был выделен из Архитектурный обзор области, которая требовала большего больше, чем этот обзор мог себе позволить.

Обязательно с высоты 20 000 футов кажется, что большие вещи маленькое упоминание. Таким образом, это архитектура в том смысле, как вещи, надеюсь, будут соответствовать друг другу. Итак, мы должны признать что, хотя он может медленно меняться, это также живой документ.

Этот документ представляет собой план достижения набора подключенных приложений для данных в Интернете таким образом, чтобы сформировать непротиворечивая логическая сеть данных (семантическая сеть).

Введение

Сеть была задумана как информационное пространство с целью что это должно быть полезно не только для человека-человека общение, но также и то, что машины смогут участвовать и помогать. Одним из основных препятствий на пути к этому является был тот факт, что большая часть информации в Интернете предназначена для потребления человеком, и даже если оно было получено из база данных с четко определенными значениями (по крайней мере, в некоторых терминах) для его столбцов, что структура данных не очевидно для робота, просматривающего Интернет.Если оставить в стороне проблема искусственного интеллекта обучающих машин вести себя как люди, подход Semantic Web вместо этого разрабатывает языки для выражения информации в машине обрабатываемая форма.

Этот документ дает дорожную карту — последовательность для поэтапное внедрение технологий, которые помогут нам шаг за шагом шаг, от сети сегодняшнего дня к сети, в которой машина рассуждения будут вездесущими и разрушительно мощными.

Это следует за замечанием об архитектуре Интернета, которое определяет существующие проектные решения и принципы того, что выполнено на сегодняшний день.

Семантическая сеть — это сеть данных, в некотором роде подобная глобальной сети. база данных. Обоснование создания такой инфраструктуры дается в другом месте [Доклады о будущем в Интернете и т. д.] здесь я только обрисовать архитектуру, как я ее вижу.

Глядя на возможную формулировку универсальной сети смысловые утверждения, принцип минималистского дизайна требует, чтобы она основывалась на общей модели большого общность.Только когда общая модель является общей, любая предполагаемое приложение должно быть отображено на модели. Генерал Модель — это структура описания ресурсов.

См. модель RDF и Спецификация синтаксиса

В общем, это очень просто. Быть простым есть ничего особенного вы не сможете сделать с самой моделью без наслоение многих вещей сверху. Базовая модель содержит только концепция утверждения и концепция цитата — делать утверждения об утверждениях.Этот вводится потому, что (а) он все равно понадобится позже и (b) большинство первоначальных RDF-приложений предназначено для данных о данные («метаданные»), в которых утверждения об утверждениях основной, даже до логики. (Потому что для цели приложений RDF, утверждения являются частью описания некоторый ресурс, этот ресурс часто является неявным параметром и утверждение известно как свойство ресурс).

Что касается математики, то язык на данный момент не имеет отрицания или импликации, и поэтому очень ограничен.Дано набор фактов, легко сказать, существует ли доказательство или не по какому-либо заданному вопросу, потому что ни факты, ни вопросы могут иметь достаточную силу, чтобы сделать проблему неразрешимый.

Применений на этом уровне очень много. Большинство из приложения для представление метаданных может обрабатываться RDF на данном этапе. уровень. Примеры включают информацию картотеки (Дублинская Core), информация о конфиденциальности (P3P), ассоциации стиля листы с документами, маркировка прав интеллектуальной собственности и этикетки PICS.Речь идет о представлении данные здесь, что обычно просто: не языки для выражающие запросы или правила вывода.

Документы RDF на этом уровне не обладают большой силой, и иногда менее чем очевидно, зачем сопоставить приложение в RDF. Ответ заключается в том, что мы ожидаем этого данные, хотя и ограниченные и простые в приложении, должны быть объединенные позже с данными из других приложений в Веб.Приложения, работающие по всему Интернету, должны иметь возможность использовать общую структуру для объединения информации из всех эти приложения. Например, логика управления доступом может использовать сочетание конфиденциальности и членства в группе и типа данных информацию, чтобы фактически разрешить или запретить доступ. Запросы могут позже разрешить мощные логические выражения, ссылающиеся на данные из доменов, в которых по отдельности представление данных язык не очень выразителен. Цель этого документа отчасти показать план, по которому это могло бы произойти.

Базовая модель RDF позволяет нам многое делать на классная доска, но не дает нам много инструментов. Это дает нам модель утверждений и цитат, на которую мы можем нанести данные в любом новом формате.

Затем нам нужен слой схемы, чтобы объявить о существовании новых имущество. В то же время необходимо сказать немного больше о Это. Мы хотим иметь возможность ограничивать то, как он используется. Обычно мы хотим ограничить типы объектов, которые он может обратиться к.Эти мета-утверждения позволяют делать элементарная проверка документа. Как и в SGML, «DTD» позволяет проверить, использовались ли элементы в соответствующие позиции, поэтому в RDF схема позволит нам проверьте, чтобы, например, водительское удостоверение имело имя человек, а не модель автомобиля, как его «название».

Мне не ясно, какие именно примитивы должны быть введено, и можно ли определить много полезного языка на этом уровне без определения следующего уровня.Есть в настоящее время RDF Схема рабочей группы в этой области. Язык схемы обычно делает простые утверждения о разрешенных комбинации. Если в качестве модели используется SGML DTD, схема может быть на языке очень ограниченной силы. Ограничения выраженные на языке схемы, легко расширяются в более мощные выражения логического уровня (следующий уровень), но один выбрал в этот момент, чтобы ограничить власть, а не сделай это. Например: в схеме можно сказать, что свойство Фу уникален.Расширенный, то есть для любого x, если y foo x, а z есть foo x, тогда y равно z. Это использует логические выражения, недоступные на этом уровне, но это нормально, пока есть язык схемы, для момент, который будет обрабатываться специализированными механизмами схем только не с помощью общей системы рассуждений.

Когда мы делаем такие вещи с языком — и я думаю это будет очень часто — мы должны быть осторожны, чтобы язык по-прежнему хорошо определяется логически.Позже мы можем захотеть делать выводы, которые можно сделать, только поняв семантика языка схемы в логических терминах, и комбинируя ее с другой логической информацией.

Требование, чтобы пространства имен работали на эволюционируемость, состоит в том, что знание общих RDF на некотором уровне, умение следовать правила преобразования документа в одной RDF-схеме в другой (который, по-видимому, обладает врожденным пониманием как обрабатывать).

По принципу наименьшей мощности этот язык фактически может быть сделано, чтобы иметь импликацию (правила вывода), не имея отрицание. (Это может показаться хорошим замечанием, когда на самом деле можно легко написать правило, определяющее вывод из утверждение A другого утверждения B, которое на самом деле происходит с быть ложным, даже если язык не имеет возможности на самом деле с указанием «Ложь». Однако формально язык все же не имеют силы написать парадокс, который утешает некоторые люди.В дальнейшем, однако, по мере того, как язык становится более выразительным, мы полагаемся не на врожденную способность делать парадоксальные заявления, а конкретно по приложениям ограничение выразительной силы отдельных документов. Схемы обеспечивают удобное место для описания тех ограничения.)

Простой Пример применения этого слоя — когда два базы данных, созданные самостоятельно, а затем размещенные в Интернете, связаны семантическими связями, которые позволяют запросам на один преобразованы в запросы на другом.Вот это кто-то заметил «где» в таблице друзей и «zip» в мест столов означают одно и то же. Кто-то еще задокументировано, что «zip» в таблице мест означает то же самое, что и «zip» в таблице сотрудников , и т.д. на, как показано стрелками. Учитывая эту информацию, поиск любой сотрудник по имени Фред с почтовым индексом 02139 может быть расширен из сотрудников в том числе друзей .Все это необходимо некоторое свойство «эквивалента» RDF.

Следующий уровень — это логический уровень. Нам нужны способы записывать логику в документы, чтобы позволить такие вещи, как, для например, правила вычета одного типа документа из документ другого типа; проверка документа на соответствие набор правил самосогласованности; и разрешение запрос путем преобразования терминов неизвестных в термины известные. Учитывая, что у нас уже есть цитата на языке, следующий слой — это логика предикатов (не, и и т. д.), а следующий количественная оценка слоя (для всех x, y(x)).

Применение RDF на этом уровне в основном ограничено. только по воображению. Простой пример приложения этого уровня, когда две базы данных, построенные самостоятельно, а затем размещаются в сети, связаны смысловыми ссылки, которые позволяют преобразовывать запросы на одном в запросы на еще один. Многие вещи, которые, казалось, нуждались в новый язык вдруг стал просто вопросом письма вниз по правому RDF.Когда у вас есть язык, который большая сила исчисления предикатов с кавычками, то когда определение нового языка для конкретного приложения, два нужны вещи:

  • Следует остановиться на (ограниченной) силе рассуждения двигатель, который должен быть у приемника, и определить подмножество полный RDF, который должен быть понят;
  • Возможно, вам захочется определить некоторые сокращенные функции для эффективной передачи выражений в наборе документов на ограниченном языке.

См. также, если сомневаетесь:

На приведенной ниже карте метро показана ключевая петля в семантической сети. То Веб-часть слева показывает, как URI с помощью HTTP преобразуется в представление документа в виде строки битов с некоторый тип MIME. Затем он анализируется в XML, а затем в RDF, для создания графа RDF или, на логическом уровне, логического формула. В правой части семантическая часть показывает, как граф RDF содержит ссылку на URI.Это доверие от ключа, в сочетании со смыслом утверждения, содержащиеся в документе, которые могут вызвать Семантический веб-движок для разыменования другого URI.

Доказательство Валидация — a язык для доказательства

Модель RDF ничего не говорит о форме двигатель рассуждений, и это, очевидно, открытый вопрос, поскольку не существует однозначно идеального алгоритма ответа вопросы — или, в основном, поиск доказательств.На этом этапе в развитие Semantic Web, тем не менее, мы не занимаемся эта проблема. Большинство приложений построение доказательства по каким-то довольно условным правилам, и все такое другая сторона должна сделать, это подтвердить общее доказательство. Этот тривиально.

Например, когда кому-то предоставляется доступ к веб-сайту, им может быть предоставлен документ, объясняющий веб-серверу почему они должны иметь доступ. Доказательством будет цепочка [ну, DAG] утверждений и правил рассуждений с указателями на все поддерживающий материал.

То же самое относится и к транзакциям, связанным с конфиденциальностью, и большую часть электронной коммерции. Документы, отправленные через net будет написан на полном языке. Однако они будет ограничено, так что, если запросы, результаты будут вычислимы, и в большинстве случаев они будут доказательствами. HTTP «GET» будет содержать доказательство того, что клиент имеет право на отклик. ответ будет доказательством того, что ответ собственно то, что просили.

Правила эволюции Язык

RDF на логическом уровне уже может выражать правила вывода. Например, вы должны быть в состоянии сказать такое такие вещи, как «Если почтовый индекс организации x равен y, то рабочий почтовый индекс x равен y». Как отмечалось выше, просто рассеяние Сеть с такими замечаниями в итоге будет очень интересно, но в краткосрочной перспективе не будет повторяться результатов, если только мы не ограничим выразительность документов решать конкретные прикладные задачи.

Две фундаментальные функции, которые мы требуем, чтобы RDF-движки могли делать

  1. для реализации версии n , чтобы иметь возможность читать достаточно схемы RDF, чтобы понять, как читать версию n+1 документ;
  2. для приложения типа А, разработанного совершенно независимо от приложение типа B, которое имеет ту же или аналогичную функцию иметь возможность читать и обрабатывать достаточно информации о схеме, чтобы иметь возможность обрабатывать данные из приложения типа B.

(См. статью об эволюции)

Логический уровень RDF достаточен для использования в качестве языка для построения правил вывода. Обратите внимание, что это не относится к эвристика любой конкретной машины рассуждений, которая открытое поле стало еще более открытым и плодотворным благодаря Семантическая сеть. Другими словами, RDF позволит вам писать правила, но никому не скажу на данном этапе, в каком порядке применять их.

Где, например, библиотека схемы конгресса говорит о «автор», а Британская библиотека говорит о «создателе», маленьком бит RDF мог бы сказать, что для любого человека x и любого ресурс y, если x является (LoC) автором y, то x является (BL) создатель Ю.Это своего рода правило, которое решает проблемы эволюционируемости. Где процессор его найдет? В случай программы, которая находит документ версии 2 и хочет найти правила, чтобы преобразовать его в версию 1 документ, то схема версии 2, естественно, будет содержать или указать правила. В случае ретроспективы документирование отношений между двумя независимыми придуманные схемы, то, конечно, указатели на правила могли быть добавлены к любой схеме, но если это не так (социально) практично, то у нас есть еще один пример аннотации проблема.Эту проблему можно решить с помощью сторонних индексов, которые могут искать связи между двумя схемами. На практике конечно, поисковые системы предоставляют эту функцию очень эффективно — вам просто нужно запросить поисковую систему для все ссылки на одну схему и проверить результаты на наличие правил что нравится двоим.

Языки запросов

Один из них — язык запросов. Запрос можно рассматривать как утверждение о возвращаемом результате.По сути, РДФ на логическом уровне достаточно, чтобы представить это в любой кейс. Однако на практике механизм запросов имеет определенные доступные алгоритмы и индексы, с которыми можно работать, и может поэтому отвечайте на определенные виды запросов.

Конечно, на практике можно развить словарный запас, который помогает одним из двух способов:

  1. Позволяет выражать общие мощные типы запросов кратко с меньшим количеством страниц математики, или
  2. Позволяет выражать определенные ограниченные запросы, которые интересны тем, что обладают определенной вычислимостью характеристики.

SQL является примером языка, который делает и то, и другое.

Очевидно, что язык запросов должен быть определен в с точки зрения логики RDF. Например, чтобы запросить у сервера автор ресурса, можно было бы попросить утверждение форма «x является автором p1» для некоторого x. Чтобы попросить окончательный список всех авторов, можно было бы попросить набор авторов таких, чтобы любой автор был в наборе и каждый в набор был авторский.И так далее.

На практике разнообразие алгоритмов поисковых систем на сети, а также алгоритмы поиска корректуры в логических досетевых предполагает, что в семантической сети будет много формы агента, способного давать ответы на различные формы запрос.

Один полезный шаг — спецификация конкретных механизмов запросов например, поиск на конечном уровне глубины в определенное подмножество Интернета (например, веб-сайт).Конечно может быть несколько вариантов для разных случаев.

Другим меташагом является спецификация механизма запросов. язык описания — в основном спецификация типа запроса движок может вернуть в общем виде. Это бы открыть дверь агентам, связывающим вместе поиски и вывод на многих промежуточных двигателях.

Криптография с открытым ключом — замечательная технология, которая полностью меняет то, что возможно.В то время как можно добавить блок цифровой подписи как украшение существующего документ, попытки добавить логику доверия как вишенку на пирог системы рассуждений до сих пор ограничивался системы, ограниченные в своей общности. Чтобы можно было рассуждать чтобы принять во внимание доверие, общая логическая модель требует расширение для включения ключей, с которыми утверждения были подписал.

Как и всякая логика, основа этого может показаться непривлекательной на первый взгляд. сначала, пока не увидишь, что можно построить сверху.Эта основа является введение ключей в качестве объектов первого класса (где URI может быть буквальным значением открытого ключа), а введение общих рассуждений об утверждениях относящийся к ключам.

В реализации это означает, что механизм рассуждений будет должны быть привязаны к системе проверки подписи. Документы будут разобраны не только на деревья утверждений, но в деревья утверждений о том, кто что подписал утверждения.Доказательная валидация для правил вывода будет проверять логике, а для утверждений о том, что документ был подписал, проверь подпись.

Результатом будет система, которая может выражать и обосновывать об отношениях по всему диапазону открытых ключей на основе систем безопасности и доверия.

Цифровая подпись становится интересной, когда разрабатывается RDF до уровня, на котором существует язык доказательств. Однако это может быть по большей части разрабатывался параллельно с RDF.

В W3C вход в работу над цифровой подписью исходит от множество направлений, в том числе опыт работы с DSig1.0 подписан ярлыки «pics» и различные материалы для цифровой подписи документы.

Указатели терминов

Учитывая всемирную семантическую паутину утверждений, поиск технология двигателя, применяемая в настоящее время (1998 г.) к HTML-страницам, будет предположительно переводят непосредственно в индексы не слов, а RDF-объектов.Это само по себе позволит гораздо эффективнее поиск в Интернете, как если бы это была одна гигантская база данных, а не одна гигантская книга.

Требование перевода версии A в версию B теперь были выполнены, и поэтому, когда существуют две базы данных, например большие массивы (вероятно, виртуальных) файлов RDF, тогда даже хотя первоначальные схемы могли быть разными, ретроспективное документирование их эквивалентности позволит поисковая система для удовлетворения запросов путем поиска по обоим базы данных.

В то время как поисковые системы, которые индексируют HTML-страницы, находят множество ответов для поиска и охвата огромной части Интернета, а затем вернуться много неуместных ответов. Нет понятия о «правильность» таких поисков. Напротив, логические двигатели как правило, были в состоянии ограничить свой вывод до этого что является доказуемо правильным ответом, но пострадали от неспособность рыться в массе переплетенных данных, чтобы построить достоверные ответы.Комбинаторный взрыв возможности быть прослежены было весьма трудноразрешимым.

Тем не менее, масштаб, в котором поисковые системы были может заставить нас пересмотреть наши предположения. Если двигатель будущего сочетает в себе двигатель рассуждений с поисковая система, возможно, она сможет получить лучшее из обоих миров, и на самом деле быть в состоянии построить доказательства в определенном количестве случаев очень реального воздействия. Он сможет достучаться до индексы, которые содержат очень полные списки всех вхождений данного термина, а затем использовать логику, чтобы отсеять все, кроме тех, которые могут быть полезны при решении поставленной задачи.

Так что пока ничто не заставит комбинаторный взрыв пойти далеко, многие реальные жизненные проблемы могут быть решены с помощью всего лишь нескольких (скажем, два) шага вывода в дикой паутине, остальное рассуждение находится в сфере, в которой даются доказательства, или существуют ограничения и хорошо понятные вычислимые алгоритмы. Я также ожидаю коммерческого стимула для разработать механизмы и алгоритмы, которые будут эффективно решать конкретные виды проблем.Это может включать создание кешей промежуточные результаты, очень похожие на результаты поисковых систем. индексы сегодняшнего дня.

Хотя все равно не будет машины, которая может гарантировать отвечать на произвольные вопросы, способность отвечать на реальные вопросы, которые являются частью нашей повседневной жизни и особенно торговли может быть весьма примечательным.


В этой серии:

Язык представления CYC

Формат обмена знаниями (KIF)

@@

Благодарности

Этот план основан на обсуждениях с командой W3C, и различные компании-члены W3C.Спасибо также Дэвиду Каргеру и Дэниел Джексон из MIT/LCS.

До вопросов дизайна

Соединение значений слов с помощью семантического картографирования | ЛД Темы

Автор: Джуди Зорфасс, Трейси Грей и PowerUp ЧТО РАБОТАЕТ

Введение

Семантические карты (или графические организаторы) — это карты или сети слов. Цель создания карты — визуально отобразить основанные на значении связи между словом или фразой и набором связанных слов или понятий.Семантические карты помогают учащимся, особенно учащимся, испытывающим затруднения, и людям с ограниченными возможностями, определять, понимать и вспоминать значение слов, которые они читают в тексте.

Обучение созданию этих карт соответствует трем общим основным государственным стандартам ELA:

  • CCSS.ELA-Literacy.CCRA.L.3 Применить знание языка, чтобы понять, как язык функционирует в различных контекстах, сделать эффективный выбор значения или стиля, а также более полно понимать при чтении или прослушивании.
  • CCSS.ELA-Literacy.CCRA.L.4 Определение или уточнение значения неизвестных и многозначных слов и фраз с помощью контекстных подсказок, анализа значимых частей слова и обращения к общим и специализированным справочным материалам по мере необходимости.
  • CCSS.ELA-Literacy.CCRA.L.5 Продемонстрировать понимание образного языка, отношений слов и нюансов в значениях слов.

Обучение учащихся использованию семантических карт

Вы можете предоставить своим ученикам прямые инструкции по использованию семантических карт.Ниже приведен пример пошагового набора указаний, который может быть особенно полезен для отстающих учащихся.

  • Выберите слово, которое вы не знаете, из текста, который вы читаете, и отметьте его. Если вы используете цифровой текст, вы можете выделить слово, выделить его жирным шрифтом или подчеркнуть.
  • Используйте пустую карту или начните рисовать карту или сеть (либо на бумаге, либо с помощью онлайн-инструмента).
  • Поместите слово, которое вы не знаете, в центр карты.
  • Произнесите слово.При необходимости используйте онлайн-словарь со звуком, чтобы помочь вам.
  • Прочитайте текст вокруг слова, чтобы увидеть, есть ли связанные слова, которые вы можете добавить на свою карту. Если вы используете цифровой текст, вы можете заставить компьютер читать вам текст, используя функцию преобразования текста в речь (при необходимости).
  • Используйте онлайн-словарь или онлайн-тезаурус, чтобы найти слово и определение.
  • Найдите слова и фразы, соответствующие смыслу. Выберите картинки/изображения (онлайн или из доступных ресурсов) или нарисуйте картинки, соответствующие смыслу.
  • Добавьте эти слова, фразы или изображения на свою семантическую карту.
  • Если вы работаете онлайн, распечатайте карту.
  • Прочитайте текст еще раз, применяя значение слова к тексту.
  • Поделись и сравни свою карту с одноклассниками.

При прямом обучении и повторной практике учащиеся, испытывающие затруднения, обнаружат, что использование семантических карт — очень хороший способ расширить свой словарный запас.

Интеграция технологий

Существует множество технологических инструментов, которые могут помочь учащимся создавать семантические карты (включая карты мышления, интеллект-карты, пузырьковые карты и концептуальные карты).Возможно, вы захотите проверить Webspiration, Bubblus, Gliffy, Thinklinkr, Glinkr, Creately, Diagrammr и Mindomo.

Кроме того, многие веб-сайты (в том числе перечисленные ниже) предоставляют информацию о различных типах графических органайзеров, которые можно использовать в качестве отправной точки при настройке обучения в соответствии с потребностями учащихся.

Урок семантического картирования

Пятый класс мистера Грина изучает американских президентов. Он хочет, чтобы его 25 студентов поняли, как личность каждого президента могла повлиять на его политическую карьеру.Хотя некоторые учащиеся не испытывают трудностей с декодированием, некоторые учащиеся с трудом узнают или запоминают значения слов. Г-н Грин снова вводит использование семантических карт для поддержки развития словарного запаса.

Конкретная цель урока состоит в том, чтобы учащиеся расширили свой словарный запас, создав семантические карты для представления различных характеристик личности. Г-н Грин планирует сначала смоделировать эту стратегию, а затем учащиеся получат возможность попрактиковаться в ней самостоятельно.Кульминацией модуля станет создание мультимодальных карточек президента, одним из компонентов которых будет семантическая карта, которые будут размещены на веб-сайте класса.

В рамках своей постоянной практики мистер Грин будет использовать интерактивную доску для демонстрации и привлечения учащихся к созданию карт. Чтобы собрать информацию для развития словарного запаса, он зайдет на веб-сайт под названием «Личность Авраама Линкольна».

План урока мистера Грина изложен ниже. Он состоит из трех разделов, чтобы показать шаги, которые он предпримет перед чтением, во время чтения и после чтения.

План урока

Перед прочтением

  • Расскажите о целях модуля, которые заключаются в изучении президентов и создании мультимодальных карточек президентов с новой лексикой.
  • Просмотрите и обсудите три разных типа семантических карт.


  • Показать и обсудить веб-сайт, посвященный личности Авраама Линкольна.
  • Предложите учащимся заполнить семантическую карту словами, определениями и изображениями.
  • Сохраните карту на сайте класса.

Во время чтения

  • Продолжайте практиковаться в использовании семантических карт.
  • Попросите группы создать новые мультимедийные карты.
  • Предложите учащимся поделиться и обсудить новую лексику на картах.

После прочтения

  • Предложите учащимся приступить к изготовлению мультимодальных карточек президента.
  • Установите критерии для этих карточек: имя президента, словарные слова, определения, изображения и предложения.

Интернет-ресурсы для учителей по семантическому отображению

Эта статья взята из веб-сайта PowerUp WHAT WORKS, в частности, из Руководства по стратегии семантического сопоставления.PowerUp — это бесплатный, удобный для учителей веб-сайт, не требующий входа в систему или регистрации. Учебное руководство по стратегии включает краткий обзор, определяющий семантическое отображение, и сопроводительное слайд-шоу; список соответствующих стандартов ELA Common Core State; стратегии обучения, основанные на фактических данных, для дифференцированного обучения с использованием технологий; история случая; короткие видеоролики; и ссылки на ресурсы, которые помогут вам использовать технологии для обучения семантической картографии. Если вы отвечаете за профессиональное развитие, вспомогательные материалы PD содержат полезные идеи и материалы для использования ресурсов по семантическому картированию.Хотите больше информации? См. PowerUp ЧТО РАБОТАЕТ.

Джуди Зорфасс, Трейси Грей и PowerUp WHAT WORKS (2014)

Семантический поиск — Когнитивный поиск Azure

  • Статья
  • 7 минут на чтение
  • 4 участника

Полезна ли эта страница?

да Нет

Любая дополнительная обратная связь?

Отзыв будет отправлен в Microsoft: при нажатии кнопки отправки ваш отзыв будет использован для улучшения продуктов и услуг Microsoft.Политика конфиденциальности.

Представлять на рассмотрение

В этой статье

Семантический поиск — это набор возможностей, связанных с запросами, которые обеспечивают семантическую релевантность и понимание языка для результатов поиска. Эта статья представляет собой введение высокого уровня в семантический поиск. Во встроенном видео описывается технология, а в разделе в конце рассказывается о доступности и ценах.

Семантический поиск — это дополнительная функция. Мы рекомендуем эту статью в качестве основы, но если вы хотите начать, выполните следующие действия:

Что такое семантический поиск?

Семантический поиск — это набор функций, улучшающих качество результатов поиска. Когда он включен в службе поиска, он расширяет конвейер выполнения запросов двумя способами. Во-первых, он добавляет вторичное ранжирование к исходному набору результатов, продвигая наиболее семантически релевантные результаты в начало списка.Во-вторых, он извлекает и возвращает заголовки и ответы в ответе, которые вы можете отобразить на странице поиска, чтобы улучшить поиск для пользователя.

Функция Описание
Семантическая переоценка Использует контекст или семантическое значение запроса для вычисления новой оценки релевантности существующих результатов.
Семантические подписи и выделение Извлекает из документа предложения и фразы, которые лучше всего обобщают содержание, выделяя ключевые фрагменты для удобства сканирования.Заголовки, резюмирующие результат, полезны, когда отдельные поля содержимого слишком плотны для страницы результатов. Выделенный текст выделяет наиболее релевантные термины и фразы, чтобы пользователи могли быстро определить, почему совпадение было сочтено релевантным.
Семантические ответы Необязательная и дополнительная подструктура, возвращенная из семантического запроса. Он дает прямой ответ на запрос, который выглядит как вопрос. Требуется, чтобы в документе был текст с характеристиками ответа.

Как работает семантическое ранжирование

Семантическое ранжирование ищет контекст и родство между терминами, повышая уровень совпадений, которые имеют больше смысла с учетом запроса. Понимание языка находит резюме или подписей и ответов в вашем контенте и включает их в ответ, который затем может быть отображен на странице результатов поиска для более продуктивного поиска.

Для суммирования и ранжирования используются современные предварительно обученные модели

.Чтобы поддерживать высокую производительность, которую пользователи ожидают от поиска, семантическое обобщение и ранжирование применяются только к 50 лучшим результатам, согласно алгоритму оценки сходства по умолчанию. Используя эти результаты в качестве корпуса документов, семантическое ранжирование повторно оценивает эти результаты на основе семантической силы совпадения.

Базовая технология разработана Bing и Microsoft Research и интегрирована в инфраструктуру Cognitive Search в качестве дополнительной функции. Дополнительные сведения об исследованиях и инвестициях в ИИ, поддерживающих семантический поиск, см. в статье Как ИИ из Bing поддерживает когнитивный поиск Azure (блог Microsoft Research).

В следующем видеоролике представлен обзор возможностей.

Порядок действий

Компоненты семантического поиска расширяют существующий конвейер выполнения запросов в обоих направлениях. Если вы включите коррекцию орфографии, орфограф исправляет опечатки в начале запроса, прежде чем термины попадут в поисковую систему.

Выполнение запроса продолжается как обычно, с разбором терминов, анализом и просмотром инвертированных индексов. Механизм извлекает документы, используя сопоставление токенов, и оценивает результаты, используя алгоритм оценки сходства по умолчанию.Баллы рассчитываются на основе степени лингвистического сходства между терминами запроса и соответствующими терминами в индексе. Если вы их определили, на этом этапе также применяются профили скоринга. Затем результаты передаются в подсистему семантического поиска.

На этапе подготовки корпус документов, возвращенный из начального результирующего набора, анализируется на уровне предложений и абзацев, чтобы найти фрагменты, резюмирующие каждый документ. В отличие от поиска по ключевым словам, на этом этапе для оценки содержания используется машинное чтение и понимание.На этом этапе обработки контента семантический запрос возвращает подписи и ответы. Чтобы сформулировать их, семантический поиск использует языковое представление для извлечения и выделения ключевых отрывков, которые лучше всего резюмируют результат. Если поисковым запросом является вопрос, и запрашиваются ответы, ответ также будет включать текстовый отрывок, который лучше всего отвечает на вопрос, выраженный поисковым запросом.

Для заголовков и ответов в формулировках используется существующий текст. Семантические модели не составляют новые предложения или фразы из доступного содержания и не применяют логику для получения новых выводов.Короче говоря, система никогда не вернет контент, которого еще нет.

Затем результаты пересчитываются на основе концептуального сходства терминов запроса.

Чтобы использовать семантические возможности в запросах, необходимо внести небольшие изменения в поисковый запрос, но не требуется дополнительная настройка или переиндексация.

Семантические возможности и ограничения

Семантический поиск — более новая технология, поэтому важно установить ожидания относительно того, что она может и чего не может делать.Что он может сделать, так это улучшить качество поиска на:

  • Продвижение совпадений, которые семантически ближе к цели исходного запроса.

  • Поиск строк в каждом результате, которые можно использовать в качестве заголовков и, возможно, ответов, которые можно отобразить на странице результатов поиска.

Чего он не может сделать, так это повторно выполнить запрос по всему корпусу, чтобы найти семантически релевантные результаты. Семантический поиск повторно ранжирует существующих наборов результатов, состоящих из 50 лучших результатов, полученных с помощью алгоритма ранжирования по умолчанию.Кроме того, семантический поиск не может создавать новую информацию или строки. Подписи и ответы извлекаются из вашего контента дословно, поэтому, если результаты не включают текст, похожий на ответ, языковые модели не создадут его.

Несмотря на то, что семантический поиск полезен не во всех сценариях, для определенного содержимого его возможности могут принести значительную пользу. Языковые модели в семантическом поиске лучше всего работают с доступным для поиска контентом, богатым информацией и структурированным как проза. База знаний, онлайн-документация или документы, содержащие описательный контент, получают наибольшую выгоду от возможностей семантического поиска.

Наличие и цены

Семантический поиск и проверка орфографии доступны для служб, соответствующих критериям, указанным в таблице ниже. Чтобы использовать семантический поиск, сначала необходимо включить возможности службы поиска.

Функция Уровень Регион Зарегистрироваться Цены
Семантический поиск (ранг, подписи, выделение, ответы) Стандартный уровень (S1, S2, S3) Австралия Восток, Восток США, Восток США 2, Северо-Центральная часть США, Юг Центральной части США, Западная часть США, Западная часть США 2, Северная Европа, Южная Великобритания, Западная Европа Обязательно Страница с ценами на Cognitive Search
Проверка орфографии Базовый 1 и выше Все Нет Нет (бесплатно)

1 Из-за механизмов подготовки и продолжительности жизни общих (бесплатных) служб поиска небольшое количество служб имеют проверку орфографии на бесплатном уровне.Однако доступность проверки орфографии в службах уровня бесплатного пользования не гарантируется, и ее не следует ожидать.

Плата за семантический поиск взимается, если запросы запроса включают «queryType=semantic», а строка поиска не пуста (например, «search=pet friendly hotel in New York». Если строка поиска пуста («search=*» ), с вас не будет взиматься плата, даже если для параметра queryType задано значение «semantic».

Включить семантический поиск

По умолчанию семантический поиск отключен для всех служб.Чтобы включить семантический поиск для вашей службы поиска:

  1. Откройте портал Azure.
  2. Перейдите к службе поиска стандартного уровня.
  3. На левой панели навигации выберите Семантический поиск (предварительная версия) .
  4. Выберите бесплатный план или стандартный план . Вы можете переключаться между бесплатным планом и стандартным планом в любое время.

Бесплатный план

Semantic Search ограничен 1000 запросов в месяц.После первых 1000 запросов в бесплатном плане вы получите сообщение об ошибке, сообщающее, что вы исчерпали свою квоту всякий раз, когда вы отправляете семантический запрос. В этом случае вам потребуется перейти на стандартный план, чтобы продолжить использование семантического поиска.

Кроме того, вы также можете включить семантический поиск с помощью API службы создания или обновления, который описан в следующем разделе.

Отключить семантический поиск

Для полной защиты от случайного использования и списания средств вы можете отключить семантический поиск с помощью API службы создания или обновления службы поиска.После отключения функции любые запросы, включающие семантический тип запроса, будут отклонены.

  PUT https://management.azure.com/subscriptions/{{subscriptionId}}/resourcegroups/{{resource-group}}/providers/Microsoft.Search/searchServices/{{search-service-name}}?api -version=2021-04-01-Предварительный просмотр
    {
      "местоположение": "{{регион}}",
      "арт": {
        "имя": "стандарт"
      },
      "характеристики": {
        "semanticSearch": "отключено"
      }
    }
  

Чтобы снова включить семантический поиск, повторите указанный выше запрос, задав для параметра «semanticSearch» значение «бесплатный» (по умолчанию) или «стандартный».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.