Кем работает экономист: Кем можно устроиться после факультета экономики?

Содержание

работа по расчету — Work.ua

Экономика — это игра. На первый взгляд, эта профессия может показаться рутинной. И если понять правила — никогда не будет скучно.

Выбирая сферу финансов, вы не прогадаете: самые престижные и высокооплачиваемые профессии именно здесь. И несмотря на все разговоры о перенасыщении рынка экономистами, специалисты финансовой сферы по-прежнему на первом месте по востребованности. Сегодня они нужны самым разным организациям — от крупных банков до небольших торговых компаний. Зная сильные и слабые стороны своего предприятия, экономист может предложить наиболее эффективную стратегию развития. Упали доходы? Экономист определит, почему это произошло, найдет «проблемные» места и предложит оптимальное решение. Экономисты — не топ-менеджеры, но без них эффективное управление было бы невозможно. Они — те «рабочие лошадки», которые выполняют все расчеты по оптимизации деятельности компании.

Кто же ты, экономист?

Если проанализировать многочисленные вакансии на работных сайтах, станет очевидно, что работодатели часто смешивают обязанности экономиста, бухгалтера, финансового директора и других специалистов финансовой сферы. Одним компаниям нужны экономисты, умеющие работать с ценными бумагами, другим — специалисты по бухучету и аудиту, третьим — профи, способные грамотно рассчитать зарплаты рабочим и сэкономить на внедрении новой производственной линии. И в этом разноголосье — преимущество профессии. Не получилось стать «чистым» экономистом? Не проблема! Всегда можно переквалифицироваться в специалиста по смежной финансовой специальности. Например, начать карьеру с позиции рядового бухгалтера и постепенно дорасти до финансового директора предприятия. Учеба на экономическом факультете даст все необходимые козыри: знание налогообложения, бюджетной политики, финансового менеджмента, банковского и страхового дела. И только от вас будет зависеть, как распорядиться этим капиталом и в какой области экономики строить карьеру.

Через тернии к звездам

Выбирайте профессию экономиста, если вы:

  • любите математику;
  • обладаете организаторскими способностями;
  • внимательны и аккуратны;
  • имеете способности к изучению иностранных языков.

Не выбирайте, если вы:

  • гуманитарий по складу ума;
  • не готовы к скрупулезной работе с цифрами;
  • эмоционально неустойчивы;
  • не умеете отстаивать свое мнение.

Самый перспективный фронт работ — банковская сфера. Здесь от экономиста потребуют в первую очередь умение работать с финансовыми документами, отчетностью, ценными бумагами.

Особым спросом в банках пользуются риск-менеджеры, умеющие оценить разнообразные финансовые риски и по возможности снизить их негативные последствия.

Востребованы на рынке труда аналитики и финансовые директора. Правда, эти позиции не для вчерашних выпускников.

Еще один вариант — выбрать сферу аудита и стать специалистом, проверяющим бухгалтерскую и налоговую отчетность фирм.

Наконец, человек с экономическим образованием всегда может пойти в бухгалтеры — на рынке это самые востребованные специалисты.

Фирма — на ладони

Если вам по душе экономика в «чистом виде» — устраивайтесь экономистом в одну из многочисленных производственных или торговых компаний. Здесь нужно разбираться в том, как работает предприятие, вникать в инженерные вопросы, оценивать цепочку производства «от и до», учитывать расположение складов готовой продукции и т. д.

Анализируя данные бухучета, экономист ищет пути оптимизации бизнеса, вычисляет «слабые места» в работе предприятия: превышающий разумные пределы фонд заработной платы, высокие транспортные расходы, неэффективную работу с поставщиками.

В каждой фирме свои требования к экономисту, связанные со спецификой бизнеса. Работа на химическом производстве потребует одних схем расчета, а в компании, занимающейся разработкой программного обеспечения — других.

В некоторых организациях от экономистов требуют умения разработать бизнес-план, просчитать прибыль от инвестиций, например, в расширение производства (что уже ближе к работе финансового директора).

Но в какой бы фирме ни работал экономист, его отличительная способность — умение видеть ситуацию в целом и, учитывая все стороны деятельности компании, найти способ увеличения прибыли.

Выбирайте осторожно!

Экономический факультет сегодня есть практически в каждом вузе. Даже в тех негосударственных институтах, где предлагают всего две-три специальности, одна — обязательно «Экономика». В начале 90-х годов, когда всем частным фирмам потребовались экономисты, юристы и бухгалтеры вузы активно откликнулись на запрос и стали в срочном порядке готовить таких специалистов. Квалифицированных преподавателей в институтах не хватало, но это никого не смущало — нужно было делать деньги. Тем более что и у абитуриентов «Экономика» пользовалась большим спросом. В итоге вузы выпускали специалистов с посредственными знаниями, но в те годы даже такой экономист мог рассчитывать на работу по профилю. Сегодня ситуация изменилась. Требования работодателей к соискателям ужесточились, важность экономической службы на предприятии возросла, всем нужны профессионалы.

Молодому экономисту с сомнительным дипломом будет сложно найти работу, поэтому первый шаг к профессии — правильный выбор вуза. Лучше поступать в известные, не один год специализирующиеся в сфере экономики, финансов и управления учебные заведения.

Конечно, попасть в ведущие экономические вузы нелегко: конкурс в некоторых институтах достигает 10 и даже 20 (!) человек на место.

В ведущих вузах вы получите фундаментальные знания. Нужная вам специальность так и называется — «Экономика». Учеба займет пять лет, впрочем, многие институты сегодня предлагают и другой вариант — бакалавриат по направлению «Экономика»: в этом случае учиться предстоит четыре года. Получив звание бакалавра, можно продолжить обучение либо по специальности (еще год), либо по магистерской программе (еще два года) и получить квалификацию магистра, что соответствует западным стандартам подготовки специалистов.


Источник: miot.name



Чтобы оставить комментарий, нужно войти.

Специальность экономика и управление на предприятии

Специальность Экономика и управление на предприятии (присваиваемая квалификация — экономист-менеджер) дает возможность студентам получить обширные знания в условиях сочетания фундаментальной подготовки в области экономики и менеджмента с основательной инженерной подготовкой.

Экономисты-менеджеры одинаково хорошо разбираются в проблемах современных рыночных отношений и наукоемких технологиях и производствах, владеют знаниями стратегического, технико-экономического и оперативного планирования в условиях рыночной экономики, навыками использования инструментов маркетинга и концепций логистики при планировании, организации, реализации и контроле в сферах производства, сбыта и материально-технического снабжения.

Подобные знания и навыки выпускников данной специальности позволяют им претендовать на престижную работу в серьезных организациях. Экономисты-менеджеры по специальности «Экономика и управление на предприятии» пользуются стабильным спросом на рынке труда, имея хорошие перспективы дальнейшего профессионального и карьерного роста.

Возможности трудоустройства для экономистов-менеджеров весьма обширны: свою профессиональную деятельность они могут осуществлять в качестве

руководителей, специалистов-экономистов, финансовых аналитиков и экспертов-консультантов в аналитических и плановых отделах предприятий и организаций различных отраслей городского хозяйства, работающих для удовлетворения потребностей жителей города (предприятий бытового обслуживания, промышленности, торговли, сферы услуг, образования, культуры, туризма), либо действующих в области городской инфраструктуры (строительства, жилищно-коммунального хозяйства, инженерно-технического обеспечения, электро-, тепло-, газо-, водоснабжения, городского пассажирского транспорта).

Выпускники по специальности «Экономика и управление на предприятии (городское хозяйство)» являются ведущими специалистами в области развития городов и систем их жизнеобеспечения, управления эксплуатацией этих систем, в проведении жилищно-коммунальной реформы

. Они также могут осуществлять профессиональную деятельность в качестве руководителей, специалистов и консультантов в структурных подразделениях банков и страховых компаний, заниматься развитием инвестиционной и биржевой деятельности города.

Интереснейшая практика по специальности, обеспечиваемая студентам в МИЭМП (Университет), позволит каждому утвердиться в своей любви к выбранной специальности, отточить обретенные навыки и знания. За время учебы вы познакомитесь с компаниями, с работодателями, с интересными людьми – все это даст возможность найти себе «свою» фирму, где бы хотелось пройти практику и работать после университета.

За 5 лет обучения в атмосфере не только серьезной научной работы, но и замечательного студенческого времяпрепровождения (новые друзья, клубы по интересам, конкурсы, КВН и т.п.) каждый обязательно найдет себя в избранной профессии!

Кем быть? » «Главное – это желание учиться, работать и приобретать опыт»

«Главное – это желание учиться, работать и приобретать опыт»

Инна Лагун

Стать экономистом мечтает стать далеко не каждый школьник. Отпугивает и высокая конкуренция, и сложные обязанности, и серьезная ответственность. Однако есть люди, которые с интересом осваивают экономическую науку и хотят работать в этой сфере.
О личном профессиональном становлении, достоинствах и недостатках профессии экономиста и желании развиваться расскажет Инна Лагун.

– Инна, о какой профессии ты мечтала в детстве?

– В школьном возрасте я мечтала стать врачом-­педиатром, позже – учителем начальных классов. Тогда меня привлекала работа с детьми. Я видела, как работает моя первая учительница. Казалось, что учитель или врач – это очень интересные профессии.

Когда я повзрослела, у меня появилась любовь к цифрам. Мне нравилось считать, решать задачи, и в целом математика мне давалась легко. И уже в старшей школе я поняла, что у меня есть предрасположенность к работе с цифрами. Это сильно повлияло на выбор профессии. Я решила стать экономистом.

 

– Влияли ли родители на твое представление будущей работы?

– Родители никогда не навязывали мне какую-­либо профессию, не пытались склонить к тому или иному выбору. Когда в нашей семье заходила речь о моем профессиональном будущем, мои интересы всегда учитывались.

Моему выбору доверяли. Родители обращали внимание, что моя будущая сфера деятельности должна мне нравиться, ведь я свяжу с ней свою жизнь.

 

– В какое учебное заведение ты решила поступать? Как сделала такой выбор?

– Мой выбор пал на Белорусский государственный экономический университет. Я была наслышана, что БГЭУ – один из самых престижных университетов в нашей стране. Уже в школе я знала, что выпускники этого вуза считаются самыми лучшими специалистами в своей области.

Когда я оканчивала 11 класс, там уже училась моя подруга. Она часто рассказывала об этом учебном заведении, о преподавателях и учебном процессе в целом. Ее рассказы помогли мне понять, что собой представляет учеба в этом университете. Это придало мне уверенности в своем выборе.

 

– Было ли тебе сложно учиться?

Конечно, на первых порах, когда только окончила школу и пришла в университет, было непривычно. Было сложно справиться с большим объемом информации. Но преподаватели помогали преодолеть все трудности. Сложные темы они объясняли очень доходчиво.

Учебный процесс был построен таким образом, что сразу же за лекциями следовали практические занятия, на которых мы разбирали теорию на конкретных примерах или даже с помощью игр. Это очень облегчало понимание специальных дисциплин.

Время обучения в университете проходило интересно. Радовало, что преподаватели не боялись использовать в своей работе какие­либо новые подходы и методы. Это очень помогало справляться с программой.

 

– Какой опыт ты извлекла из летних практик, которые проходила во время обучения в вузе?

– Первая практика помогла мне освоить азы профессии, я поняла, как устроена структура государственного учреждения. Это была учебная практика, где я только­только осваивала обязанности экономиста.

Во время практик я общалась экономистами, которые работают не один десяток лет. Они делились опытом, который позже действительно помог в моей работе.

 

– Как ты искала место будущей работы? Какими критериями руководствовалась?

– Основная сложность в поиске первого места работы заключается в том, что большинство работодателей требует от специалиста опыта. Я ходила на множество собеседований, рассматривала как государственные предприятия, так и частные фирмы, и везде нужен был опыт работы не менее одного года.

Мне хотелось найти молодую организацию, где я смогла бы получить этот опыт. Надеялась, что руководитель не испугается взять на работу начинающего экономиста, а более опытные сотрудники с пониманием отнесутся ко мне и научат всему, что необходимо знать.

 

– Нашла ли ты место работы согласно своим желаниям?

Да, я тружусь в этой организации по сей день. Помню, как нашла вакансию в молодой фирме, которая занимается оптовой торговлей светотехникой, где требовался помощник экономиста. На собеседовании мне запомнились слова директора, который сказал, что все когда­то с чего­то начинали, у каждого было первое место работы. Он пообещал, что меня всему обучат, обратил внимание, что главное – это желание учиться, работать и приобретать опыт.

На следующий день я с радостью пришла туда на обучение. Очень вдохновило, что в меня поверили и дали возможность проявить себя. Когда я начала осваивать специфику деятельности, я поняла, что это именно то, что мне интересно.

 

– Вспомни, как выстраивались отношения с коллегами.

– В коллективе меня приняли очень хорошо. Первое время меня поддерживала начальница, которая тогда занимала должность экономиста. Иногда, объясняя тот или иной рабочий аспект, она могла просидеть со мной целый рабочий день.

Освоиться на рабочем месте и «влиться» в команду помогал каждый сотрудник. Я этому очень рада и считаю, что мне повезло с рабочим местом.

Рабочее место экономиста

 

– В чем заключаются твои профессиональные обязанности?

– Я анализирую финансовую деятельность организации, составляю бизнес­план для увеличения прибыли, улучшения рентабельности. Веду учет дебиторской и кредиторской задолженности, учет количества товара на складе, рассчитываю его себестоимость. Также я составляю различные отчеты, работаю с договорами и первичной документацией.

Специфика работы экономиста – это погружение в цифры и расчеты. Его главное профессиональное качество – умение правильно собирать и анализировать информацию, принимать правильные решения. Экономист – это сотрудник, от которого зависит успех организации.

 

– Что для тебя значит профессиональный рост? Какие знания тебе было бы интересно получить?

– Я планирую развиваться в своей сфере. Предполагаю, что будет нелишним получить дополнительные знания и повысить свою квалификацию.

Мне было бы интересно разобраться, как нужно вести переговоры, заключать контракты и договоры, общаться с клиентами и поставщиками. Хотелось бы освоить такие знания, это поможет продвинуться по карьерной лестнице.

Также хочу повысить уровень владения английским языком. Чтобы успешно двигаться вперед, эти знания необходимы.

 

– Как ты думаешь, какому человеку будет комфортно работать экономистом?

– Важно обладать аналитическим мышлением и иметь, как говорится, математический склад ума. Важно быть внимательным, сконцентрированным и спокойно относиться к внезапным трудностям. В этой профессии находят себя люди, которые имеют склонность к рутинной и монотонной работе.

Экономист целый день сидит за столом, работает за компьютером, через него проходит большой объем документов. Такая работа не подойдет людям, которые не обладают усидчивостью и долей педантичности.

 

– Отметь плюсы и минусы своей профессии.

– Самый главный плюс: экономист – это востребованная профессия. Они будут нужны всегда. В любой организации должен быть такой специалист.

Второй немаловажный плюс: профессия экономиста хорошо оплачивается. Опытный экономист со знанием иностранного языка получает высокую заработную плату.

Третий плюс: профессия перспективная. Будучи экономистом, можно развиваться и расти. Набравшись опыта и обладая определенными знаниями, есть все шансы открыть собственное дело.

К минусам профессии можно отнести сложность найти первое место работы. Экономист – это тот специалист, на которого возлагается большая ответственность, и не каждый руководитель будет готов нанять сотрудника без опыта работы.

Отмечу, что важным минусом профессии является влияние работы на здоровье человека. Из­за постоянной работы за компьютером портится зрение, могут возникнуть проблемы с опорно­двигательным аппаратом.

 

– Что ты знала о работе экономиста до поступления в университет? Как изменились твои представления о профессии во время учебы и работы?

– Сначала у меня были «примитивные» представления о профессии. Я знала, что экономист работает в офисе, что­то считает, работает с документами… Представлений о конкретных профессиональных задачах не было.

В университете я осознала, что экономика – это очень важная наука, в которой много «подводных камней», в ней не все так просто, как может показаться на первый взгляд. Я уже представляла, какие конкретные обязанности меня ждут на будущем рабочем месте.

Когда я начала работать, поняла, что объем работы, которую выполняет экономист, очень большой. Порой экономисту необходимо ориентироваться в том, что, казалось бы, ему знать не нужно.

 

– Как профессия повлияла на твой характер?

– Я замечаю, что стала усидчивей. Научилась планировать свое время, стала организованной. Работа научила меня спокойно воспринимать проблемы и трудности.

Более того: мне стало проще общаться с людьми, я развила свои коммуникативные навыки. Стала уверенней в себе.

 

– Что помогает забыть о трудном рабочем дне?

– Иногда на работе очень сильно устаешь. Снять напряжение помогают мои близкие люди и друзья. Придает сил и общение с моим четвероногим другом – псом Чарли. После долгой вечерней прогулки и игр с ним я будто «заряжаюсь» положительными эмоциями, с радостью встречаю новый день и забываю о прошлых проблемах.

 

– Ты уверена, что сделала правильный профессиональный выбор?

– Да. Работа доставляет удовольствие. К тому же, она приносит неплохой доход.

Мне очень хочется развиваться, заниматься самообразованием и совершенствовать свои профессиональные навыки. Иногда работать сложно, часто устаешь, но, несмотря на все недостатки профессии, я уверена, что если бы у меня была возможность прожить часть жизни заново, я бы повторила свой профессиональный выбор.

 

Вера ЖИДОЛОВИЧ

 

Специальность 080105 «Финансы и кредит»

Специальность 080105 «Финансы и кредит»


Квалификация выпускника — экономист
Срок обучения по очной форме — 5 лет

Специализации:

  • Банковское дело
  • Финансовый менеджмент

Специальность «Финансы и кредит» обеспечивает выпускников финансово-экономического факультета базовым комплексом знаний в области государственных финансов, банковского и страхового дела, денежного обращения, финансового рынка, рынка ценных бумаг, налогов и налогообложения.

Выпускники финансово-экономического факультета по специальности «Финансы и кредит» работают в качестве руководителей и специалистов банков, страховых компаний, пенсионных фондов и других финансовых структур, финансовых директоров и аналитиков организаций всех форм собственности.

Профессиональные знания по данной специальности формируются в процессе изучения дисциплин: финансы; деньги, кредит, банки; финансовый менеджмент; бюджетная система РФ; страхование; налоги и налогообложение; инвестиции; рынок ценных бумаг; экономическая теория; финансовый, управленческий и налоговый учет в основных отраслях хозяйства; экономический анализ; экономическая теория; учет в банках; финансовая математика; долгосрочная и краткосрочная финансовая политика и др.

Сегодня сложно представить работу финансиста без компьютера. И, конечно, он должен уметь работать в специализированных программах. В нашем вузе аудитории оборудованы современными компьютерами, обеспечен доступ в интернет, установлены на ПК обновленные версии нужных программ. В компьютерных классах студенты проводят более 200 часов в год.
Студенты, нацеленные на работу в крупных международных или западных компаниях, должны владеть хотя бы одним иностранным языком. В учебном плане на иностранные языки отводится в 2 раза больше часов, чем предусмотрено стандартом по специальности «Финансы и кредит» за счет блока факультативных дисциплин. В университете акцент делают на изучение профессиональной лексики из сферы бизнеса, экономики, финансов.

Необходимым компонентом образовательной программы является практика студентов, в ходе которой они не только приобретают конкретные навыки и умения, но и решают различные практические задачи. Студенты проходят практику в ведущих в своей области учреждениях, где они постигают суть будущей профессии.

Специализация «Банковское дело».
Значимость специализации банковское дело объясняется тем, что в настоящее время банкам принадлежит ведущее место в управлении экономикой, так как от их деятельности, в первую очередь, зависит развитие реального сектора экономики. В этой связи специалисты в области банковского дела являются одними из самых востребованных на финансовом рынке услуг.
Практические занятия по специальности «Финансы и кредит» занимают более 60% учебного времени: студенты проходят тренинги по управлению персоналом, деловой коммуникации, анализу инвестиционных проектов, управлению активами и пассивами банка и т. д. Систематически по специализации «Банковское дело» проводятся круглые столы с участием специалистов из Центрального банка России и коммерческих банков, что приближает студентов к реальным условиям работы в финансовом секторе экономики.

Специализация «Финансовый менеджмент»
Финансовый менеджмент – одно из самых перспективных направлений в экономической науке, удачно сочетающее как теоретические разработки в области финансов, управления, учета, анализа, так и практическую направленность разработанных в его рамках подходах. Финансовый менеджмент имеет непосредственное отношение к целому ряду профессий, как традиционных (бухгалтер, экономист), так и появившихся в России лишь в последние годы (финансовый директор, финансовый менеджер, финансовый аналитик).

Финансовый менеджер – это руководитель-новатор, отличающийся быстрой реакцией, гибкостью управленческих решений, хорошо владеющий знаниями и умениями по формированию и исполнению бюджетов разных уровней, по управлению государственным долгом, функционированию внебюджетных фондов, организации финансов предприятий, организаций и учреждений.

О профессии Экономист: Экономика предприятий и организаций

Экономист — это специалист в сфере экономики, который занимается проведением экономического анализа работы организации для повышения ее эффективности, разработкой системы планирования и бюджетирования в компании, контролирует исполнение бюджета и ведет периодическую и управленческую отчетность.

Ведет текущую планово-экономическую работу на предприятии (в объединении, организации), прогнозирует и планирует его развитие. Рассчитывает и анализирует технико-экономические показатели деятельности предприятия, определяет основные направления совершенствования организационно-экономической системы и механизмов хозяйствования в отрасли. Выполняет технико-экономическое обоснование проектов реконструкции действующих и создания новых объектов и производств. Определяет экономическую эффективность внедряемой новой техники, средств и систем автоматизации, организации и управления производством (хозяйством), а также осуществляемых мероприятий в области организации труда, и производства, связанных с охраной окружающей среды. Формулирует задачи автоматизированной обработки экономической информации.

В какой институт поступить в Омске:

38.03.01 Экономика. Профиль — экономика предприятий и организаций

 

 

О программе обучения:

Профиль характеризуется широкой профессиональной направленностью. Данный профиль сочетает в себе знания социально-экономической и управленческой направленности и ориентирован на подготовку квалифицированных специалистов в области экономики предприятий и организаций, хорошо работающих в коллективе, знающих методы управления, умеющих организовать работу исполнителей, находящих и принимающих решения в условиях различных мнений. Он может обосновывать управленческо-хозяйственные решения с учетом техники и технологии организации конкретного производства и рационального использования природных ресурсов, владеет глубокими знаниями экономической теории, методами экономического анализа, умеет видеть перспективы развития предприятия и отрасли.

В ходе обучения студенты получают профессиональные знания по методикам сбора и анализа данных, необходимых для проведения конкретных экономических расчётов, их оценке, интерпретации полученных результатов и обосновании выводов, по составлению экономических разделов планов развития предприятий и организаций., по расчету экономических и социально-экономических показателей; по разработке бизнес-планов для различных этапов деятельности предприятия; по организации и управлению экономическими проектами, по использованию современных информационных технологий в своей деятельности. Основное внимание при обучении уделяется разработке альтернативных решений развития предприятий и организаций, принятию оптимальных экономических решений.

Профессия «Экономист» на рынке труда России

По статистике популярных сайтов работы за последние 30 дней в России открыты 5 080 вакансий по 7 должностям профессии «Инженер-экономист» с указанием заработной платы.

Заработная плата

Средняя – 36 000 

Минимальная – 23 100 

Максимальная – 123 500 

Кем может работать экономист с высшим образованием

Скажем сразу, что экономические специальности из года в год не теряют своей популярности у абитуриентов. Да и нужны экономисты практически везде! Это, конечно, вселяет уверенность в завтрашнем дне. Но чтобы ты не поступал вслепую, расскажем, где могут работать экономисты.

Экономист работает с цифрами и документами, ему приходится много анализировать, заниматься статистикой. Он следит за тем, чтобы предприятие работало эффективно, приносило прибыль. Так что усидчивость, терпение, крепкая память и умение обрабатывать большие объёмы информации отличает хорошего специалиста

Многие абитуриенты клюют на престиж и востребованность профессии. Однако получить диплом экономиста мало. Ведь работодатели хотят видеть опытного, инициативного соискателя или хотя бы компетентного выпускника. Определись со спецификой деятельности заранее (производство, IT, банковское дело, мировая экономика, реклама ), чтобы получить в вузе знания, которые ты сможешь применить на рабочем месте. Для начала изучи экономические факультеты в вузах Беларуси.

Получить экономическую специальность можно как в вузе (экономист, менеджер-экономист, маркетолог-экономист), так и в колледже (товаровед, техник-экономист, бухгалтер, экономист). Все программы смотри в каталоге вузов и колледжей Адукар

Где могут работать экономисты

Как мы уже говорили, экономисты нужны везде, где есть связь с бизнесом, производством, продажами, денежным оборотом. Вот несколько подсказок, куда можно устроиться на работу после окончания учёбы.

Предприятия, фабрики, заводы

На крупных предприятиях есть экономический отдел, специалисты которого рассчитывают себестоимость продукции, её доставки, занимаются экономическим сопровождением сделок, оформлением документации.

Частные компании и предприятия

Специалисты по маркетингу, бизнес-администрированию, бухгалтерскому учёту, найдут работу в сети ресторанов, гостиничном бизнесе, турфирмах. Если компания международная, то ей не обойтись без специалиста по мировой экономике. Штат экономистов зависит от размера организации. Маленьким фирмам достаточно и одного-двух компетентных сотрудников.

Банки и кредитные организации

Это вотчина специалистов по банковскому делу и кредитованию. Однако экономисты с иным профилем также могут устроиться в банк и сделать карьеру. Конечно, придётся восполнять нехватку узкоспециальных знаний уже на практике.

Из-за переизбытка экономистов на рынке труда с 2018 года сокращён набор на экономические специальности в непрофильных вузах . Отчего конкуренция среди абитуриентов в будущем может возрасти

Налоговые и страховые организации

Экономист, который разбирается в налогах и налогооблажении или страховании сможет устроиться на работу в соответствующую организацию.

Учреждения образования, больницы, поликлиники

Здесь найдут работу специалисты по бухгалтерскому делу, менеджеры-экономисты. Бухгалтеры следят за распределением денежных средств в соответствии с законом, менеджеры-экономисты курируют финансовую сторону сделок (например, закупка оборудования, расходных материалов), просчитывают выгоду для организации.

Организовать свой бизнес

Знания по экономике помогут организовать личное предприятие. Прежде чем открыть бизнес необходимо всё тщательно просчитать. А кто как не экономист может сделать это качественно?

Кем может работать выпускник экономического факультета?

В общем, выпускник экономического вуза может претендовать на должность экономиста, менеджера, финансового аналитика, аудитора, администратора, банковского служащего, преподавателя в вузе или колледже.

Хоть студенты экономических специальностей изучают общие предметы (микро- и макроэкономика, бухгалтерский учёт, статистика, маркетинг, финансовый менеджмент) в основном упор делается на учёбу по направлению. Из-за чего найти работу экономистом не по своей прямой специальности порой сложно. Учитывай это, когда будешь выбирать специальность при поступлении.

Если материал был для тебя полезен, не забудь поставить «мне нравится» в наших соцсетях ВКонтакте, Instagram, Facebook, ASKfm и поделись постом с друзьями. А мы сделаем ещё больше материалов, которые пригодятся тебе для учёбы.

Какие бывают экономические профессии? Для того чтобы выбрать подходящее направление обучения, целесообразно ознакомиться с тем, какие области экономики существуют и в чем заключается специфика каждой из них.

В разделе собраны подробные описания профессий, связанных с экономикой. Данный материал, безусловно, поможет вам сделать правильный выбор.

НазваниеОбщий рейтинг профессииСредняя заработная плата*Востребованность**Конкуренция**Входной барьер**Перспективы**
Эксперт6690709090
Экономист-аналитик6180 00065554870
Экономист7560 00075985075
Финансовый аналитик7080858585
Финансист7090858580
Страховой агент79100 00087643488
Специалист по мировой экономике7275959590
Риэлтор7475603090
Ревизор4420 00045376750
Предприниматель71100 00068794378
Налоговый консультант6737 00075625779
Налоговый инспектор6630 00067443480
Менеджер7690959595
Маркетолог7389 00095808595
Кредитный специалист7530 00085986070
Контролер банка6643 00075525678
Коммерция7890803090
Бухгалтер6080503050
Бизнес-тренер7150 00078453680
Бизнес-аналитик7660 00084755687
Банковское дело7185858580
Банковские работники5850 00077475768
Банкир71120 00077655483
Аудитор7295859590
Андеррайтер78130 00090654587

* — по данным Федеральной службы государственной статистики за 2017 год.

** — экспертная оценка редакции портала по шкале от 0 до 100. Где 100 — максимально востребованная, наименее конкурентная, с низким входным барьером по знаниям и доступности их получения и наиболее перспективная, а 0 наоборот.

Экономисты бывают разные, но все они в идеале искренне интересуются экономическими законами, умеют «просчитать» идею того или иного бизнеса, представив ее реализацию на рынке. Эти внимательные люди способны дать прогноз дальнейшей судьбы того продукта, с которым непосредственно работают сами, и того продукта, о котором случайно заходит речь в дружеской беседе. Если вы уверены в том, что подобные вопросы действительно увлекают вас в значительной степени, то вы уже близки к тому, чтобы выбрать нужный профессиональный аспект, получить соответствующее образование и проверить свои познания на практике.

В мире экономических профессий возможны узкие участки работ, но каждый такой специалист – если это настоящий профессионал – понимает важность предпринимательского видения ситуации, качественного финансового анализа, грамотного маркетинга, четкой бухгалтерии и логистики, взаимопонимания с техническими специалистами. Комплекс подобных знаний способен помочь вам найти собственную профессиональную нишу, определить, что необходимо изучить, чтобы в ней закрепиться, а в дальнейшем – удачно построить работу во взаимодействии с коллегами и организовать эффективную коммуникацию с потребителями.

Представители экономических профессий прочно стоят на земле и великолепно чувствуют материальный мир. А современность научила их разбираться также в новой экономике и признаках постиндустриального общества.

Ни один банк или фирма, ни одно предприятие, организация или финансовая корпорация не обходятся без рабочих мест, которые достанутся вчерашним выпускникам экономических факультетов.

Итак, поступая на факультет экономики, кем можно работать по окончании обучения:

  • аналитик-экономист;
  • бухгалтер;
  • специалист по внешне-экономической деятельности;
  • финансист;
  • менеджер экономического отдела;
  • собственно экономист.

В должностные обязанности дипломированных экономистов будет входить составление и ведение документов периодической отчетности, систематизация и обобщение статистической информации, осуществление анализа хозяйственной и финансовой деятельности предприятия, выполнение различного рода расчетов, разработка мер по оптимизации расходов и повышению эффективности работ, осуществление контроля за исполнением бюджета, экономическое сопровождение любых процессов, связанных с финансовой или хозяйственной составляющей работы предприятия.

Факультет экономики в университете «Синергия» ведет свою работу с 1995 года: здесь происходит подготовка ценных кадров для государственных и коммерческих структур. Выпускники университета наиболее подготовлены по сравнению со своими сверстниками для осуществления практической деятельности экономиста, поскольку имеют возможности для трудоустройства уже с первого курса обучения. Почему это важно? Потому, что сегодня найти работу по практически любой специальности крайне трудно, не имея соответствующего опыта. А опыт экономиста особенно ценится работодателями и позволяет найти работу, которая станет залогом жизненного благополучия.

Учеба на экономичеком факультете

Мечтая о престижном образовании экономиста, абитуриенты нередко имеют довольно размытое представление о том, какие перспективы при трудоустройстве их ожидают, на что можно рассчитывать при особенностях рынка труда в современных условиях, как правильно строить успешную карьеру экономиста и какой средний доход специалиста, окончившего факультет экономики. Для начала стоит прояснить, чем занимаются будущие экономисты во время обучения, какие навыки и познания они обретают и что могут предложить своим будущим работодателям.

Учеба на экономическом факультете предполагает освоение таких дисциплин, как микро- и макроэкономика, корпоративные финансы, статистика, эконометрика, информационные системы в экономике, налоги и налогообложение, международные стандарты учета, финансовой отчетности, аудита, маркетинг, финансовый менеджмент и многих других. Таким образом, выпускники экономических специальностей приобретают способность мыслить стратегически, делать прогнозы, осуществлять финансовое и экономическое планирование, вести учет, анализировать финансовую деятельность, оперировать цифрами, статистикой и мировым опытом на благо предприятия, независимо от отрасли, в которой оно функционирует.

Становится понятно, что область профессионально-трудовой деятельности, в которой выпускник специальности «экономика» может без труда найти себе применение, действительно широка, поэтому проблем с трудоустройством обычно не возникает. Однако, оканчивая факультет экономики, кем работать – вот вопрос, нередко задаваемый будущим выпускником.

Немаловажен и тот факт, что профессия экономист требует определенных свойств личности и персональных наклонностей, таких, как, к примеру, умение и готовность работать с цифрами, усидчивость, аналитический склад ума, ответственность и трудолюбие, отличная память и умение работать с большими объемами информации.

Ленинградский пр-т, д. 80, корпуса Е, Ж, Г.

Станция метро «Сокол», выход в центре зала на ул. Балтийская, далее пешком или на троллейбусе (№ 6, 43) до остановки «Институт Гидропроект» (1 остановка), у троллейбусного депо повернуть направо.

Контакты приемной комиссии:
Телефон: +7 (495) 800 10 01

График работы приёмной комиссии:
Пн – Пт: 08:30 – 22:10;
Сб – Вс: 10:00 – 17:00;

О специальностях — Факультет экономики и менеджмента

Уважаемые абитуриенты!

Факультет экономики и менеджмента ждет ВАС!

Кого же готовит ФЭМ? Прежде всего, экономистов-менеджеров для работы в различных сферах национальной экономики на предприятиях всех форм собственности. По этой причине специальность «Экономика и управление на предприятии» является самой многочисленной на факультете. У этой специальности есть ряд специализаций в зависимости от профиля получаемых знаний и отрасли, в которой может работать выпускник.


Если вы хотите управлять промышленным предприятием, ваш путь – на специализацию «Экономика и управление на предприятии промышленности». Там вас научат планировать хозяйственную деятельность, управлять подразделениями промышленного предприятия, принимать решения по управлению самим предприятием и его персоналом, осуществлять контроль за качеством продукции и многому другому. Подробнее

О выпускающей кафедре

Обучение: 4 года (ДФО) / 5 лет (ЗФО/ПСО), 3,5 года (ЗФО/ССО)

квалификация: экономист-менеджер


Если вы хотите в условиях стремительных инновационных процессов и цифровой трансформации экономики уметь оценить объекты интеллектуальной собственности, вовлечь их в экономическую деятельность предприятия (организации), значительно повысить стоимость бизнеса и создать известный бренд на основе разработки и привлечения объектов интеллектуальной собственности, то ваш путь на специализацию «Управление интеллектуальной собственностью». Подробнее

О выпускающей кафедре

Обучение: 4 года (ДФО)

квалификация: экономист-менеджер


Если же вы хотите, применяя эти знания, управлять предприятием в сфере агробизнеса, специализация «Экономика и управление на предприятии АПК» для вас. Сегодня в аграрном секторе республики происходят серьезные преобразования, когда меняются отношения собственности, механизмы управления деятельностью сельскохозяйственными предприятиями и т.д. Специализация «Экономика и управление на предприятии АПК» – для тех, кто готов возрождать сельское хозяйство Республики Беларусь. Подробнее

О выпускающей кафедре

Обучение: 4 года (ДФО) / 3,5 года (ЗФО/ССО)

квалификация: экономист-менеджер


Каждого из нас волнуют проблемы труда и заработной платы. Если вы хотите управлять организацией трудовой деятельности предприятий всех форм собственности, в том числе экономикой трудовых ресурсов, нормированием труда, зарплаты, разработкой программ усиления мотивации персонала и т.д., специализация «Экономика труда» поможет вам реализовать это решение. Подробнее

О выпускающей кафедре

Обучение: 4 года (ДФО) / 3,5 года (ЗФО/ССО)

квалификация: экономист-менеджер


Если вы хотите, чтобы ваше предприятие работало эффективно и не наносило вред окружающей среде, специализация «Экономика природопользования» для вас. Выпускники данной специализации могут работать в сфере экологического управления на предприятиях и в организациях, системе государственного и местного управления и контроля. Сегодня специалисты этого профиля – одни из самых востребованных, потому что они помогают предприятию внедрять экологически безопасные технологии, осуществляют аудит и диагностику экологической деятельности, обосновывают затраты на природоохранные мероприятия и т.д. Если вам не безразлично будущее биосферы нашей планеты, выбирайте специализацию «Экономика природопользования». Подробнее

О выпускающей кафедре

Обучение: 4 года (ДФО) / 3,5 года (ЗФО/ССО)

квалификация: экономист-менеджер


Если вы хотите управлять экономикой в рамках всего государства – специальность «Государственное управление» для вас. Специалисты данного направления готовятся для работы в аппарате министерств, ведомств и государственных органов управления всех уровней – от районных до республиканских. Их сфера – прогнозирование, планирование и регулирование национальной экономики, ее отраслей и регионов. Подробнее

О выпускающей кафедре

Обучение: 4 года (ДФО)

квалификация: экономист-менеджер


Если вы хотите владеть навыками анализа и прогнозирования развития различных секторов национальной экономики, уметь диагностировать состояние экономики страны, региона, города – ваша специальность «Национальная экономика». Получив образование по данной специальности, вы сможете работать в аналитических подразделениях министерств и ведомств, иных органах государственного управления, а также в инвестиционных банках и компаниях, рейтинговых агентствах, форекс-компаниях, информационных агентствах, аналитических изданиях и порталах. Подробнее

О выпускающей кафедре

Обучение: 4 года (ДФО)

квалификация: экономист-аналитик


Если вы хотите владеть современными экономическими, организационно-распорядительными, социально-психологическими методами управления субъектами хозяйствования, – ваша специальность «Менеджмент» (направление «Менеджмент инновационный»). Здесь вас научат инновационному и антикризисному менеджменту, бизнес-лидерству, технологии принятия управленческого решения и многому другому. Подробнее

О выпускающей кафедре

Обучение: 4 года (ДФО) / 3,5 года (ЗФО/ССО)

квалификация: менеджер-экономист


Если вы хотите приобрести знания и навыки по эффективному подбору персонала, разработке кадровой политики предприятия, управлению деловой карьерой, применению современных форм мотивации и организации труда, выстраиванию эффективных коммуникаций, оценке персонала и иным персонал-технологиям, способствующим бизнес-лидерству, то ваша специальность «Менеджмент (направление «Менеджмент (социально-административный)» со специализацией «Управление персоналом». Подробнее

О выпускающей кафедре

Обучение: 4 года (ДФО)

квалификация: менеджер-экономист

О нас | Экономист

О

The Economist онлайн

Наш сайт

Интернет-журнал Economist предлагает авторитетные аналитические обзоры и мнения о международных новостях, политике, бизнесе, финансах, науке и технологиях.

Мы публикуем все статьи из печатного издания The Economist (включая те, что печатаются только в британских копиях) и поддерживаем доступный для поиска онлайн-архив, начиная с июня 1997 года. Мы также предлагаем разнообразный веб-контент, включая блоги, дебаты и аудио. / видеопрограммы.

Наша организация

The Economist онлайн является частью Economist Group и отвечает за The Economist в Интернете. У нас есть офисы в Нью-Йорке, Лондоне и Сан-Франциско, а также растущий редакционный состав по всему миру.

Около

The Economist

Наша история

Не только имя The Economist сбивает с толку. Вот еще несколько распространенных вопросов.

Во-первых, почему она называет себя газетой? Даже когда The Economist включал в себя Bankers ‘Gazette и Railway Monitor с 1845 по 1932 год, он также называл себя «политической, литературной и общей газетой».

Он по-прежнему делает это, потому что, помимо анализа и мнений, он пытается в каждом выпуске освещать основные события недели — деловые и политические. Он выходит в печать по четвергам и, напечатанный одновременно в шести странах, доступен в большинстве крупных городов мира на следующий день или вскоре после этого.

Читатели повсюду получают одни и те же редакционные материалы. Рекламы различаются. Порядок работы разделов, а иногда и обложка также различается. Но слова те же, за исключением того, что каждую неделю британские читатели получают несколько дополнительных страниц, посвященных британским новостям.

Почему анонимно? Многие пишут The Economist , но он говорит коллективным голосом. Лидеров обсуждают, часто спорят, каждую неделю на встречах, открытых для всех членов редакции. Журналисты часто сотрудничают при написании статей. А некоторые статьи сильно отредактированы. Однако основная причина анонимности — это убеждение, что то, что написано, важнее того, кто это пишет. Как выразился Джеффри Кроутер, редактор с 1938 по 1956 год, анонимность делает редактора «не хозяином, а слугой чего-то гораздо большего, чем он сам».Вы можете назвать это поклонение предкам, если хотите, но это придает бумаге удивительный импульс мысли и принципов ».

Кому принадлежит The Economist ? The Economist Newspaper Limited, материнская компания The Economist Group, является частной компанией, и ни одна из ее акций не котируется. EXOR SA владеет 43,4% ее акций, остальная часть принадлежит группе независимых акционеров, включая многих сотрудников. Независимость редактора гарантируется наличием попечительского совета; он официально назначает редактора, который может быть удален только с его разрешения.

Во что, помимо свободной торговли и свободных рынков, верит The Economist ? « The Economist все еще считает себя принадлежащим радикалам. Крайним центром является историческое положение газеты». Это так же верно сегодня, как и тогда, когда Кроутер сказал это в 1955 году. The Economist считает себя врагом привилегий, напыщенности и предсказуемости. Он поддерживал консерваторов, таких как Рональд Рейган и Маргарет Тэтчер. Он поддерживал американцев во Вьетнаме.Но он также поддержал Гарольда Уилсона и Билла Клинтона и поддержал ряд либеральных мотивов: противодействие смертной казни с первых дней ее существования, одновременно поддерживая реформу пенитенциарной системы и деколонизацию, а также — в последнее время — контроль над огнестрельным оружием и однополые браки.

Наконец, The Economist верит в простой язык. Уолтер Бэджхот, наш самый известный редактор 19-го века, старался «быть разговорным, излагать вещи наиболее прямым и живописным образом, как люди разговаривают друг с другом обычным языком, запоминать и использовать выразительные разговорные выражения».Это остается стилем газеты и сегодня.

Основанный в 1843 году для проведения кампании по одной из важнейших политических проблем современности, The Economist во второй половине своего второго века остается верным принципам своего основателя. Джеймс Уилсон, шляпник из небольшого шотландского городка Хавик, верил в свободную торговлю, интернационализм и минимальное вмешательство правительства, особенно в дела рынка. Хотя протекционистские «кукурузные законы», которые вдохновили Уилсона на создание журнала The Economist , были отменены в 1846 году, газета продолжала жить, никогда не отказываясь от своей приверженности классическим либеральным идеям 19 века своего основателя.

«Хлебные законы», которые облагали налогом и ограничивали импорт кукурузы, делали хлеб дорогим, а голод — обычным явлением, были плохи для Британии. По мнению Вильсона, свободная торговля выгодна всем. В своем проспекте для The Economist он писал: «Если мы посмотрим за границу, мы увидим в пределах нашего торгового оборота целые острова и континенты, на которых свет цивилизации еще не залил; и мы серьезно верим, что свободная торговля Свободное общение сделает больше, чем любой другой видимый агент, для распространения цивилизации и морали по всему миру — да, для искоренения самого рабства.«

Таким образом, взгляды Вильсона были моральными, даже цивилизованными, но не моралистическими. Он считал, что «нам дана причина судить о том, что диктуют наши чувства». Разум убедил его, в частности, в правоте Адама Смита и в том, что своей невидимой рукой рынок приносит пользу ищущим прибыль отдельным лицам (одним из которых был он) и обществу. Он сам был промышленником и особенно хотел влиять на «деловых людей». Соответственно, он настаивал на том, чтобы все аргументы и предложения, выдвинутые в его статье, были проверены фактами.Именно поэтому он получил название The Economist .

Уилсон не был величайшим редактором журнала The Economist с точки зрения интеллекта. Этот титул, вероятно, принадлежит его зятю Уолтеру Бэджхоту (произносится Баджут), который был третьим редактором газеты с 1861 по 1877 год. Бэджхот был банкиром, но его больше всего помнят за его политические статьи и, в частности, за его статьи. по британской конституции. Он утверждал, что монарх является главой «достойных» частей конституции, тех, которые «возбуждают и сохраняют благоговение у населения»; Премьер возглавлял «работоспособные» части », те, которыми он, собственно, работает и управляет.»Это различие часто проводится даже сегодня.

Именно Бэджхот расширил сферу деятельности газеты до политики. Он также отвечал за значительный рост интереса к Америке, который всегда проявлял журнал The Economist . Под редакцией Бэджхота, который утверждал, что «цель The Economist состоит в том, чтобы пролить белый свет на предметы, находящиеся в пределах его диапазона», влияние газеты выросло. Один британский министр иностранных дел, лорд Гранвиль, сказал, что всякий раз, когда он чувствовал себя неуверенно, он любил подождать, чтобы узнать, что будет сказано в следующем выпуске The Economist .Поздним поклонником Бэджхота был Вудро Вильсон, президент США с 1913 по 1921 год.

Однако газете пришлось ждать почти полвека, прежде чем появился еще один замечательный редактор. Он пришел в 1922 году в образе Уолтера Лейтона, чьим достижением, по словам историка The Economist Рут Дадли Эдвардс *, было то, что газету «широко читали в коридорах власти за рубежом, а также в других странах. домой », даже если критики сказали, что это было« немного скучновато над прочностью ».Это определенно не было критикой, которую можно было бы направить в адрес его преемника Джеффри Кроутера, который, вероятно, был величайшим редактором журнала The Economist со времен Бэджхота. Его вклад заключался в развитии и улучшении освещения международных отношений, особенно американских, и бизнеса. Его авторитетность никогда не была выше.

С самых первых дней журнал The Economist искал за границей как предметы, о которых можно было бы написать, так и для распространения. Даже в 1840-х годах у него были читатели в Европе и США.К 1938 году половина его продаж была продана за границу, хотя, благодаря мировой войне, ненадолго. Великим нововведением Кроутера было создание раздела, посвященного делам Америки, что он и сделал сразу после нападения Японии на Перл-Харбор в декабре 1941 года. «American Survey» (переименованный в 1997 году в Соединенные Штаты) был нацелен не на американцев, а на британских читателей Кроутер считал, что им нужно больше узнать о своих новых союзниках. Однако со временем он приобрел последователей в Соединенных Штатах, что стало базой для большого роста американского тиража, начавшегося в 1970-х годах.

На протяжении большей части своего существования The Economist довольствовался небольшим тиражом. Когда Бэджхот оставил пост редактора, их число составляло 3700, а к 1920 году — всего 6000. После Второй мировой войны он быстро рос, но с базового уровня в 18 000, а когда Кроутер ушел, он составлял всего 55 000, не достигая 100 000 до 1970 года. Сегодня тираж превышает 1,4 млн, то есть более четырех пятых этого объема находится за пределами Великобритании. . Американский тираж составляет более половины от общего количества.

Недавний редактор, Руперт Пеннант-Ри, однажды описал The Economist как «пятничную обзорную газету, где читатели с доходом выше среднего, умы лучше среднего, но с меньшим, чем среднее время, могут проверить свое мнение на соответствие нашему.Мы пытаемся рассказать миру об окружающем мире, убедить эксперта и достучаться до любителя с помощью инъекции мнений и аргументов ». С такими читателями и с такими целями, The Economist неизбежно столкнулся с трудностями при увеличении своего тиража в Великобритании. Это стало особенно актуально в 1960-х и 1970-х годах, когда британские ежедневные газеты стали публиковать больше интерпретирующих, аргументированных и аналитических статей, которые традиционно были прерогативой еженедельников. The Economist выжил и действительно процветал, опираясь на интернационализм своего мировоззрения и продавая за границу.

В этом ему очень помогло освещение деловых и экономических вопросов. Уилсон считал, что даже статистика, пусть и не скучная, «может позволить себе самый глубокий и часто самый захватывающий интерес». По сей день с этим согласны такие читатели, как Гельмут Шмидт, канцлер Западной Германии с 1974 по 1982 год. Но немногие читатели покупают The Economist только ради одного предмета, а в последние годы в газету добавлены разделы, посвященные Европе, Азии, Латинской Америке, международным вопросам, а также науке и технологиям.Он также расширил охват книг и искусства и представил новую рубрику по финансовым рынкам — Buttonwood.

Статьи в The Economist не подписаны, но это не вся работа одного редактора. Первоначально газета была написана в основном в Лондоне, с отчетами от зарубежных торговцев. С годами они уступили место стрингерам, которые отправляли свои рассказы по морю или авиапочтой, а затем по телексу и телеграфу. В настоящее время, помимо всемирной сети стрингеров, у газеты есть около 20 штатных корреспондентов за рубежом.Среди авторов были самые разные авторы: от Кима Филби, который шпионил в пользу Советского Союза, до Е.С. Асквита, главного писателя газеты до того, как он стал премьер-министром Великобритании, Гаррета Фицджеральда, который стал президентом Ирландии, и Луиджи Эйнауди, президентом Италии с 1948 по 1955 год. однако наиболее известные из ее сотрудников пишут анонимно: подписываются только специальные отчеты, длинные приложения, публикуемые примерно 20 раз в год по разным вопросам или странам. В мае 2001 года был произведен редизайн: больше навигационной информации для читателей и полноцветный вид на всех редакционных страницах.

* Щелкните, чтобы купить на Amazon.com: «В погоне за разумом: экономист 1843–1993» Рут Дадли Эдвардс. Опубликовано Хэмишем Гамильтоном (1993) и издательством Гарвардской школы бизнеса (1995).

Наш логотип

Корпоративный логотип The Economist превратился из готического шрифта, использованного на обложке первого номера, опубликованного в 1843 году, до устройства в виде коробки, разработанного в 1959 году британским гравером и типографом Рейнольдсом Стоуном. Теперь он включает шрифт из семейства The Economist Typefamily, шрифт, созданный специально для нашего использования.

Подробнее о шрифте

The Economist

The Economist использует специально разработанное семейство шрифтов с мая 1991 года. Разработки были сосредоточены на том, как новое семейство шрифтов будет реагировать на электронную передачу и различные условия печати на семи международных производственных площадках The Economist . В ходе нашего недавнего редизайна был введен новый шрифт Officina для заголовков обложек и всей навигационной информации.Ecotype, Основной шрифт журнала Economist также был перерисован, чтобы его было легче читать. Если вы хотите купить копию нашего семейства шрифтов или просто хотите узнать о нем больше, посетите веб-сайт Agfa Monotype.

The Economist объясняет сам: The Economist левый или правый? | The Economist объясняет

Примечание редактора: на этой неделе, чтобы отметить 170-ю годовщину появления 2 сентября 1843 года первого номера журнала The Economist , этот блог ответит на некоторые из наиболее часто задаваемых вопросов о журнале The Economist сам.

НЕКОТОРЫЕ читатели, особенно те, кто привык к расколу левых и правых в большинстве демократических законодательных органов, обмануты политической позицией The Economist . Мы любим свободное предпринимательство и склонны поддерживать дерегулирование и приватизацию. Но мы также любим однополые браки, хотим легализовать наркотики и не одобряем монархию. Так что газета правая или левая?

Ни то, ни другое, это не ответ. The Economist был основан в 1843 году Джеймсом Уилсоном, британским бизнесменом, который возражал против высоких импортных пошлин на иностранную кукурузу.Г-н Уилсон и его друзья по Лиге против хлебных законов были классическими либералами в традициях Адама Смита, а позже и таких, как Джон Стюарт Милль и Уильям Юарт Гладстон. С тех пор эта интеллектуальная родословная руководит инстинктами газеты: она выступает против любого необоснованного ограничения экономической или личной свободы человека. Но, как и его основатели, он не догматичен. Там, где есть либеральные доводы в пользу того, чтобы правительство что-то предприняло, The Economist покажет это. Например, в начале ее авторы были горячими сторонниками подоходного налога.С тех пор он поддерживает такие причины, как всеобщее здравоохранение и контроль над огнестрельным оружием. Но его отправная точка состоит в том, что правительство должно лишать людей власти и богатства только тогда, когда у него есть для этого веские основания.

Концепции правого и левого крыла появились на полвека раньше, чем был основан The Economist . Впервые они упомянули рассадку в Национальном собрании в Париже во время Французской революции. Справа сидели монархисты, слева революционеры. По сей день эти фразы отличают консерваторов от эгалитаристов.Но они плохо справляются с объяснением либерализма The Economist , который примиряет нетерпение левых по поводу неудовлетворительного статус-кво со скептицизмом правых в отношении грандиозных перераспределительных схем. Таким образом, хотя его кредо и история так же богаты, как и у любого реакционера или революционера, The Economist не имеет постоянного адреса на шкале левых и правых. В большинстве стран политический раскол носит консервативно-эгалитарный, а не либерально-нелиберальный характер. Так что и партийной принадлежности у него тоже нет.Когда он освещает выборы, он поддерживает кандидата или партию, которая, скорее всего, будет проводить классически либеральную политику. Он оказал влияние на политиков справа, таких как Маргарет Тэтчер, и слева, таких как Барак Обама. Его часто привлекают центристские политики и партии, которые, кажется, объединяют лучшее от обеих сторон, например Тони Блэр, чье сочетание социального и экономического либерализма убедило его поддержать его на выборах 2001 и 2005 годов (хотя он критиковал нарушения его правительства. гражданских свобод).

Когда The Economist высказывает мнение о новых идеях и политике, он делает это на основе их достоинств, а не на основании того, кто их поддерживает или противостоит. Например, в октябре прошлого года в нем была изложена программа реформ по борьбе с неравенством. Некоторые из них, например, нападения на монополии и нацеливание государственных расходов на бедных и молодежь, имели левый оттенок. Другие, например, повышение пенсионного возраста и расширение возможностей выбора в сфере образования, были более правыми. Результат, «Истинный прогрессивизм», был смесью двух: ни правого, ни левого, но тем лучше и исходящего от того, что мы любим называть радикальным центром.

Либерализм по версии The Economist

Это принципиальное предательство оттолкнуло, среди прочего, бизнесмена и государственного деятеля Ричарда Кобдена, который помог Вильсону основать журнал The Economist и поделился своим ранним взглядом на свободную торговлю как гарантию мира во всем мире. . Индия для Кобдена была «страной, которой мы не умеем управлять», и индийцы имели право восстать против неумелого деспотизма. Однако для «Экономиста » Уилсона индейцы, как и ирландцы, олицетворяли «коренной характер».. . наполовину ребенок, наполовину дикарь, движимый внезапными и необоснованными импульсами » Кроме того, «торговля с Индией была бы прекращена, если бы англичане лишились власти». Следующий редактор, зять Уилсона Уолтер Бэджхот, расширил привлекательность журнала и придал его мнениям более соблазнительный интеллектуальный блеск. Но редакционная линия осталась почти такой же. Во время Гражданской войны в США Багхот убедил себя, что Конфедерация, к которой он лично симпатизировал, не может быть побеждена северными штатами, чьи «другие состязания велись против голых индейцев и дегенеративных и недисциплинированных мексиканцев.Он также считал, что отмена смертной казни лучше всего будет достигнута победой Юга. Что еще важнее, торговля с южными штатами будет более свободной.

Обсуждая эти и другие ошибочные суждения редакции, Зевин воздерживается от демонстрации добродетели и применения анахронических стандартов. Он, кажется, искренне очарован тем, как либеральное видение индивидуальной свободы и международной гармонии, как однажды выразился Нибур, «превратилось в жалкую реальность международного капитализма, который не признавал ни моральных сомнений, ни политических ограничений в расширении своей власти над миром.Частично объяснение кроется в социологии элит Зевина, в которой либерализм выступает как самозаконивающаяся идеология богатого, могущественного и объединенного в сеть правящего класса. Немалую роль сыграли частные амбиции. Бэджхот четыре раза баллотировался в парламент как член Либеральной партии Великобритании. Родившись в семье банкиров, он видел себя и свой журнал как советника новому поколению пиратских британских финансистов. Его пребывание в должности совпало с эпохой капитала, когда британские финансы преобразовали мировую экономику, расширив выращивание продуктов питания в Северной Америке и Восточной Европе, производство хлопка в Индии, добычу полезных ископаемых в Австралии и железнодорожные сети повсюду.По словам Зевина, «экономисту Бэджхота выпала задача нанести на карту этот новый мир, прослеживая теоретические идеи политической экономии до людей и мест, куда деловые люди отправляли свои деньги».

Давление капиталистической экспансии за границу и растущее недовольство внутри страны еще больше изменили либеральную доктрину. Зевин плодотворно описывает, как либералы справились с растущим спросом на демократию. Бэджхот читал Джона Стюарта Милля и восхищался им в молодости, но, как редактор, он соглашался с ним лишь в том, что нужно воспитывать цивилизованных жителей Ирландии и Индии.Бэджхоту идея Милля о широком распространении избирательного права на женщин казалась абсурдной. Он также не мог поддержать предложение Милля предоставить трудовым классам Великобритании избирательные права, напомнив своим читателям, что «политическое объединение низших классов как таковых и для их собственных целей является злом первой величины». Неудивительно, что The Economist похвалил Муссолини (преданного читателя) за то, что он разобрался с итальянской экономикой, дестабилизированной трудовыми волнениями.

Тем не менее, к началу двадцатого века журнал нащупывал осознание того, что в развитом индустриальном обществе классический либерализм необходимо сдерживать и что прогрессивное налогообложение и базовые системы социального обеспечения являются ценой ослабления растущего недовольства.С тех пор журнал представил этот поворот как доказательство своего прагматичного либерализма. Зевин показывает это как неохотный ответ на демократическое давление снизу. Более того, для вновь обретенного сострадательного либерализма The Economist существовали четкие границы. Еще в 1914 году один редактор, Фрэнсис Херст, все еще осуждал «вопящих, борющихся, дерущихся вираго», которые требовали права голоса, несмотря на то, что у них не было способности к разуму. Его сравнение суфражисток с русскими и турецкими мародерами — разграбление «торжественных клятв, узы любви и привязанности, чести, романтики» — помогло довести его собственную жену до суфражизма.

По мере того, как все больше людей получало право голоса, а рыночные механизмы терпели неудачу, расширяя возможности автократов и ускоряя международные конфликты, The Economist наконец был вынужден пойти на компромисс с чистотой своих принципов. В 1943 году в книге, посвященной столетию журнала, его редактор в то время признал, что более широкие слои населения рассматривают «неравенство и незащищенность» как серьезную проблему. The Economist не соглашался с социалистами «не в их цели, а только в методах, которые они предлагали для ее достижения.Такая позиция отражала широко распространенное мнение по обе стороны Атлантики о том, что правительства должны делать больше для защиты граждан от изначально нестабильной экономической системы. Однако с 1960-х годов журнал The Economist неуклонно восстанавливает свои основополагающие идеалы.

В процессе он упустил возможность переконфигурировать для постколониальной эпохи либерализм, выкованный в полдень империализма. Возникновение новых независимых национальных государств в Азии и Африке с конца сороковых годов и далее было, возможно, самым важным событием двадцатого века.Либерализм подвергся новому испытанию среди подавляющего большинства населения мира: могут ли новые суверенные народы, в основном бедные и неграмотные, принять свободный рынок и сразу же свести к минимуму правительство? Будет ли такая политика успешной без предварительных государственных инвестиций в здравоохранение, образование и местное производство? Даже такой либерал времен холодной войны, как Раймон Арон, сомневался в эффективности либерализма западного образца в Азии и Африке. Но журнал The Economist , казалось, был доволен тем, что видел постколониальные страны и их сложные проблемы через простую дихотомию холодной войны на «свободный» и «несвободный» мир.В любом случае, к семидесятым годам редакторы журнала все больше черпали вдохновение из экономических факультетов и аналитических центров, где доминировали чистые неолиберальные принципы Милтона Фридмана и Фридриха Хайека, а не у таких либеральных теоретиков справедливости, как Джон Ролз, Рональд. Дворкин и Амартья Сен.

«Ой, мы не можем оба мечтать». Карикатура Карен Шнейдер

В восьмидесятых годах The Economist поддерживал Маргарет Тэтчер и неолиберализм привел к драматическим последствиям. рост ее американского тиража.(Рейган лично поблагодарил редактора журнала за его поддержку во время ужина.) Дин Ачесон хорошо заметил, что «Великобритания потеряла империю и еще не нашла роли». Такая статусная тревога не сдерживала The Economist , когда он пересекал Атлантику, чтобы завести новых друзей и повлиять на большее количество людей. После Второй мировой войны, когда США стали новым глобальным гегемоном, журнал — несмотря на некоторое первоначальное недовольство, обычное дело среди британских элит в то время, — быстро приспособился к Pax Americana.Он стал уважать США как, по словам одного редактора, «гигантского старшего брата, источник уверенности, доверия и стабильности для более слабых членов семьи, а также нервозность и неуверенность для начинающих хулиганов».

Это означало твердую поддержку американских интервенций за рубежом, начиная с Вьетнама, где, как сказал Зевину историк и бывший штатный писатель Хью Броган, освещение журнала было «чистой пропагандой ЦРУ». Он эвфемизирует ужасы войны, охарактеризовав резню в Май Лай как «незначительные вариации на общую тему склонности людей к ошибкам на войне.К 1972 году, после насыщающих бомбардировок Северного Вьетнама, журнал жаловался, что Генри Киссинджер слишком мягко относится к Северному Вьетнаму. Политика верности гигантскому старшему брату также сделала некоторых сторонников либерализма слишком склонными к мошенничеству. Зевин рассказывает красочные истории о чрезмерно рьяных сторонниках холодной войны, таких как Роберт Мосс, который старательно подготовил международное мнение к военному перевороту в Чили в 1973 году, который сверг его демократически избранного лидера Сальвадора Альенде.По мнению Мосса, «генералы Чили пришли к выводу, что демократия не имеет права на самоубийство». (Генералы выразили свою благодарность, купив и распространив почти десять тысяч экземпляров журнала.) Зевин рассказывает, что, когда известие о смерти Альенде дошло до Мосса в Лондоне, он танцевал по коридорам офиса The Economist, распевая: «Мой враг. мертв!» Мосс продолжил редактировать журнал, принадлежащий Анастасио Сомосы, диктатора Никарагуа, поддерживаемого США.

После падения коммунистических режимов в 1989 году журнал The Economist начал активно действовать в России и Восточной Европе, вооружившись мантрами приватизации и дерегулирования.На его страницах экономист Джеффри Сакс, который тогда работал над преобразованием «переходных экономик» в регионе, ввел термин «шоковая терапия» для этой политики. Социально-экономическая реинжиниринг была жестокой — зарплаты и государственные услуги резко упали, а в 1998 году финансовая система России рухнула. Всего за несколько месяцев до этой катастрофы The Economist все еще приветствовал «динамизм, коварство и дальновидность» Анатолия Чубайса, политика, чья продажа российских активов олигархам к тому времени сделала его самым презираемым общественным деятелем в стране.В 2009 году исследование The Lancet показало, что «шоковая терапия» привела к преждевременной смерти миллионов россиян, в основном мужчин трудоспособного возраста. The Economist не раскаялся, настаивая на том, что «трагедия России заключалась в том, что реформа проводилась слишком медленно, а не слишком быстро».

«Кто может доверять Америке Трампа?» — спросил недавний журнал Economist , печально исследующий руины Pax Americana. Политические землетрясения последних нескольких лет, возможно, сделали журналу более одиноким на вершине, чем когда-либо в его истории; статьи, посвященные прошлогодней годовщине, были представлены как манифест «обновления либерализма».Десять лет назад, когда разразился финансовый кризис, журнал преодолел свое изначальное недоверие к вмешательству правительства, чтобы поддержать спасение банков, утверждая, что это «время отбросить догмы и политику в сторону». Он также продолжал защищать неолиберальную политику на том основании, что «виноваты люди, управляющие системой, а не сама система». Теперь, окончательно смягченный, если не финансовым кризисом, то его ужасными политическими последствиями, журнал признал, что «либералы слишком привыкли к власти» и «заняты сохранением статус-кво».Его юбилейный манифест рекламировал «либерализм для народа». Но у самоанализа есть свои пределы: манифест, восхищенно цитируемый Милтоном Фридманом о необходимости быть «радикальным», воскресил фантазию Джона Маккейна о «лиге демократий» как альтернативе Организации Объединенных Наций и высмеял миллениалов, которые этого не делают. желают бороться за старый «либеральный мировой порядок». Более поздняя статья на обложке предупреждает «американских боссов» о планах Элизабет Уоррен по борьбе с неравенством и возрождает фридманитские истины о том, как «созидательное разрушение» и «динамическая сила рынков» могут лучше всего помочь «американцам среднего класса».

The Economist без сомнения искренен в своем желании «проснуться». Согласно брифингу для рекламодателей 2016 года, журнал ищет больше читательниц и стремится развеять идею о том, что журнал является «заносчивым и скучным справочником для устаревших мужчин». В то время как в 2002 году он бросился защищать Бьёрна Ломборга, скептика глобального потепления, этой осенью он посвятил целую проблему климатической чрезвычайной ситуации. Тем не менее, The Economist может оказаться труднее, чем большая часть старого англо-американского истеблишмента, проверить свои привилегии.Его ограничения возникают не только из-за вызывающе неразнообразной и узкой интеллектуальной культуры, но и из-за слишком склонного к противоположности стиля дома. В рецензии на книгу под названием «Половина никогда не рассказывалась: рабство и становление американского капитализма» в 2014 году ее автора обвиняли в необъективности, жалуясь на то, что «почти все чернокожие в его книге — жертвы, почти все белые негодяи ». После возмущения журнал отозвал рецензию. Однако недавняя оценка приватизации Бразилии — «Жаир Болсонару — опасный популист с некоторыми хорошими идеями» — предполагает, что трудно смягчить то, что журналист Джеймс Фаллоус назвал журналом «аргументированным стилем Оксфордского союза». позиция слишком «уверенная в своей правоте и превосходстве».

Эта беззаботность, порожденная уверенностью в том, что она создала современный мир, не может казаться ничем иным, как несоответствием в злобно поляризованных обществах Великобритании и Соединенных Штатов. Два светловолосых демагога, которые в настоящее время возглавляют две старейшие «либеральные» демократии в мире, говорят о правящем классе, который — из-за глобального финансового кризиса, роста неравенства и непродуманных военных интервенций на значительных территориях Ближнего Востока, Центральной Азии и Северной Африки — растратил свой авторитет и легитимность.Репутация Англии как образцового либерального общества, лежащая в основе большей части либерализма холодной войны, также подорвана катастрофой Брексита.

Для молодых, в частности, старые рамки либерализма кажутся ограничением возможностей политики. Однако следует помнить, что эти новые критики либерализма стремятся не разрушить, а выполнить свое обещание о личной свободе. Они, как и Джон Дьюи, ищут подходящие модели политики и экономики в мире, радикально измененном капитализмом и технологиями — либерализма для людей, а не только для их сетевых правителей.В этом смысле кризис не столько либерализм, сколько его самозваные участники кампании, которых небезосновательно считают соучастниками в разрушении современного мира. ♦

The World The Economist Made

Вера Бэджхота в особую пригодность британского правящего класса распространялась и на вопросы империи. И Вильсон, и Бэджхот были сторонниками либеральной империи, и Вильсон одобрил, например, открытие Китая путем насилия. (В 1857 году газета писала: «Мы можем сожалеть о войне… но мы не можем отрицать, что за ней последовали великие достижения.Бэджхот, со своей стороны, считал британцев «самыми предприимчивыми, самыми успешными и во многих отношениях лучшими колонистами на земле». The Economist превыше других превозносил британский империализм, предполагая его добрые намерения и то, что он способствует развитию торговли. Но его редко критиковали: например, он хранил молчание об обнаружении британских концентрационных лагерей во время Второй англо-бурской войны. Зевин утверждает, что финансовая позиция The Economist обязательно сделала его лидером империи, поскольку империя была структурой, в которой создавалось богатство.


Но у либерализма много течений, и в ответ на имперские злоупотребления и требования социальных реформ в начале двадцатого века The Economist вступил в новый период. Его редакционная линия действовала как своего рода барометр либеральных общепринятых взглядов, реагируя на атмосферное давление мировых событий. Редактор Фрэнсис Херст, занявший руководящую должность в 1907 году, считал, как и Хобсон, что борьба за Африку была результатом «финансового империализма», а не средством передачи предполагаемых благ цивилизации.Херст осудил военную агрессию, утверждая, что сокращение расходов на вооружение — единственный способ провести необходимые социальные реформы при сохранении низких налогов. Возможно, заявление Херста о том, что британская конституция была «всего лишь маской на лице плутократии», не было столь аналитически отличным от Бэджхота, но Херст, по крайней мере, имел в виду это как критику.

В конечном итоге Херста отпустили за его сопротивление Первой мировой войне, но публикация продолжала отражать растущее влияние Лейбористской партии и более радикальные требования своего времени.Многие ученики Кейнса писали для газеты во время Великой депрессии, а Дуглас Джей, позже член парламента от лейбористской партии, даже написал книгу под названием The Socialist Case в 1937 году, будучи сотрудником. The Economist вряд ли отказался от своих принципов свободной торговли: он чувствовал, что в сложившихся обстоятельствах важно помочь лейбористской партии понять потребности банкиров и то, как они могут быть должным образом интегрированы в смешанную экономику. The Economist даже поддержал отчет Бевериджа в 1942 году, который заложил основы послевоенного государства всеобщего благосостояния и Национальной службы здравоохранения в Великобритании.Именно в этот период, с 1938 по 1956 год, под редакцией Джеффри Кроутера круг читателей значительно расширился, и газета приобрела свой фирменный стиль: остроумный и прагматичный, подчеркнув то, что Кроутер назвал «экстремальным центром».

Когда послевоенная война перешла к холодной войне, The Economist вернулся к позициям, которые напоминали его первые годы. Защита либерального проекта теперь стала синонимом защиты Американской империи и нападок на социализм, где бы это ни происходило.Газета приветствовала план Маршалла и приверженность Трумэна антикоммунизму в Греции, Турции и Корее. В редакцию вошел шпионаж. Печально известный советский шпион Ким Филби какое-то время работал корреспондентом на Ближнем Востоке, где сдавал вежливые антикоммунистические статьи, чтобы поддержать свое прикрытие. Восточноазиатский корреспондент Брайан Крозье также взял на себя ведение бюллетеня, известного как Foreign Report , где он регулярно перепечатывал материалы ЦРУ и собственной пропагандистской службы Великобритании — Департамента информационных исследований.Журнал внимательно следил за пропагандой США в таких странах, как Вьетнам и Чили. Корреспондент из Чили танцевала по коридорам The Economist , крича «Мой враг мертв!» когда в 1973 году до него дошло известие о перевороте против социалиста Сальвадора Альенде.

То, что вам не рассказывает Economist

Что такое либерализм? Это означает и означало много разных вещей. Мы говорим о рыночном либерализме, социальном либерализме и культурном либерализме. Антиклерикальные атеисты были либералами, как и архиепископы-реформисты.Сегодня в США «L-слово» относится к любому, кто находится слева от Республиканской партии. Джон Мейнард Кейнс, Фридрих Хайек, Джон Ролз и Маргарет Тэтчер — все они обоснованно считаются либералами. Эта многозначность дала либерализму огромное влияние, а также сделала его удобной соломой. Консерваторы, социал-демократы, марксисты и постколониальные мыслители выступили против либерализма. Его неоднократно объявляли мертвым. Но у либерализма есть странная возможность вернуться. До неолиберализма были «новые либералы», такие как Леонард Хобхаус и Джон А. Хобсон.В самом деле, как должны признать честные критики, влияние либерализма настолько широко, что неочевидно, что мы умеем мыслить за его пределами. Кто из нас сегодня может представить себе правовую систему, не основанную на правах личности? В момент кризиса многие из нас предпочли бы революционную катастрофу кейнсианскому решению? Многие ли из нас с радостью отказались бы от удовольствий «свободы выбора»?

Если вы действительно хотите прижать либерализм — и взяться за него, — вам нужно найти что-то или кого-то, у кого есть степень согласованности и преемственности, которые также претендуют на то, чтобы охватить всю мешковатую историю либерализма, но также достаточно нежелательны, чтобы их считали безопасно на расстоянии вытянутой руки.Возьмем, к примеру, Economist . Основанная в 1843 году, это одна из самых популярных еженедельных политических газет в мире — и одна из самых влиятельных. Он известен своей провокацией, предлагая не столько журналистские расследования, сколько резюме важных событий, пронизанных мнениями. Иногда его тон шуточный, граничащий с оскорбительным: Top Wonk встречает Top Gear . Он беззастенчиво элитарный. Его читатели во всем мире составляют 1,5 миллиона человек, которые набираются из числа самых влиятельных и богатых.

Возьмите историю Economist , и вы столкнетесь не с кабинетным философским либерализмом, а с либерализмом в действии. Это основная идея новой увлекательной истории газеты Александра Зевина.

Зевин — профессор Городского университета Нью-Йорка. Он также является одним из молодых редакторов журнала New Left Review . NLR , ведущий голос того, что раньше называлось западным марксизмом, до сих пор остается одним из самых бдительных критиков либерализма.Либеральные светила, такие как Юрген Хабермас и Джон Ролз, комментаторы, такие как Дэвид Рансимен и — полное раскрытие — автор этого обзора — все были предметом его критического внимания. Если Правда когда-то читалась на Западе как рупор «реально существующего социализма», Зевин рассматривает Economist как домашний орган «реально существующего либерализма».

Это сложная задача. Чтобы прочитать полный выпуск Economist , потребуется большая часть жизни.Чтобы перейти к делу, Зевин откладывает в сторону подавляющее большинство фактических репортажей журнала Economist и сосредотачивается на известных редакционных страницах газеты. И, в частности, он обращает внимание на три невралгических вопроса либерализма: демократия, финансы и империя. В течение 20-го века мы привыкли к синтезу либерализма и демократии, к либеральному утверждению национального самоопределения против империи и к радикальной свободе обращения денег по всему миру.Но по всем трем пунктам, как показывает Зевин, послужной список реально существующего либерализма неоднозначен.

«Экономист еще не видел войны, которая ему не нравится»

The Economist был основан либеральным шотландским банкиром Джеймсом Уилсоном как рупор движения за свободную торговлю. Первоначально это была широкая церковь, простирающаяся от радикалов, таких как Ричард Кобден и Джон Брайт, до хлопковых интересов Манчестера. Но эта коалиция рассыпалась, поскольку Вильсон выступил против помощи Ирландии во время голода и поддержал авторитарного узурпатора Наполеона III после революции 1848 года во Франции.К 1850-м годам Вильсон боролся со своими бывшими друзьями из-за своей поддержки войны против России в Крыму. Это положило начало традиции. Как заметил один откровенный иностранный редактор, уходя из газеты, Economist еще не видел войны, которая ему не нравится. Снова и снова распространение и защита преимуществ западного либерализма предлагали оправдание имперским авантюрам.

Слишком часто демократия уступает место правам собственности и торговли.Во время Гражданской войны в США поддержка свободной торговли в журнале Economist означала симпатию к рабовладельческому югу. Хлопковые плантаторы, в отличие от своих оппонентов-янки-промышленников, фундаментально зависели от экспортных рынков. Между тем, дома, в Великобритании, газета была далека от энтузиазма по поводу расширения франшизы. Только в начале 20 века он приспособился к демократии. И даже тогда вопрос заключался в том, что означает демократия на практике.Важно не допустить, чтобы экономическая политика находилась в руках масс. Во время холодной войны это диктовало жесткую линию. В одной из самых ярких глав книги Зевин реконструирует беззастенчивую роль « Economist » на передовой антикоммунизма. Поддержав кровавый режим Сухарто в Индонезии, журнал Economist также приветствовал кровавый правый переворот в Чили в 1973 году. Когда новости о самоубийстве марксистского премьер-министра Сальвадора Альенде достигли Лондона, редактор пронесся через офисы журнала Economist , заявив: « мой враг мертв.”

Superior: объявление экономиста. Изображение: Архив рекламы Economist

Если есть одна общая точка привязанности в истории газеты, то это интересы мировых финансов, лондонского Сити и (часто тесно связанного) Банка Англии. Третий редактор, Уолтер Бэджхот, был выдающимся теоретиком 19 века о центральном банке. Еще в 2008 году, адрес Lombard Street Бэджхота служил руководством для Бена Бернанке, председателя Федеральной резервной системы США, во время финансового кризиса.Связь была настолько тесной, что в 1980-х Руперт Пеннант-Ри был сначала редактором газеты, а затем заместителем управляющего Банка.

По словам Зевина, это алгоритм либерализма журнала Economist : беглый комментарий к мировым событиям, который постоянно ссылается на «разумную экономику» и возвышенные либеральные ценности индивидуальных прав и свобод, но фактически является апологией интересы финансов, имущей элиты и их глобальной власти.

Критическая история такого рода легко могла быть утомительной. В руках Зевина это не так. Его история чрезвычайно информативна о британской политике и мировых делах и очень удобна для чтения. Одним из главных достижений этой книги является ее стиль. Зевин нашел способ написать о Economist авторитетно, не раздражая, а также с юмором, не потворствуя собственным бойким остротам Economist .

Но если Зевин прав в том, что «Экономист» последовательно выступал на стороне империи, элит и денег, что это говорит нам о либерализме?

В каком-то смысле Зевин как политический критик становится жертвой собственного успеха как историка.Одна из особенностей журнала Economist заключается в том, что он скрывает своих журналистов от анонимности. Снова и снова Зевин прячется за вуалью. Он называет имена и раскрывает внутреннее устройство редакций. Это делает историю яркой. Галерея начинается с диккенсовских фигур Уилсона и Бэджхота. Он проходит через фазу богемы в межвоенный период при Уолтере Лейтоне и Джеффри Кроутере, прежде чем достичь потертой середины века.

К 1960-м годам актерский состав Зевина начинает напоминать непривлекательных второстепенных персонажей в романе Ле Карре.Если вы ищете сторонников либерализма как бромида низкорослого правящего класса, то для начала вам подойдет журнал Economist 1960-х годов. Его вербовали почти так же, как это делали разведывательные службы. В последние десятилетия Колледж Магдалины в Оксфорде предоставил непропорционально большое количество журналистов. Неудивительно, что к 1970-м, если не раньше, его редакционная линия была откровенно более консервативной, чем либеральной.

Но тут убедительный портрет газеты Зевин заставляет задуматься: чей это либерализм? Эти мужчины, а фактически все они были мужчинами в этой истории, вряд ли представляют гораздо более широкий круг мужчин и женщин, активистов, журналистов, политиков и учителей, которые заявляли о своих претензиях на либерализм.Как свидетельствует история Зевина, подавляющее большинство полемики журнала Economist было направлено против других либералов, начиная с Кобдена и Брайта, через Кейнса и заканчивая Милтоном Фридманом, чей монетаризм в журнале Economist опоздал. поддерживать.

Разделение внутри либерализма распространяется и на саму газету. Работа старших редакторов журнала Economist часто заключалась в том, чтобы придать совершенно консервативный оттенок целому ряду мнений и репортажей, исходящих из гораздо менее доктринерского отдела новостей.Казначейство и Банк Англии, служащие квазиофициальным рупором лондонского Сити, могут иметь свои преимущества. Но нужно потрудиться, чтобы собрать необходимые факты и прижать кучу умных и независимых умов.

Узнает ли Economist когда-нибудь? Зевин слишком справедлив, чтобы не замечать моменты, когда его мнение изменилось. В 1914 году газета заняла смелую и неожиданную позицию против войны. К 1916 году это стоило редактору Фрэнсису Херсту работы.В межвоенный период, после споров с Кейнсом по поводу золотого стандарта и тарифов, журнал Economist вернулся к макроэкономическому менеджменту. К 1956 году он был настолько испорчен империей и партией тори, что выступил против Суэцкого разгрома.

Текущий редактор Зэнни Минтон Беддоус, который считает себя кейнсианцем. Фотография: GUY CORBISHLEY

Это был момент в британской истории между 1930-ми и 1960-ми годами, когда взаимодействие между либерализмом и левыми было наиболее продуктивным.Это был момент, который дал нам современное экономическое правительство и государство всеобщего благосостояния. Это был момент, из которого родились новые левые с его смесью марксизма, социал-демократии и культурного либерализма. Для многих этот момент продолжается и по-прежнему является лучшей надеждой прогрессивной политики. Но, что касается Economist , это длилось недолго. Разочарование в Британской империи сменилось восторженным принятием американского господства, бородавок и прочего. Давняя приверженность газеты кейнсианству в конце концов уступила место в 1980-х годах полномасштабной поддержке рыночной революции, идолопоклонству, которое не прекращалось во время потрясений 1990-х и даже 2008 года.

Именно эта регрессия дает историю Зевина Economist ее повествовательную дугу. Это низкорослый Bildungsroman . Отказавшись от более саморефлексивного образа мыслей середины 20-го века, журнал Economist в 21-м веке снова сталкивается с противоречиями и противоречиями, которые впервые определили его позицию 150 лет назад. И снова он имеет дело с последствиями имперских войн, проблемой массовой демократии и финансовой нестабильностью.Зевин утверждает, что в своей беззастенчивой поддержке элитарной глобализации под эгидой американской мощи, журнал Economist стал злейшим врагом самого себя. Его утопический либерализм в виде президента Трампа и Брексита спровоцировал врагов. Естественно, он сожалеет об этих событиях, но отказывается дать им убедительное объяснение. В отличие от ведущих комментаторов газеты Financial Times , журнал Economist не предложил mea culpa после краха.

Будет ли адаптирован Economist ? Зевин дает некоторую надежду.Нынешний редактор Зэнни Минтон Беддоус, первая женщина, занявшая эту должность, считает себя кейнсианкой. В начале ее руководства в 2015 году газета полностью соответствовала Бараку Обаме. Что сделало это еще более шокирующим, когда в 2016 году широкая общественность отвергла Хиллари Клинтон и ЕС. Теперь вопрос в том, куда пойдет журнал Economist . Какую платформу для трансатлантического либерализма предоставляют Америка Трампа или Британия Брексита? Великобритания покидает самую богатую зону свободной торговли в мире.При Трампе Америка в первую очередь предшествует более общему пониманию глобализации. Эти вопросы становятся тем более актуальными, учитывая фундаментальную проблему, которую ставит взаимосвязанная проблема подъема Китая и климатического кризиса. А пандемия коронавируса еще больше подорвала репутацию компетентного правительства как в Великобритании, так и в США.

Во время холодной войны позиция Economist была четкой. Но эскалация напряженности в отношениях с Китаем имеет гораздо более неоднозначные последствия.Благодаря глобализму 1990-х и 2000-х годов наши экономики глубоко переплетены, и ни одно правительство в Европе не искало такой связи с Китаем более активно, чем консервативная администрация Дэвида Кэмерона, чьим сторонником поддержки был журнал Economist . Что происходит, когда серьезная конкуренция сверхдержав накладывается на глубокую экономическую интеграцию? Единственная сопоставимая ситуация — это подъем Германии кайзера Вильгельма. Но какой бы опасной ни была эта ситуация, было бы преуменьшением приравнивать возрождение Китая к скромным перестройкам в Европе, осуществленным Бисмарком.Учитывая ужесточение позиции не только в Вашингтоне, но и в Пекине, как отреагирует такая либеральная газета, как Economist ? Пока что он ограничился призывами к сдержанности со всех сторон.

«Разочарование в Империи сменилось восторженным принятием американского господства»

Точно так же у журнала Economist нет времени на отрицание изменения климата. Но это не отвечает на вопрос о том, как либерализм, момент зарождения которого приходился на оптимистическую середину 19 века, преодолеет экологические пределы роста.Пока что ответом являются рынки и технологии — правильные цены на ископаемое топливо и все более дешевые возобновляемые источники энергии. Это был ответ, который дал Мальтусу XIX век. Но если говорить о современном планетарном вызове, будет ли такой экомодернизм слишком мал, слишком поздно?

Конечно, эти дилеммы никоим образом не сводятся только к Economist ’s. Думающие люди во всем мире ищут ответы. На Economist можно положиться, если он покажет «линию» и сделает это с большой уверенностью в себе.Согласно преданиям, когда один молодой рекрут столкнулся с проблемой составить своего первого лидера, совет, который они получили от старшего редактора, был прост: «Представь, что ты Бог». В этом запутанном и неопределенном мире нет сомнений. Но непоколебимая история Зевина показывает, что уверенность имеет свою цену. Тем, кто не склонен следовать «слову Божьему», нет выхода из болезненного и неуверенного суждения. Один маленький шаг касается самого Economist .Прочтите это. Но не начинайте с лидеров. Начните с задней части, где мир часто появляется в менее опрятной и более действительно заставляющей задуматься форме.

The Economist в App Store

Попробуйте приложение бесплатно в течение 7 дней или подпишитесь с нашими ознакомительными тарифами *

Каждую неделю более 1,5 миллиона подписчиков доверяют The Economist в том, чтобы помочь им понять мир. Присоединяйтесь к ним, загрузив приложение The Economist.

Приложение включает в себя The Economist сегодня, тщательно подобранную ежедневную подборку лучших работ нашей журналистики, а также полную еженедельную версию газеты The Economist, которую можно читать или слушать в дороге.

Уже подписаны на The Economist? Просто установите приложение и войдите в систему, указав свои данные для входа в Economist.

The Economist — это отмеченный наградами надежный фильтр по глобальным вопросам, предлагающий углубленный анализ всего: от бизнеса, финансов и политики до науки, технологий и экономики. Он охватывает все регионы мира, включая США, Великобританию, Европу, Азию и Латинскую Америку. The Economist также доступен в виде еженедельного журнала.

Ключевые моменты приложения:
The Economist Today: ежедневная подборка из семи статей, сочетающих анализ новостей с основными моментами еженедельного выпуска.
Economist Espresso: короткий утренний брифинг по глобальной повестке дня дня.
Еженедельный выпуск Economist: полный доступ к еженедельнику. версия The Economist
Аудиоверсия еженедельного выпуска для прослушивания на ходу
Подкасты, в том числе The Intelligence, ежедневный всплеск освещения от всемирной сети корреспондентов Economist

Возможности приложения:
Утренний брифинг на день вперед
Своевременный анализ крупнейших мировых новостей, обновленный к концу дня
Еженедельное издание доступно с 21:00 каждый четверг вечером по лондонскому времени
Аудиоверсии еженедельного выпуска, прочитанные профессиональными вещательными компаниями
Время чтения выделено для каждого статья
Закладки для сохранения статей на будущее или создания личных списков чтения

Подписка в -app
Подпишитесь в приложении и воспользуйтесь нашим вводным предложением подписки.
В конце вводного срока подписка будет автоматически продлена на ежеквартальную подписку по стандартной цене. Также доступны годовые подписки.
Вы будете платить в местной валюте по преобладающему обменному курсу, установленному Apple. Оплата взимается с вашей учетной записи iTunes после подтверждения покупки.
Все подписки автоматически продлеваются. С вашего счета будет взиматься плата за 24 часа до даты продления по цене 19,99 фунтов стерлингов / 19,99 долларов США / 24,99 евро за ежемесячную подписку.Годовая подписка продлевается по цене 179,99 фунтов стерлингов / 189,99 долларов США / 279,99 евро (для годовой подписки)
Вы можете отменить подписку в настройках своей учетной записи iTunes в любое время, но вы должны отключить автоматическое продление по крайней мере за 24 часа до окончания текущего периода. чтобы избежать повторной оплаты
Полные условия использования можно найти по адресу www.economist.com/legal/terms-of-use
С нашей политикой конфиденциальности можно ознакомиться по адресу www.economist.com/privacy

* Некоторые страны могут предлагать альтернативные вводные ставки и тарифные планы.

Что такое экономист?

Что такое экономист?

Экономист — это эксперт, изучающий взаимосвязь между ресурсами общества и его производством или выпуском. Экономисты изучают общества, от небольших местных сообществ до целых наций и даже глобальную экономику.

Мнения экспертов и результаты исследований экономиста используются для формирования широкого спектра политик, включая процентные ставки, налоговое законодательство, программы занятости, международные торговые соглашения и корпоративные стратегии.

Ключевые выводы

  • Экономист — это эксперт, который изучает взаимосвязь между ресурсами общества и его производством или выпуском, используя ряд различных показателей, чтобы предсказать будущие тенденции.
  • По данным Бюро статистики труда, средняя заработная плата экономиста в 2018 году составляла 104 340 долларов в год или 50,16 доллара в час.
  • Карьера экономиста требует двух основных требований: ученая степень, например докторская степень. или степень магистра, и область специализации, в которой сосредоточены исследовательские усилия.
  • Теории экономистов могут дать возможность предприятиям и правительству отреагировать на будущее направление экономики.

Обязанности экономиста невероятно разнообразны: исследовать экономические вопросы; проводить опросы и собирать данные; анализировать данные с помощью математических моделей, статистических методов и программного обеспечения; представлять результаты исследований в отчетах, таблицах и диаграммах; интерпретировать и прогнозировать рыночные тенденции; консультировать предприятия, правительства и частных лиц по экономическим вопросам; рекомендовать решения экономических проблем; писать статьи для академических журналов и других СМИ.

По данным Бюро статистики труда, средняя заработная плата экономиста в 2018 году составляла 104340 долларов в год или 50,16 долларов в час.

Понимающие экономисты

Есть хороший шанс, что кто-то, кто заинтересован в карьере экономиста, будет работать на правительство. По данным Бюро статистики труда, примерно 30% всех экономистов работают в федеральном агентстве или агентстве штата. Экономисты также работают профессорами, корпорациями или членами экономических аналитических центров.

Карьера экономиста требует двух основных требований. Во-первых, экономисты обычно имеют ученые степени, например доктора философии. или степень магистра. Типичным начальным образованием экономиста является степень магистра. Во-вторых, экономисты обычно развивают область специализации, в которой они сосредотачивают свои исследовательские усилия.

Экономисты влияют на стратегические экономические планы

Роль экономиста включает анализ данных, которые включают экономические показатели, такие как валовой внутренний продукт и опросы потребителей.Экономисты могут исследовать распределение, доступность и охват товаров и услуг, чтобы определить потенциальные тенденции или сделать экономические прогнозы.

Работа экономистов может быть направлена ​​на конкретные сегменты или темы, где необходимы экспертные оценки. Это может быть сделано для целей составления бюджета и планирования, когда идеи экономистов будут служить основой для плана действий. Например, при изменении тенденций в расходах в конкретной отрасли инвесторы и компании, работающие в этой отрасли, могут обратиться к экономистам, чтобы узнать, каким может быть следующее развитие рынка.

Кроме того, вклад экономистов может выявить основные причины, формирующие рыночные циклы. Понимание экономистов также может быть использовано для формирования прогнозов роста рынка труда по мере роста определенных сегментов экономики.

Экономисты могут ссылаться на факторы и элементы, которые дают новое понимание того, что движет тенденциями. Для оценок, которые предоставляют экономисты, можно использовать большие отрезки времени и использовать большие массивы данных. Их теории также могут дать другим возможность отреагировать на будущее направление экономики.Компании могут использовать такие перспективы для корректировки своих стратегий, в том числе о том, следует ли продолжать разработку конкретных продуктов или если продукт должен быть прекращен в пользу другого подхода.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *