Стилистические ошибки в сми 2018 – Ошибки в СМИ

рейтинг грамотности российских СМИ / Habr

Государственный институт русского языка имени А. С. Пушкина и компания ABBYY провели по заказу Минкомсвязи исследование ведущих российских средств массовой информации. Специалисты проанализировали 350 тысяч предложений печатных текстов и 120 часов теле- и радиопрограмм, и оценили издания, радиостанции и телеканалы по пятибальной шкале, как школьников.



Институт имени А. С. Пушкина — один из головных вузов России, определяющих уровень владения русским языком. Исследование институт провел совместно с разработчиком решений в области интеллектуальной обработки информации и лингвистики ABBYY. Они использовали технологию понимания и анализа текстов на естественных языках ABBYY Compreno.

При оценке диктанта в 10-м классе школы используют описанные на первом изображении критерии: пятерку можно получить за отсутсвие ошибок, четверку — за 1-2 ошибки.

Печатные СМИ

Меньше всего ошибок в печатных СМИ делает Лента, за ней в тройку лидеров по грамотности следуют Известия и Интерфакс. Более 1% ошибок на страницу текста делают Московский Комсомолец, Огонек, Тасс, Комсомольская правда. Аргументы и факты делают 1,99% ошибок на страницу текста (в словах) — это «тройка».

Лента реже всех ведущих российских СМИ, попавших в исследование, делает орфографические ошибки и ошибки согласования в предложениях.

ТВ и радио

Исследователи проанализировали 120 часов радиоэфира и просмотрели более 200 телепередач. Всего 2 ошибки в час делают на Радио России, 3 — на телеканале Россия-1. 5 канал и Русская служба новостей отметились четырьмя ошибками в час, а Эхо Москвы — семью ошибками. Бизнес ФБ каждый час делает 8 ошибок.

От десяти и более ошибок делают Серебряный дождь, Маяк, ТВЦ, Первый канал, Коммерсант ФМ и НТВ.

Дикторы неправильно строят предложения, употребляют слова-паразиты, делают излишние заимствования (off-road вместо внедорожника) и совершают стилистические ошибки: «… щас обсуждали», «Все чё-то ждали», «ужасающее фуфло».

Объясните, почему, на ваш взгляд, вот эта ситуация, которая некомфортна и женщинам неудобно бессильного мужчины и мужчина, на самом деле, как правило, чувствует себя некомфортно, когда слышит такие претензии со стороны женщины? Пример ошибки в структуре предложения

habr.com

Составлен первый рейтинг грамотности СМИ | Статьи

Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина по заказу Минкомсвязи составил первый рейтинг грамотности печатных изданий, телеканалов и радиостанций страны. Как сообщили «Известиям» в министерстве, цель проекта — «построить рейтинг корректного использования русского языка среди наиболее популярных СМИ». Всего были проанализированы данные по 17 печатным изданиям, трем новостным агентствам, пяти телеканалам, семи радиостанциям.

По итогам исследования изданиям присвоили уровни грамотности — получилось четыре группы (см. иллюстрацию). У «Ленты.ру» и «Известий», как решили эксперты, «есть все шансы вырваться в отличники» (одна ошибка приходится примерно на три страницы текста).

Большинство СМИ получили «твердую четверку» — одна ошибка на две страницы («Интерфакс», «Ведомости», «Аргументы недели», РИА, «Российская газета», «Независимая газета», РБК, «Эксперт», «Деньги», «Коммерсант», «Газета», «Профиль»).

«Троечниками» (одна ошибка на одну страницу) оказались «Московский комсомолец», «Огонек», ТАСС, «Комсомольская правда».

Как отметили эксперты, «риск остаться на второй год» грозит «Аргументам и фактам» — у издания в среднем две ошибки на одну страницу.

Эксперты посчитали общую долю ошибок в публикуемом тексте. У «Ленты» этот показатель составляет 0,28%, у «Известий» — 0,42%, у «Интерфакса» 0,52%. В хвосте — «Аргументы и факты» (1,99%), «Комсомольская правда» (1,36%), ТАСС (1,32%). Самые распространенные недочеты — ошибки согласования в предложениях, когда неверно используются окончания у согласованных членов предложения или неправильно употребляются предлоги, а также другие орфографические ошибки.

Чтобы узнать всё это, Институт русского языка, как говорится в исследовании, проанализировал месячный объем печатного текста 20 печатных и интернет-СМИ (15 654 статьи, 216 047 предложений), а также теле- и радиопрограмм 12 СМИ (120 часов эфира/ более 200 передач новостного и публицистического характера).

В рейтинге ТВ и радио самыми грамотными оказались «Радио России» (две ошибки в час), «Россия-1» (три ошибки в час), 5-й канал и «Русская служба новостей» (четыре ошибки в час). Чаще всего ошибаются НТВ (13 ошибок в час), «Коммерсант FM» и «Первый канал»  (11 ошибок в час), ТВЦ, «Маяк» и «Серебряный дождь» (10 ошибок в час). 

Нужно отметить, что учитывались и стилистические ошибки (например, неуместное использование просторечий, диалектов и жаргонизмов — «щас обсуждали», «все чё-то ждали», «ужасающее фуфло»), излишние заимствования (например, off-road вместо слова «внедорожник»), лексические и грамматические ошибки, неправильное ударение (например, «укрАинский» — правильно: «украИнский»), употребление слов-паразитов («как бы», «вот», «ну» и т.д.).

Минкомсвязи рассчитывает, что подобные рейтинги могут стать мощным средством воспитательного воздействия — так министерство намерено бороться с неграмотными журналистами, которые формируют «нездоровую языковую норму».

— Рейтинг оказался лучше, чем мы ожидали, — рассказал «Известиям» заместитель министра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин.

По его словам, премию «Золотой типун», которую он сам предложил возродить в октябре 2014 года, пока давать некому.

— Да, есть несколько изданий, у которых не очень хорошие результаты, но это точно не «Золотой типун», — сказал он. — Ситуация не такая удручающая.

Он отметил, что телеканалам и радиостанциям труднее избежать речевых ошибок.

— Печатные издания отвечают только за собственные недочеты. А телеканалам засчитываются и те ошибки, которые совершают не сотрудники, а ньюсмейкеры: неправильные формулировки невозможно вырезать из эфира, — говорит Волин. 

Чиновник уверен, что рейтинг будет эффективным «воспитательным средством».

— Я ни на секунду не сомневаюсь в том, что главные редактора тех СМИ, которые попали вниз списка, устроят своим сотрудникам головомойку, — сказал он.

Напомним, что чиновники Минкомсвязи заявили о намерении создать рейтинг самых грамотных СМИ и ньюсмейкеров в октябре прошлого года.

— Мы считаем, что мощным средством воспитательного воздействия может стать рейтинг и антирейтинг СМИ и ньюсмейкеров на употребление русского языка, то есть мы хотим сделать список «молодцов» и список «подлецов», которые коверкают и корежат русский язык, — заявлял тогда Волин.

iz.ru

Канцеляризмы, просторечия и орфографические ошибки: РОПРЯЛ подводит итоги исследования языка СМИ

Опубликованы результаты исследования «Vox populi: мониторинг речевого поведения русскоязычных журналистов в России, странах ближнего и дальнего зарубежья», которое было выполнено Российским обществом преподавателей русского языка и литературы по заказу Министерства просвещения России в рамках Федеральной целевой программы «Развитие образования». В ходе проекта  были выявлены наиболее типичные ошибки и тенденции речевого употребления, действующие в сфере массмедиа, а также сформулированы предложения по совершенствованию имеющихся программ профессиональной подготовки.

Мониторинг 248 печатных и звучащих текстов СМИ в различных регионах России и зарубежья выявил проблемные зоны, связанные с нарушением норм литературного русского языка. Наличие этих проблемных зон необходимо учитывать при обновлении содержания обучения в курсах практической стилистики, русского языка и культуры речи, медиалингвистики и других дисциплин, преподаваемых на факультетах журналистики российских университетов.

В современной речевой практике журналистов трудности вызывают многие сложные случаи орфографии и пунктуации, которые описаны в словарях и справочниках В числе наиболее частотных проблем орфографии – правописание слов со строчной или прописной буквы, правописание аббревиатур, сложные случаи слитного, раздельного или дефисного написания частиц, правописание «-тся» / «-ться» в глагольных формах, употребление правил использования кавычек. На уровне пунктуации неверно оформляется прямая речь, нарушаются правила постановки знаков тире и двоеточия в сложном бессоюзном предложении, правила обособления приложений, некорректно проставляется тире в простом предложении при эллипсисах. Широко распространены ошибки, связанные с нарушением правил обособления вводных слов либо смешением вводных слов с частицами, союзами и другими частями речи.

Наряду с системными ошибками, были выделены и некоторые характерные тенденции речевой практики журналистов. Эти тенденции, по мнению экспертов РОПРЯЛ, могут оказать непосредственное влияние на динамику норм русского литературного языка: к ним относится тенденция к вытеснению двоеточия и других знаков препинания тире, небрежное оформление прямой речи, хаотичное использование правил написания слов со строчной или прописной буквы. На графическом уровне в ходе мониторинга выявилась тенденция в языке медиа к синхронному использованию латиницы и кириллицы для слов, которые находятся в стадии освоения (

Инстаграм – Instagram и др.).

Для звучащих медиатекстов по-прежнему наиболее важным остается орфоэпический и акцентологический уровень, поскольку ошибки в постановке ударения или произношения слов говорят о низкой речевой культуре диктора и сразу обращают на себя внимания. Подобные ошибки недопустимы еще и потому, что из-за экстралингвистических особенностей массовой коммуникации (распространение информации на массовую аудиторию) данные ошибки могут укореняться в речевом узусе общества и расшатывать норму, поскольку в обществе до сих пор не изжито отношение к дикторской речи как к речи образцовой.

Для исправления сложившейся ситуации эксперты РОПРЯЛ предлагают обновить словники имеющихся словарей для работников теле-радиовещания (М.А. Штудинер и др.) либо создать актуальные списки слов, произношение которых вызывает трудности на современных теле- и радиоканалах.

«Мы бы рекомендовали не отдельные словарные статьи, имеющие просветительское значение (как, например, на сайте gramota.ru), а именно списки трудных слов, поскольку в современных редакциях из-за экономии денег редакторские службы для подготовки текста к произнесению в эфире практически сведены к нулю, и в условиях постоянной нехватки времени журналистам удобнее и быстрее было бы найти правильный вариант ударения именно по спискам, а не по словарным статьям», – отметила эксперт проекта, профессор кафедры стилистики русского языка Московского государственного университета Наталья Ивановна Клушина.

По мнению авторов исследования, в текстах СМИ встречается большое количество случаев тавтологии и плеоназмов. И если в звучащей речи данные ошибки можно объяснить условиями спонтанности и неподготовленности эфирной речи, то в печатных текстах подобного рода ошибки рассматриваются как грубые и недопустимые. Тавтология и плеоназм свидетельствует о скромном словарном запасе журналиста, незнанием синонимических ресурсов русского литературного языка, позволяющих избежать неоправданных повторов, что, в свою очередь, свидетельствует о низком уровне речевой культуры и низком уровне владения профессиональными компетенциями.

Отдельно отмечается сосуществование в современном языке СМИ антонимических установок: установки на разговорность и установки на официальность изложения информации.  Эти противоположные установки реализуются в разных жанрах (новостных, аналитических и публицистических), а также в разных форматах (информационно-аналитическом или развлекательном).  Несмотря на существование данных установок, канцеляризмы, жаргонизмы, просторечия в медиаречи, связанные с категорией разговорности в СМИ, являются ошибками, на которые надо по-прежнему обращать особое внимание в программах профессиональной подготовки журналистов. То же следует сказать и о бюрократизации и клишированности информационных текстов СМИ, ориентирующихся на официально-деловой стиль: канцеляризмы и штампы по-прежнему являются стилистическими ошибками, связанными с функционально-стилевой принадлежностью слова.

Подробно ознакомиться с текстом исследования можно на сайте РОПРЯЛ: http://ropryal.ru/wp-content/uploads/2018/12/Vox_populi.pdf

ropryal.ru

Языковые ошибки в электронных СМИ Алтайского края

В статье исследуются наиболее типичные языковые ошибки, встречающие в материалах журналистов интернет-СМИ Алтайского края. Производится типизация обнаруженных ошибок, выявляются возможные причины проявления неграмотности журналистов. Делается вывод о наличии значительного количества ошибок в журналистских текстах и о негативном влиянии данного факта на общий уровень грамотности аудитории.

С развитием технологии передачи и распространения информации, ускорением коммуникационных процессов ключевыми навыками журналистов становятся оперативность, владение техническими устройствами и умение вести работу в социальных сетях. Языковая грамотность журналиста по-прежнему остается важной, но не первостепенной характеристикой работника СМИ. Во многих редакциях информационных порталов Алтайского края отсутствует должность корректора, проверяющего материалы журналистов на наличие ошибок. Между тем, как показывает анализ, ошибки в текстах встречаются с пугающей частотой.

Языковые ошибки, даже если они остаются незаметными большей части аудитории СМИ, не только негативно влияют на общий образовательный уровень населения – вспомним уровень грамотности поздней советской журналистики, когда по статьям из «Правды» можно было учиться правильному литературному языку. Не менее удручающим следствием «привыкания» аудитории к ошибкам является разрушения смыслового пространства журналистского материала, разрушение процесса кодирования – декодирования информационного сигнала. Нет сомнений, что ключевое смысловое «послание» журналистского текста не может быть должным образом передано и усвоено в условиях нарушения норм русского языка.

Правильная классификация ошибок помогает найти правильные пути их исправления, дает возможность продумать методику работы над каждым типом ошибок. Отметим, что в данной работе мы не касаемся сознательно вводимых в публицистическую речь отклонений от правил, которые по замыслу автора создают стилистический эффект.

Наиболее частотными ошибками в материалах сайтов Алтайского края являются нарушения правил пунктуации, нарушения правил сочетания слов в предложении, использование слова в его разговорном значении, графические ошибки.

Первым типом ошибок являются лексические ошибки. В материале сайта altapress.ru встречается нарушение сочетаемости слов «Многодетная бийская медсестра готова дойти до Москвы, защищая свои трудовые права» (http://altapress.ru/story/zashchishchaya-svoi-trudovie-prava-mnogodetnaya-189341). Слово «многодетная» не употребляется с обозначением профессии.

Следующим типом ошибок являются грамматические ошибки, которые в соответствии с тремя основными разделами грамматики можно разделить на: а) ошибки словообразовательные; б) ошибки грамматико-морфологические — неправильно образованные формы слов; в) ошибки грамматико-синтаксические — нарушение правил соединения слов предложении [3].

В материале сайта altapress.ru, рассмотренном выше, можем найти синтаксическую ошибку в согласовании подлежащего и сказуемого: «Кроме Бирюлиной, никто из сотрудниц «проблемного» отделения общаться со СМИ не захотел, хотя сказали: «она все знает и все расскажет». Стоит отметить, что в этом предложении помимо нарушения правила согласования подлежащего и сказуемого также наблюдается нарушение оформления прямой речи.

Еще одно нарушение сочетаемости слов можно заметить в другой публикации «Алтапресса»: «В ведомстве отметили, что наш регион — транзитный, в котором функционируют трансграничные наркоканалы и незаконный наркобизнес, в который вовлечены граждане разных стран» (http://altapress.ru/story/na-altae-siloviki-sozhgli-pochti-kg-tranzitnogo-geroina-188819). Здесь речевая ошибка заключается в неверном согласовании подчинительного предложения и двукратное повторение союзного слова «который».

По нашему мнению, подобные речевые ошибки возникают у алтайских журналистов в связи с неверным переведением разговорной устной речи в литературную письменную. Таких примеров на сайте «Алтапресс» можно найти довольно много. «Я категорически за аборты, я считаю, что это никакое не убийство, и что женщины имеют право это делать со своим телом» (http://altapress.ru/story/pochemu-v-rossii-snova-zagovorili-o-zaprete-abortov-mneniya-187760), «Марлю надо пилить и крутить без перерыва, нужна и физическая сила, а мужчин в отделении не осталось» (http://altapress.ru/story/zashchishchaya-svoi-trudovie-prava-mnogodetnaya-medsestra-iz-biyska-gotova-doyti-do-moskvi-189341), «По словам соседей погибла женщина, задохнулась дымом, еще мужчину с обожженой спиной провели в машину скорой» (http://altapress.ru/story/fotofakti-v-barnaule-gorit-kvartira-v-mnogoetazhke-189184) и другие.

Эта же причина, а именно неверное переведение устной речи в письменную, способствует появлению пунктуационных ошибок. «По словам соседей погибла женщина, задохнулась дымом, еще мужчину с обожженой спиной провели в машину скорой» (не выделена вводная конструкция), «я категорически за аборты, я считаю, что это никакое не убийство, и что женщины имеют право это делать со своим телом» (лишняя запятая при сочинении однородных подчинительных предложений). Однако пунктуационные ошибки не всегда связаны с прямой и косвенной речью, например, «Широкая дискуссия началась после того как патриарх Кирилл подписал обращение о полном запрете абортов в России» (отсутствие запятой при подчинительной связи).

Стилистические ошибки связаны с употреблением в высказывании или тексте языковых единиц (слов, словосочетаний, предложений), обладающих стилистической окраской, не соответствующей стилистической окраске данного высказывания или текста в целом. К стилистическим ошибкам относят случаи неудачного, неправильного употребления синонимов, многословие, необоснованное повторение одних и тех же слов. [2].

К стилистическим ошибкам можно отнести употребление слова в разговорном значении. В публикации altapress.ru можно найти такой пример: «Пограничники не дали вывезти алтайский мед в Казахстан». В данном контексте глагол «дать» употребляется в разговорном значении «разрешить» (http://altapress.ru/story/pogranichniki-ne-dali-vivezti-altayskiy-med-v-kazahstan-189344). Повтор предложений также можно отнести к стилистическим ошибкам журналиста. Пример, взятый на сайте газеты «Алтайская правда»: «Так, например, в декабре 2016 года среднесуточные температуры ожидаются от -10 до -14 градусов. Это в пределах нормы.<…> В феврале 2017 года среднесуточные температуры ожидаются от -12 до -17 градусов. Это в пределах нормы» (http://www.ap22.ru/paper/Kakaya-zima-ozhidaetsya-v-Altayskom-krae.html).

Наконец, частотны графические ошибки в текстах алтайских СМИ. Опечатки можно расценить и как пунктуационные ошибки, например употребление дефиса вместо тире («Первую и самую крупную партию — 189 кг — задержали в апреле 2014 года на границе с Казахстаном», http://altapress.ru/story/na-altae-siloviki-sozhgli-pochti-kg-tranzitnogo-geroina-188819) или отсутствие предлога предложного падежа («Инициатива внесена на рассмотрение в Госдуму, этом пишет РГ, http://altapress.ru/story/verhovniy-sud-rf-podderzhal-vozvrashchenie-konfiskatsii-v-ugolovniy-kodeks-165299), и как морфологические, например неверное образование прилагательного («Но самое интересно, что процесс приготовления напоминает настоящий фокус», http://www.ap22.ru/paper/V-barnaul-skom-TRTs-stali-ustraivat-ayskrim-shou.html).

Требования правильности языка СМИ обусловлены как минимум тремя причинами. Во-первых, небрежное в языковом отношении оформление текста снижает доверие образованного читателя. Вопрос доверия является на сегодняшний день одним из ключевых в современной журналистике, лишь доверие основного ядра аудитории может позволить новым медиа функционировать и быть прибыльным. Во-вторых, любое СМИ является распространителем нормативного языка, а в приведенных выше примерах у читателя формируется неверное представление о языковых нормах [2]. Таким образом, массовая информация, распространяемая в сети Интернет ведет к закреплению языковых ошибок в качестве нормы повседневной коммуникации граждан, что может ограничивать граждан в возможности понимания отечественных культурных феноменов.

novainfo.ru

Можете показать явные примеры тавтологии и других речевых ошибок на телевидении и в сми? Заранее благодарен!

«Вчера еще здесь (в Североморске) было около четыреста камер» (правильно: «около четырехсот») . «Операции будут проводиться пятидесятью процентами акций холдинга» (правильно: «с пятьюдесятью процентами» ). «Более восемьсот тысяч пенсионеров могут жить теперь достойно» (правильно: «более восьмисот тысяч пенсионеров» ). Редко склоняют журналисты числительное «полтора» . В течение полтора суток город опустел» (правильно: «полутора суток») . Нередки ошибки и в выборе падежной формы составного числительного, оканчивающегося на «два» , «три» , «четыре» в сочетании с одушевленным существительным. В таких конструкциях независимо от категории одушевленности винительный падеж сохраняет форму именительного, например: «Всего за этот месяц в госпиталь доставили тридцать два раненых» (а не «тридцать двух раненых») . Не соответствует литературной норме и такое предложение: «Строительство комплекса должно быть завершено к двум тысячам третьему году» (правильно: «… к две тысячи третьему году») , так как в составном порядковом числительном склоняется только последнее слово) . Встречаются ошибки и такого рода: «Правительство обещает выплатить пенсии к десятому сентябрю» (правильно: «…к десятому сентября») . По-прежнему нередки погрешности и при употреблении собирательных числительных. Их использование в сочетании с существительными, относящимися к официально-деловой лексике, в литературном языке не рекомендуется (тем более в информационных программах) . Например: «Не случайно оказались в этом регионе сразу двое сенаторов» (правильно: «…два сенатора…») . Не всегда верно употребляются и числительные «оба» (муж. р. ) и «обе» (жен. р.) , например: «Введение другой валюты (кроме рубля) пагубно для обоих стран» (правильно: «… для обеих стран» ). Речевой ошибкой считается образование существительных форм мужского рода в именительном падеже во множественном числе: — инспектора (вместо инспекторы) — почерка (вместо почерки) — слесаря (вместо слесари) — снайпера (вместо снайперы) — фельдшера (вместо фельдшеры) Случаются ошибки в эфире и при образовании родительного падежа существительных множественного числа. Нормативными считаются такие образования: — баржи — барж (не «баржей») , — будни — будней (не «буден») , дыни — дынь (не «дыней» ) Напоминаю, что форма единственного числа слова «туфли» — «туфля» (а не «туфель») , а слова «тапки» — «тапка» (а не «тапок») . Ошибаются журналисты при склонении существительных, обозначающих названия некоторых национальностей. В частности, нередки ошибки при употреблении форм родительного падежа множественного числа, например: — башкиры — башкир (не «башкиров») , — буряты — бурят (не «бурятов») , Лексические ошибки связаны с незнанием значений слов и устойчивых выражений и обусловленным этим незнанием их неправильным употреблением в речи. Приведем несколько примеров. Очень живучей ошибкой оказалось употребление слова «обратно» вместо «снова» , «опять» : «Габардин пришел к нам обратно» , «Рижский вокзал надо переименовать обратно…» , «Впоследствии Баланчин дал ей (балерине) эту партию обратно» . Газета “МОСКОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ” “Ирина Понаровская займется рекламой ЧУЛКОВ” (норма требует: чулок) “Московский комсомолец”, 14 марта, заголовок (!) редакционной заметки (не авторской) Отар КУШАНАШВИЛИ, тележурналист “…Весь истеблишмЕнт представлен здесь… ” (неправильное ударение) ТВ-6, “Партийная зона”, ночь с 23 на 24 марта Евгений КИСЕЛЕВ, ведущий программы “Итоги” “…Известны примеры более масштабной коррупции: создавались миллионные состояния, которые утекали за границу, но все это ОСТАЛОСЬ ВТУНЕ” дедово “в туне” использовано без учета его семантики и сочетаемости) НТВ, “Итоги”, 27 апреля <a rel=»nofollow» href=»http://otherreferats.allbest.ru/languages/00125232_0.html» target=»_blank»>http://otherreferats.allbest.ru/languages/00125232_0.html</a>

touch.otvet.mail.ru

Как в разных СМИ проводится работа над ошибками — Российская газета

Давно известно — чтобы привлечь повышенное внимание к статье (рекламе, вывеске, записи, публикации) нужно сделать в ней ошибку. Большинству людей нравится чувствовать себя умнее и образованнее других — и число желающих поправить будет расти и расти. Заодно и запомнится увиденное. Но что делать, если ошибки в СМИ возникают спонтанно, сейчас ведь многие работают «на скорость» — от этого, например, зависят трафики в Сети, а не на результат.

Кроме того, даже студенты факультетов, где изучают медиа, знают, что СМИ без ошибок не бывает. Однако, в интересное время мы живем — многие ошибки даже не исправляют. Но стоит учитывать, что есть такие, от которых зависит судьба человека, компании, да и просто суть написанного. Можно долго пытаться восстановить справедливость с помощью юристов. Однако, любое серьезное медиа пытается исправить оплошность, не доводя до таких разборок. Как же именно? Обозреватель «РГ» провела небольшое расследование.

В отличие от бумажных изданий газет и слов в эфире, которые, как известно, как воробьи: вылетят — в тот же момент не исправишь, в интернете вносить правки можно. Этим занимаются либо редакторы на сайтах, либо авторы, которым разрешен доступ. Например, недавно был печальный повод — ушла актриса и режиссер Вера Глаголева. Новость бросились перепечатывать. И везде написали, что скончалась она в США. Потом выяснилось, что в Германии. Часть сетевых изданий тут же внесли правки в свои публикации. А некоторые сделали другие публикации с уточнением, но без извинений и опровержений. Фейковые новости, которые появляются в Сети — например,  также о смерти того или иного человека — просто удаляются и все. И мало кто сможет доказать, что они имели место быть.

Общепринятых норм, зафиксированных в едином документе по этому поводу — увы — нет.  В Законе о СМИ прописан порядок опровержений — и только.  Что делать в такой ситуации?  В каждой редакции действуют свои правила и установки. Их серьезность и масштаб зависят от аналогичных качеств в самом СМИ. Понятно, что, если у издания нет денег или потребности нанять корректора или обеспечить работу бюро проверки, то и «промахов» у него будет гораздо больше. А, соответственно, будет страдать и репутация, и доверие к нему.

Посмотрим на опыт работы в различных изданиях. Скажем в «Нью-Йорк Таймс» на сайте есть отдельная рубрика-раздел, и в ней публикуются исправления и поправки. Вот пример — выдержка из раздела, касающаяся  рубрики «Книжное обозрение»: «В опубликованной 30 июля рецензии (тут дается кросс-ссылка) книги Pretend We Are Lovely приводится неверная информация. Это не дебютный роман Ноули Рейд. Она также является автором романа In the Breeze of Passing Things, опубликованного в 2003 году под псевдонимом Николь Лусз Рейд. Ошибка повторяется в подзаголовке рецензии».

В российской газете «Ведомости», которая, как известно, устроена по принципу а

rg.ru

Об особенностях стилистических ошибок в рерайтерских новостных интернет-сообщениях (на примере материалов агентств newsru.com и lenta.ru)

Раздел: Язык СМИ

Автор исследует рерайтерское направление создания новостных интернет-сообщений, их специфику, обусловленную как способом производства информационного продукта, так и требованиями потребителя. Автор рассматривает стилистические ошибки в новостных материалах агентств, наиболее последовательно специализирующихся на рерайтерстве.

Ключевые слова: интернет-текст, мультимедийное сообщение, рерайтинг, стилистические ошибки

С распространением и развитием Интернета все большую по­пулярность у потребителей новостной информации приобретают мультимедийные версии сообщений — благодаря их доступности, оперативности, удобству использования. Новостную колонку на своих сайтах сейчас имеют информационные агентства, газеты и журналы, поисковые системы, государственные и общественные организации и т.д.

По предпочитаемым способам работы с информацией элек­тронные СМИ можно разделить на три большие группы.

0. Самостоятельно производящие первичный сбор информации, для этого содержится штат профессиональных корреспондентов. В рунете к ним относятся, например, ИТАР-ТАСС, РИА-Новости, Интерфакс, ИА REGNUM.

1. По договоренности с производителями новостей просто пере­печатывающие их материалы у себя со ссылкой на первоисточник: rambler.ru, yandex.ru, utro.ru и многие другие.

2. Компилирующие материал из разных источников с добавле­нием собственного анализа.

Третья группа представлена в рунете пока очень небольшим ко­личеством агентств, наиболее значимыми из которых являются NEWSru.com и Lenta.ru. Однако это направление является весьма перспективным, и в ближайшие годы следует ожидать его разви­тия. Дело в том, что оно позволяет в наибольшей степени исполь­зовать современные технические возможности, предоставляемые Интернетом, мобильной связью и другими цифровыми медиа. С по­мощью компьютера, подключенного к Интернету, можно быстро найти, обработать и опубликовать оперативную информацию о са­мых разнообразных событиях, представленную как текстами, так и фото- и видеоматериалами. Сообщения при этом можно полу­чать из различных источников — от официальных сайтов госуч­реждений до частных блогов и YouTube, куда их выкладывают очевидцы и участники событий.

Такой подход позволяет создавать новостные сообщения полнее, оригинальнее, информативнее и оперативнее, чем это делают тра­диционные агентства (ИТАР-ТАСС, РИА-Новости, Интерфакс). Кроме того, информационный продукт обходится значительно де­шевле, поскольку может создаваться одним сотрудником. Как пра­вило, один и тот же человек выбирает тему сообщения, находит для этого материал, оформляет его, редактирует и публикует. Такого сотрудника можно называть автором, редактором, составителем, рерайтером — он совмещает все эти функции. Новостные интер- нет-сообщения, создаваемые рерайтером путем компиляции, мы будем называть рерайтерскими.

В данной статье рассматриваются стилистические ошибки в но­востных материалах агентств, наиболее последовательно специа­лизирующихся на рерайтерстве: NEWSru.com и Lenta.ru.

Одна из особенностей мультимедийного сообщения — та, что публикация на сайте не означает его фиксации и завершения, как это происходит с бумажными носителями и как еще 10 лет назад было даже с интернет-сообщениями. В любой момент редактор может вернуться к своему материалу, внести поправки, изменения, дополнения. На сайте каждый раз сохраняется только последний по времени вариант сообщения. Рерайтеры, в отличие от других поставщиков новостного продукта, этим очень активно пользуются.

Другая важная особенность — повышенное требование к опе­ративности. Если новостная заметка для периодической печати обычно готовится в пределах одного-двух часов, то у рерайтера в рас­поряжении, как правило, лишь несколько минут. При освещении быстро развивающегося события (например, митингов оппозиции, проходивших весной этого года, или серии терактов в Днепропет­ровске на Украине 27 апреля) рерайтеры каждые 5—10 минут до­бавляли новую информацию, которую еще следовало найти, осмыслить, проверить и подкрепить гиперссылками.

Очевидно, что при таком дефиците времени следует очень ра­ционально подходить к редактированию, в первую очередь устра­няя те ошибки и недочеты, которые препятствуют самому главно­му — получению корректной новостной информации. В полной мере это относится и к стилистике. Не стоит требовать, чтобы сти­листическая правка рерайтерских материалов осуществлялось с такой же тщательностью, как и текста, предназначенного для публикации в печатных СМИ.

Повторное обращение к новостному материалу во многих слу­чаях позволяет рерайтеру обнаружить и исправить стилистические ошибки. Многократное повторное редактирование производится, как правило, в отношении сообщений о значимых длящихся со­бытиях. Добавляя и исправляя информацию, рерайтер попутно осуществляет стилистическую правку.

Например, материал агентства NEWSru.com о трагических со­бытиях в Днепропетровске на Украине, где 27 апреля 2012 г. про­гремела целая серия взрывов, претерпел более 20 редакций.

Проследим эволюцию всего лишь одного элемента в этом об­ширном материале — сообщение о количестве пострадавших.

В первой редакции (13:57) было сказано: «В результате взрыва предварительно тяжело пострадало три человека» (явная стилисти­ческая погрешность, нарушение семантических и грамматических закономерностей сочетания слов в конструкции «предварительно тяжело», следовало бы — «по предварительным сведениям»).

Во второй (14:04) и третьей (14:10) редакциях фраза оставалась прежней. Когда же редактор вносил новую информацию, он заод­но осуществил и стилистическую правку (четвертая редакция, 14:15): «В результате взрыва тяжелые ранение получили по меньше мере три человека… Точное число пострадавших пока не известно. По предварительным данным, ранены около 12 человек, передает Reuters. Число пострадавших, по-видимому, будет только расти». Прежняя стилистическая погрешность исправлена, но возникла новая: автор хотел сказать, что в последующих сообщениях с места событий будет указываться уточненное количество пострадавших, а получилось, что ожидаются новые жертвы. Кроме того, частица «только» со значением «всего лишь» в данном контексте использо­вана неудачно.

В пятой редакции (14:41) она была заменена на наречие «еще», которое более уместно и указывает на наличие возможности, до­статочных оснований для совершения/осуществления чего-либо: «По предварительным данным МЧС, пострадали в общей сложности 14 человек. Число пострадавших, по-видимому, будет еще расти».

Шестая (14:48): «По предварительным данным МЧС, пострадали в общей сложности 14 человек. Число раненых, по-видимому, будет еще расти». Слово «раненых» точнее отражает информацию, по­могает избежать фактической неясности. Ведь в результате взры­вов люди могли пострадать и морально, и материально, а не толь­ко физически.

Седьмая (14:52): «По предварительным данным МЧС, ранены в об­щей сложности 14 человек». Предположение «будет расти» убрано.

Восьмая (15:01): «По последним данным МЧС, ранены в общей сложности 27человек — 25 из них были госпитализированы».

В последней редакции (28 апреля 2012 г., 09:09) сообщалось: «По данным МЧС, ранены 29 человек — 25 из них были госпитализи­рованы». Фраза стала максимально краткой, информативной, од­нозначно воспринимаемой.

Однако большинство материалов не требует постоянного обнов­ления информации. Как следствие, рерайтер перечитывает публи­кацию редко и невнимательно, не обращаясь к уже написанному. Редактирование сводится к добавлению попутных сведений — текста, фотографий, видео, гиперссылок.

Стилистические ошибки можно разделить на два взаимосвя­занных уровня: всего текста (макроуровень) и отдельной фразы (микроуровень).

Ошибки макроуровня могут иметь вид либо неудачно выбран­ного стиля изложения, либо так называемого «стилевого разно­боя» — смешения в одной заметке далеко отстоящих друг от друга стилей. Традиционная позиция заключается в том, что основными для новостных сообщений должны быть публицистический и официально-деловой стили; допускаются также элементы разго­ворного и художественного, например при передаче цитаты или в так называемых «мягких» новостях. Грубый же «стилевой разно­бой» в новостном сообщении считается недопустимым. О необхо­димости приведения заметки к единому стилю говорится во мно­гих учебниках по стилистике, в научных исследованиях, инструкциях для корреспондентов и редакторов агентств. Реко­мендуется даже использовать косвенное цитирование, если в пря­мой цитате содержится просторечное, жаргонное или чересчур экспрессивно окрашенное выражение.

Следует заметить, что в материалах рассматриваемых агентств эти правила нарушаются совершенно явно и даже, можно сказать, демонстративно. Встречаются целые сообщения, построенные на просторечной или жаргонной лексике. Рерайтеры весьма охотно включают в сообщение цитаты с жаргонными, экспрессивными и даже грубыми выражениями и сами эти выражения используют, нередко помещая их в хедлайн:

Lenta.ru, 10 марта 2012 г.: «Установлена личность стрелявшего в американской психбольнице» — слово «психбольница» не только является разговорным, но и несет в русском языке негативную кон­нотацию, поскольку часто употребляется в переносном смысле. Так как в данном случае рерайтер явно не предусматривал допол­нительных смысловых оттенков, лучше было бы написать «психи­атрическая клиника».

Lenta.ru, 29 июня 2012 г.: «Американцам официально разрешили врать про боевые награды».

Lenta.ru, 26 марта 2012 г.: «“Бомбил” выгонят с привокзальных площадей».

NEWSru.com, 15 мая 2012 г.: «Отказ Путина от саммита G8 не дает покоя Западу: его обвинили в “отмазках” и дали два объясне­ния».

NEWSru.com, 15 мая 2012 г.: «Инициатор миллионных штрафов за митинги резвится в Twitter: “Готовьте кэш, АппАзицЫонЭрыГ».

NEWSru.com, 18 мая 2012 г.: «Березовский обратился к олигархам “по понятиям”: нужно “слушать сердце, а не бабло”».

Единственное, чего избегают рерайтеры, — обсценных выра­жений.

Надо ли бороться за переход рерайтеров на более «высокий» стиль изложения или следует признать за ними право на собствен­ный стиль, близкий стилю блогеров,— вопрос сложный и требует отдельного исследования. Сами они, несомненно, считают (поль­зуясь их собственной терминологией), что жаргонные и грубые вы­ражения в материале — «не баг, а фича» (т.е. не ошибка, а созна­тельно привнесенный элемент). Мы же полагаем, что с развитием рерайтерского направления в цифровых медиа появятся различ­ные подходы к подаче материала; в том числе появятся рерайтеры, которые станут придерживаться традиционных взглядов на стиль изложения, что будет требоваться соответствующей редакционной политикой сетевого ресурса.

В общем, говоря о «стилевом разнобое», необходимо учитывать: компиляция собирает материал, созданный разными авторами. Работа по унификации стиля всех использованных фрагментов потребовала бы неоправданно много сил и времени при весьма со­мнительной пользе. Полагаем, что следует признать «стилевой разнобой» допустимым явлением, специфической особенностью рерайтерских сообщений.

Стилистические ошибки микроуровня могут возникать как из- за неправильно выбранного слова (без учета его семантики, лекси­ческой сочетаемости и т.д.), так и из-за неправильного построения фразы в целом (она может быть неблагозвучной, безграмотной, вы­зывать нежелательные ассоциации и даже искажать информацию):

Lenta.ru, 29 июня 2012: «…“Наработки уже есть, модель уже создана», —рассказал он, не уточнив другие подробности совместно­го проекта». Следовало бы использовать слово «сказал», поскольку «рассказал» подразумевает пространное и подробное изложение, а в материале сообщается, что было сделано лишь краткое заявле­ние без подробностей.

Там же: «Сдать экзамен на минимальные 20 баллов не смогли 3,4процента учащихся». То есть все остальные 96,6% сдали именно на 20 баллов? Здесь стилистическая ошибка сопряжена с логической. Правильнее, например, «набрать минимальные 20 баллов». В этом случае было бы понятно, что остальные набрали 20 и более баллов.

NEWSru.com, 8 мая 2012 г.: «При этом полиция не предупреждала о том, что акция не санкционирована, и начала задержания без пред­упреждения». Понятно, что если стала задерживать без предупреж­дения, то не предупреждала; к тому же допущена явная тавтология.

Ошибки микроуровня частотны и в хедлайнах:

NEWSru.com, 26 июня 2012 г.: «Российские моряки обнаружили в Гвинейском заливе конкурентов сомалийских пиратов». Весьма со­мнительно, чтобы гвинейские пираты составляли конкуренцию сомалийским, промышляющим на другом краю Африки. Их мож­но было бы с долей иронии назвать «коллегами».

NEWSru.com, 29 апреля 2012 г.: «Абсолютный рекорд жары уста­новлен в Москве, воздух раскалился до 29 градусов». Кем «установ­лен» этот рекорд? Лучше было бы использовать слова «зафиксиро­ван» или «отмечен». Кроме того, речь идет о рекордной только для апреля температуре, то есть рекорд никак не абсолютный.

NEWSru.com, 15 мая 2012 г.: «Газоны на Чистых прудах переоце­нили: сумма “оппозиционного” ущерба выросла в геометрической про­грессии». Рерайтер хотел подчеркнуть значительность увеличения суммы. Но о геометрической прогрессии можно было бы говорить, если бы имелись, по меньшей мере, три оценки ущерба, находя­щиеся в соотношении : а1 = аъ: аг В данном случае их только две: прежняя и новая. Поэтому следовало бы сказать: «существен­но выросла», «в несколько раз» или даже «на порядок» (если при­мерно в десятикратном размере). Кроме того, слово «переоценили» имеет два значения: «изменили оценку» и «оценили выше, чем следовало». Если бы первоначальную сумму ущерба, напротив, снизили, получился бы своего рода каламбур. А так — просто двус­мысленность из-за неудачно выбранного слова.

Lenta.ru, 29 июня 2012: «Людмиле Алексеевой разрешили отме­тить несанкционированный юбилей». Если разрешили, значит, его уже нельзя назвать несанкционированным. Следовало уточнить: «ранее несанкционированный».

Lenta.ru, 29 июня 2012: «Спонсоры отказались тратить деньги на “Селигер»». Если отказались — значит, уже не спонсоры. Необ­ходимо было добавить определение «бывшие».

Lenta.ru, 28 июня 2012: «Япония и Корея возобновят военное со­трудничество впервые за 67 лет». Во-первых, есть две Кореи: Ре­спублика Корея и КНДР. О какой из них идет речь, непонятно, поскольку отношения у Японии и с той и с другой странами почти одинаково плохие. Следовало бы уточнить этот факт. Во-вторых, 67 лет назад, до 1945 г., Корея являлась колонией Японии и «со­трудничать» с ней не могла — она просто вынуждена была участво­вать в японских военных проектах. Сотрудничество подразумевает известное равноправие субъектов. Так что «возобновлять» им нече­го, это слово неуместно. Хедлайн можно было написать просто: «Южная Корея и Япония подпишут соглашение о военном со­трудничестве». Именно так это и было сделано в первичном мате­риале, который использовал рерайтер Lenta.ru.

Стилистические, как и прочие, ошибки целесообразно разде­лять по их возможности исказить восприятие новостного сообще­ния на: те, которые препятствуют адекватному восприятию ин­формации, и те, которые не влияют на однозначность трактовки. Первые назовем «жесткими», а вторые — «мягкими». Приведенные выше примеры содержат «мягкие» ошибки, поскольку смысл фра­зы даже при их наличии понятен. «Жесткие» ошибки, как прави­ло, связаны с двусмысленностью, даже с фактической неясностью:

Lenta.ru, 29 июня 2012 г.: «Сын телеведущего Затевахинарассказал об аварии, в которой погибла его пассажирка» — остается вопрос: чья была пассажирка — телеведущего или его сына?

Lenta.ru, 15 мая 2012 г.: «Грузия подала заявку на проведение Евро- 2020 без Азербайджана». Грузия не хочет, чтобы Азербайджан уча­ствовал в Евро-2020, или раньше намеревалась подать совместную с ним заявку, но передумала?

NEWSru.com, 17 апреля 2012 г.: «Хамовнический суд занялся экс­тремизмом в открытом письме Березовского на сайте “Эха Москвы”». Возникают несколько трактовок этого хэдлайна: то ли суд обнару­жил экстремизм в письме Березовского, то ли, наоборот, Березов­ский в своем письме обвиняет Хамовнический суд в экстремизме (как известно, от Березовского можно было ожидать и не такого). Непонятна также роль в данном сообщении «Эха Москвы», если предположить, что письмо было выложено на их сайт или что но­востной материал ссылается на сайт «Эха», где приводится указан­ный материал.

В таблице и на рисунке приведены данные о наличии стилисти­ческих ошибок в хедлайне, лиде и собственно тексте (корпусе и бэкграунде) новостных сообщений изучаемых агентств. По объяс­ненным выше причинам учитывались только ошибки микроуровня.

Данные по хедлайну, лиду, корпусу и бэкграунду не являются взаимоисключающими. В одном и том же материале ошибки мо­гут присутствовать сразу в нескольких структурных элементах. При подсчете в пределах одного элемента применялся «принцип поглощения»: если имелось сразу несколько стилистических оши­бок, считалось, что компонент с ошибкой; если среди них была «жесткая» — с «жесткой».

Менее половины сообщений, опубликованных рерайтерскими агентствами, свободны от стилистических ошибок. Но более важно то, что распределение их по различным композиционным элемен­там текста оказалось несколько неожиданным. Непропорциональ­но большое количество ошибок, в том числе «жестких», приходится на хедлайны. Это при том, что качеству хедлайнов традиционно уделяется особое внимание, а размер их весьма небольшой.

Более подробный анализ текстов дает объяснение этому пара­доксу. Стилистические ошибки у рерайтера возникают чаще всего тогда, когда он пытается совместить материалы из различных ис­точников. Наиболее богаты ошибками связующие, переходные фра­зы и предложения — стыки заимствованных фрагментов, а также те части текста, где рерайтер пересказывает информацию своими словами.

Что касается хедлайна, то он почти всегда является результатом творчества самого рерайтера и не совпадает с хедлайном исходно­го материала. Иногда же рерайтер берет несколько исходных сооб­щений (например, о соглашении Японии с Кореей и о колониаль­ной зависимости последней в 1945 г.), а потом пытается дать им «общее» название. Классические требования к новостным сооб­щениям предусматривают сообщение в материале одной новости. В рассматриваемых агентствах это правило не соблюдается и не должно соблюдаться.

Кстати, малое количество ошибок в более объемном, чем хедлайн, лиде обусловлено именно тем, что лид обычно заимствуется без изменений. Так, в приведенном материале он выглядит следу­ющим образом: «Южная Корея и Япония в ближайшее время подпи­шут соглашение о военном сотрудничестве, сообщает DefenseNews».

По результатам исследования можно сказать, что исходные ма­териалы в большинстве случаев оказываются стилистически более грамотными, чем заметки рерайтеров. Причины этому можно ука­зать две.

Во-первых, заметку рерайтера читает и правит он сам, а в тра­диционных агентствах и солидных медиаорганизациях предназна­ченный для публикации текст помимо автора читает как минимум еще один человек. Чужие стилистические ошибки обычно более заметны, чем собственные.

Во-вторых, уровень грамотности рерайтера в среднем значи­тельно уступает уровню грамотности профессионального корре­спондента или редактора. Дело в том, что при назначении на должность рерайтера обычно приходится выбирать, кому отдать предпочтение: опытному словеснику, посредственно владеющему компьютером, или человеку, свободно ориентирующемуся в сети и способному быстро обнаружить интересную информацию, но не обладающему достаточными филологическими знаниями и редак­торскими навыками. Очевидно, что умение отлично ориентиро­ваться в потоках электронной информации является для рерайтера более важным, чем безукоризненная грамотность. Конечно, иде­альным решением было бы работать со специалистом, который прекрасно владеет и словом, и компьютером. Хотя на примере приведенного выше сообщения о терактах в Днепропетровске по­казано, что, если позволяет время, рерайтер вполне может осу­ществлять достаточно качественную стилистическую правку.

Итак, можно сделать следующие выводы:

1. Рерайтерское направление создания новостных интернет-со- общений имеет специфику, обусловленную как способом производ­ства информационного продукта, так и требованиями потребителя. В частности, оно ориентировано на предоставление в электронном виде оперативной, полной и разнообразной информации в усло­виях развивающегося события.

2. К стилю и языку рерайтерских материалов нельзя предъявлять те же требования, что и к классическим новостным сообщениям. При рерайтинге допустимы «стилевой разнобой», использование жаргонных и экспрессивных выражений, открытое проявление собственной позиции.

3. Следует с особым тщанием выявлять и исправлять те стили­стические ошибки, которые препятствуют корректному восприя­тию информации. Сами рерайтеры этим на должном уровне зани­маться физически не могут, даже имея специальную редакторскую подготовку: им следует мониторить события, следить за появлением важной информации и своевременно ее выкладывать. Целесообраз­но назначить общего редактора (шеф-редактора, выпускающего редактора), который бы просматривал сообщения и исправлял, по крайней мере, самые грубые ошибки.

4. При создании хедлайнов рерайтерам следует придерживаться следующего правила: каждый раз выбирать, какая новость является главной, и именно ее отражать в заголовке. Хедлайн в рерайтерском материале, как и в традиционном новостном сообщении, является важнейшим компонентом текста. Если в корпусе и бэкграунде «мягкие» стилистические недочеты еще простительны, то в хедлай- не они крайне нежелательны. Читают в первую очередь хедлайн. По нему создается впечатление о качестве продукции агентства, принимается решение о прочтении всего материала.

Поступила в редакцию 23.01.2013

vestnik.journ.msu.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о