Нарушение порядка слов: Синтаксические нормы и ошибки (примеры нарушений)

Содержание

нарушение порядка слов в предложении

нарушение порядка слов в предложении

  В синтаксической стилистике: синтаксическая речевая ошибка.

Учебный словарь стилистических терминов. — Новосибирск: Новосибирский государственный университет. О. Н. Лагута. 1999.

  • нарушение нормы
  • нарушения коммуникативной нормы

Смотреть что такое «нарушение порядка слов в предложении» в других словарях:

  • Порядок слов — Порядок слов  определённое расположение слов в предложении или синтаксической группе. Структурные типы П. с. различаются по следующим оппозициям: прогрессивный, или последовательный (определяющее слово идёт за определяемым: «читать книгу»), … …   Лингвистический энциклопедический словарь

  • ИНВЕРСИЯ — (лат.

    ). Превращение вообще и особенно превр. сахара в глюкозы и фруктозы. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ИНВЕРСИЯ [лат. inversio переворачивание, перестановка] 1) лингв. изменение обычного порядка… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Английский язык — Самоназвание: English, the English language Страны: распространён по всему миру …   Википедия

  • Инверсия в литературе — У этого термина существуют и другие значения, см. Инверсия. Инверсия в литературе (от лат. inversio  переворачивание, перестановка)  нарушение обычного порядка слов в предложении. В аналитических языках (например, английский,… …   Википедия

  • Стилистическая парадигматика — – это совокупность разноуровневых единиц, составляющих стилистические ресурсы языка и обеспечивающих говорящему возможность выбора для осуществления акта коммуникации в соответствии с целями общения и всем комплексом экстралингвистических… …   Стилистический энциклопедический словарь русского языка

  • Инверсия — нарушение принятого в разговорной речи порядка слов и, тем самым, обычной интонации; последняя при И. характеризуется большим, чем обычно, числом пауз. При И. 1. слова меняются местами («Швейцара мимо он стрелой» Пушкин; «Или души задушены… …   Литературная энциклопедия

  • инверсия — и. ж. inversion f. <лат. inversio переворачивание, престановка. 1. Нарушение обычного порядка слов в предложении со смысловой и стилистической целью. БАС 1. Анжамбеманы, усложненные инверсии, ассонансы, вдруг обманывающие рифменные ожидания,… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • ↑Приложение 1 — Непервообразные предлоги Пунктуация при оборотах с непервообразными предлогами Общие правила Обстоятельственные обороты могут вводиться в предложение при помощи непервообразных (производных) предлогов – простых (благодаря, вопреки, вследствие,… …   Словарь-справочник по пунктуации

  • Инверсия — I Инверсия (от лат. inversio переворачивание, перестановка)         изменение обычного порядка слов в предложении. И., как правило, используется для выделения переставленного элемента предложения или для придания всему предложению особого смысла …   Большая советская энциклопедия

  • Инверсия — В Викисловаре есть статья «инверсия» Инверсия: Инверсия в логике (от лат. inversio  переворачивание, перестановка)  переворачивани …   Википедия


Сборник идеальных эссе по обществознанию

​«Тихий Дон» М.А. Шолохов

Жена Прокофия умерла вечером этого же дня. Недоношенного ребенка, сжалившись, взяла бабка, Прокофьева мать.

Его обложили пареными отрубями, поили кобыльим молоком и через месяц, убедившись в том, что смуглый турковатый мальчонок выживет, понесли в церковь, окрестили. Назвали по деду Пантелеем. Прокофий вернулся с каторги через двенадцать лет.

Подстриженная рыжая с проседью борода и обычная русская одежда делала его чужим, непохожим на казака. Он взял сына и стал на хозяйство.

Пантелей рос исчерна-смуглым, бедовым. Схож был на мать лицом и подбористой фигурой.

Женил его Прокофий на казачке – дочери соседа.

С тех пор и пошла турецкая кровь скрещиваться с казачьей. Отсюда и повелись в хуторе горбоносые, диковато-красивые казаки Мелеховы, а по-уличному – Турки.

Похоронив отца, въелся Пантелей в хозяйство: заново покрыл дом, прирезал к усадьбе с полдесятины гулевой земли, выстроил новые сараи и амбар под жестью. Кровельщик по хозяйскому заказу вырезал из обрезков пару жестяных петухов, укрепил их на крыше амбара.

Веселили они мелеховский баз беспечным своим видом, придавая и ему вид самодовольный и зажиточный.

Под уклон сползавших годков закряжистел Пантелей Прокофьевич: раздался в ширину, чуть ссутулился, но всё же выглядел стариком складным. Был сух в кости, хром (в молодости на императорском смотру на скачках сломал левую ногу), носил в левом ухе серебряную полумесяцем серьгу, до старости не слиняли на нём вороной масти борода и волосы, в гневе доходил до беспамятства и, как видно, этим раньше времени состарил свою когда-то красивую, а теперь сплошь опутанную паутиной морщин, дородную жену.

Старший, уже женатый сын его, Петро, напоминал мать: небольшой, курносый, в буйной повители пшеничного цвета волос, кареглазый; а младший, Григорий, в отца попёр: на полголовы выше Петра, хоть на шесть лет моложе, такой же, как у бати, вислый коршунячий нос, в чуть косых прорезях подсинённые миндалины горячих глаз, острые плиты скул обтянуты коричневой румянеющей кожей. Так же сутулился Григорий, как и отец, даже в улыбке было у обоих общее, звероватое.

Дуняшка – отцова слабость – длиннорукий, большеглазый подросток, да Петрова жена Дарья с малым дитём – вот и вся мелеховская семья.

В каком предложении нарушен порядок слов? А. Недоумение мое нарастало в течение всего неприятного разговора; Б. Работать

Порядок слов в предложениях русского языка     

      В русском языке существует специальные правила, согласно которым любое предложение должно строиться по определённому плану:

  • В предложении сначала употребляется определение (чаще выражено прилагательным или причастием).
  • После определения в предложении находится подлежащее (чаще выражено существительным или местоимением).
  • После подлежащего стоит сказуемое, обозначающее действие этого подлежащего (сказуемое чаще выражено глаголом).
  • Завершает предложение дополнение (чаще выражено существительным или местоимением) или обстоятельство (чаще выражено существительным с предлогом). Также обстоятельство или дополнения могут стоять и после подлежащего.

С помощью этого плана в русском языке образуются предложения с правильным порядком слов. Например: Красивая Луна светила сегодня всю ночь — в этом предложении правильный порядок слов. Если записать это предложение так: Сегодня всю ночь светила Луна красивая — это будет уже неправильный порядок слов в предложении. Следует также отметить, что в русском языке существует такое понятие, как «инверсия» — намеренное нарушение порядка слов в предложении. Но инверсия чаще всего используется в литературных произведениях, в стихах с целью привлечь внимание к какому-либо определённому слову.

Определяем правильный порядок слов в предложениях

а) Недоумение моё нарастало в течение всего неприятного разговора.
В этом предложении порядок слов правильный: подлежащее (недоумение моё), сказуемое (нарастало), обстоятельство (в течение всего неприятного разговора).
б) Работать для науки и для общих идей – это и есть личное счастье.
Здесь порядок слов тоже правильный: подлежащее (работать), обстоятельство (для науки и для общих целей), определение (личное), сказуемое (это есть счастье).
в) Все зависящие меры от нас для предотвращения катастрофы были приняты.
Здесь наблюдается нарушение порядка слов: подлежащее, определение (выраженное причастным оборотом), сказуемое. Нарушение происходит из-за того, что присутствует разрыв причастного оборота (зависящие от нас меры), что делать категорически нельзя.

Верно будет так: Все зависящие от нас меры для предотвращения катастрофы были приняты: подлежащее, определение, сказуемое.
г) Благодаря использованию компьютеров удалось обобщить большой объем статистических данных. Здесь правильный порядок слов.
Ответ: в).

Синтаксические нормы — урок. ЕГЭ, Русский язык.

Синтаксические нормы русского литературного языка

1. Понятие синтаксической нормы

Синтаксические нормы – это нормы, которые регулируют правила построения словосочетаний и предложений. Наряду с морфологическими нормами формируют грамматические нормы.

Синтаксические нормы регулируют как посторенние отдельных словосочетаний (присоединение определений, приложений, дополнений к главному слову), так и построение целых предложений (порядок слов в предложении, согласование подлежащего и сказуемого, употребление однородных членов, причастного и деепричастного оборотов, связь между частями сложного предложения).

2. Порядок слов в предложении

В русском языке порядок слов в предложении относительно свободный. Основным является принятый в нейтральном стиле прямой порядок слов: подлежащие + сказуемое:

Пример:

Студенты пишут лекцию.

Изменения в порядке слов зависят от актуального членения предложения – движения мысли от известного (темы) к новому (реме).

Пример:

Сравним: Редактор прочитал рукопись. – Рукопись прочитал редактор.

Изменения в порядке слов называется инверсией.

Инверсия – стилистический приём выделения отдельных членов предложения путём их перестановки.

Обычно инверсия используется в художественных произведениях:

Пример:

Судьбы свершился приговор (М.Ю. Лермонтов), Швейцара мимо он стрелой взлетел по мраморным ступеням (А.С. Пушкин).

Возможна и так называемая неоправданная инверсия – нарушение порядка слов в ущерб содержанию:

Пример:

Он отказался со всеми студентами участвовать в мероприятии (только: Он отказался участвовать в мероприятии со всеми студентами).

Неоправданную инверсию следует устранять путём использования прямого порядка слов.

3. Трудные случаи согласования подлежащего и сказуемого

Связь между подлежащим и сказуемым носит название координации и выражается в том, что подлежащее и сказуемое согласуются по своим общим категориям: роду, числу. Однако существуют и трудные случаи координации. Обычно в таких случаях подлежащее имеет сложную структуру – в него входит несколько слов.

 

1. Счётный оборот + существительное (двое студентов, пять часов и т.д.) Единств. число (подчеркивает общность, а также для числительных на 1). Множественное число (указывает на отдельность предметов).   

Пример:

В Олимпиаде участвуют / участвует двадцать пять студентов.

2. Слова: больше / меньше, много / мало / большинство / меньшинство, несколько (приблизительное количество) Единств. число
(подчеркивает общность, также для числительных на 1, также часто вместе с одушевленными сущ., также если есть слова только, лишь, всего).
Множественное число (указывает на отдельность предметов). 

Пример:

Большинство студентов уже сдали экзамен.
На экскурсию записалось только восемь отдыхающих.

3. Однородные подлежащие.  Единственное число (однородные подлежащие соединяются предлогом С). Множественное число (однородные подлежащие соединяются союзом И). 

Пример:

Спортсмен и тренер отправились на соревнования.
Директор с сотрудниками института подготовил этот проект.

4. Существительное + приложение. Согласуется с главным словом (то есть с существительным). 

Пример:

Журнал «Наука и жизнь» опубликовал серию материалов.
Студентка-химик проводила эксперимент.

4. Согласование определений с определяемым словом

Определение выражает характеристику предмета, чаще всего является прилагательным или причастием. Определение согласуется с главным словом по категориям рода, числа и падежа.

1) Определение + счётный оборот (= числительное + существительное).
Важна позиция, которую занимает определение!

• Определение впереди счётного оборота: в форме Именительного падежа.

Пример:

последние два года, новые пять писем, молодые три девушки

• Определение внутри счётного оборота: в Родительном падеже для существительных мужского и среднего рода, а для существительных женского рода – в Именительном падеже:

Пример:

два последних года, пять новых писем, три молодые девушки

 2) Однородные определения + существительное (обозначает похожие, но раздельные объекты):

• существительное в единственном числе, если предметы и явления тесно связаны по смыслу или имеют терминологический характер:

Пример:

В правой и левой половине дома. Промышленный и аграрный кризис.

• существительное во множественном числе, если нужно подчеркнуть различность предметов и явлений:

Пример:

Биологический и химический факультеты.

Любительский и профессиональный турниры.

3) Определение + однородные существительные: определение стоит в единственном числе или во множественном числе в зависимости от того, относится оно по смыслу к ближайшему слову или ко всему словосочетанию:

Пример:

Русская литература и искусство.
Способные ученик и ученица.

4) Определение + существительное с приложением: определение согласуется главным словом (то есть с существительным):

Пример:

новый вагон-лаборатория

5. Согласование приложений с определяемым словом.

Приложения имеет добавочное значение по отношению к существительному (профессия, статус, род занятий, возраст, национальность). По этой причине оно воспринимается как единое целое с существительным:
1) приложение, которое пишется через дефис, согласуется с определяемым словом: на новом диване-кровати.
2) приложения, которые пишутся отдельно от определяемого слова, не согласуются с определяем словом:

Пример:

в газете «Рабочий край».

Изменяется норма, связанная с согласованием географических названий.
Можно согласовывать с определяемым словом русские географические названия и названия на –ия:

Пример:

В городе Смоленске, в селе Горюхине, на реке Волге, в Республике Индии.

Однако нет такого согласования в случае с иноязычными географическими названиями и астрономическими названиями:

Пример:

В штате Техас, на горе Эльбрус, на планете Венера.

6. Особенности употребления однородных членов

1) Нельзя делать однородными членами неоднородные по смыслу слова.

Пример:

Неправильно: К тому времени у него уже была молодая жена и большая библиотека.

2) Нельзя делать однородными членами слова с родовым и видовым значением (только: род → вид!).

Пример:

Неправильно: Выпуск аппаратуры (родовое понятие), устройств и приборов (видовое понятие).

3) Нельзя делать однородными членами лексически и грамматически несочетаемые слова.

Пример:

Неправильно: Высказаны пожелания и выводы (только: Высказаны пожелания и сделаны выводы).
Контролировать и руководить работами (только: Контролировать работы и руководить ими).

4) Нельзя делать однородными членами грамматически и синтаксически разные слова (разные части речи, слово и часть сложного предложения).

Пример:

Неправильно: Книги помогают нам в учёбе и вообще узнавать много нового (только: Книги помогают нам в учёбе, дают возможность узнавать много нового).
Неправильно: Декан говорил об успеваемости и что скоро начинаются экзамены (только: Декан говорил об успеваемости и об экзаменах, которые скоро будут).

5) Если перед однородными членами есть предлог, его следует повторять перед каждым однородным членом.

Пример:

Сведения получены как из официальных, так и из неофициальных источников.

7. Употребления причастного и деепричастного оборотов

Необходимо соблюдать правила построения предложений с причастным и деепричастным оборотом:

1) Причастный оборот не должен включать в себя определяемое слово.

Пример:

Неправильно: Выполненный план заводом (только: план, выполненный заводом или выполненный заводом план).

2) Причастия согласуются с определяемым словом в форме рода, числа и падежа, а со сказуемым – в форме времени.

Пример:

Неправильно: Он пошёл по пути, проложенным его отцом (только: проложенному).
Неправильно: Выступающий с заключительным словом докладчик ответил на вопросы (только: выступивший).

3) Причастия не могут иметь формы будущего времени и не сочетаются с частицей бы.

Пример:

Неправильно: Студент, сумеющий скоро получить диплом.

Неправильно: Планы, нашедшие бы поддержку руководства.

В случае затруднения в коррекции предложения с причастным оборотом, предложение можно перестроить в СПП с придаточным определительным (с союзным словом который).

1) Действия сказуемого и деепричастного оборота выполняются одним субъектом.

Пример:

Неправильно: Проезжая мимо станции, у меня слетела шляпа (только: когда я подъезжал к станции, у меня слетела шляпа).

2) Деепричастный оборот не должен присоединяться к безличным и страдательным конструкциям.

Пример:

Неправильно: Открыв окно, мне стало холодно (только: открыв окно, я замерз).

В случае затруднения в коррекции предложения с деепричастным оборотом, предложение можно перестроить в СПП с придаточным обстоятельственного значения (с союзами когда, если, потому что).

Каким термином обозначается нарушение привычного порядка слов в предложении («Во семье родилась она купеческой…» )?

Не сияет на небе солнце красное,
Не любуются им тучки синие:
То за трапезой сидит во златом венце,
Сидит грозный царь Иван Васильевич.
Позади его стоят стольники,
Супротив его всё бояре да князья,
И пирует царь во славу божию,
В удовольствие своё и веселие.

Улыбаясь, царь повелел тогда
Вина сладкого заморского
Нацедить в свой золочёный ковш
И поднесть его опричникам.
— И все пили, царя славили.

Лишь один из них, из опричников,
Удалой боец, буйный молодец,
В золотом ковше не мочил усов;
Опустил он в землю очи тёмные,
Опустил головушку на широку грудь —
А в груди его была дума крепкая.

Вот нахмурил царь брови чёрные
И навёл на него очи зоркие,
Словно ястреб взглянул с высоты небес
На младого голубя сизокрылого, —
Да не поднял глаз молодой боец.
Вот об землю царь стукнул палкою,
и дубовый пол на полчетверти
Он железным пробил оконечником —
Да не вздрогнул и тут молодой боец.
Вот промолвил царь слово грозное —
И очнулся тогда добрый молодец.

«Гей ты, верный наш слуга, Кирибеевич,
Аль ты думу затаил нечестивую?
Али славе нашей завидуешь?
Али служба тебе честная прискучила?
Когда входит месяц — звёзды радуются,
Что светлей им гулять по поднебесью;
А которая в тучу прячется,
Та стремглав на землю падает…
Неприлично же тебе, Кирибеевич,
Царской радостью гнушатися;
А из роду ты ведь Скуратовых,
И семьёю ты вскормлен Малютиной!..›

Отвечает так Кирибеевич,
Царю грозному в пояс кланяясь:
«Государь ты наш, Иван Васильевич!
Не кори ты раба недостойного:
сердца жаркого не залить вином,
Думу чёрную — не запотчеваты!
А прогневал тебя — воля царская;
Прикажи казнить, рубить голову,
Тяготит она плечи богатырские,
И сама к сырой земле она клонится».

И сказал ему царь Иван Васильевич:
«Да об чём тебе, молодцу, кручиниться?
Не истёрся ли твой парчовый кафтан?
Не измялась ли шапка соболиная?
Не казна ли у тебя поистратилась?
Иль зазубрилась сабля закалённая?
Или конь захромал, худо кованный?
Или с ног тебя сбил на кулачном бою,
На Москве-реке, сын купеческий?»

Отвечает так Кирибеевич,
Покачав головою кудрявою:

«Не родилась та рука заколдованная
Ни в боярском роду, ни в купеческом;
Аргамак мой степной ходит весело;
Как стекло горит сабля вострая;
А на праздничный день твоей милостью
Мы не хуже другого нарядимся.

Как я сяду поеду на лихом коне
За Москву-реку покатитися,
Кушачком подтянуся шёлковым,
Заломлю на бочок шапку бархатную,
Чёрным соболем отороченную, —
У ворот стоят у тесовыих
Красны девушки да молодушки
И любуются, глядя, перешёптываясь;
Лишь одна не глядит, не любуется,
Полосатой фатой закрывается. ..

На святой Руси, нашей матушке,
Не найти, не сыскать такой красавицы:
Ходит плавно — будто лебёдушка;
Смотрит сладко — как голубушка;
Молвит слово — соловей поёт;
Горят щёки её румяные,
Как заря на небе божием;
Косы русые, золотистые,
В ленты яркие заплетённые,
По плечам бегут, извиваются.
Во семье родилась она купеческой,
Прозывается Алёной Дмитревной».

(М.Ю. Лермонтов «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» )

Дифференциальная чувствительность к ошибкам согласования и порядку слов в афазии Брока

Резюме Мы исследовали влияние типа морфосинтаксического нарушения на точность и время обработки у лиц с афазией Брока, выполняющих задачу обнаружения ошибок в режиме онлайн. Пять аграмматических субъектов Брока с афазией и 15 контрольных субъектов того же возраста выполнили суждения о грамматичности представленных на слух грамматических и неграмматических предложений. Измерялись как точность суждения, так и время принятия решения, так что данные показали не только то, выявляли ли афазии нарушения, но и когда они их замечали.Неграмматические предложения были созданы путем изменения кванторов и вспомогательных глаголов одним из двух способов: заменой одного квантификатора или вспомогательного на другой, чтобы создать ошибки согласования, или перемещением квантификатора или вспомогательного «вниз по течению» с его правильного сайта для создания ошибок порядка слов. Кроме того, было изменено положение нарушения в предложении (раннее или позднее), а также дистанционные отношения между элементами предложения, участвующими в нарушении (локальные или глобальные). Результаты показывают, что люди с афазией сохраняют некоторую чувствительность к грамматике, знания, которые они могут использовать «в сети».»На производительность также влияет тип нарушения. Непостоянные субъекты были менее чувствительны к нарушениям соглашений, чем к нарушениям, вызванным перемещением тех же элементов в незаконное положение, и это, как правило, отражалось во времени принятия решений, а также в точности. Эти результаты подтверждают два вывода. Во-первых, хотя успеваемость лиц с афазией была снижена по сравнению с контрольными субъектами, результаты общей грамматической чувствительности и относительно быстрое время принятия решения предполагают, что локус грамматических нарушений у этих пациентов больше связан с доступом к лингвистической информации. чем с потерей языковых знаний.Во-вторых, различие между нарушением согласия и нарушением движений является дополнительным доказательством того, что морфологическая маркировка относительно уязвима при афазии по сравнению с принципами, определяющими порядок слов и морфем.

Critical Concepts — нарушение категории и ошибка категории

Critical Concepts — нарушение категории и ошибка категории

Критические концепции

Нарушение категории
и ошибки категории


Рассмотрим следующие три строк английских слов:

(Пример 1) Старики свистят громко и мелодии находятся.
(Пример 2)
Мальчики громко насвистывают древние мелодии.
(Пример 3)
Мелодии громко свистят старинные мальчики.

Только

Пример 2 имеет смысл в язык. Но два других бессмысленны в довольно различные пути.

Строки вроде Пример 1 иногда называли «салат из слов » потому что это как если бы совершенно хорошее предложение вроде Пример 2 было разрезано на части, а затем бросили вместе волей-неволей.Форма или признанный смысл различных слов накладывает ограничения на грамматические роли они могут использовать английское предложение. Модель -y окончание громко , например, говорит нам, что мы должны делать с наречием, и это часть речи, которая может изменить глагол, прилагательное или другое наречие. Но здесь это не так встречаются в месте в общем порядке слов целого струна, которая подошла бы к его игре любой из этих ролей. мелодий может быть существительным во множественном числе (как в Примере 2 и 3) или глагол единственного числа в третьем лице (как в «He мелодии пианино для жизни «). Мальчики , г. с другой стороны, может быть только существительным во множественном числе, поскольку английский не есть глагол «мальчику» . Но если мы попытаемся construe настраивает как глагол, мы не можем найти существительное подходящее место, чтобы служить либо его субъектом, либо его непосредственным объект. (« Настроить » — переходный глагол, и поэтому требует прямого объекта. Вы не можете просто пойти «тюнинг»; надо настроить что-то : a флейта, паровозик, игра в футбол.) И порядок слов. строки также блокирует нас, когда мы пытаемся назначить либо мелодий, либо или мальчиков некоторая роль, на которую может играть существительное — как подлежащее, прямое или косвенное дополнение глагола или словесного, или предмета предлога.Подобные проблемы помешать нам присвоить роль прямого товара и (единственная роль этого слова может иметь в английском языке), или роль соединения с и (но это все что могут выполнять английские слова и ), или роль любого причастие (глагольное прилагательное) или герундий (глагольное существительное) на свист . Фразу могли составить свистящие мальчики смысл — но само по себе не может быть отведено какой-либо внятной роли внутри большей строки слов в целом: она сама не может быть изменен на древний , и он снабжен глаголом, для которого он может быть предметом.Наша «английская машина» не может преобразовать эту строку в вывод, который представляет собой какое-то логически понятное английское предложение, хотя и причудливое или ложь. Строка обозначает узнаваемое английское предложение как колодец. предоставленная строительная площадка — или сцена после торнадо — стоит к дому. Это хаос сырье, ожидающее сборки или разрушения.

Но в Пример 3 что-то совсем другое не так, и логики а грамматики придумали термин «нарушение категории » для обозначения вида нелогичные или грамматические комбинации слов или фраз, которые мы сталкиваются с ней.

Чем отличается Пример 3 от Пример 1 — это именно то, что он разделяет с Пример 2: части речи, характеризующие каждое из слов в строке соответствует грамматическим ролям разрешено порядком слов в строке под одним из шаблоны предложений, распознаваемые на английском языке. На уровень основного образца предложения, типов фраз и частей речи и самих цепочек слов, мы есть:

Приговор Выкройка:

субъект

переходный глагол

прямой объект

Тип фразы:

существительное словосочетание

глагольная фраза

существительное словосочетание

Части Речь:

артикул + существительное

вспомогательный + рекламный + подарок причастие

прилагательное + существительное

Строка (Пример 2) :

Строка (Пример 3) :

В мальчики

Мелодии

сот громко свист

громко свист

древний мелодии

стариков

Другими словами, в отличие от Пример 1 , Примеры 2 & 3 соток «покрытые» правилами английской грамматики мы были учил в средней школе. Проблема: Пример 3 показывает, что этих правил недостаточно. Очевидно, существуют существенные ограничения, действующие на намного более «глубокий» уровень, чем те, которые были захвачены в структура фразы и правила структуры предложения регулирующий допустимый порядок слов в английском языке. Для предложение иметь смысл, более видов вещи должны «соответствовать», чем то, на чем настаивают в трех верхних строчках таблицы мы только что сделал.Что это за вещи? Первый, давайте получим еще несколько примеров в таблице. После мы анализируем их, мы можем вернуться к примерам 2 и 3 , и вы можете проверить то, что вы узнали, попробовав проанализировать разницу между ними.

Вот несколько известных искусственных примеров, придумано в целях иллюстрации, и поэтому намеренно вопиющий. Первый — философ Бертран Рассел. Второй — теоретик-лингвист. Ноам Хомский.

(Пример BR) Четверность медлить с питьем.

АНАЛИЗ: Это это пример того, что иногда называют «Псевдо-предложение». На первый взгляд это может кажутся приговором, по крайней мере, в свете критерии, которым нас, возможно, учили в средней школе для распознавание того, является ли высказывание предложением. В конце концов, в нем есть узнаваемое английское существительное в том, что мы распознавать как предметный слот, узнаваемый английский переходный глагол в том, что мы узнаем как глагольный слот, и еще одно узнаваемое английское существительное в том, что мы распознавать как слот прямого объекта.Но это не удается имеет смысл, потому что (как выясняется) больше требуется для смысла, чем выполнение условий просто цитируется. Давайте проанализируем, что именно существенные условия остаются невыполненными в настоящее время кейс. Как мы увидим, определенная категория ограничения «нарушаются. Мы сталкиваемся с с двумя различными примерами этого.

«Выпивка» — это акция. это можно сделать только в самом строгом смысле: на неводные животные с ртом (т.е., а не рыбой или амебы или трава) или, в более широком смысле, только существа с ртами или, в некотором смысле, расширяется еще живыми существами. Отсюда глагол «пить» — в зависимости от конкретный смысл, в котором он используется — требует как его агент то, что имеет логический свойство попадать в одну или другую из этих категории. Теперь, когда это случилось, все эти категории, в свою очередь, попадают в большую категорию бетон Вещи .

Термин «четырехкратность» относится к четырехкратному качеству — разделяют квадраты, прямоугольники, пары бисексуалов «качающиеся» супружеские пары, долларовые пачки четвертей и т. д. Суффикс «-icity» обозначает это слово обозначает абстрактное качество . Поскольку набор абстрактных качеств и множество конкретных предметов не пересекаются — что-то либо одно, либо другое, но не может быть оба — четверность не входит в категорию вещей, которые могут выполнять категорию действия известный как выпивка.Чтобы постулировать «четверность» как исполнитель «питья» Следовательно, совершить нарушение категории .

Кроме того, пить можно только От до объектов, имеющих свойство быть съедобным. Пока мы можем (к сожалению) пить соляная кислота, нельзя пить расплавленную сталь — не говоря уже о двутавре, бетон плиты, тосты, компьютеры, электронные таблицы, удивление, понимание или личность черты характера — все они по разным причинам выходят за рамки категории жидкостей для проглатывания.

Промедление — это предрасположенность отложить на потом то, что должно быть сделано скорее раньше, чем позже. Следовательно, ему не хватает логического черты, которые сделали бы его подходящим для восприятия как объекта действия выпивки . В переходное сочетание глагол / объект «пить прокрастинация «, следовательно, составляет еще одну ошибка категории. Промедление — это такая вещь от которого можно отказаться (или от которого человек может отказаться отказаться).Это может быть сдано (или не дано в к). Но его нельзя пить (или, если на то пошло, не пьян: также глупо говорить: «Я не откладывал пить сегодня »)

(Пример NC) Бесцветный зеленые идеи яростно спят.

АНАЛИЗ: Общая схема этого псевдо-предложения знакома достаточно для носителей английского языка. Это то же самое, что и мы найди, например: Бред глупых стариков бесконечно или резвятся голые розовые единороги радостно — оба совершенно толковые англичане предложения. Условия, которые выполняются в последних случаях, но нарушены в драгоценном камне Хомского, наложены логические свойства, которые присоединяются к составляющей концепции, вызванные последовательными терминами. Пример такой остроумно богатая категория нарушений. У тебя не будет проблема с поиском шести.Фактически, каждая комбинация в этот образец был устроен как вздор.

До читая дальше, посмотрите, сможете ли вы понять, как это сделать. Тогда проверьте вашей интуиции против следующих наблюдений.

  • что-то бесцветное не может быть зеленым, зеленый — это цвет.
  • Идеи — это не то это может быть зеленый или любой другой цвет!
  • Но идей нет попадают в категорию вещей, которые можно сказать быть «бесцветным» тоже. Вода могла быть бесцветный (прозрачный), но не желаемый. Рыбы могли быть бесцветным (но не так, как факт.) <Примечание 1> И это не так имеет смысл отрицать , что идеи или пожелания бесцветный (как отрицание того, что рыбы или пруд вода есть. Они просто не из категории вещи, которые логически могут быть или не быть прозрачный.
  • Когда мы говорим, что «спит не может быть сделано идеями «или» идеями не могу спать «мы имеем в виду что-то важное отличается от «не могу», чем мы, когда мы говорим, что «Билл не умеет готовить.» Идея — [агент] и спящий — [акт] не подходят — точно так же, как в сантехнике — дюймовая медь колено не подходит для резьбового соединения с дюймовой резьбой оцинкованная труба. Если вы хотите наклеить их прямо вместе (т. е. без подходящего адаптера или промежуточный прогон) вы собираетесь получить утечку потому что такая связь просто «не работает».
  • Это сложнее чтобы объяснить нашу интуицию, что спать нельзя сделано яростно.Это потому, что все делается яростно делаются в состоянии бодрствования? Мы можем мечтают в ярости, а когда нам снятся, мы спим. Но мы не спим в ярости, хотя мы можем быть в ярость во сне. Как будто по логике терминов, сон может «содержать» ярость, но ярость не может «вместить» сон. <Примечание 2>

А теперь пора попробовать свои силы. Жестяная банка вы объясняете, аналогично тому, через что мы прошли с примеры из Рассела и Хомского, что не так с Пример 3? Мы можем задать этот вопрос подробнее точный.Составляющие концепции обеих струн являются тем же. То есть у них одинаковые логические свойства. Не только это, но и грамматические роли в обоих примерах. одинаковы. Как же тогда логические свойства составляющие концепции Пример 3 обкатка категории требования, предъявляемые к выполняемым в нем грамматическим ролям, тогда как те же логические свойства удовлетворяют эти же требования категории в Пример 2 ? Вот, для вашего удобства, две струны в вопросе:

(Пример 2) Мальчики громко насвистывают древние мелодии.
(Пример 3)
Мелодии громко свистят старинные мальчики.


Теперь рассмотрим еще несколько Примеры. Обдумайте это.

(Пример 4) Мальчики громко режут древние мелодии.
(Пример 5)
Группа отлично сыграла чудесные старинные мелодии.
(Пример 6)
Группа отлично справилась с разделкой несколько замечательных старинных мелодий.
(Пример 7)
Охотник отлично справился с разделкой олень, которого он застрелил.

Мы видим, что мы находимся еще глубже, чем мы подумал! Все из них, конечно, понятные английские предложения. Но Пример 4 включает нарушение категории. И Пример 6 включает в себя еще один. Как это может быть, правильно ли то, что мы сказали до сих пор? Более пристальный взгляд будет покажи нам выход из этой путаницы — и в то же время время даст нам больше информации о том, как работает язык, или (в в других случаях) не работает.

На самом деле это — это чушь для говорят о «мелодиях разделки», если мы придерживайтесь буквального значения слова «разделка» как «разрезать на куски куски мяса, пригодные для приготовление пищи «, поскольку объект этого действия должен находиться в категория «туша животного». Не только мелодии не виды туш животных; они далеки от того, чтобы быть Итак: туши животных являются, например, членами категории «объекты с массой», тогда как мелодии попадают в категория «нематериальные объекты» и т. д. общие категории взаимно дизъюнктивны: если что-то в одном не может быть в другом.И в той степени, в которой мы признать концепцию «разделочных мелодий» как внутренне непротиворечивы, логически это происходит только потому, что мы не ограничимся буквальным значением разделки мяса, но задумал другое значение на основе, но отличное от него в его логических свойствах и заменили это новое значение для «оригинального» или «основного» или «литературное значение. Мы имеем в виду, что группа «испортил» работу мелодий, аранжировал их или выполняя их плохо. Если наша буквальная концепция «разделка» включает в себя «забой» (в в этом случае его объектом является не туша животного, а еда животное), то мы можем продвинуться во втором образном измерении одновременно: группа «убивает» мелодии: возможно, мы обязуемся «фигуратировать» идеи и мелодия , согласно которой мелодия может быть «мертвым» или «живым» в зависимости от заставляет ли нас чувствовать себя «яркими» или оставляет нас отталкивается или «холодно». «

В таких случаях, то есть у нас восстановлено смысл <Примечание 3> от того, что в противном случае было бы чепухой, если лечить один из терминов в категории нарушение как фигура речи . При построении фигуры речи мы берем термин , который обычно передает понятие или понятие который применяется к набору отдельных экземпляров, и использовать его для передать какое-то новое понятие или концепцию, позволяя термину относиться к другой набор экземпляров.Если эта новая концепция логически соответствует категории требований, предъявляемых структурой предложение в целом вместе с остальными составляющими концепций, то итоговое целое действительно может «сделать смысл «, и мы берем предложение как около что-то иначе, чем было бы, если бы мы не изменили смысл термина таким образом. В случае, который мы обсуждали, фигура речь, которая позволила нам прочитать строку как «имеющую смысл», имеет Сортировка мы дублируем метафору . В метафоре образное вызываемая концепция разделяет некоторые элементы с обычным или буквальное понятие (но, конечно, в остальном должны отличаться), поэтому что вещи, обозначаемые термином в его переносном смысле , напоминают в некотором роде вещи или случаях, к которым термин относится через понятие, которое обычно передает. В Примере 4 полоса «создает беспорядок», так же как и мясник оставляет беспорядок на месте бойни.<Примечание 3>

Некоторые намекают на сложности динамиков как правило, нет проблем с переговорами, если мы вспомнить Пример 7 : Охотник отлично справился с разделкой олень, которого он застрелил. Разделка мяса (буквальный) на самом деле навык и, следовательно, может выполняться хорошо или плохо. Это можно сказать, одно дело — зарезать бычка. Но это совсем другое — разделывать работу по разделке бычка. Другими словами, Пример 4 может работать, даже когда мы прекрасно осознавая, что мясники обычно «не делают беспорядок »самой работы по разделке!

А теперь давайте посмотрим на Пример 6 : Группа проделала отличную работу по разделке некоторых чудесные старинные мелодии.

Человек может хорошо разделать рулить. Но «зарезать мелодию» всегда плохо. работа музыкальности. Как тогда может иметь смысл комбинировать образный смысл «разделки», к которому мы прибегли в Примере 4 , с идеей «делать прекрасную работу» в этом, поскольку положено Пример 6 : Группа проделала отличную работу по разделке некоторых чудесные старинные мелодии. Вы ожидали отвечать. Противоречия можно избежать, приняв приговор как кусок сарказма.То есть мы взяли термин «сделал прекрасная работа «как фигура речи. Но фигура речи в данном случае, однако, не была метафорой (которая работает на основа сходства между тем, что сказано, и тем, что имеется в виду), но Ирония судьбы . Вся ирония — а их много разновидности — работает на основании несоответствия или контраст между тем, что говорится, и тем, что имеется в виду или воспринимается иметь в виду. В сарказме несоответствие довольно резкое и интенсивный: имеется в виду напротив к тому, что заявлено.

В таких случаях, как Пример 6 Пример 4 , который включает) делаем действительно есть категория Нарушение . Действительно, это логично несовместимость, с которой мы сталкиваемся в буквальном понимании строки который побуждает нас придумать некоторый образный конструкция, чтобы она была понятной и, следовательно, подходящей считать говорящего или писателя имеющим смысл. <Примечание 4> Но между такими экземпляры, такие как эти, и формулировки, такие как следующие:

(Пример 8) Прежде, чем мы начнем искать свалку сайт, нам нужно диагностировать вопросы, с которыми мы сталкиваемся с участием.
(Пример 9)
Детерминизм — это человек, у которого нет свободного буду.
(Пример 10)
Часто люди чувствуют себя неадекватными конкурировать с теориями и мнениями, которые бросают их.

В отличие от Пример 3 , а также известные Рассел и Уайтхед, эти примеры не из тех что никто никогда не поймет, что думает. Они не примеры умудрились ярко проиллюстрировать точку зрения. На самом деле их коварство заключается в том, что они достаточно тонкий, чтобы на самом деле быть произведенным по ошибке, и, возможно, даже если писатель никогда не замечал этого невидимого концептуального провода пересеклись. (На самом деле, эти примеры взяты из колледжа студенческие рефераты.)

В отличие от Пример 6 , который побуждает читателя восстановить смысл на уровне метафоры и ирония, эти предложения упорно сопротивляются нашей попытке повернуть их во что-то значимое и ясное, прибегая к некоторым вид образной конструкции.В конце концов, они поражают нас как неумело. Эти нарушений категории не обоснованы образный пункт (впрочем, банальный). Каждый должен считаться ошибкой категории . Но не все дела здесь одинаково серьезны.

Пример 8 , вероятно, фактически был произведен в силу насыщенности словесного запаса писателя. Может быть, она нащупывала для мысли, которая для всех практических целей может быть либо « Нам нужно диагностировать проблему… «или « Нам нужно получить ответы на вопросы … », и просто закончил тем, что записал этот гибрид, что невозможно в Английский, (скажем) думая о том, что она начала предложение и рассеянно думая о втором, она закончила его. Для многие из нас более или менее неизбежно производят такого рода нелогичные переборы на лету. Такого рода «надпечатки» половины одной знакомой идиомы на половину другого вполне может быть чаще в письменной форме, чем в устной (хотя в разговоре тоже бывает).Здесь решение просто предупредите вычитку. Но нечто подобное происходит много в речи, когда мы ищем слова, когда мы находятся на менее знакомой почве — когда у нас есть предчувствие о чем-то, что мы могли бы сказать, но должны посмотрим, сможем ли мы придумать какую-нибудь формулировку, которая могла бы заполнить законопроект. Обычно бывает, что мы придумываем связка, ни один из них не совсем правильный, хотя мы были бы в затруднительном положении сказать точно, как нет. Здесь тоже может получиться мешанина между парой идей где-то по соседству что бы это могло быть, если бы мы это выяснили, мы бы действительно хочу думать.Если мы заметим в то время, что что-то звучит неловко, мы можем просто надавить, или мы можем немного споткнуться и попробуй понять это правильно. Но иногда мы просто не беспокоимся замечаем (или мы с нетерпением отбрасываем знаки, которые можем зарегистрировать), что там что-то не так.

Что-то из этого последнего сорт — что-то большее серьезные — похоже, работает в Примеры 9 <Примечание 5> и 10 . Это заставляет нас подозревать, что авторы они не заметили концептуальных сбоев, которые им мешают от попадания в фокус.Мы склонны полагать, что писатели просто не осознают, что то, что они говорят, не имеет смысла, или, по крайней мере, что они не беспокоили (возможно, потому что они просто не заботился), чтобы все стало ясно для себя.

Здесь решение может заключаться только в том, чтобы научиться ценить то, что поставлено на карту, и посвятить себя достижению подлинного понимания через процесс доработки.

  • Это означает, что исходя из предположение, что большинство (если не все) идеи достигаются не «при штрих », но при последовательном приближении — как конечный продукт более или менее расширенный ряд переформулировок.
  • И это означает решение быть интеллектуально серьезным — настаивать
    • об обнаружении того, что не так в том, что у вас есть на данный момент думал, что ты хочешь подумать, и
    • при обнаружении , что могла бы быть мысль , которой у вас еще нет на самом деле задумано, но это, , если вы , в конечном итоге может прийти к думаю, что это , было бы правильной мыслью , которой стоит посвятить себя.

(Да, последний действительно был «запутанный» приговор! Но параллелизмы здесь не случайны: они имеют созданы именно для того, чтобы вы притормозили, продумали осторожно и обдуманно, как второй ход [«выяснение …»] предполагает и завершает первый ход [«открытие . ..], и чтобы подчеркнуть контраст между , о чем вы до сих пор думали, и тем, что вы могли бы захотеть думать, но не думали, и, следовательно, еще не нашли свой путь.если ты терпеливо обдумайте это, и вы увидите, что это имеет смысл.

И если в этом эссе есть один единственный пункт, который я хочу, чтобы студенты-писатели принять близко к сердцу, это определение того, что значит быть интеллектуально серьезный — наряду с предположением о том, как достигается понимание, которое делает это возможно осуществить.

Убедитесь, что у вас есть все, что обработано и в походном положении.)

Особый класс ошибка категории состоит из нелогичных сравнений и контрасты.<Примечание 6> Рассмотрим

Пример 11a: Гибкость его колена больше его лодыжки. Сравните это с
Пример 11b: The гибкость его колена больше , что из его лодыжки.
Так же логично, но более простым и прямым было бы
Пример 11c: Его колено более гибкое, чем его лодыжка.
Пример 12a: Есть теория эволюции противоречит Творению? Сравните это с
Пример 12b: Есть ли теория эволюции конфликт с Библейская история Сотворение?

Примечание 1: . вроде «можно» и «нельзя» нас беспокоит с здесь логическая возможность или невозможность, не фактическая правда или ложь, или даже «фактическая невозможность» — по которой мы на самом деле означает «крайне маловероятно», то есть то, на что мы указываем, когда говорим: «Это невозможно для Джейн научится играть Крейцерову сонату Бетховена в следующих двух. недели.«
Тем не менее, это правда, что фактическая и логическая невозможность может в некоторых экземплярам требуется немного усилий, чтобы распутать их. Подумайте, что мы можем предположить, когда говорим, что Юпитер не может столкнуться с Землей в следующем месяце, или что вы не можете (под условия тепла и давления, преобладающие в земных атмосфера на уровне моря) образуют любой такой ион, который будет обозначен по формуле [H 7 O] -2 . Какая невозможность мы себя понимаем утверждение зависит от концепций, которые мы формируем в связи с ключевыми терминами.
Если мы подразумевают под «Землей» и «Юпитером» то, что многие люди, невиновные в физике и астрономии, возможно, сегодня делать — просто большие шары материи, которые случаются крутить вокруг Солнца особым образом — тогда мы вероятно, не будет утверждать, что это логически невозможно, чтобы один врезался в другой. В лучшем случае мы вероятно, означало бы, если бы мы произнесли такое предложение, просто нам показалось странным предполагать, что такая вещь когда-либо происходило, поскольку (например) этого не происходило в течение всего истории, и поскольку особых признаков не видно что это готовится случиться сейчас.
Но если наши понятия «Земля» и «Юпитер» сами по себе тесно связаны с тем, что современная физика и астрономия расскажет нам о вселенной, случай будет другой. Если наши основания сказать, что соединения между Землей и Юпитером (или между водородом и атомы кислорода) исключены законами движения и гравитации (или электродинамикой электронных оболочек), то мы должны сделать и с внутренним логическим согласованность некоторых формальных теорий и с фактическим вопросом о том, адекватна ли эта теория учитывать наблюдаемые факты. В пределах этих теории , процитированные события логически невозможно. (Мы молча предполагаем, что нет другие силы, кроме тех, о которых мы в настоящее время знаем и принимаем учет в наших теориях войдет в рис.) В соответствии с 3 закона Ньютона движения, вместе с законом всемирного тяготения, орбиты Земля и Юпитер вокруг Солнца не пересекутся (тем более при точка, занятая обоими телами одновременно) в течение следующего несколько миллиардов лет, учитывая известные массы, положения и скорости этих тел, и учитывая тот факт, что их массы не изменится заметно долгое время. Точно так же в соответствии с современной атомной теорией , конкретное сочетание свойств, обозначенных таким формула как [H 7 O] -2 (интерпретируется в в соответствии с общепринятыми в химиках обозначениями) — линейка из .
Предположим, однако, что оказалось, что кто-то действительно должен был произвести такой комплекс. Или предположим Юпитер внезапно двинулся в нашу сторону. Мы будем затем изменить наше мнение о фактической невозможности рассматриваемого события.Но что касается теории, мы бы просто скажите, что это было опровергнуто — то есть, что сама теория была ложной, не то чтобы по теории это все-таки было возможно. По факту именно из-за того, что под Теоретически такое событие все равно невозможно что мы объявим это, при данных фактических обстоятельствах, , чтобы быть ложным. Возвращение.

Примечание 2: Может показаться, что имеет смысл говорить о чьем-то «яростном храпе». » Тем не менее, «яростно» — применительно к храп — кажется нам понятным в уже ставшем стандартом вторичный смысл — храп как будто есть за этим стояла решительная воля. Мы могли ожидать услышать паровой машины, «неистово задыхающейся». (Здесь в другими словами, мы фактически выходим из буквального и переходим в метафорический смысл — важный сдвиг, обсуждается позже в этом эссе. Но и это чувство кажется не к месту со сном (что, в конце концов, со злостью, о чем свидетельствуют некоторые из наших снов).То есть, нет смысла — даже под (переносным) понятие «яростно» как «яростно» решительная манера «(!) — говорить о кто-то «яростно спит». Возвращение.

Примечание 3: Дискуссии в «герменевтике» (теория интерпретация), как правило, предпочитают термин «восстановление» как синоним «восстановление» в этом смысле. В них вы услышите, как люди говорят о «Рекуперативная стратегия». Все это означает какой-то ход, с помощью которого читатель или слушатель переосмысливает какой-то бессмысленный в остальном фрагмент дискурса (напр. г., а фраза), чтобы было понятно. Я дважды использую жаргон «восстановить силы» при обсуждении практики Шекспира в примечании 4 ниже. (Считайте эти примеры возможностью попрактиковаться в освоении произведения технической лексики, которую вполне могло бы сделать сообщество специалистов без, но, к лучшему или худшему, нет.) жаргон может быть специализированным, но то, что он называет, не соответствует действительности: все мы привыкли делать и понимать метафоры («Он сжег мосты») и метонимии («Все руки на палубу!») и сарказмы («Я никогда не чувствовал себя лучше» — когда у меня затуманенные глаза и похмелье). И ни у кого нет проблем с пониманием вопроса: «Кто-нибудь видел соль?» (когда он на виду на другом конце стола), а не как абсурд вопрос, а вместо этого просьба передать его вниз. Возвращение.

Примечание 4: Стоит отметить, что на самом деле есть эквивалент на уровне образного сам язык, к категории нарушения. Важно вид обеспечивается феноменом смешанной метафоры. В своем знаменитом эссе «Политика и Английский язык », британский писатель. Джордж Оруэлл позвонил внимание на несколько особенно гротескных примеров из взлома пропаганда (в данном случае коммунистическая, хотя примеры изобилуют каждого уговора):

(Пример GO — 1) Фашистский осьминог спел свою лебединую песню.
(Пример GO — 2)
Ботинок бросают в плавильный котел.

Первый переводится примерно так: «Фашистская попытка поглотить Западную Европу и Россию привела к был нанесен смертельный удар; Гитлеровская Германия скоро крах. Второй хочет поговорить о затруднительном положении реакционная немецкая аристократия (повлиявшая на моду в сапогах) нашла или оказалась в больше доминирует над государством и обществом, но оказывается поглощенным демократическое общество.Как отмечает Оруэлл, такое письмо оставляет нам кажется, что писатель спит или что-то вроде автомат — не особо заботится о том, что он мышления, и измельчает стандартные клише, продиктованные выше. Хуже того, такой чиновник не просто довольствуется следовать партийной линии, но на самом деле она так надоела, что даже не стремиться делать хорошую работу, заставляя это вызывать чувство отражение для других людей. Такого рода «нарушение категории второго порядка», таким образом, считается «ошибка категории второго порядка.»
г. возникает интересный вопрос: существует ли различие, называемое ибо на образном уровне, соответствующем различию между обоснованным нарушением категории и ошибкой категории? Может быть. Шекспир, например, произвел довольно поразительно смешанные метафоры. Вот один известный пример, из Macbeth (Акт 2, сцена 2, л. 36 и след.), Сразу после главного героя, как хозяин своего доверчивого короля убил своего спящего гостя.

(Пример WS-1)
Мне показалось, что я слышу голосовой крик, «Не спи больше!»
Макбет убивает сон «, невинный сон,
Сон, объединяющий взбесившийся рукава заботы,
Смерть повседневной жизни, больная рабочая ванна,
Бальзам оскорбленных умов, великая природа второе блюдо,
Главный питатель на празднике жизни.

Это должно быть признал, однако, что этот случай не совсем аналогичен тот, в котором нарушение категории первого порядка восстанавливается в некоторых понятный образная конструкция. Безусловно, параллель распространяется на факт, что многие читатели считают эти строки оправданными волнение от смены несовместимых метафор, которое они возможно, рассматривать не как расширенную метафору, которая пошла наперекосяк, а как серия разительно разных попыток указать разнородные и более опасные масштабы смертоносного убийства Макбета. вмешательство в сон его государя (который вернется к прервать собственное).Но параллель в этом несостоятельна: не все согласны с этим оправданием с точки зрения тематически соответствующее барочное великолепие. Некоторые находят это каталог взаимно несовместимых образов просто раздражает, и склонны вздыхать, что не только Гомер, но и сам Бард может кивать (и даже когда он говорит о сне) — в то время как все согласны с тем, что Пример 6 , приведенный выше, оправдан имеет смысл на образном уровне, или что каждый из отдельные нарушения категории первого порядка в шекспировских Каталог — это не ерунда, а метафора.
Вот еще один случай, часть того, что, безусловно, является одним из самых известных отрывки из всей английской литературы ( Гамлет, , Акт 3, Картина 1, л. 58f):

(Пример WS-2)
Быть или не быть, вот вопрос:
Будь благороднее в уме страдать
Пращи и стрелы возмутительного удача,
Или взять оружие против моря неприятности,
И, выступая против них, положите конец.

Что происходит, когда вы пытаетесь представить себе, как кто-то «поднимает оружие» против «моря»? «Пиффл!» поплакать, кто (может быть) превратит это в образ дерзкого героя, морально торжествующего над ситуацией, которая угрожает сокрушить его (как океан может человек, который стоял твердо против него с мечом в руке) — но это удивительно луки к решительному сопротивлению в конце концов. Другие считают эту строчку глупой, а не мощный. Для них это досадный изъян в мощной в остальном монолог.Эти читатели хотели бы найти, скажем, «хозяин» вместо «море». (поскольку понятно, что против роя врага оперируют оружием), или «воздвигнуть дамбу» вместо «взять оружие» (против этого «моря бед»). Нам не нужно рассматривать этот спор. Для наших целей достаточно отметить податели жалобы считают это нарушение категории второго порядка (смешанная метафора) разновидность неутешительной чепухи — эквивалент второго порядка ошибка категории. И защитники нашли способ, убедительный сами, чтобы истолковать его таким образом, чтобы искупить его на более высоком уровне, интерпретация третьего порядка (так сказать), которая восстанавливает оправдывающее чувство.Возвращение.

Примечание 5: Это не обязательно для должно быть нарушение категории, чтобы было переносное значение. Помимо случая каламбуры — как в именах, выбранных для коммерческие продукты Gatorade ™ и Power-ade ™, там ничто не мешает использовать Example 7 саркастически. Там могло быть конечно, быть подсказкой в ​​тоне говорящего (насмешка, скажем, на «хорошо») или в сопутствующем лице выражение. Но разгадка может лежать неясно в дальнем контекст (возможно, может быть зарегистрирован только ограниченной группой из тех, кто «осведомлен», кто действительно знает, может состоят из чего-то настолько ограниченного, как их предварительная осведомленность о личное отношение говорящего к рассматриваемому охотнику), чтобы линия могла быть доставлена «невозмутимый.»Возвращение.

Примечание 6: Заявления по форме [Абстрактное существительное] [конкретный пример того, что подпадает под это существительное] иногда называют «экзистенциальным предложения. «Когда они просто неумелые — например, Пример 9 ( Детерминизм — это человек без свободы воли ) — они считаются ошибками категории. Но если они покажутся остроумием, тогда (как и в случае с другими фигурами речи) они не считаются категория ошибок . Рассмотрим, как Пример 9b : Уверенность разгадывает кроссворд. чернилами .Возвращение.

Примечание 7: Ложные противоречия и нелогичные контрасты могут создать веселую комедию. я бесценный пример из The Mary Tyler Moore Show от 14 февраля 1976 г. Ситуация такова, что Мэри работала над документальным фильмом с местным священником, которого она страхи могут влюбиться в нее и, по этой причине, раздумывая над тем, чтобы оставить священство. Люди в офис заинтересовались таким положением дел и, один балл сразу после того, как Мэри вышла из офиса, чтобы увидеться с отцом X [имя которого я забыл] на месте, следующий обмен потребует место между Тедом, ведущим новостей, и Мюрреем, ведущим новостей. сценарист:

Мюррей: авг., давай, Тед.Вы ничего подобного не знаете собираюсь оторваться.
Тед: Ну, я Не знаю. Любовь — это как-то странно.
Мюррей: Ваддья иметь в виду?
Ted: Это приносит вместе такие противоположные люди.
Мюррей: Ага, ну при чем тут Мария и отец X.
Тед: Ну, он Священник; она продюсер.Он мужчина; она женщина. Он католик; она христианка.
Возвращение.

Вернуться к списку Глоссарий критических концепций

Подробнее о том, что поставлено на карту в ошибках категории и что с ними делать, см. В обсуждении «Микроскопический Доработка: выявление и исправление идоматических глюков ».

Для некоторых примеров ошибок категорий, которые показать путаницу в концепции психологического подавления, см. обсуждение репрессий.


Предложения есть Добро пожаловать. Пожалуйста, присылайте свои комментарии по адресу [email protected]

Авторские права на содержание 2004, 2007 Лайман А. Бейкер.

Разрешено для некоммерческого использования в образовательных целях; все другие права зарезервированный.

Последнее обновление этой страницы в среду, 14 марта 2007 г.

скремблирование в продвинутом англо-немецком и японско-немецком межъязыковых языках на JSTOR

Абстрактный

Это исследование документирует знание опосредованных UG аспектов факультативности в порядке слов на втором языке (L2) немецком языке продвинутых носителей английского и японского языков (n = 39).Задача суждения о бимодальной грамматичности, которая контролировалась по контексту и интонации, была проведена для проверки суждений по набору конструкций скремблирования, тематизации и остаточных движений. Учитывая различия в родном языке (L1) и бедность стимулов, изучающие английский и японский языки сталкиваются с разными проблемами обучаемости. Предполагая минималистскую грамматическую архитектуру (Chomsky, 1995), конвергенция целевого языка повлечет за собой неизменную доступность универсальной грамматики (UG), т.е.е., вычислительные принципы и функциональные возможности, выходящие за рамки их реализации на уровне L1. Было обнаружено, что независимо от L1 группы L2 устанавливают систематические родственные родственные различия. Кроме того, для решений о скремблировании аттестуются эффекты передачи L1. Утверждается, что эти результаты подразумевают, что межъязыковые грамматики полностью ограничены UG, в то время как изначально они основаны на свойствах L1.

Информация о журнале

Second Language Research — это международный рецензируемый ежеквартальный журнал, публикующий оригинальные теоретические исследования, касающиеся овладения вторым (и дополнительным) языком и владением вторым языком.Сюда входят как экспериментальные исследования, так и материалы, направленные на изучение концептуальных вопросов. Помимо предоставления форума для исследователей в области изучения неродных языков, он стремится содействовать междисциплинарным исследованиям, которые связывают исследования приобретения с соответствующими неприкосновенными областями, такими как нейролингвистика, психолингвистика, теоретическая лингвистика, двуязычие и психолингвистика развития первого языка. .

Информация об издателе

Сара Миллер МакКьюн основала SAGE Publishing в 1965 году для поддержки распространения полезных знаний и просвещения мирового сообщества.SAGE — ведущий международный поставщик инновационного высококачественного контента, ежегодно публикующий более 900 журналов и более 800 новых книг по широкому кругу предметных областей. Растущий выбор библиотечных продуктов включает архивы, данные, тематические исследования и видео. Контрольный пакет акций SAGE по-прежнему принадлежит нашему основателю, и после ее жизни она перейдет в собственность благотворительного фонда, который обеспечит дальнейшую независимость компании. Основные офисы расположены в Лос-Анджелесе, Лондоне, Нью-Дели, Сингапуре, Вашингтоне и Мельбурне.www.sagepublishing.com

% PDF-1.7 % 602 0 объект > эндобдж xref 602 208 0000000016 00000 н. 0000005379 00000 н. 0000005615 00000 н. 0000005642 00000 п. 0000005696 00000 п. 0000005732 00000 н. 0000006534 00000 н. 0000006659 00000 н. 0000006855 00000 н. 0000006979 00000 п. 0000007098 00000 н. 0000007215 00000 н. 0000007334 00000 н. 0000007452 00000 н. 0000007570 00000 н. 0000007693 00000 н. 0000007818 00000 н. 0000007941 00000 п. 0000008066 00000 н. 0000008193 00000 н. 0000008316 00000 н. 0000008439 00000 н. 0000008564 00000 н. 0000008681 00000 п. 0000008807 00000 н. 0000008933 00000 н. 0000009052 00000 н. 0000009181 00000 п. 0000009300 00000 н. 0000009458 00000 п. 0000009596 00000 н. 0000009741 00000 н. 0000009879 00000 п. 0000010038 00000 п. 0000010207 00000 п. 0000010356 00000 п. 0000010436 00000 п. 0000010516 00000 п. 0000010597 00000 п. 0000010677 00000 п. 0000010757 00000 п. 0000010838 00000 п. 0000010917 00000 п. 0000010997 00000 п. 0000011077 00000 п. 0000011156 00000 п. 0000011236 00000 п. 0000011315 00000 п. 0000011396 00000 п. 0000011476 00000 п. 0000011555 00000 п. 0000011635 00000 п. 0000011715 00000 п. 0000011793 00000 п. 0000011872 00000 п. 0000011950 00000 п. 0000012029 00000 п. 0000012107 00000 п. 0000012185 00000 п. 0000012264 00000 п. 0000012342 00000 п. 0000012420 00000 п. 0000012499 00000 п. 0000012577 00000 п. 0000012655 00000 п. 0000012734 00000 п. 0000012812 00000 п. 0000012890 00000 н. 0000012969 00000 п. 0000013047 00000 п. 0000013125 00000 п. 0000013204 00000 п. 0000013282 00000 п. 0000013360 00000 п. 0000013439 00000 п. 0000013517 00000 п. 0000013595 00000 п. 0000013674 00000 п. 0000013752 00000 п. 0000013830 00000 п. 0000013909 00000 н. 0000013987 00000 п. 0000014065 00000 п. 0000014144 00000 п. 0000014222 00000 п. 0000014300 00000 п. 0000014379 00000 п. 0000014458 00000 п. 0000014538 00000 п. 0000014618 00000 п. 0000014696 00000 п. 0000014775 00000 п. 0000014854 00000 п. 0000014932 00000 п. 0000015009 00000 п. 0000015089 00000 п. 0000015170 00000 п. 0000015251 00000 п. 0000015332 00000 п. 0000015413 00000 п. 0000015494 00000 п. 0000015575 00000 п. 0000015656 00000 п. 0000015737 00000 п. 0000015818 00000 п. 0000015899 00000 п. 0000015980 00000 п. 0000016061 00000 п. 0000016140 00000 п. 0000016220 00000 н. 0000016301 00000 п. 0000016380 00000 п. 0000016459 00000 п. 0000016540 00000 п. 0000016619 00000 п. 0000016698 00000 п. 0000016779 00000 п. 0000016858 00000 п. 0000016937 00000 п. 0000017018 00000 п. 0000017097 00000 п. 0000017176 00000 п. 0000017257 00000 п. 0000017336 00000 п. 0000017415 00000 п. 0000017496 00000 п. 0000017575 00000 п. 0000017654 00000 п. 0000017734 00000 п. 0000017814 00000 п. 0000017895 00000 п. 0000017975 00000 п. 0000018055 00000 п. 0000018136 00000 п. 0000018217 00000 п. 0000018499 00000 п. 0000019258 00000 п. 0000019829 00000 п. 0000019932 00000 п. 0000021000 00000 н. 0000021848 00000 п. 0000022016 00000 н. 0000022550 00000 п. 0000022770 00000 п. 0000023218 00000 п. 0000023390 00000 н. 0000024450 00000 п. 0000024596 00000 п. 0000024998 00000 н. 0000025330 00000 п. 0000026478 00000 п. 0000026636 00000 п. 0000026827 00000 н. 0000028010 00000 п. 0000029109 00000 п. 0000029478 00000 п. 0000030733 00000 п. 0000031834 00000 п. 0000038245 00000 п. 0000044713 00000 п. 0000045015 00000 п. 0000048638 00000 п. 0000053282 00000 п. 0000100538 00000 н. 0000147629 00000 н. 0000148087 00000 н. 0000148284 00000 н. 0000148568 00000 н. 0000148630 00000 н. 0000149849 00000 н. 0000150062 00000 н. 0000150359 00000 н. 0000150550 00000 н. 0000150606 00000 н. 0000152253 00000 н. 0000152515 00000 н. 0000153053 00000 н. 0000153175 00000 н. 0000176507 00000 н. 0000176546 00000 н. 0000177071 00000 н. 0000177179 00000 н. 0000219293 00000 п. 0000219332 00000 н. 0000219390 00000 н. 0000219652 00000 н. 0000219808 00000 н. 0000219922 00000 н. 0000220095 00000 н. 0000220234 00000 н. 0000220364 00000 н. 0000220495 00000 н. 0000220654 00000 н. 0000220771 00000 п. 0000220931 00000 н. 0000221090 00000 н. 0000221215 00000 н. 0000221407 00000 н. 0000221561 00000 н. 0000221693 00000 н. 0000221840 00000 н. 0000221964 00000 н. 0000222244 00000 н. 0000222536 00000 н. 0000222691 00000 н. 0000222825 00000 н. 0000005205 ​​00000 н. 0000004547 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 809 0 объект > поток xb«b`e«Py ̀

Лингвистика Домашнее задание 9 — 170D — WUSTL

упражнения 4-8 на странице 231

# а) Порядок слов б) Нарушение требования одновременности c) Нарушение требования одновременности г) Порядок слов д) Нарушение требования одновременности е) Порядок слов g) Нарушение требований одновременности з) Нарушение требования одновременности i) Нарушение требования одновременности + порядок слов j) Нарушение требования о совместном возникновении

# а) «Вчера был великий день» — аргумент b / c «был великий день» не является предложением, поэтому «Вчера» необходимо «У Салли вчера был отличный день» — добавление b / c предложение стоит отдельно без слово вчера б) «Полли казалась взволнованной своей новой работой.»- аргумент, потому что предложение« Полли казалось, «неграмотно» «Соседка Боба по комнате, взволнованная своей новой работой, встала в 6 утра в понедельник». — добавка потому что фраза «в восторге от новой работы» не нужна в предложении в) «Книга на полке очень пыльная» — добавление, потому что «на полке» не нужно Информация «Салли положила книгу на полку». — аргумент, потому что «Салли положила книгу» неграмотный г) «Изучать французский язык — это то, чем Салли всегда хотела заниматься» — аргумент, потому что «изучать Французский »обязателен и близок к глаголу «Салли поехала в Париж, чтобы изучать французский» — дополнение, потому что «Салли уехала в Париж» — это отдельное предложение и «изучать французский» — дополнительная информация

# «Боб купил своему другу подарок на день рождения.” «Его друг» является аргументом, потому что это существительная фраза, являющаяся прямым объектом слова «за». Кроме того, семантически, поскольку аргументы обозначают «участники события», «его друг» — это событие. участник вручения подарка на день рождения. Таким образом, это аргумент.

#

«Салли отправила Бобу письмо». I. «Письмо» — это аргумент, потому что «Салли отправила Боба» неполное. II. «Боб» — это дополнение, потому что фраза «Салли отправила письмо» работает сама по себе, и тот факт, что Салли отправил письмо Бобу, это дополнительная информация.

# «Салли отправила Бобу несколько фотографий по электронной почте».

  • «некоторые картинки» — это аргумент, потому что вы не можете просто сказать «Салли отправила Бобу по электронной почте», вы бы должен сказать: «Салли написала Бобу по электронной почте». Кроме того, он близок к глаголу.
  • «Бобу» — это дополнение, потому что это декоративная информация, а предложение «Салли отправила по электронной почте некоторые картинки »стоит особняком.

Грамматическая гендерная обработка в стандартном арабском как первом и втором языках

Аннотация: В данной диссертации исследуется грамматическая гендерная репрезентация и обработка в современном стандартном арабском языке (MSA) в качестве первого (L1) и второго (L2) язык.В основном он исследует, может ли L2 обрабатывать гендерное соглашение аналогично носителю языка, и в какой степени на обработку L2 влияют свойства L1 говорящего на L2. Кроме того, он проверяет, влияет ли на обработку гендерного соглашения L2 одушевленность существительных (одушевленные и неодушевленные) и порядок слов (глагол-подлежащее и подлежащее-глагол). Для ответа на эти вопросы была проведена серия экспериментов с использованием как сетевых, так и офлайн-методов. Во всех экспериментах проверялось гендерное согласие между глаголом и существительным.В первой серии экспериментов изучались носители языка MSA (n = 49) с использованием задания на чтение в самостоятельном темпе (SPR), эксперимента с потенциальным событием (ERP) и задания на оценку грамматичности (GJ). Результаты этих экспериментов показали, что носители языка чувствительны к грамматическим нарушениям. Носители языка показали более длительное время реакции (RT) в задаче SPR и эффект P600 в ERP в ответах на предложения с несоответствующим гендерным соглашением по сравнению с предложениями с подобным гендерным соглашением.Они также выступили с потолком в задании GJ. Во второй серии экспериментов изучали L2-динамики MSA (n = 74) с помощью задачи SPR и задачи GJ. В обоих экспериментах участвовали взрослые, говорящие на L2, которые были разделены на две подгруппы, -Gender и + Gender, в зависимости от того, имеет ли их L1 грамматическую гендерную систему. Результаты обоих экспериментов показали, что обе группы были чувствительны к нарушениям гендерного соглашения. Спикеры L2 показали более длинные RT в задании SPR в ответах на предложения с несоответствующим гендерным соглашением по сравнению с предложениями с совпадающим гендерным соглашением.Никаких различий между группами L2 в этой задаче не обнаружено. Спикеры L2 также хорошо справились с заданием GJ, поскольку они смогли правильно идентифицировать грамматические и неграмматические предложения. Интересно, что в этой задаче группа -Гендер превзошла + гендерную группу, что может быть связано с владением L2, поскольку первая группа получила лучший результат по заданию на квалификацию, или может быть, что группа + Гендер показала отрицательный перенос из своих L1. . Основываясь на результатах этих двух экспериментов, эта диссертация утверждает, что поздние носители L2 не ограничены своей грамматикой L1, и, таким образом, они могут приобрести систему гендерного согласия своего L2, даже если эта функция не реализована в их L1.Результаты предоставляют сходные доказательства для модели FTFA, а не для модели FFFH, поскольку кажется, что группа -Gender смогла сбросить свой параметр пола L1 в соответствии со значениями пола L2. Хотя колонки L2 были продвинутыми, они показали более медленные RT, чем носители языка в задаче SPR, и более низкую точность в GJT. Однако возможно, что они все еще находятся в процессе заключения гендерного соглашения об участии в программе MSA и не достигли финальной стадии приобретения. Это подтверждается тем фактом, что некоторые говорящие на L2 из групп -Gender и + Gender выступили так же хорошо, как носители языка в задачах SPR и GJ.Что касается эффекта анимации, говорящие на L2 имели более медленное RT и более низкую точность в предложениях с неодушевленными существительными, чем в предложениях с одушевленными существительными, что соответствует предыдущим исследованиям L2 (Anton-Medez, 1999; Alarcón, 2009; Gelin, & Bugaiska). , 2014). С другой стороны, носители языка не показали эффекта анимации как в задаче SPR, так и в GJT. Кроме того, не наблюдалось никакого эффекта N400 в результате нарушения семантического гендерного согласия в эксперименте ERP. Наконец, результаты показали потенциальное влияние порядка слов.И носители языка, и говорящие на L2 показали более длинные RT в порядке слов VS, чем порядок слов SV в задаче SPR. Кроме того, носители языка показали более раннее и большее влияние P600 на порядок слов VS, чем порядок слов SV в ERP. Этот результат предполагает, что обработка нарушения гендерного соглашения более сложна в порядке слов VS, чем в порядке слов SV, из-за внутренней асимметрии в системе согласования подлежащего и глагола в двух словах в MSA.

Онтогенез синтаксиса действия | Collabra: Психология

Язык и действия разделяют схожие организационные принципы.Оба считаются иерархическими и рекурсивными по своей природе. Здесь мы обращаемся к взаимосвязи между языком и действием с точки зрения развития и нейрофизиологии. Мы обсуждаем три основных аспекта: степень аналогии между языком и действием; необходимость расширять исследования еще в значительной степени игнорируемого аспекта синтаксиса действий; положительный вклад развивающего подхода к этой теме. Мы подробно останавливаемся на утверждении, что добавление онтогенетического подхода поможет получить исчерпывающую картину как взаимодействия между языком и действием, так и его развития, а также ответить на вопрос, похожи ли лежащие в основе механизмы обнаружения синтаксических нарушений последовательностей действий или отличаются от них. от обработки языковых синтаксических нарушений.

Язык и действие имеют фундаментальное значение для социального познания человека (Repetto, Colombo, & Riva, 2012). Однако связь между языком и действием до сих пор остается предметом споров (Caramazza, Anzellotti, Strnad, & Lingnau, 2014). С одной стороны, традиционные представления о познании предполагают концептуальные представления как амодальные, поэтому независимые от представлений в перцептивных и двигательных системах мозга (Repetto et al., 2012). С другой стороны, в недавних отчетах утверждается, что представления различных форматов, таких как язык и действие, не являются независимыми друг от друга, а (сильно) взаимосвязаны (Egorova, Shtyrov, & Pulvermüller, 2016). Соответственно, действия и телесные переживания считаются необходимыми для когнитивной обработки, и их взаимодействие имеет решающее значение, особенно в отношении развития способностей более высокого порядка (Engel, Maye, Kurthen, & König, 2013).

Предположение о том, что человеческое познание основано на действии, аналогично было адаптировано к теоретическим соображениям, касающимся обработки человеческого языка (Glenberg & Gallese, 2012).Человеческий язык представляет собой одну из самых выдающихся характеристик человечества, и его основная функция — обеспечивать эффективное общение между двумя собеседниками в социальных взаимодействиях. Однако люди используют различные средства для общения и не полагаются исключительно на вербальное общение, но также используют жесты, движения тела и выражение лица для взаимодействия с другими людьми (Pezzulo et al., 2018). Сравнительный подход к взаимосвязи языка и действия сам по себе является давней дискуссией в когнитивной нейробиологии (Boeckx & Fujita, 2014).Понимание того, основан ли язык на уникальном когнитивном механизме или у него есть гомологи в других когнитивных областях, имеет центральное значение. Таким образом, необходимо исследовать, используют ли специфичные для языка вычислительные компоненты нейрокогнитивные механизмы, основанные на сенсомоторной системе человека (Pulvermüller & Fadiga, 2010; Rizzolatti & Craighero, 2004).

Принимая во внимание недавние экспериментальные результаты (Maffongelli et al., 2015; Maffongelli, Antognini, & Daum, 2018), отвечая на этот вопрос, мы предлагаем один из способов внести свой вклад в продолжающуюся дискуссию — добавить описание взаимосвязи языка и действия, исходя из двух основных лингвистических концепций, семантики , и . синтаксис , и связать их с восприятием и производством действий. Предполагается, что обе концепции являются общими для языка и действия (например, Pulvermüller & Fadiga, 2010). Семантика относится к значению языка (напр.g., слова в предложении) и действие (телодвижения в последовательности действий). Синтаксис относится к организационным правилам, регулирующим порядок слов или движений тела для достижения осмысленной лингвистической последовательности или последовательности действий (см. , вставка 1 ). Таким образом, восприятие того, как (синтаксис) действия выполняются и , почему (семантика) они выполняются определенным образом, имеет решающее значение для наблюдателя, чтобы предвидеть цель актора и подготовить соответствующий ответ.

Мы хотим подчеркнуть, что в обеих областях разделение синтаксиса и семантики — это искусственное различие между сильно взаимозависимыми компонентами с целью упрощения их определения и исследования.Что касается синтаксиса, психолингвистические теории обычно считают само собой разумеющимся центральную роль иерархической структуры предложений (Hauser, Chomsky, & Fitch, 2002) на всех уровнях описания языка, то есть на уровне понимания, производства и на уровне усвоения. Однако следует отметить, что роль понимания языка все еще остается предметом споров. Действительно, было высказано предположение, что иерархические структуры не являются центральными для использования языка (Frank, Bod, & Christiansen, 2012) и что языковая структура считается обрабатываемой последовательно.С этой точки зрения, характеристика внедрения, центральный ключевой компонент иерархического описания языка, не считается важной для языковой обработки (Goldberg, 2006; Tabor, Galantucci, & Richardson, 2004).

До сих пор взаимосвязь языка и действия в основном рассматривалась в отношении семантики действия как у взрослых (Balconi & Vitaloni, 2014), так и у младенцев (Kaduk et al., 2016; Ní Choisdealbha & Reid, 2014).Нарушение семантической правильности в предложении приводит к такой же реакции мозга, как и нарушение ожидания наблюдаемой последовательности действий — в частности, такие события вызывают N400, связанный с событием потенциал (ERP) с центрально-теменной топографией. Соответственно, независимые от предметной области семантические принципы, по-видимому, управляют предсказательной природой предстоящих событий в данном информационном потоке. Нарушение предсказания отдельных элементов задействует связанные с семантикой операции мозга независимо от типа воспринимаемой информации (Amoruso et al., 2013; Reid et al., 2009). Более того, данные, полученные с помощью различных экспериментальных методов, предполагают, что описанные действия и язык N400 имеют анатомическое сходство (т.е. они демонстрируют перекрывающуюся активацию областей мозга) и обеспечивают существование широко распределенной семантической сети (см. Обзор Amoruso et al. , 2013). Хотя семантические аспекты обработки действий и то, как они связаны с аспектами языковой обработки, принимаются как должное, аспекты, касающиеся синтаксической обработки действия, менее обсуждаются и исследуются.В следующем разделе мы обсуждаем теоретические предположения, поддерживающие взаимосвязь языка и действия, которые могут применяться также и для синтаксической обработки. Затем мы представляем первые доказательства, полученные в результате исследований на взрослых и младенцах, указывающие на представление о том, что язык и действия могут иметь сходные нейронные основы в том, что касается синтаксической обработки.

Недавние данные свидетельствуют о том, что во время обработки действий мозг выполняет синтаксические операции, аналогичные тем, которые используются при обработке языка.Предложение, грамматически структурированная единица языка, основано на наборе элементов (то есть слов), которые следуют четко определенной схеме, управляемой точной иерархической организацией (Chomsky, 1957). Хотя это вызывает споры (Martins & Fitch, 2015; Vicari & Adenzato, 2014), обычно предполагается, что язык имеет рекурсивную природу и что рекурсия зависит от языка: лингвистические элементы и структуры могут многократно использоваться последовательно для формирования части более крупная структура того же типа (Hauser et al., 2002). Точно так же последовательности действий состоят из основных элементов (движений), организованных в цепочки действий и подчиненных иерархической организации (Behmer & Crump, 2017; Lashley, 1951). Комбинация базовых единиц приводит к осмысленной целенаправленной последовательности действий только в том случае, если эти единицы соединены в правильной последовательности. В этом ключе мы предполагаем, что структура действий является иерархической, когда отдельные базовые единицы подчиняются другим единицам. Например, действие питьевой воды из стакана требует последовательности точных двигательных действий, включая захват, подъем, наклон стакана в правильном месте (во рту) с требуемым углом, регулировку угла в зависимости от количества оставшейся воды и так далее (Pulvermüller & Fadiga, 2010).Здесь моторная система может задействовать ранее приобретенные моторные элементы в действии, чтобы инициировать новую модель движения, которая имеет аналогичную структуру. Эта способность адаптации известна — по аналогии с языком — как принцип рекурсии (Pastra & Aloimonos, 2012). Например, как описано Pulvermüller (2014), элементарное правило open x для выполнения некоторых других действий, close x может рекурсивно применяться для увеличения уровней самовложения действий. Таким образом, моторная система может включать элементы или конструкции одиночного действия (например,g., откройте x) в другие подобные структуры, чтобы произвести потенциально бесконечное количество более сложных действий. В доменах языка и действий есть правила, которые объединяют и координируют порядок, в котором отдельные элементы выполняются в соответствии с иерархической организацией. Эта организация не только ограничивает создание хорошо сформированных последовательностей, но и служит внутренним процессам моделирования (Jeannerod, 2001) и, следовательно, влияет на прогнозирование нашего собственного поведения и поведения других.Соответственно, действия, подобно языку, следуют синтаксической организации с определенным временным и иерархическим порядком конституционных элементов и разделяют принцип рекурсивности (Pulvermüller, 2014).

Подходящим нейронным субстратом для иерархического и рекурсивного анализа языка является область Брока, расположенная в каудальной части нижней лобной извилины (IFG). Эта область также участвует в обработке экстралингвистических задач, таких как производство действий и восприятие (Pulvermüller & Fadiga, 2010; van Schie, Toni, & Bekkering, 2006).Важно отметить, что при просмотре клинической литературы поражения внутри и вокруг IFG связаны с афазией Брока (Sirigu et al., 1998). Действительно, у аграмматических пациентов нарушено извлечение и обобщение абстрактной структуры, лежащей в основе последовательностей действий и языковых последовательностей (Dominey, Hoen, Blanc, & Lelekov-Boissard, 2003; van Schie et al., 2006). Пациенты с афазией Брока нарушают реконструкцию последовательностей, отображающих биологические действия, в отличие от физических событий (Clerget, Winderickx, Fadiga, & Olivier, 2009; Fazio et al., 2009; Паццалья, Смания, Корато и Аглиоти, 2008 г.). Эти исследования предоставляют дополнительные доказательства интригующей возможности того, что область Брока может представлять как иерархию языковых последовательностей, так и последовательностей действий (Christiansen, Conway, & Onnis, 2012; Dominey et al., 2003; Pulvermüller & Fadiga, 2010).

Определение того, является ли способность иметь дело со сложными иерархическими структурами специфическими для языка или аналогичным образом применимо к другим когнитивным системам, привело к развитию экспериментальных парадигм, в которых основное внимание уделяется нелингвистическим стимулам.Исследования с использованием изображений мозга для обработки лингвистических иерархических структур с учетом правил, встроенных в центр (A n B n ), в отличие от смежных правил зависимости (AB) n на естественном языке 1 (Friederici, Bahlmann, Heim , Schubotz, & Anwander, 2006; Tettamanti et al., 2002), в парадигмах искусственной грамматики (Bahlmann, Schubotz, & Friederici, 2008), а также в визуально-пространственной области (Bahlmann, Schubotz, Mueller, Koester, & Friederici , 2009) предполагают, что манипулирование закономерностями внутри последовательно возникающих языковых и экстралингвистических стимулов затрагивает область Брока.

Первые попытки исследовать обработку синтаксиса действия приняли парадигму нарушения ожидания , широко используемый метод для исследования обработки синтаксиса языка во время представления неграмматических предложений, как было оценено в исследованиях электроэнцефалографии (ЭЭГ). В этой парадигме порядок соседних элементов, составляющих последовательность действий, был нарушен. Таким образом, нарушение воспринимается как таковое, когда для данной цели действия одна часть действия временно предшествует или позже и необходима для последующей части действия (см. Рисунок 1 и Вставка 1 ).Этот вид нарушения напоминает типологическое обобщение, касающееся большинства человеческих языков, где основной порядок слов — либо субъект-объект-глагол, либо субъект-глагол-объект. В частности, такое расположение объясняется прототипичностью сценариев переходных действий, в которых одушевленный агент воздействует на неодушевленного пациента (то есть на сущность, над которой выполняется действие), чтобы вызвать изменение состояния. Действительно, действия, как и глаголы, демонстрируют аналогичную структуру аргументов, которая связывает агентов и объекты (Comrie, 1989; Greenberg, 1963).В соответствии с этим предполагается, что нарушение транзитивного отношения между отдельными частями действия прервет существенные отношения агента и пациента. Эти нарушения вызывали у наблюдателя реакции мозга, обычно связанные с обработкой синтаксических нарушений языка (ELAN, / P600, Friederici, 2004; Kim & Osterhout, 2005), происходящие в лобных областях мозга (Maffongelli et al., 2015). Кроме того, исследование роли зависимостей на большом расстоянии (как оценивается в конструкциях относительных придаточных предложений) в обработке предложений и действий поддерживает идею тесной взаимосвязи между моторной и лингвистической структурной обработкой (Casado et al., 2017). Задача нелинейного самоуправления (включающая прерывание нажатия кнопки ногой в зависимости от предыдущего нажатия кнопки пальцем) в отличие от линейной задачи (включающая линейную последовательность нажатий кнопок пальцем) привела к увеличению компонента P600, отражающему поздняя синтаксическая обработка. Взятые вместе, эти исследования показывают, что структурные манипуляции в обоих доменах активируют аналогичные корковые области взрослого мозга (Maffongelli et al., 2015) и что выполнение моторной последовательности, управляемой относительными предложениями, встроенными в центр, может иметь схожие нейронные ресурсы (Casado и другие., 2017).

Вставка 1: Дихотомия принципов: семантика действия и синтаксис действия.

Детальное и всестороннее исследование взаимосвязи между языком и действием требует однозначной терминологии, в частности, в отношении терминологии семантики и синтаксиса. В области языка семантика , относится к значению, тогда как синтаксис , относится к структуре. В области действия, в частности, в литературе по переработке действий у младенцев, используемая терминология, на наш взгляд, слишком разнородна.Понятия, принадлежащие семантике действия, часто описываются терминологией, которая больше подходит для описания иерархических правил и синтаксиса действий. Чтобы проиллюстрировать это, неясно, что подразумевается под семантическими правилами (Reid et al., 2009; Reid & Striano, 2008) или семантической структурой (Kaduk et al., 2016), когда речь идет о стимулах действия. Кроме того, использование термина последовательная информация (например, Reid et al., 2009) неоднозначно в отношении действий.Его можно противопоставить последовательной информации, относящейся к структуре действия, то есть синтаксису действия. Для будущего исследования взаимосвязи между языком и действием важно использовать однозначную терминологию, в которой термины конкретно объясняются и последовательно используются в обеих областях, чтобы избежать противоречий и заблуждений.

До сих пор семантика действия часто описывалась по аналогии с парадигмой языка N400, в которой слова, не вписывающиеся в контекст предыдущего предложения, вызывают негативность по отношению к центрально-теменным участкам мозга.Классический пример Пицца была слишком горячей, чтобы… есть / плакать (Kutas & Hillyard, 1984) показывает, что этот ответ специфичен для обработки семантической информации в предложениях, в которых предсказание последнего глагола нарушено. Повышенный ответ N400 на нарушение ожиданий используется в качестве маркера семантической обработки в широком смысле (Kutas & Federmeier, 2011). В действии этот маркер наблюдался в манипуляциях, происходящих в различных измерениях, таких как цель действия, несоответствие или правдоподобие событий, происходящих в последовательности действий (подробное описание см. В Amoruso et al., 2013; Kutas & Federmeier, 2011).

На общем уровне описания и, исходя из общего определения маркера N400, общего для языка и действия, мы предлагаем дихотомию, описывающую, что два принципа действия, семантика и синтаксис могут представлять в домене действия. Семантика действия, как предлагают другие авторы, описывает наращивание смысла, возникающее из ожидания, созданного контекстной информацией и предыдущим опытом (Amoruso et al., 2013). Таким образом, интерпретация действий других зависит от контекста.В случае, если обработанная информация о событии вписывается в предыдущий контекст, обработка предстоящей информации упрощается. Напротив, когда эта информация не согласуется с предыдущим прогнозом, возникает несоответствие, в результате чего компонент N400 аналогичен языку.

Мы определяем как синтаксис действий последовательность телодвижений (движений, двигательных актов, действий), необходимых для выполнения заданного порядка для достижения общей цели. Правильность последовательности движений является основным элементом достижения действия и, как следствие, неизбежным для понимания последовательности действий.Если шаги действия представлены в другом порядке, нарушаются правила, лежащие в основе иерархии действий. На нейронном уровне это приводит к определенным сигнатурам мозга, обычно возникающим при нарушении правил, лежащих в основе языковой иерархии (ELAN / P600 у взрослых; поздние позитивные эффекты у младенцев).

Рисунок 1

Пример экспериментального стимула, использованного для исследования семантики действия и синтаксиса действия в зрелом мозге. На верхней панели рисунка изображена правильная последовательность действий для действия «приготовить кофе».В середине рисунка показано увеличение двух отдельных кадров, принадлежащих последовательности, чтобы показать синтаксическую (красная рамка) и семантическую (зеленая рамка) манипуляции с последовательностью действий. Рисунок адаптирован и модифицирован из Maffongelli et al. 2015.

Рисунок 1

Пример экспериментального стимула, использованного для исследования семантики действия и синтаксиса действия в зрелом мозге. На верхней панели рисунка изображена правильная последовательность действий для действия «приготовить кофе».В середине рисунка показано увеличение двух отдельных кадров, принадлежащих последовательности, чтобы показать синтаксическую (красная рамка) и семантическую (зеленая рамка) манипуляции с последовательностью действий. Рисунок адаптирован и модифицирован из Maffongelli et al. 2015.

Восприятие сложных структурных событий в языке, таких как восприятие границ реплик в речи, кажется легкой задачей уже в молодом возрасте.Действительно, человеческая речь объединяет звуки в линейный речевой поток для передачи сложных значений. Говорящие почти не делают паузы между словами. Вместо этого одно слово обычно плавно переходит в другое. Младенцы, как и взрослые, используют пограничные сигналы (например, пауза, предварительное изменение высоты тона), чтобы разбить входящую речь на просодические фразы. Например, дети в возрасте от 8 до 10 месяцев обнаруживают речевые единицы, встроенные в непрерывный речевой поток, используя в качестве подсказки интонацию говорящего (Jusczyk, 1997). Кроме того, с учетом фонотактики новорожденные чувствительны к универсальному фонологическому ограничению, касающемуся внутренней структуры слогов, показывая, что одни слоговые структуры предпочтительнее других (например,г., фунтов вместо блиф; Gómez et al., 2014). Кроме того, с учетом структурных закономерностей речи было показано, что новорожденные способны распознавать структуру речи. Например, немедленное повторение последовательностей слуховых слогов, таких как ABB, в отличие от контрольных последовательностей, таких как ABC, вызывает повышенную реакцию на повторяющиеся последовательности в височных и левых лобных областях мозга (Gervain, Macagno, Cogoi, Peña, & Mehler, 2008 ), предполагая, что мозг новорожденного чувствителен только к соседним повторениям и что в целом он способен обнаруживать структурные закономерности.Более того, трехмесячные дети уже проявляют адаптацию к регулярным временным последовательностям и по-разному реагируют, когда закономерности нарушаются в парадигме слухового локально-глобального нарушения (Basirat, Dehaene, & Dehaene-Lambertz, 2014). Принимая во внимание способность маленьких детей сохранять информацию о последовательном порядке слов в предложениях, двухмесячные дети обнаруживают изменения в порядке слов, когда они встроены в значимую просодическую структуру, по сравнению с обнаружением сентенциальных фрагментов (Mandel, Nelson, И Jusczyk, 1996).В совокупности предыдущие исследования показывают, что последовательная информация способствует воспоминаниям для речи и что мозг младенца выявляет нарушения, относящиеся к иерархической структуре, лежащей в основе речи, предполагая, что начиная с самых ранних этапов развития младенцы обрабатывают лингвистический контент и уже демонстрируют первое проявление иерархической обработки.

Что касается языковой продукции, то в возрасте около 24 месяцев дети начинают объединять слова в многословные предложения (Lieven, Behrens, Speares, & Tomasello, 2003).Только с 3 лет дети начинают формировать синтаксически правильные короткие предложения (Silva-Pereyra, Rivera-Gaxiola, & Kuhl, 2005). Понимание пассивных или неканонических конструкций порядка слов «объект — первый» представляется сложной задачей для детей до 4 лет (например, Schipke, Knoll, Friederici, & Oberecker, 2012). Два года спустя они правильно понимают вложенные относительные предложения (de Villiers, Tager Flusberg, Hakuta, & Cohen, 1979) и могут создавать встроенные структуры (например,г., Clahsen & Hansen, 2012).

Имея это в виду, мы смещаем акцент на развитие обработки действий и ее иерархических характеристик. Научные данные, полученные в результате исследований со взрослыми (Maffongelli et al., 2015), на наш взгляд, не позволяют убедительно продемонстрировать специализированные механизмы мозга, контролирующие обработку синтаксиса действий. Взрослые хорошо владеют языком, и активность мозга во время задач, связанных с нарушением синтаксиса действий, может страдать от фундаментальной путаницы: при наблюдении за конкретными знакомыми действиями взрослые могут представлять наблюдаемые действия в лингвистических терминах (например,g., используя молчаливую вербализацию / неявные описания). Таким образом, наблюдаемая нейронная связь между языком и действием может быть независимой от общей сети действий (Perani et al., 1999). Вопрос о том, развиваются ли язык и действие по отдельности или нет, — давняя дискуссия, основанная на двух противоположных взглядах. С одной стороны, поэтапный взгляд на развитие предполагает взаимосвязь между восприятием, познанием и языком (например, Barsalou, 2008; Bruner, 1964). С другой стороны, было предложено параллельное развитие познания и языка (например,г., Мандлер, 1988). Обе точки зрения противоречат точке зрения Хомского, предполагающей, что язык является врожденным и не имеет отношения ни к какому другому представлению (Chomsky, 2006). В последнее время теории нейроконструктивизма предполагают, что двунаправленное взаимодействие внутри нейронных структур, функций, генов и окружающей среды является основой когнитивного развития (Johnson & De Haan, 2015; Westermann et al., 2007). Таким образом, специализация нейронных структур определяется опытом, понимаемым как внешние входы / входы среды, так и двунаправленные взаимодействия между различными уровнями анализа (Westermann et al., 2007).

Соответственно, у взрослых язык и действие настолько взаимосвязаны, что выявить конкретное влияние каждого из них с точки зрения механизмов мозга является сложной задачей. Исследования развития, проводимые в том возрасте, когда обе системы начинают функционировать, необходимы для расширения наших знаний о взаимосвязи языка и действия. Таким образом, можно будет выяснить, являются ли механизмы мозга, участвующие в обработке языка и синтаксиса действий, с самого начала различными, уже разделяют основные нейронные функции или становятся связанными / разделенными с возрастом и опытом.Мы предполагаем, что рассмотрение перспективы развития может дать представление о природе взаимосвязи механизмов, рассматривая взаимосвязь между изменениями в структуре / функции мозга и познании и поведении (Crone, Poldrack, & Durston, 2010), по крайней мере, при рассмотрении система, в которой языковое производство еще не работает. Действительно, рассмотрение детей, которые еще не производят глаголы (т.е. слова действия), дает уникальную возможность изучить характеристики обработки действий изолированно, то есть до того, как на них повлияет продуктивный язык, что приведет к реорганизации концептуального знания ( Göksun, Hirsh-Pasek, & Michnick Golinkoff, 2010).

По сравнению с изучением языка в младенчестве вопрос о способах обработки синтаксических закономерностей , лежащих в основе достижения целей действия в раннем возрасте, был недостаточно рассмотрен. Значительное количество предыдущих исследований было сосредоточено на обработке детьми семантики действия. Эти исследования показали, что наблюдение за последовательностями действий, в которых результат действия был неожиданным (например, чашка была поднесена к уху), вызывало большую десинхронизацию ЭЭГ mu (как индикатор моторной активации; Marshall and Meltzoff, 2011) у 12 пациентов. -месячный возраст по сравнению с ожидаемым конечным состоянием действия (например,г. ко рту подносилась чашка; Stapel, Hunnius, van Elk, & Bekkering, 2010). Точно так же шестимесячные дети реже ожидали неожиданного результата действия (Hunnius & Bekkering, 2010), показывая более сильную реакцию нарушения ожидания (на что указывает большая амплитуда N400 на ЭЭГ; Kaduk et al., 2016; Reid et al., 2009). ), чем ожидаемый результат.

К своему первому дню рождения младенцы могут предсказать один-единственный последующий шаг действия (Paulus, 2011).Год спустя они понимают, что разные шаги действий взаимосвязаны (Paulus, Hunnius, & Bekkering, 2011). Обучение планированию и координации совместных действий, ведущих к общей цели, развивается в возрасте от 3 до 6 лет (Paulus, 2016; Warneken, Steinwender, Hamann, & Tomasello, 2014). В этом же возрасте дети могут контролировать выполнение целенаправленных движений, избегая неудобных поз (Knudsen, Henning, Wunsch, Weigelt, & Aschersleben, 2012), и они могут структурировать шаги действий, следуя иерархии правил ( Freier, Cooper, & Mareschal, 2017).Кроме того, навыки использования и изготовления инструментов также развиваются в одном и том же возрастном диапазоне. В совокупности эти результаты показывают, что эта способность основана на иерархическом управлении действиями (Gönül, Takmaz, Hohenberger, & Corballis, 2018).

В нескольких исследованиях изучалась реакция младенцев на прерывание продолжающегося преднамеренного действия. Младенцы уже могут обнаружить, что действие остановлено, прежде чем его цель будет достигнута.Восьмимесячные дети показали более сильную гамма-активность ЭЭГ над левой лобной областью во время наблюдения за неполными и полными действиями (Reid, Csibra, Belsky, & Johnson, 2007). В поведенческих исследованиях шестимесячные дети предполагали цель незавершенного действия по достижению цели (т. Е. Движение по достижению цели было остановлено между исходным положением и положением объекта, который нужно схватить; (Daum, Prinz, & Aschersleben, 2008), и Дети 10 и 11 месяцев реагировали повышенным вниманием, когда действия приостанавливались в последовательности действий, по сравнению с остановкой на границах намеренных действий (Baldwin, Baird, Saylor, & Clark, 2001).Это предполагает, что младенцы, как и взрослые (Zacks, Tversky, & Iyer, 2001), представляют цели действий и извлекают релевантную информацию на основе повторяющихся закономерностей и полагаются на синтаксические свойства воспринимаемых действий для классификации и осмысления действий других (Болдуин et al., 2001; Saylor, Baldwin, Baird, & LaBounty, 2007).

Более того, имитационные исследования показали, что дети, начиная с самого раннего возраста, склонны имитировать иерархически выполняемые последовательности действий больше, чем выполняемые последовательности действий, основанные на простом сопоставлении событий действия (Whiten, Flynn, Brown, & Lee, 2006).Во время теста они организуют новые последовательности действий, следуя иерархическим правилам, применяемым к ранее наблюдаемым последовательностям действий, выполняемым экспериментатором. Таким образом, они передают знания об иерархическом планировании действий. Это также подтверждает гипотезу о том, что дети чувствительны к иерархической структуре (Bauer, Hertsgaard, Dropik, & Daly, 1998; Want & Harris, 2001) и что иерархическая организация действий может иметь важное значение для понимания действия.

Недавно, следуя парадигме, предложенной Маффонгелли и его коллегами (2015), мы исследовали нейронную обработку структурных нарушений наблюдаемых действий у младенцев в возрасте 6–7 месяцев (Maffongelli et al., 2018). Мы представили последовательности знакомых целенаправленных действий либо в правильном временном порядке (условие контроля), либо мы изменили порядок двух смежных во времени шагов последовательности (условие нарушения) (см. Рисунок 2). Важно отметить, что для каждого действия был необходим определенный иерархический порядок; цель действия могла быть достигнута только при сохранении порядка элементов, составляющих последовательность. Изменяя порядок отдельных шагов действий, мы нарушили структуру действия.Действительно, в неправильной позиции структура последовательности действий и соответствующих подцелей внутри последовательности и их связанная с ними ожидаемость были явно нарушены. Обработка такого нарушения привела к появлению двусторонних фронтальных позитивных эффектов на ЭЭГ. Эффекты позитивности могут отражать — по аналогии с языковыми исследованиями (например, Friederici, 2004) — повторный анализ обработанных последовательностей и структурную реинтеграцию перевернутого фрейма. Это исследование добавляет важный элемент к пониманию общих синтаксических закономерностей и их нарушений с онтогенетической точки зрения и предполагает, что младенцы улавливают структурные закономерности.

Рисунок 2

Схема эксперимента и структура последовательности действий. Панель 1a: Пример последовательности действий в условиях управления (последовательность действий по приему пищи). После представления контекстного изображения (A) были представлены все остальные изображения. Каждое изображение было представлено за 1200 мс. Панель 1b: Пример той же последовательности действий в условии нарушения. Порядок изображений в этом состоянии был равен последовательности, представленной на панели 1a, за исключением двух изображенных изображений.Изображения, выделенные в черной пунктирной рамке, показывают точку, в которой произошла инверсия временного порядка двух соседних изображений (черная стрелка). Картинки с красным контуром, соединенные красной стрелкой, представляют собой рассматриваемые в анализе критические кадры: F (контроль), принадлежащий условию управления, и F (нарушение), принадлежащий условию нарушения. Рисунок адаптирован из Maffongelli et al., 2018.

Рисунок 2

Схема эксперимента и структура последовательности действий.Панель 1a: Пример последовательности действий в условиях управления (последовательность действий по приему пищи). После представления контекстного изображения (A) были представлены все остальные изображения. Каждое изображение было представлено за 1200 мс. Панель 1b: Пример той же последовательности действий в условии нарушения. Порядок изображений в этом состоянии был равен последовательности, представленной на панели 1a, за исключением двух изображенных изображений. Изображения, выделенные в черной пунктирной рамке, показывают точку, в которой произошла инверсия временного порядка двух соседних изображений (черная стрелка).Картинки с красным контуром, соединенные красной стрелкой, представляют собой рассматриваемые в анализе критические кадры: F (контроль), принадлежащий условию управления, и F (нарушение), принадлежащий условию нарушения. Рисунок адаптирован из Maffongelli et al., 2018.

Использование развивающего подхода для исследования начала взаимосвязи язык-действие выходит за рамки ранее предложенных сравнительных исследований у взрослых.Это позволяет исследовать , связаны ли, когда и как механизмы мозга, участвующие в обработке языка и структуры действий. Потенциальные вопросы, которыми будут руководствоваться будущие исследования: Когда и , как эти когнитивные и нервные процессы становятся похожими на те, которые возникают у взрослых? Как обрабатывается манипуляция иерархией действий? Вызывает ли увеличение сложности иерархии действий другие сигнатуры мозга по сравнению с менее сложной?

Чтобы опровергнуть гипотезу о том, что уже у младенцев — следовательно, при отсутствии продуктивных языковых навыков — можно отслеживать развитие восприятия такой сложной системы, мы можем извлечь пользу из парадигм, используемых в исследованиях со взрослыми.Помимо использования парадигмы нарушения, как у Маффонгелли и его коллег (2015, 2018), еще одним плодотворным подходом может быть изучение того, как сложность последовательности действий обрабатывается в мозгу младенца. Могут быть применимы две потенциальные парадигмы. Во-первых, использование правила длительной зависимости, установленного между частями действия: увеличивая длину зависимости между наблюдаемыми частями одного действия, мы можем ожидать, что эффекты коррелируют с длиной зависимости, по аналогии с обработкой относительных предложений в языке (Phillips, Kazanina, & Abada , 2005), а также в области выполнения действия (Casado et al., 2017). Во-вторых, иерархические последовательности элементов действия (A n B n ) можно сравнить со смежными структурами зависимостей (AB) n . Как показывают исследования естественной (Friederici et al., 2006; Tettamanti et al., 2002) и искусственной грамматики (Bahlmann et al., 2008), иерархическое встраивание должно приводить к увеличению активности лобных областей мозга.

Подходящим методом для дальнейшего изучения этой проблемы у младенцев является электроэнцефалография (de Haan, 2013).Обладая точным временным разрешением, он представляет собой образцовый метод исследования аспектов восприятия. Кроме того, на основе исследований со взрослыми, нейрофизиологическая сигнатура четко определена и описана как для речи, так и для обработки действий. Таким образом, сравнение с языковыми исследованиями может быть более прямым, поскольку можно тестировать и адаптировать релевантные языку парадигмы и релевантные языку ERP к парадигмам обработки действий. Более того, исследования, посвященные «зеркальному отражению действия», предполагают, что моторная активность коры мозга модулируется наблюдением за действием (например,г., Хари, 2006; Marshall & Meltzoff, 2011; Риццолатти и Крейгеро, 2004 г.). Например, сенсомоторные колебания модулируются во время наблюдения ошибочных или неожиданных действий (Meyer, Braukmann, Stapel, Bekkering, & Hunnius, 2016; Stapel et al., 2010). Следовательно, в частности, в случае временного нарушения последовательностей действий, это, вероятно, обнаружит такое же ослабление колебательной силы и может быть далее интерпретировано как показатель сенсомоторного участия в обработке структурных несоответствий в последовательностях действий.

Вторым подходящим средством для исследования онтогенеза взаимосвязи между языком и действием является использование айтрекинга. В частности, расширение и сужение зрачка участника во время восприятия событий является эффективным маркером возбуждения, когнитивной нагрузки и удивления у наблюдателя (Aslin, 2012; Gredebäck, Johnson, & von Hofsten, 2010; Porter, Troscianko, & Гилкрист, 2007).Идея состоит в том, что несовпадения последовательности действий, оцениваемые либо нарушением элементов во временной последовательности событий, либо обработкой возрастающей сложности действия, могут предоставить информацию о механизмах обработки действий. В этом случае, если наблюдаемая последовательность действий представляет, например, структурные несоответствия, разница в расширении зрачка должна быть видимой по сравнению с тем, когда такая же последовательность действий представлена ​​без несоответствия.

В этой статье мы сосредоточились на взаимосвязи между языком и действием.Мы выделили результаты предыдущих исследований и предложили расширенный подход с акцентом на два, еще недостаточно изученных аспекта: (1) обработка синтаксиса действия и (2) онтогенетический подход к теме (Caramazza et al., 2014; Meteyard, Cuadrado, Bahrami , & Vigliocco, 2012). Это может помочь перевести обширные знания о синтаксических аспектах языка в область действия, где наши знания о синтаксисе все еще сильно ограничены. Учитывая текущий обзор и перспективу, мы полагаем, что дальнейшие исследования необходимы для всестороннего описания взаимосвязи языка и действия и понимания того, как действие связано с языком в онтогенезе (Егорова и др., 2016; Лешинская, Карамазза, 2016).

Важно отметить, что мы не утверждаем, что это отношение может быть исследовано применительно ко всем аспектам языковых явлений. Язык уникален для людей, и некоторые лингвистические операции (например, активные / пассивные конструкции) или лингвистические категории (например, существительные, глаголы) не могут быть переведены в термины действия (Moro, 2014). Другое ограничение относится к проблеме степеней свободы.Степень свободы относится к числу независимых элементов системы, и проблема возникает, когда сложная система должна быть организована для получения результата (например, движение артикуляторов, необходимое для воспроизведения определенного звука) (Magill, 2001). Можно утверждать, что проблема степеней свободы гораздо больше для действия, чем для языка. Язык имеет произвольные границы (например, морфологические маркеры, ведущие к приемлемым / неприемлемым предложениям, основанные на условных обозначениях и специфические для языка), уменьшающие возможные степени свободы, которые может иметь любое предложение.Напротив, если рассматривать движения как низшую единицу действия, степени свободы возникают на первый взгляд из того, что возможно биомеханически, а не из более произвольных (то есть специфичных для языка) правил, вытекающих из синтаксиса и / или морфологии.

Учитывая эти фундаментальные различия, в сравнительных исследованиях следует рассмотреть следующие вопросы: каковы механизмы синтаксиса действия и как эти механизмы соотносятся с механизмами других когнитивных областей.Мы могли бы сосредоточиться на более абстрактном уровне, избегая адаптации языковых концепций к действию. Следовательно, можно подумать, что взаимосвязь между действием и языком можно было бы лучше изучить с обратной точки зрения, то есть, исходя из конкретных маркеров действия и пытаясь перенести их на язык. Однако это подход, который может быть применен только после глубокого исследования того, как манипулирование семантикой действия и синтаксисом действия отражается в человеческом мозге. Это также поддержало бы эволюционное предположение о возможности того, что язык развивается из действия (например,г., Leroy-Gourhan, 1964; Риццолатти и Арбиб, 1998; Риццолатти и Крейгеро, 2004 г.). В общем, подход, обсуждаемый в этой статье, обеспечивает информативную отправную точку для будущих исследований базовой архитектуры человеческого познания.

Правила

(A n B n ) включают обработку элементов двух категорий A и B с иерархической сложной зависимостью. Напротив, правила смежной зависимости включают обработку локальных переходов между двумя видами категорий (A и B).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *