Перевод книг с английского на русский работа: Переводчик книг с английского на русский языкВ архиве с 17 мая 2021

Содержание

верить ли переводам английских книг — Work.ua

Почему бывают хорошие и плохие переводы книг, и что говорит о том, что переводчик отлично справился со своей работой.

Чаще всего, читая книгу на родном языке, мы не задумываемся о том, как она выглядела до перевода. Какое настроение хотел передать автор, какие метафоры использовал, как вводил в речь персонажей идиомы. Лет сто назад среднестатистический читатель не мог бы сравнить книгу с оригиналом: языковой и территориальный барьер слишком уж усложняли эту процедуру.

Интернет снял некоторые барьеры, но не значит, что упростил все окончательно. Теперь мы можем найти оригинал текста в сети, а самые популярные книги переводят сразу несколько издательств. Так что же стоит за работой переводчика? Выяснял Work.ua с помощью редакции портала по выбору курсов английского языка Enguide.

Особенности перевода художественных произведений

Перевод книги отличается от любого обычного перевода текста. Его, чаще всего, заказывают издательства. А значит, качеству перевода нужно уделить особое внимание. Потому что:

  • Переводчик заключает договор с издательством.
  • Переводчик должен указать срок перевода. Объем книги больше, чем объем статьи или любого другого текста, поэтому срок лучше указывать с учетом непредвиденных обстоятельств.

При переводе переводчик учитывает множество деталей, вот некоторые из них:

  • Соблюдение единообразия стиля и внешнего оформления перевода. Перевод «для печати» — это не перевод с пометками «это какое-то сленговое слово, не знаю точно, как переводится», это перевод высокого качества.
  • Точная передача мыслей автора. Если в оригинале «Вoromir smiled», то переводчик должен перевести «Боромир улыбнулся», а не «Тень улыбки промелькнула на бледном, без кровинки лице Боромира» (перевод Н.
    Григорьевой, В. Грушецкого).
  • Точный перевод терминов. Особенно, если речь идет о бизнес-литературе. Многие термины уже стали использоваться в профессиональной среде в качестве англицизмов. Например, «лид» в маркетинге — контакт потенциального клиента. Маркетологи используют это слово, а поэтому переводчику не стоит настаивать на русскоязычном варианте.
  • В качественном переводе отсутствуют пропуски или добавления «от себя».

К сожалению, далеко не все переводчики учитывают даже эти правила, хоть и это не полный перечень. Это не значит, что нет хороших переводов, и все должны читать книги в оригинале. Для чтения книг на английском (даже детских) нужен уровень владения языком не ниже Intermediate, не говоря уже о чтении произведений Толкиена.

Поэтому хорошие переводчики нужны и важны. И вряд ли в ближайшие сто лет станут невостребованными переводчики художественной литературы или их коллеги — мастера перевода технической документации, синхронисты и все остальные потеряют работу.

Главное — быть профессионалом своего дела. Тезу подтверждает Павел Швед.

«Есть переводы, которые очень нравятся, и своим существованием они доказывают, что хороший перевод все-таки возможен. В качестве примеров таких переводов могу привести «Сто лет одиночества» Соколовского, «Моби Дик» в переводе Юрия Лисняка, «Портрет художника в юности» Марьяны Прокопович. Хороших переводов не так уж и мало».

Почему бывают хорошие и плохие переводы книг

Достаточно вспомнить историю переводов «Гарри Поттера» Джоан Роулинг. Так как книга очень быстро обрела многомиллионную аудиторию поклонников, начались ярые обсуждения, как правильно переводить имена героев. Северус Снейп кем только не был — и Северусом Снегом и Злодеусом Злеем. Почти сразу перевод издательства «Росмэн» был предан анафеме. И вот некоторые причины:

  • Имена героев изменены. Речь не только о профессоре зельеваренья, который в начале произведения был зачислен в касту отрицательных персонажей, а поэтому фамилия «Злей» была более-менее логичной. В конце седьмой книги он становится положительным и у читателя начинают возникать вопросы. Речь также о Невилле Лонгботтоме, фамилию которого перевели как «Долгопупс».
  • Переводчик сокращал или менял смысл некоторых фраз. Например, фраза «Mum and Dad say hello. Ginny sends you all her love» была переведена «Мама и папа передают привет, Джинни тоже».
  • Переводчик проводил ассоциации, которые не были изначально заложены в авторском тексте. Например, Lord Voldemort был назван Лордом Волан-де-Мортом в русской версии книги с целью провести параллель с булгаковским Воландом. Вот только Джоан Роулинг этой параллели не проводила.

«Трудно отличить хорошего переводчика от плохого, но можно отличить хороший перевод от плохого. Хороший перевод, во-первых, верен оригиналу, во-вторых, легко читается на том языке, на котором выполнен. То есть не режет ухо, и читателю не приходится постоянно спотыкаться о неуклюжие или не свойственные этому языку слова и обороты», — со словами Павла Шведа нельзя не согласиться.


Читать книги в оригинале или в переводе — ваш выбор. Нельзя доверять переводу, если вам почему-то не нравится книга — стоит попробовать прочесть другой вариант перевода или отзывы об этом издании. Если же книгу вы буквально «проглотили» — скорее всего, переводчик отлично справился со своим заданием, и это самый верный показатель его профессионализма. 



Чтобы оставить комментарий, нужно войти.

PROtranslation

Это ключевые принципы, которыми мы руководствуемся в своей деятельности, поступках и решениях. Они влияют на то, как мы работаем и общаемся друг с другом и вами — нашими коллегами.

Ответственность

— За результат. Мы не станем перекладывать ее на вас через два месяца, понимая, что каждый из нас уникален, имеет разный уровень подготовки и скорость обучения. Курс окончен, а результат достигнут — если вы щелкаете практические задания как орешки.

— Социальная. При повсеместной декларации равенства прав и возможностей на деле, увы, кто-то всегда «равнее», а кто-то физически не смог дотянуться до возможностей. Если вам нужна наша помощь, чтобы встать на ноги, но по каким-то причинам вы не можете оплачивать наши услуги в полном объеме, напишите на [email protected] или любому выбранному Наставнику через форму обратной связи на его странице. Мы найдем решение.

Постоянное развитие

Профессия переводчика одна из тех, где отсутствие роста и развития очень быстро обнуляет профессионализм. Именно поэтому в большинстве цивилизованных стран существуют стандарты, по которым переводчики, чтобы иметь юридическое право называться профессионалами, обязаны каждый год повышать квалификацию. Для нас этот стандарт — внутренний. Стремление к постоянному развитию и использование любых возможностей узнать что-то новое, разобраться в чем-то непонятном дает нам моральное право называть себя профессионалами.

Присоединяйтесь.

Личный опыт и пример

Мы делимся опытом, наработками и знаниями, полученными за годы практики, — это главное правило нашего проекта. Мы не будем цитировать вам умные книги, транслировать чужие видеоролики или делиться шаблонами из Сети. Все занятия и курсы построены на практическом опыте наставников. Все инструменты и подходы, которыми мы поделимся, апробированы и не раз доказали свою эффективность в решении переводческих задач.

Честность и уважение

Мы не будем давать вам ложных гарантий и обещаний, даже если для кого-то из вас это станет причиной выбрать другие школы. Мы скорее всего не научим вас переводить за полтора месяца (ну если только вы уже почти все умеете!). И наш сертификат не заставит клиентов выстраиваться к вам в очередь и торговаться за право заплатить побольше, если вы не приложите к этому дополнительных усилий. Мы слишком уважаем в вас взрослого человека и готового расти профессионала, чтобы пытаться ловить на дешевые рекламные уловки.

Бюро переводов в Турции — работа в турецком переводческом бюро и рынок в целом

Автор: Татьяна Гарш

Когда мой проект в компании технологий закончился, я осталась без работы, и мне пришлось некоторое время завязнуть в качестве фриланс-переводчика.

Я стала рассылать свои резюме по бюро переводов. Мне пару раз позвонили, задавали всякие вопросы такого характера: «сможете ли работать на последовательных переводах целый день, а ночь…», «можете ли поехать в другой город», «какова ставка за день, за час…», «какова стоимость за письменный перевод» и тому подобные вопросы. Потом я поняла, что это было элементарное исследование рынка и цен за услуги.

Выяснив ожидания сторон, мы заканчивали разговор в очень позитивном ключе, в надежде быть полезным друг другу.

В результате предложения на последовательные переводы пришли, однако в таком виде: «езжай туда, работай там до утра, получи эти копейки и скажи спасибо, что мы выбрали тебя!». На письменных переводах было немногим лучше. Цену предлагали для петли в самый раз. Торговались очень упорно. Несколько позже я поняла, что, видимо, тогда горел срочный заказ, они согласились на более-менее приличную ставку. Потому что потом заказов не последовало.

Когда бюро переводов соглашается на повышенную ставку, то это необязательно говорит о том, что они будут выплачивать вовремя или вообще выплатят свои долги. В надежде получить деньги за перевод в размере 1000 лир(на тот момент 800 долларов), я гонялась за представителем бюро год, пока смогла забрать свои деньги. После этого работать на письменных переводах с бюро переводов уже не хотелось.

В Турции довольно хаотичный посредственный переводческий рынок и существует его жесткое демпингование. На рынке вообще гуляют далёкие от переводов и маркетинга люди, которые просто имеют хорошие связи для получения заказов.

На самом деле, они вообще плохо представляют, что такое переводческая деятельность. Конкретно со сферой переводческой деятельности я ознакомилась, когда попала в компанию переводов работать на полный рабочий день.

Должность называется менеджер офиса или менеджер проекта. Не суть важно.

Эта пафосная должность кроме истерии по получению, сдачи проекта, работы в хаотичном режиме, с криками, воплями, подразумевает полное владение этим офисом в том плане, что заставят подавать чай гостям, делать уборку и мыть туалет. Ты работаешь за троих в единственном лице. Когда ты возмутишься, что, собственно, не пришёл сюда работать уборщиком, на тебя могут без стеснения наорать: «Что ты себе тут позволяешь?!» И пока ты не захлебнёшься в этой помойке, патрон, не соизволит пригласить человека, чтобы сделать генеральную уборку.

Офис и полная ответственность за него на тебе; но это не означает, что, взваливая, по сути, полностью работу ты получаешь какой-то доступ к общей прибыли. Ты — работник на все руки мастер, но это не значит, что это как-то поощряется.

Что означает эта мутная должность? Это не что иное как работа 24 часа, переписка в whatsapp, в условиях онлайн с клиентом, который выедает тебе полностью мозг. Ты одновременно должен держать руку на пульсе и стараться заискивать с клиентом так, чтобы он не отказался от заказа раньше, чем успеешь его сдать, одновременно, дергаешь переводчиков, лебезишь перед ними, поторапливая их, требуешь исправлений, в случае претензий заказчика. Сидишь среди ночи, в руках два телефона, посередине компьютер, и в каждом ты строчишь: уже часам к четырём утра вообще не понимаешь кому и какое сообщение отправил. Но, заметьте, вам никто не говорит, что у вас свободный график и вы идёте как обычно к 9 утра на работу, чтобы выйти оттуда в лучшем случае в 19.00 часов.

Так как патроны этой сферы имеют привычку появляться в сети или в офисе к обеду или — еще интереснее, к вечеру, то, они, проснувшись, сразу на нервной нотке начинают проверять почту. И тут начинается истерика: А почему? А что? А как вы могли? Без меня???

Сектор самый ничтожный в смысле оплаты. В первом бюро мне платили за работу минимальный оклад. Это 500 долларов. Причём, попросили без официального оформления. «Потом, раскрутимся, о да!обязательно». Ушла я оттуда именно по причине того, что обещания потерялись. Когда меня пригласили во второй офис, то я уже наторговала себе на 100 долларов больше, плюс официальное оформление и социальное страхование, деньги за обеды. Общая сумма получалась 700 долларов.

В результате я потеряла сон, покой, выходные и приобрела массу ответственности. Хозяева при твоих промахах тебя ещё и штрафуют.

Практика показывает, что, чем больше вкладываешь в дело душу и с полной ответственностью подходишь к работе, тем удобнее разваливается на твоей шее тело патрона. Когда я одна справлялась за троих, а доходы увеличились в два раза, я попросила добавить мне зарплату, за что получила хамский ответ и на меня стали наезжать, выживая с работы. Каждый день начинался с крика. Впрочем, я сразу же поняла, что предметный разговор не получится, так как на мои претензии вместо разумного ответа, полетел град вызывающих эмоций. Я и раньше была свидетелем того, как в Турции начинают выживать человека, когда он начинает говорить о повышении зарплаты.

Наш патрон, когда мы задыхались от работы и сроки горели, просиживая до 21.00 на работе, в целях мотивации слал картинки из-за границы, писал: «сдали?», «клиент оплатил?…ааа! посмотрите как здесь красиво!», а возвращаясь из отпуска по Италии, потребовал выйти на работу, так как «он же приехал», подмяв законный ранее обговорённый выходной.

Наш патрон мог написать сообщение по whatsapp в 24.00 часа ночи с требованием дать отчёт: «ну у меня образовалось окно, с удовольствием почитаю ваши ответы на вопросы».

Наш патрон мог позвонить в 23.00 ночи в выходной и сказать, что у «нас» горит заказ и надо срочно обзванивать, найти переводчиков, чтобы работа была готова «уже пять часов назад».

Наш патрон мог, когда ты пытался объяснить, что созванивался насчёт оплаты с клиентом пятьсот раз, но он не брал трубку, с резкостью кинуть в лицо: «Вы мне всё врете!» Приходилось делать скрины и доказывать, что ты не верблюд.

Ну и вообще, кроме всех вот этих заявок: «Я вам сколько раз могу объяснять! (хотя не объяснил, забыл, проспал), «Почему вы сдали работу без меня!» (хотя сам же кричал давеча сдать немедленно!), «ты опять не так поняла!», ещё есть стиль поведения с барскими манерами. Это классика жанра: поорать (потому что плохое настроение), обозвать (безрукие, безголовые, уроды и проч), наказать (ну ведь надо с ними пожестче, а то совсем распустились).

Хозяин бюро переводов полагает, что берёт не на работу, а в кабалу. Эти особы стучатся к тебе в личку среди ночи и требуют немедленного ответа: «а почему тот файл вот, а не этак? Срочно! Звони Мехмету! Пусть он сию минуту пришлёт перевод! А почему там клиент без ответа остался…». Один бывший сотрудник, не выдержав такого давления, уволился со словами: «Это невыносимо! Вы залезли ко мне в кровать!»

Когда этого молодого человека использовали на шести работах: в качестве переводчика, менеджера по продажам, менеджера проекта, бухгалтера, специалиста отдела кадров и секретаря, он «ещё более-менее, скрипя зубы, молчал», но, когда они потребовали мыть офис после ремонта и собирать новую мебель, он отказался сделать. После этого началась травля, которая закончилась тем, что сотрудник уволился, с трудом забрав часть законного и единственного оклада.

Работа в офисе переводов просто на стадии «взять и сдать проект» не заканчивается. Надо ещё, не снижая темп по заказам и выполнению проектов, непрерывно заниматься заказчиками. Они ведь наш кошелёк. Поэтому у тебя сотни голов, рук, ушей и ртов, которые должны вращаться и работать на все фронты с равной отдачей.

Надо постоянно пополнять базу данных переводчиков. Это навыки маркетинга и частые объявления на страницах, ответы на присланные резюме от переводчиков, занесение в соответствующие БД.

Кроме того, надо вести контроль переводов, быть бухгалтером, контролировать поступление денег, выплат, выписывать фактуры, регистровать работы, вести переписку кроме как с переводчиками, клиентами, проводить работу по поиску потенциальных клиентов, контролировать переписку и деятельность по сопутствующими организациями, что касательно коммунальных услуг, страхования и проч. Ты должен великолепно владеть компьютерными навыками, так как верстку делать тебе, а не переводчику, трансформировать файлы, нарисовать, вставить картинки, таблицы, распечатать.

Переводчик присылает тебе только чистый текст. Тебе нужно подбивать терминологию, если файл раздается в «несколько рук», то есть нескольким переводчикам. Подумать об автоматизации и обеспечить более качественную работу и ее скорость это из области фантастики. На тебя ложится обязанность заниматься проверкой. Ты ж не просто менеджер – ты ещё и редактор, потому что «заказчику не нравится перевод – он просит литературный».

Чтобы получить заказы бюро снижают цены до минимума. Например, чтобы захватить заказ, бюро переводов предлагает для клиента цену за перевод в 11 лир(3 доллара). Как эта работа, какими силами будет выполняться, руководители бюро не думают. Зачем? У него есть рабы, которые беспрекословно не просто выполнят работу за копейки, а ещё и будут бесконечно редактировать, пытаясь добиться литературного перевода. То есть переводчику надо просто вешаться и соглашаться на цену в 5-6 лир (1,5-2 доллара) за 1000 знаков. Бюро же должно как-то зарабатывать!

Но и это не всё. Патроны не просят, а ждут, требуют, что мы менеджеры офисов будем ещё и переводить. И как можно больше и как можно качественнее. Ну и ничего, что это отдельная работа, за которую платят отдельные деньги. Хочешь заработать, бери на дом (А когда переводить?). Но есть срочные переводы, которые не терпят отлагательства и поэтому (на потом) их не удается оставлять. Их нужно делать здесь и сейчас, а за них не полагается никаких премиальных, как радужно обещают тебе в самом начале, принимая на работу. Со стороны бюро, чаще чем можно себе представить, не выполняются обязательства по выплате законных процентов от каждой работы, которую тебе удалось получить от заказчика. Чисто сказочки: «Мы тебе даём минимальный оклад, а ты нагоняешь свои проценты от новых заказов, от переводов, которые делаешь отдельно или в офисе.» Я не знаю, может, и существуют такие работодатели, я с такими честными не сталкивалась.

Мой опыт показывает, что не я одна проживаю такие проблемы. При мне уволились после сильного моббинга, оскорблений 4 человека. Одна девушка проработала 2 года и уволилась в один день: и умерли в один день. Сначала, правда, нервы помотали хорошенько: и неумеха, и не справляешься (до сих пор справлялась), и вести/разговаривать не умеешь, и тому подобное. Два года как-то справлялась, никто не жаловался. А потому что, когда вешают много работы, но не повышают зарплату, в один день происходит бунт.

Мне от злости не заплатили мои несчастные 200 долларов зарплаты. Когда я просила оплатить, мне ответили так: «Ты же в своё удовольствие гуляешь, зачем тебе деньги?»

Зависть патронов к своим подчинённым довольно распространенное явление, страшное разрушительное чувство, которое реально отравляет тебе жизнь. Тебя отслеживают по социальным сетям, чтобы лишний раз тыкнуть тебе: «Вот кто-то гуляет, а кто-то вкалывает, и не имеет возможности даже сходить в музей.» Замечают на тебе новую одежду, сумку, туфли: «Ооо. кто тут прибарахлился! А вот тут еле концы с концами сводим…»

Когда ты по секрету, очень осторожно попросишь свои деньги со словами, что «банковские платежи» и надо бы оплатить, поделишься своими проблемами «не для других», они тебе в отместку, их платить не будут. А специально будут заставлять тебя выжидать, и чтобы ты в очередной раз унижаясь, умолял их отдать тебе ТВОИ же деньги. Когда тебя разведут на душевные разговоры, выведав твои проблемы, потом отбросив всю этическую сторону и щепетильность, они, чтобы увидеть твоё унижение, будут публично смаковать, обязательно перевирая, взахлеб пересказывать всем о твоих секретах. А если ты вдруг посмел в соцсетях рассказать, что твои деньги не оплачивают вот уже 1.5 месяца, они выльют про тебя ушат грязи. Вот этот момент я проживаю сейчас.

Как работают с переводчиками

На честном слове. Многие бюро отправляют перевод, но никаких гарантий у переводчиков нет. Иногда с ними заключают договора, которые не имеют силы, так как деньги им перечисляются не с корпоративных, а с частных счетов. Переводчик не может представить налоговый номер плательщика, не может выставить счёт-фактуру, поэтому доказать обоснованность своих честно заработанных средств тоже не может. Пока такая ситуация будет сохраняться, ни один суд не поможет.

Допустим, открыл налоговый номер, но цена уже такая, что заказы ты вряд ли получишь. Рынок перенасыщен переводчиками. Условные ставки за 1000 знаков без пробела в Турции, когда переводчики гарантировано получают работу за пары языков:

Турецкий = Английский язык -5-7 лир,
Турецкий = Русский язык 8-10 лир,
Турецкий = Немецкий 9-10 лир,
Турецкий = Французский 9-12 лир,
Турецкий = Испанский 12-15 лир.
Один доллар взят по тарифу 3.50 лир.

В одно время на рынке переводов действовала очень большая компания по переводам. Она долгое время смогла удержаться на плаву, задолжав огромные суммы своим переводчикам. Никто у них не смог отсудить свои долги, но благодаря общей жалобе, компанию закрыли за мошенничество, виновные получили наказание.

Как лоббируется рынок

Допустим, каждая компания имеет свою пару языков или несколько. Это её должно отличать от других компаний. Переводческие офисы могут пользоваться услугами других переводческих контор. Тогда цены в два раза ниже. Компании ведут между собой расчёты без учёта налога на прибыль и НДС, а знаки считают без пропусков.

Например, если стандартная цена для клиента по русскому языку 26 лир (7,42 доллара), то для бюро переводов цена 14 лир (4 лир). По другим языкам ситуация такая же.

Ситуация с тендерами обстоит так. Предположим, переводческая компания Х договорилась о «выигрыше» государственного тендера или конкурсной заявки большой корпорации. Компания Х отсылает своим «корешам»- бюро А,Б,С и т.д, чтобы они дали утвержденное на официальном бланке предложение по цене выше, чем у них. Так, компания Х заручается гарантией, что ниже её цены никто не даст. Она собирает предложения и представляет их заказчику. Заказчик «видит», что у всех «конкурентов» цена выше, сразу же утверждает для компании Х безусловный тендер.

Что касается нотариальных переводов

Все переводческие бюро очень амбициозно утверждают, что они в состоянии вам утвердить нотариально 100 языков.

Процедура заключается в том, что тупо узнают, какая нотариальная контора имеет присяжных переводчиков, с какими языками работают, и элементарно подделывают подпись. Они настолько не скромны, что у некоторых на стене есть списочек подписей и фамилии присяжных переводчиков, которые ни сном ни духом не знают, какие только документы не проводят за их подписями.

Физически никак невозможно в одном бюро переводов держать такое число своих присяжных переводчиков. А ещё встаёт вопрос, что с ними со всеми надо делиться. Но это никто не делает. Нотариальная контора за каждый утверждённый документ делится с переводческим бюро своими прибылями. Процент комиссионных с документа от 25-35%. Часть этих денег должна выплачиваться присяжным переводчикам, но на практике все скромно обходят этот щепетильный вопрос.

Некоторые переводчики ставят условия, чтобы нотариальные конторы не подтверждали такие документы без их ведома. Но на деле это не всегда можно отследить.

Как и кого ещё пользуют за просто так

Некоторые компании переводов, — например, вторая нанимала практикантов студентов. Это очень трогательно, когда патрон дрожащим голосом, с нежной слезинкой в глазу, которую демонстративно смахивает, потирая то глаз, то нос начинает напыщенно «вставлять» мозги подрастающему поколению: «Вот. Скажите спасибо судьбе, что вы попали к нам. Мы очень добрые. Потому что мы не просто вас обучаем, но и даём вам работу, а ещё и кормим.». Два часа беседы, потом за работу.

Про, так назваемое, обучение студентов. Я не против обучать кого-то навыкам. Потому что студенты из турецких ВУЗов приходят совсем неподготовленными. Но, простите, когда это превращаются в рутину, и, когда ты, выполняя все 6 должностей, ещё становишься волонтёром, просто наступает настоящий цейтнот.

Ну, во-первых, под громким заявлением «мы вас обучаем всему», подразумевается, что в офисе есть такой как я человек, который забабахал для повышения своего профессионального уровня 6000 долларов, потратив два года методичного обучения по выходным, при том, что пять дней в неделю я работала на очень сложной работе. Такой дурачок как я будет обучать целое поколение молодёжи за просто так. Мне не жалко. До сих пор общаюсь с моими подопечными, получая благодарности. Но, когда это превращается в образовательный центр, на котором выпускают целый пласт людей с отличными навыками ведения проектов, переводов, знаниями менеджерской и бухгалтерской работы в офисе за счёт таких как я, начинает бесить.

Предлагаю конструктивное решение, обучив уже плеяду молодых талантов: «Простите, я тут не устроилась преподавателем или нянечкой в детском саду. Давайте, организуем курсы, которые я могла бы давать вне работы и, тем самым повысить свой бюджет.» В ответ: О да! Это хорошая идея.
Во-вторых, всё остаётся на уровне мудозвона. Потому что это невыгодно с кем-то ещё и делить какие-то прибыли.

Зачем нужна эта «благотворительность» для бюро переводов? Затем, что весь этот воодушевленный трёп по заботе о подростающем поколении и «как мы такие классные! Вот как много помогаем молодёжи! Они нам скажут спасибо и никогда нас не забудут!» не что иное, как обычный наёб и попользоваться бесплатной рабочей силой.
Тут есть я, которая их обучит, проконтролирует, а взамен мы получаем в офисе рабсилу, которая строчит нам переводы, бегает по нотариусам и министерствам по оформлению документов.

Когда студенты заканчивают практику, их принимают в отряд переводчиков, которым платят, знаете сколько, четыре лиры! То есть один доллар.

Что такое работа офис -менеджера, менеджера проектов

Это человек – козёл отпущения и чёрный пиар-менеджер. Когда ты стоишь перед угрозой упустить проект, ты идёшь на всякие уловки. Почему?

Потому что как было в первом бюро переводов, пока патрон прохлаждался в поездках, отключая телефон, ты должен был уговаривать переводчика, которому задолжали уже как 8 месяцев 20 долларов, заверяя, что «вот-вот сегодня, вот-вот оплатят, ну-пожалуйста… очень срочно.»

В результате оказалось, что ей так и не заплатили. Потому что когда я перешла в другое бюро переводов, я попробовала с ней связаться, но она на меня возмущённо накричала, что «вот вы мне обещали, а до сих пор моих денег нет! Не звоните мне больше никогда!» Я попробовала объяснить, что это не у меня долги, я всего лишь сотрудник этого бюро. Да, я обещала, много раз писала своему патрону в whatsapp и говорила по телефону, передавала просьбу переводчика, очень явно объясняя, каким трудом нам достался этот перевод, благодаря этому переводчику. «Надо бы перечислить деньги», «Вы перечислили деньги?».

Просто я такой ответственный человек, что не могу забыть свои обещания, но, к полному моему сожалению, они не подкрепляются ничем. Вот честно, иногда так было противно, что хотелось выложить свои деньги и оплатить пострадавшему. Мне пришлось вытащить выплатить из своей зарплаты переводчику, но меня добавили в чёрный список и просили больше их не беспокоить.
Патроны любят тебя подставлять. Вот эти обещания: «да-да. Сегодня же оплачу…не волнуйся. Пусть начинает.» Работа сдана, оплата где? Молчание, полный игнор.

Как переводятся книги и научные работы

В Турции редко кто из научных работников владеет английским языком. А для тех, кто пишет научные работы обязательно посещение нескольких сотен международных конференций и публикация нескольких десятков своих статей в научных журналах за рубежом. Для конференций нужны доклады. Их пишут переводчики. Научные работники их читают (если заявлен в квоте выступления) или просто сдают в печать для журналов конференций.

Научные сотрудники университетов составляют свои научные работы таким образом. Многие из них присылают тексты на перевод, либо на корректировку ‘proofreading’. Половина ворованных текстов, из которых надо создать научный шедевр в виде изложения оригинального текста.

Никакого авторства не соблюдается. Научные книги, которые пишут эти «авторы» дают кусками на переводы в бюро переводов, чтобы потом представить «уникальное» произведение научного мира. Без какого-либо авторства. Наш патрон научный работник «переизлагает/переводит» книгу у «своего» проверенного переводчика и печатает в различных журналах. Он планирует напечатать книгу из своих статей. Меня тоже хотел припахать, чтобы я ему кусочками переводила.

В настоящее время мне, хоть и с трудом, перечислили зарплату. 699 лир чрезвычайно быстро перечислили после нескольких просьб, упоминаний через 1. 5 месяца.

Плюс, бывший работодатель мне шлёт в личке угрозы, что на меня подадут жалобу в прокуратуру за клевету. А ещё, похоже, мне не выплатят копеечную сумму в 180 лир за перевод. Хотя я сама лично подписывала и сдала работу заказчику. Бывший работодатель пишет на моей странице, что всем расскажет, какая я недотяпа, что заказчик был недоволен переводом и вообще они три раза переделывали мой перевод. Полная ложь.

И ещё. Постфактум о переводе книг

Совсем недавно приходит предложение перевести книгу. Тоже очень пафосное письмо: «Мы такие крутые, мы так дорожим своим имиджем и ищем профессиональных переводчиков, и бла-бла.»

Я пишу, что «да, с удовольствием поучаствовала в переводе книги». Получаю мгновенный ответ: «вот вам для пробы пера пять (!) страниц. Переведите, а мы оценим.» Там не хило 10.000 знаков, по минимальной цене 8 лир, 80 лир. Пишу ответ, заплатите за перевод. Совсем дёшево. Получаю гневные молнии: ААА! Вы что! Очумели! Мы не ищем переводчика из бюро! Нам нужен специалист!». И дальше завуалированные рекомендации оставаться бездарной курицей в бюро переводов.

Если бы я была наивна, как несколько лет назад, когда ходила по печатным домам и проходила различные тестирования, занимаясь переводом книг бесплатно, то возможно попалась бы и на этот раз. Ты переводишь, отдаёшь издательству и вуяля: ты не прошел тестирование!

Мой вклад сделан в несколько книг. Скажите, почему книгу Жюль Верна переводят на турецкий с русского языка? Раньше я совсем не понимала этот лохотрон.

Принцип такой. Книгу делят на несколько частей и раздают нуждающимся, тем, кто ищет работу переводчика. Таких кандидатов доходит до 100-200 человек. Если вы раздадите им по две-три страницы, перевод вашей книги готов. Остаётся что? Правильно! Только отдать редактору на проверку. Автора указывают присяжного переводчика, которому по ранее заготовленным договорённостям уже выделили определённую сумму. Иностранные книги, чтобы их напечатать, необходимо заверить у присяжного переводчика.

Например,
Печатный дом в 2000-х годах выиграл тендер от министерства на печать 100 замечательных произведений мировой классики. Либо он договаривается с бюро Х, либо и не надо ни с кем договариваться. Всего лишь то! Нужно дать объявление на набор переводчиков. Переводчики строчат, приносят готовые страницы, которые потом «обрабатывают». Смысл производства книг понятен? Из почти пятсот страничной книги Чарьза Дикенса «Большие надежды», получается тридцати страничная брошюрка для школьников в виде изложения книги.

как современные технологии меняют работу переводчика

За последние несколько лет переводческая отрасль претерпела существенные изменения, связанные с появлением новых технологий. Для отрасли, которая растет все более быстрыми темпами и испытывает острую нехватку квалифицированных переводчиков, компьютерные технологии, позволяющие увеличить эффективность работы переводчиков, стали настоящей панацеей. Основной технологией, которую необходимо назвать в этой связи, является использование программ – накопителей переводов (Translation Memory). При помощи программного обеспечения этого класса переводчики могут использовать ранее выполненные переводы, чтобы избежать повторного перевода одинаковых или похожих фрагментов текста.

Работа переводчика в современном мире становится профессиональным занятием, ориентированным на рынок, что требует применения к ней единых стандартов обеспечения качества и выполнения переводов в сжатые сроки. Если несколько веков назад типичный переводчик мог днями сидеть в своем кабинете, подбирая подходящее слово для перевода стихотворения или церковной книги, то современный переводчик работает за компьютером, переводя в день тысячи слов, и вынужден выполнять перевод в сжатые сроки, ведь любая задержка будет означать убытки клиента.

Первым инструментов, позволившим ускорить работу переводчика, была обыкновенная печатная машинка, но более значительным прорывом стала замена печатной машинки на персональный компьютер. Появились крайне важные для переводчика инструменты, в том числе электронные словари и глоссарии, программы для записи голоса и, в конце концов, накопители переводов (CAT-программы). Переводчики теперь могут рассчитывать не только на свою память, но и на коллективный опыт, собранный в накопителе переводов.

С появлением глобальной сети Интернет появились новые возможности использования компьютеров. Стало возможным общаться с людьми из других стран в режиме реального времени. У переводчиков появилась возможность создавать сообщества, форумы, обмениваться опытом и получать помощь коллег.

Попытаемся разобраться, какие инструменты помогали переводчикам в работе за всю историю этого ремесла.

Первые переводчики

Ремесло (или искусство) переводчика, безусловно, является очень древним занятием. В целом первый переводчик появился тогда, когда два человека, не знающие язык друг друга, смогли общаться при помощи третьей стороны. Письменный перевод появился практически одновременно с изобретением письменности. Первые серьезные работы переводчиков были связаны с религиозными текстами. По этой причине в числе первых переводчиков чаще всего называют святого Иеронима, известного тем, что он выполнил перевод Библии с греческого языка и иврита на латынь. святой Иероним родился в 347 году на территории современной Боснии и Герцеговины. Его перевод Библии также называют Вульгатой, поскольку при ее написании использовалась не классическая, а так называемая вульгарная латынь. Вульгата до сих пор является официальным текстом Библии в Римско-католической церкви. Святой Иероним начал свою работу в 382 году с правки существовавшего на тот момент латинского перевода Нового Завета. В 390 году он добрался до Старого Завета, написанного на иврите. Работа святого Иеронима была полностью завершена в 405 году, т.е. заняла 23 года. В последующие 15 лет жизни святой Иероним занимался тем, что комментировал полученную рукопись, нередко объясняя принятые им переводческие решения.

В память о святом Иерониме 30 сентября празднуется Международный день переводчика. Следует отметить, что даже такой классический перевод, как работа святого Иеронима, до сих пор подвергается постоянной критике, что еще раз говорит о субъективном характере любого перевода.

Появление книгопечатания в Европе стало предпосылкой для появления переводов Библии на немецкий (Мартин Лютер), польский (Якуб Вуек) и английский (Библия короля Якова) языки.

Первые инструменты переводчика

В течение многих лет орудием переводчика были чернила, перья и бумага. С их помощью Святой Иероним переводил Библию. Важной составляющей навыков переводчика было владение каллиграфией. В результате за день работы можно было получить одну или две страницы перевода.

Хотя изобретение шариковой ручки в XIX веке несколько упростило работу переводчика, первая революция все-таки связывается с изобретением печатной машинки. Человек, владеющий навыками набора текста, печатает намного быстрее, чем пишет от руки. Стало возможным набирать текст со скоростью 250–300 символов в минуту. Для справки, официальный рекорд слепой печати при русской раскладке клавиатуры принадлежит Михаилу Шестову и составляет 720 символов, напечатанных без ошибок за минуту. Несмотря на все преимущества, печатные машинки не получили быстрого распространения среди переводчиков. Противники идеи использования печатных машинок переводчиками утверждали, что повышение скорости печати противоречит самой сути перевода, который является искусством и измерять который знаками в минуту нельзя. С тем же успехом можно использовать механизмы для создания картин или музыкальных произведений.

До сих пор многие переводчики не хотят использовать накопители перевода, позволяющие существенно увеличить скорость их работы, поскольку считают, что из-за этого их труд станет менее ценным.

Появление печатной машинки привело к тому, что все переводчики поделились на две школы: тех, кто считал перевод искусством, и тех, кто считал перевод работой. Причем в обе школы входили представители как молодого, так и старшего поколения переводчиков.

Появление компьютеров

В современном мире переводчик, не владеющий навыками работы на компьютере, вряд ли сможет найти работу. Большинство переводческих компаний принимает переводы только в электронном формате, которые можно легко отредактировать и отправить по электронной почте. Но так было далеко не всегда.

Электронные словари и глоссарии

Существует два основных недостатка при работе с информацией на бумажных носителях (например, со словарями). Во-первых, для поиска информации требуется намного больше времени. Большинству переводчиков знакомо чувство, когда интуиция подсказывает то или иное слово, но въедливый ум требует проверить наличие у этого термина требуемого значения по словарю. Найти нужное слово в электронном словаре (например, www.lingvo.com) намного быстрее. Во-вторых, бумажные словари занимают много места и собирают пыль, которую очень любят микробы и прочие микроорганизмы. Электронные словари, так же как и бумажные, нужно покупать, но они все-таки обходятся несколько дешевле.

Перевод с помощью компьютера

Программы перевода с помощью компьютера, или CAT-программы (английская аббревиатура – computer-assisted translation), – категория программного обеспечения, позволяющая облегчить труд переводчика за счет использования накопителей переводов, или TM (от английского translation memory). В накопителях перевода сохраняются переводческие решения, принятые ранее. Следует сразу оговориться, что перевод с помощью компьютера и машинный перевод не одно и то же и, соответственно, получаемое в результате качество совершенно разное. При использовании CAT-программ исходный документ делится на сегменты, разделенные знаками препинания. Каждый исходный сегмент при переводе соотносится с сегментом перевода. Если при этом в накопителе перевода уже содержится такой же или похожий фрагмент исходника, то программа предлагает переводчику сравнить его с оригиналом. После завершения перевода фрагмента в накопитель перевода заносится пара оригинал – перевод. При переходе к переводу следующего сегмента программа снова сканирует накопитель переводов в поисках совпадений.

Использование CAT-программ позволяет ускорить работу над переводом за счет того, что переводчику не нужно каждый раз сверять перевод терминов с глоссарием. Кроме того, накопители переводов позволяют добиться единообразия терминологии в рамках долгосрочных проектов, а также при совместной работе нескольких переводчиков над одним заказом. Если в первом случае CAT-программа выполняет роль внешней памяти переводчика, то во втором случае она выступает динамическим глоссарием, который может храниться в сети и обновляться в режиме реального времени.

Часто один и тот же термин допускает несколько вариантов перевода, но многовариантность в рамках одного текста недопустима и приводит к путанице. Например, при переводе договоров с английского на русский «Customer» можно перевести как «Заказчик» или «Покупатель», но в рамках одного договора может использоваться только один вариант. До появления CAT-программ при выполнении срочных заказов, требующих подключения к работе над переводом одного текста нескольких переводчиков, составлялся глоссарий. Разумеется, вероятность ошибки из-за человеческого фактора при этом была намного выше. Нередко глоссарии включали несколько десятков терминов, и немудрено, что переводчики или редактор могли упустить один или два из них. При использовании накопителей перевода координация работы большого числа переводчиков намного упрощается.

Большинство CAT-программ также позволяют найти нужное слово в накопителе переводов, посмотреть встречавшиеся варианты его перевода, а также контекст, в котором оно встречалось.

Наиболее известной CAT-программой на сегодняшний день является SDL Trados. К сожалению, распространению этой программы среди российских переводчиков мешает ее высокая стоимость. Более доступен по цене накопитель переводов Wordfast.

Другие программы, позволяющие облегчить работу переводчика, – программы распознавания голоса, распознавания текста (OCR) и офисные приложения (MS Office и OpenOffice).

Программы распознавания голоса

Постоянная работа за компьютером, сидячий образ жизни отрицательно сказываются на здоровье переводчиков. Неудивительно, что разработчики программного обеспечения предлагают решения, позволяющие сократить время работы за компьютером. В определенной степени сократить время пребывания за компьютером позволяют программы распознавания голоса (RSI) и текста (OCR). Примерами профессиональных программ распознавания голоса являются ViaVoice компании IBM и NaturallySpeaking компании Dragon. Российские разработчики несколько отстают в этом направлении, но в последнее время появились и достойные образцы программ распознавания русской речи. Программы распознавания речи могут использоваться при подготовке стенограмм аудиозаписей на иностранном языке, которые в дальнейшем будет необходимо перевести, а также при диктовке текста перевода. Применение программ распознавания голоса ограничивается необходимостью их длительного обучения, а также высокими требованиями к оборудованию и окружающей обстановке (микрофон, отсутствие помех и шумов).

Программы распознавания текста (OCR) получили намного более широкое распространение среди переводчиков. Они особенно полезны переводчику при необходимости набора большого количества цифровых данных. Программа распознавания текста сканирует изображение в любом растровом формате (JPG, BMP или PDF) и преобразует его в текстовый файл формата .DOC или любой другой по желанию переводчика. Наиболее известной программой распознавания текста является ABBY Fine Reader. К сожалению, так же как и программы распознавания речи, OCR очень чувствительны к настройке и при неумелом использовании дают очень плохой результат. Форматирование полученного текстового документа, как правило, практически непригодно для внесения в него дальнейших изменений. Большинство бюро переводов крайне негативно относятся к переводчикам, использующим программы автоматического распознавания текста без последующего ручного исправления форматирования. Часто более или менее довести до ума текст перевода, выполненного в распознанном файле, можно, только заново скопировав его по одному абзацу в новый документ.

Текстовые редакторы

Наиболее распространенными текстовыми редакторами среди переводчиков являются Microsoft Word и OpenOffice. Обе программы имеют много функций, которые большинство переводчиков не используют. Например, мало кто знает, что в этих программах можно задавать сочетания клавиш для вставки часто встречающихся словосочетаний. Например, если вы переводите текст какого-нибудь федерального закона, то при наборе fdl программа автоматически заменит получившуюся аббревиатуру на Federal Law. Важной функцией современных текстовых редакторов, позволяющей в разы сократить количество опечаток в переводах, является функция автоматической проверки орфографии и пунктуации.

Интернет-ресурсы

С появлением поисковых систем Google и Yandex Интернет стал бесценной энциклопедией и лучшим другом переводчика. Эти системы действительно открывают перед переводчиком очень широкие возможности. За несколько секунд можно проверить, в каком контексте встречается то или иное сочетание, вызывающее затруднения при переводе. Многоязычные инструменты (в первую очередь Wikipedia) позволяют переключаться между статьями, написанными на одну тему, но на разных языках. В результате переводчик получает возможность сравнить терминологию языков оригинала и перевода в той или иной узкой предметной области. Например, если для переводчика английский язык не является родным и он не уверен, какую формулировку лучше использовать (например, heavy rain или strong rain), то задав оба варианта в строке поиска Google, можно сравнить частотность каждого из них по количеству найденных страниц (8,8 миллионов для heavy rain и 41 900 для strong rain). Чтобы Google искал именно словосочетание, а не отдельные слова, их нужно взять в кавычки. Разумеется, использовать Интернет как основной источник информации для принятия решения нужно очень осторожно. Сам факт того, что в сети нашлось больше сорока тысяч сайтов, содержащих неидиоматическое в английском языке выражение strong rain, говорит о ненадежности этого источника. К счастью, грамотных авторов сайтов все-таки больше, чем неграмотных, и указанный выше метод несколько лет с успехом применяется автором этой статьи в его переводческой деятельности.

С распространением сети Интернет появляется все больше ресурсов, доступ к которым можно получить через сеть. Доступны онлайн-версии многих электронных словарей, в том числе с возможностью пополнения пользователями (например, www.multitran.ru). Интернет соединил переводчиков, живущих в разных странах мира. С каждым днем появляется все больше форумов, блогов и ресурсов для переводчиков, где последние могут обмениваться опытом и помогать друг другу. Наиболее известный среди таких сайтов в России – «Город переводчиков», а среди западных – Proz.com, KudoZ, Translators’ Café и Translators’ Base. Некоторое время назад среди переводчиков также были популярны списки рассылки (например, Lantra-L и Trad-Prt).

Используя программы коммуникации (ICQ, Skype и другие), переводческие компании могут привлекать к работе переводчиков – носителей языка из разных стран. Благодаря сети Интернет рынок переводов становится действительно единым и глобальным. Появляются международные ассоциации переводчиков (например, Американская ассоциация переводчиков, или сокращенно ATA, основанная в 1959 году и включающая 10 500 переводчиков из 70 стран мира). В 2005 году ATA провела «перепись переводчиков», по результатам которой можно сделать ряд интересных выводов. Так, 67,1% переводчиков, состоящих в ассоциации, – женщины и только 32,9% — мужчины. 63,6% переводчиков проживали в США, а 36,4% – за пределами этой страны. Только 74,6% переводчиков имеют высшее образование. Роль ATA заключается в том, что эта организация проводит сертификацию переводчиков.

Появление компьютерной техники, накопителей переводов, электронных словарей, программ распознавания речи и текста позволило ускорить и облегчить работу переводчиков. В результате существенно вырос оборот переводческой отрасли. Тем не менее, накопители переводов используют далеко не все переводчики.

Чем отличается перевод книг от статей

Переводы книг и статей имеют некоторые особенности в сравнении с другими письменными переводами текстов. Связано это с тем, что готовятся они для опубликования в печатных изданиях. Конечно же переводчик должен верно передать содержание оригинального текста, будь то художественная, научная или другая литература, сделать переведенный материал понятным и интересным читателю. Вместе с этим он вынужден придерживаться строгих издательских требований по грамотности, стилю, оформлению, а также соблюдать установленные временные рамки.

Особенности перевода книги

Перевод книги — задача сложная для любого переводчика. Он занимает много времени (от нескольких месяцев до года), ведь книга представляет собой текст большого объема. Перевод крупного произведения является кропотливой работой, которая требует глубоких знаний в области лингвистики, особого внимания к мелочам, тщательного анализа и многоэтапной проверки. А еще это большая ответственность, ведь читатель каждую фразу в переведенном тексте воспринимает за слова автора.

Переводчик должен точно предать позицию автора, соблюдая его стиль, не допуская искажений смыслового содержания, не навязывая собственных умозаключений и своих эмоций.

Работа над переводом состоит из множества этапов. Для начала переводчику нужно прочитать книгу, чтобы понять мысль, которой автор хотел поделиться с читателем, уловить творческую манеру, индивидуальный стиль, настроение. И уже затем приступать к переводу. Задача переводчика так представить произведение, чтобы читатель получил те же знания, прочувствовал те же эмоции, что и при чтении оригинала.

Русский перевод книги также сложен, как и любой другой. От иностранного оригинала русский текст отличается самим построением предложений. Если, например, в английском или немецком языках существует постоянный порядок слов, то в русском варианте он относительно свободный. Перестановкой слов можно добиться усиления эмоционального воздействия, подчеркнуть важный момент и даже изменить смысл фразы.

Успешно адаптировать произведение для определенной аудитории может только специалист высокого уровня. Конечно же, возможен и любительский перевод книг, но следует помнить, что малейшая неточность может в корне изменить идею автора. Даже в случае перевода с иностранного на родной язык переводчику мало грамотности и богатого словарного запаса. Нужно хорошо разбираться в предоставленной тематике, уметь внимательно относиться к деталям, иметь немалые творческие способности.

Перевод научной и учебной литературы

Перевод научных книг, учебных пособий следует доверять лингвистам, которые разбираются в тематике, имеют профильное образование и опыт.

Таких специалистов легче найти в бюро переводов, чем среди фрилансеров. Агентство предоставляет целый комплекс услуг, включая вычитку, редактуру и корректировку. К тому же при необходимости к работе можно подключить научного редактора и носителя языка.

Художественный литературный перевод

В случае перевода художественной литературы от переводчика требуется не только совершенное владение языками (целевым и оригинала), нужно еще самому быть писателем. Ведь читателю прежде всего важен эмоциональный посыл. Чтобы качественно перевести художественный текст, сделать его живым и интересным, переводчику нужно уметь работать со словом. Не зря лучшие переводы книг читателем воспринимаются в качестве оригинальных произведений.

Основные критерии перевода статей

При переводе статьи главным является передача конкретной информации и точки зрения ее автора. В отличии от книги для статьи более важен не сам текст, а идея, которую необходимо преподнести читателю на понятном для него языке. Публицистические статьи сочетают информационную и эмоциональную составляющую, поэтому при их переводе нужно придерживаться манеры и стиля автора. В научных статьях информация первостепенна, поэтому переводчик должен глубоко вникнуть в суть материала, чтобы изложить его максимально точно. Для перевода узкоспециализированных текстов необходим специалист, который не только блестяще владеет языком, но и всесторонне знаком со спецификой данного направления.

Иногда перевод текста статьи имеет чисто ознакомительную цель, то есть выполняется для определенного круга читателей. Но независимо от тематики статьи (информационная, аналитическая, публицистическая, научная) переведенный текст должен подаваться в простой, понятной форме и быть максимально адаптирован для аудитории, которой он предназначается.

Качественный перевод статьи на русский язык или перевод материалов на английский, например, для публикации в зарубежных научных журналах лучше заказывать в агентстве, где также помогут правильно оформить статью в соответствии с правилами целевого языка и требованиями издательства.

Общие требования к переводам статей и книг

Книги и статьи — это печатная продукция, написанная и оформленная в определенном формате. Этот порядок обязательно учитывается и при выполнении перевода: формат заголовков, структура текста, требования к знакам препинания, написанию имен собственных, сокращений, аббревиатур… Требования к издательскому переводу всегда очень высокие, независимо от объема материала.

Но главным правилом перевода как объемных книг, так и небольших статей остается ясное, точное изложение оригинального текста и обеспечение его легкой читаемости после языковой адаптации. Чтобы переведенный текст оказал на читателя эффект, равноценный прочтению оригинала, от переводчика требуется высокое мастерства, стопроцентное понимание материала и глубокие знания особенностей целевого языка.

Для получения качественного перевода лучше обращаться к профессионалам, которые предоставляют комплексные услуги перевода, включая оформление, вычитку носителем языка, проверку редактором, корректором.

Перевод на английский носителем английского языка

Для нашей компании важно, чтобы переведённые тексты выглядели органично для зарубежных коллег. Благодаря работе с Яной Соломинской мы смогли полностью обеспечить компетентную коммуникацию с иностранными партнёрами. В процессе работы Яна глубоко прорабатывает материалы, не боится предлагать грамотную альтернативу, с точностью доносит смысл текстов, а не перерабатывает технически. В 100% случаях все предложения Яны по переводу улучшили итоговый материал. Уверены и в дальнейшем продуктивном сотрудничестве.


Очень довольна сотрудничеством с Яной: быстро и качественно. Статья, которую она для меня переводила, принята к публикации без всякой правки и исправлений в итальянском журнале, входящем в SCOPUS. В будущем собираюсь обращаться к ней же. Cсылка на мой профиль в фейсбуке: https://www.facebook.com/tatyana.kudryavtseva.56


Перевод статей для профессиональных порталов типа DZone — вдвойне трудная задача: чтобы привлечь внимание читателей, статья должна быть не только безупречной с технической точки зрения, но и написанной живым, образным языком. Яна справилась отлично по обоим направлениям, наши статьи опубликованы с минимальными правками редакторов DZone и набрали желаемый рейтинг.


Для публикации научной статьи в зарубежной конференции, индексируемой в SCOPUS, потребовался перевод текста. Тема статьи — оценка поступающей солнечной радиации с учетом климатических факторов. Статья насыщена формулами, специализированными техническими терминами. Учитывая требования к качеству перевода, решил обратиться к специалисту. Наибольшее доверие и уверенность, что отдам материал в надежные руки, после просмотра многих объявлений, вызвала Яна Соломинская. Самое главное, что перевод был выполнен точно в срок, и качество перевода очень высокое. Не менее важно, конечно, и то, что понятен процесс предварительного согласования условий перевода. Я остался доволен результатами, и впредь буду обращаться именно к Яне.


Не совсем просто было найти редактора-переводчика для большой научной монографии (10 п.л.), тематика которой имеет междисциплинарный характер: ИТ+бухучет+госуправление. Яна прекрасно справилась с поставленной задачей в оговоренные сроки. Выборочно лингвист-носитель проверил работу Яны и сделал заключение: «гладко, по всем классическим правилам английского языка».


Спасибо за работу. Я много читаю по криптовалютной тематике на английском. Ваш перевод качественный, мне понравился.

4 stars — based on 250 reviews


Мы заказываем у Яны переводы и пруфриды. Нравится оперативная работа и оперативные правки. Спасибо за несколько вариантов перевода в тех местах, где хочется подобрать наиболее точное выражение. В текстах уверены на 100%, так как прошли с ними отбор в топовые американское издание для маркетологов socialmediaexaminer.

5 stars — based on 250 reviews


Анимационная студия «Да» выражает благодарность и горячо рекомендует Яну Соломинскую как профессионального, ответственного и внимательного к пожеланиям заказчика переводчика. Яна три года делала все субтитры к мультфильмам Студии «Да». Часть мультфильмов требовали перевода в стихах, часть содержали обороты детской речи или лингвистические стилизации, и со всем этим Яна отлично справлялась. Мы рады нашей многолетней дружбе и желаем Яне новых успехов в работе! https://www.studio-da.info


Литературная обработка авторского перевода – дело сложное. Особенно когда речь идет о довольно объемном романе-сказке, наполненном метафорами и музыкальными аллюзиями. Мы обратились к Яне, рассчитывая найти профессионала, который справится с нашей нелегкой задачей, и не только не ошиблись в выборе, но и получили гораздо больше: ответственный подход как непосредственно к работе над текстом, так и к срокам, адекватное и прозрачное ценообразование и очень приятное общение в процессе совместной работы. Выражаем благодарность Яне от всего коллектива нашего издательства! Animedia Company


Я никогда не считал, что научные тексты — исключительно шаблонная фразеология. Это распространенное заблуждение. Идеи высказываются в естественно-языковой форме; отсюда и проблемы их аккуратной передачи. Нужен натив и Яна очень хорошо с этим справляется. Был случай, когда я долго пытался найти подходящий перевод одного важного предложения и после консультаций с многим переводчиками уже было смирился, что то, что я хочу, наверно просто не выражаемо на языке. Но после ее перевода моя первая мысль — «а что, сразу нельзя было так?» В точности то, что мне и было нужно. Профиль переводимого текста конечно существенен для переводчика, но когда более менее знаешь язык, корректировки, связанные с терминологией, уходят на второй план. Встают проблемы следующего порядка. Здесь и нужен носитель языка и Яна предоставляет такую прекрасную возможность. Я уж не говорю про то, что анализ ее переводов — хорошие уроки английского и отличный способ повышения самообразования.


Очень рад, что при подготовке статьи к публикации в журнале из списка SCOPUS не стал терять время на самостоятельный перевод, а сразу обратился к такому профессионалу как Яна. Качество перевода на очень высоком уровне. Перевод был выполнен очень оперативно: по моей просьбе Яна даже согласилась несколько сократить изначально озвученные сроки. Ещё один немаловажный для сотрудничества момент: Яна — очень приятный в общении человек!


В восторге от сотрудничества с Яной! Качество и оперативность, при адекватной цене — были ключевыми критериями, и Яна проявила себя просто блестяще! Мы получили великолепный перевод значительно раньше оговоренного срока. Подкупило также, что уже на следующий день после отправки материала, Яна подготовила перечень вопросов по тексту, а значит незамедлительно приступила к работе. Смело рекомендуем и с удовольствием обратимся еще не раз!


Для участия в конкурсе на получение американского гранта очень срочно потребовался перевод текста по юридической специальности. В итоге очень рад, что наткнулся на сайт Яны. Перевод был подготовлен очень качественно и оперативно. Поскольку сам я владею английским на достаточно неплохом уровне, сразу было видно, что работал носитель языка


Для нашего кинопроекта был сделан большой объем переводов — художественных и технических — в очень короткий срок. Это было профессионально, качественно и в срок. Будем обращаться еще и еще.


Огромное спасибо Яне за большую проделанную работу по переводу сайтов Spheroid Universe. Очень комфортное общение во время работы и желание пойти навстречу в любое время сделало процесс легким и плодотворным. Все переводы были готовы за короткое время и на качественном английском языке носителя. Теперь будем всегда работать только с Яной!


Остались очень довольны сотрудничеством с Яной. Заказывали перевод 60 страниц сценария квеста. Все переведено очень оперативно, качество проверяли иностранцы, сказали, что круто. Так что, думаю, в процессе расширения зон влияния нашей фирмы на запад, мы еще не раз обратимся за услугами по переводу именно к Яне. 🙂


Перевод книги в Харькове с английского на русский, немецкий, испанский

Художественный перевод книг — это отдельная область искусства, и справиться с ним может только человек, обладающий литературным талантом. Перевести текст книги не значит дословно интерпретировать содержание, здесь важнее не исказить мысль автора, передать его позицию и эмоции. Каждый писатель имеет собственную манеру изложения и при переводе книги нужно сохранить его индивидуальный стиль.

 

Специфика художественного перевода книг

Имея оригинал книги, перевести на английский ее содержание непросто даже опытному лингвисту. Сложность этой работы заключается в том, что необходимо адаптировать текст с учетом культуры и менталитета другого народа. Читая книгу в переводе, читатель воспринимает каждую фразу как слова автора, поэтому переводчику важно уметь отстраняться от собственных эмоций и мыслей.

Перевести книгу на русский ненамного проще, так как специалист должен:

  • чувствовать язык оригинала;
  • понимать юмор и уметь правильно подбирать сравнения;
  • знать историко-культурные особенности страны, с литературой которой он знакомит читателя.

Работа над художественной адаптацией литературного произведения осложняется еще и тем, что, выполняя заказ издательства, переводчики должны четко придерживаться требований договора и сроков.

 

Где заказать перевод книги

В агентстве Topperevod, которое имеет представительства в разных городах Украины, Вам помогут перевести книгу, написанную в любом жанре. Мы отлично понимаем, чем литературный перевод книги отличается от любого другого вида перевода. Так, при выполнении перевода экономических, технических текстов важна точность передачи информации. Однако при осуществлении переводов художественной литературы первоочередная задача переводчика — максимально сохранить авторский стиль оригинала.

Мы поручаем перевод художественных книг не просто переводчикам с филологическим образованием. Не сомневайтесь, литературный перевод в нашем бюро будет выполнен специалистом, который обладает особым чутьем и владеет художественными приемами.

При переводе книг наши переводчики подходят к работе не только творчески, но и максимально ответственно. В нашем арсенале 70 языков, поэтому мы сможем обеспечить грамотный, адаптированный перевод книг на иностранный язык. Проверка готовых текстов редактором и корректором позволит избежать неточностей и искажения смысла.

Заказать услугу перевода художественных книг можно, воспользовавшись формой на сайте, или обратившись в наши офисы в Харькове и Киеве. Узнать об условиях перевода и стоимости наших услуг можно у менеджера. Цена одной страницы художественного перевода зависит от языка оригинала и целевого языка. Стоимость увеличится, если перевод нужно выполнить в сжатые сроки или для его осуществления необходимо привлекать носителя языка. Поэтому сориентировать Вас по стоимости перевода менеджер сможет только после ознакомления со всеми условиями проекта.

Мы не завышаем цены, так как настроены на длительное сотрудничество.

Делитесь своей работой с русскоговорящими — Причины перевести вашу книгу на русский язык — Рафа Ломбардино

Елена Терещенкова

Этот пост является первым в серии для писателей, которые сами издаются, которые думают о переводе своих книг на русский язык. другой язык. Но прежде чем я перейду к причинам, по которым вы можете захотеть перевести свою книгу на русский язык, я хочу дать краткое объяснение того, почему я решил написать эту серию статей (не стесняйтесь пропустить эту часть и прокрутить вниз до причин) .

Мне всегда хотелось переводить книги. Снова и снова мне попадались как художественные, так и научно-популярные книги на английском языке, которые не были переведены на русский язык, и мне отчаянно хотелось поделиться ими с окружающими меня людьми, которые не говорят и не читают по-английски.

И я не имею в виду только произведения известных писателей, которые обычно в какой-то момент переводят. Есть много замечательных книг от самостоятельно опубликованных авторов, которые стоит прочесть и поделиться, но не привлекают к себе столько внимания.И это одна из причин, по которой я хочу с ними работать.

На данный момент у меня нет опыта литературного перевода, кроме перевода статей для моего информационного бюллетеня I Love Mondays каждую неделю в течение почти 9 месяцев, что, на мой взгляд, является хорошим способом практиковать такие навыки, поскольку мне особенно интересно в переводе научно-популярных книг, посвященных темам более счастливой жизни, построению собственного бизнеса и повышению продуктивности.

Итак, когда я решил, что хочу продолжить эту новую область специализации, я начал думать о способах, которыми я могу связаться с авторами.И идея написать что-то, что было бы полезно для моих идеальных клиентов, мне очень понравилась.

Эта серия статей ответит на такие вопросы, как: почему вы можете захотеть перевести свои книги на русский язык, как вы можете их перевести и что вам нужно знать, чтобы работа с переводчиком была продуктивной и приятной, и как вы можете поделиться переводами вашей книги с русскоязычной аудиторией. Он основан на исследовании, которое я проводил последние пару месяцев, и я также надеюсь, что мои коллеги поделятся любой полезной информацией в комментариях к этому сообщению.

Итак, теперь, когда у нас есть мотивация для написания этих сообщений, давайте перейдем к вопросу о том, почему перевод вашей книги на русский язык может быть хорошей идеей.

Вы написали книгу. Надеюсь, у вас на внутреннем рынке дела идут неплохо, и теперь вы думаете о том, чтобы сделать следующий шаг и перевести его на другой язык. Или, может быть, вы уже перевели его на один или два самых популярных европейских языка, и он тоже имел успех.

Возможно, вы захотите еще больше распространить свои идеи.В таком случае перевод вашей книги на русский язык может быть для вас идеальным выбором, и вот почему:

1. Возможно, вам будет интересно поделиться своими идеями с людьми, принадлежащими к совершенно другой культуре

Россия — это часто воспринимается как далекая загадочная земля. Вы, наверное, знаете Толстого, Достоевского и Чайковского. Возможно, вы даже были в Москве или Санкт-Петербурге. Но вы все равно думаете, что русские чем-то отличаются. И это правда!

Как и любой другой народ, у нас есть свои особенности, и мы смотрим на мир под другим углом.И именно поэтому вам может быть интересна российская аудитория. Разве не было бы увлекательно увидеть, находят ли ваши идеи отклик у кого-то с другой точки зрения?

С другой стороны, Россия по-прежнему принадлежит Европе. Несмотря на все культурные нюансы, у нас много общих ценностей, поэтому ваша книга, скорее всего, найдет свою аудиторию.

2. Это может увеличить продажи ваших книг на английском языке — это престижно, чтобы ваша книга была переведена на более экзотический язык.

Давайте будем честными: русский язык сильно отличается от большинства популярных европейских языков.

И я даже не имею в виду падежи, роды, склонения и непредсказуемый порядок слов. Это даже выглядит иначе!

Хотя вы можете попытаться прочитать текст на французском или испанском языке и даже найдете несколько знакомых слов, этого не произойдет с русским рассказом или книгой. И это то, что делает его таким особенным!

Если личные встречи с читателями — это то, что вы часто делаете для продвижения своей книги, то наличие печатной копии ее русского перевода может вызвать их интерес.

3.На русском говорят 166 миллионов человек (сравните это с 75,9 миллионами французов, 78,1 миллионами немецких или 63,8 миллионами говорящих по-итальянски), и хотя некоторые из них читают по-английски, большинство не знает

Россия, к сожалению, одна из тех стран, где большинство населения не говорит по-английски. Согласно опросу, проведенному Фондом общественного мнения в 2011 году, только 11% респондентов заявили, что говорят по-английски (для сравнения: 64% в Германии или 39% во Франции).

Хотя опрос проводился 5 лет назад, я сомневаюсь, что ситуация изменилась.Кроме того, есть что-то в чтении хорошей книги на родном языке, поэтому некоторые люди предпочитают переводы оригиналам, даже если они могут читать на определенном языке.

4. Рынок электронных книг продолжает расти

Если электронная книга — это формат, который вы хотели бы рассмотреть для своей переведенной книги, у меня для вас хорошие новости: за последние пять лет этот рынок выросла в геометрической прогрессии

Как ни странно, сложная экономическая ситуация в России может еще больше повысить спрос на электронные книги.

Из-за падения курса рубля выросли затраты на производство книг и розничные цены. Вот почему все больше и больше людей обращаются к электронным книгам.

5. Это вызов и возможность для обучения

В течение последнего года я делал много дел, которые были сложными и заставили меня выйти за пределы моей зоны комфорта. Все они так или иначе оказались для меня полезными.

Перевод книги на иностранный язык — непростая задача.Вам нужно подумать о многом: найти хорошего переводчика, разобраться с форматированием и версткой, найти хорошую платформу для распространения, выяснить, как продвигать свою книгу на рынке.

Но преодоление трудностей — отличный способ учиться. И вы никогда не знаете, когда вам могут понадобиться эти навыки и знания и что может получиться из всего опыта.

Итак, какие книги сейчас более востребованы? В интервью Международной ассоциации издателей Ирина Гусинская из издательства «Альпина» выделяет несколько трендов:

  • Людям нравится покупать книги по воспитанию детей.Это широкая категория, которая включает в себя все, от названий по раннему развитию до книг, помогающих им лучше понять своего ребенка
  • Другая популярная категория включает книги по когнитивным навыкам, таким как скорочтение или тренировка памяти
  • Заголовки о том, как жить более простой, минималистичной, счастливая и здоровая жизнь тоже хорошо продается
  • То же самое и с книгами по развитию бизнеса и повышению производительности

Перевод книги на русский язык не только приблизит вашу работу к тем, кто не читает по-английски.Это поможет вам узнать о нем что-то новое. Будет ли он резонировать с людьми из другой страны так же, как с людьми, которые больше похожи на вас? Поможет ли это им изменить свою жизнь к лучшему, как это произошло с тысячами ваших читателей? Есть только один способ узнать.

Новые русско-английские переводы за 2016 год

Я рад сообщить, что составление списков с русского на английский переводы по-прежнему остаются большой работой! В списке на 2016 год около трех дюжина названий — примерно так же, как в 2015 году — и снова смешение жанров в этом году тоже много стихов, художественной и научной литературы.Также есть интересное сочетание современной и классической литературы. Как я уже заметил в 2014, грантовые программы института перевода и Фонда Прохорова Программа Transcript вносит огромный вклад, как прямо, так и косвенно, заинтересованности издателя в переводах с русского на английский. Я знаю что я не единственный переводчик, который безмерно благодарен обеим организациям за все, что они делать для поддержки издателей, переводчиков и писателей. Как всегда, несколько предостережений. Этот список только начало — я добавлю книги в течение года и внесение исправлений по мере необходимости. Пожалуйста, напишите мне по электронной почте с любыми изменениями; мой адрес находится на боковой панели. Как и в прошлом году, это глобальный список, включает новые переводы и ретрансляции. Я связал заголовки в списке с страницы издателей везде, где это возможно. Даты публикации, как известно, зависят от проскальзывать; Я пересылаю книги из года в год по мере необходимости и пересекла из названий на 2015 список, которые фактически не публиковались в 2015 году. Обновление: я проделал то же самое с названиями 2016 года, которые были перенесены в 2017. Я размещу ссылку на это разместите на боковой панели блога для удобства пользования.Я беру имена и титулы на 2017 год, поэтому, пожалуйста, присылайте их. Наконец, не забудьте самоизданные Сообщение с переводом: Если у вас есть книга, которую вы хотите добавить, пожалуйста, добавьте ее в комментарий к эту страницу.

Как всегда, приятного чтения!

Алексиевич, Светлана: Чернобыльская молитва , перевод Анны Гунин и Арч Таит; Penguin Modern Classics уже в продаже. Алексиевич, Светлана: Б / у , г. перевод Белы Шаевича; Fitzcarraldo Editions (Великобритания) и Random House (США), май 2016 г.Аристов, Владимир: Что Видели с этой горы , перевод Юлии Трубихиной (Куниной), Бетси Халик, Джеральд Джейнчек; Гадкий утенок, весна 2016.

Бабель, Исаак: Одесса Рассказы , перевод Бориса Дралюка; Пушкин Пресс, ноябрь 2016.


Беленькая, Надежда: Wake in Winter , перевод Андреа Грегович, Amazon Crossing, ноябрь 2016 г. Булгаков, Михаил: Белый Guard , переведенный Роджером Кокреллом; Alma Classics, август 2016 г.

Чехов, Антон: Маленький Яблоки и другие ранние рассказы , переведенный Петром Константином; Стивен Stories Press, январь 2016 г.

Достоевский, Федор: Двойник , перевод Хью Аплина; Alma Classics, август 2016 г.

Чижова , Елена: Дети Зачеса переведено Кэрол Ермакова; Глагослав, 2016.

Газданов, Гайдо: Рейс , перевод Брайана Каретника; Пушкин Пресс, март 2016 г.


Геласимов, Андрей: Холодный , перевод Мариана Шварца; Amazon Crossing, 2016 год.

Гришковец , Евгений: Рубашка , перевод Ронан Куинн; Глагослав, 2016.

Громова, Наталья: Москва 1930-х: Роман из Архив ; перевод Кристофера Калвера, Глагослав, май 2016 г.

Капица, Сергей: Парадоксов of Growth , переведено Инной Цис и отредактировано Скоттом Д. Моссом и Хью. Дэвис; Глагослав, май 2016. Кашин, Олег: Фардвар, Россия! , переведено Уиллом Эванс; Restless Books, январь 2016.Клех, Игорь: Приключения на славянской кухне , пер. Михаил Найдан и Слава Ястремский; Глагослав, 2016. (Продовольственная книга, что за раритет!)

Кобрин, Кирилл: Одиннадцать пражских трупов , перевод Вероники Лакотовой; Dalkey Archive Press, 2016.

Курчаткин , Анатолий: Цунами , перевод: Arch Tait; Глагослав, 2016.

Курков, Андрей: The Bickford Fuse , перевод: Борис Дралюк; MacLehose Press, май 2016 г.Лебедев, Сергей: Oblivion , переведено Нина В. Буи; New Vessel Press, январь 2016 года. Этот на полке; Больной скоро прочитаю.

Лермонтов, Михаил: Герой нашего времени , перевод Элизабет Череш Аллен; Northwestern University Press, август 2016 г. Старый фаворит в новом переводе; Я просто обожаю эту книгу (предыдущий пост).


Лукьяненко, Сергей: Шестая вахта , перевод Эндрю Бромфилд; Харпер в мягкой обложке (США) / Уильям Хайнеманн (Великобритания), 31 августа / 1 сентября соответственно.Мандельштам, Осип: Воронежские тетради , пер. Эндрю Дэвис; Нью-Йорк Ревью Букс, 2016. Минкина-Тайчер, Елена: г. Rebinder Effect , переведенный Кристофера Калвера; Глагослав, 2016. (предыдущий post) (Обратите внимание, что рассматриваемый эффект назван в честь ученого, имя которого транслитерируется как Петр Ребиндер, но что научный эффект очень часто, как в Википедии, пишется как «Ребиндер».) Немзер, Анна: Узник , перевод Ронана Куинна; Глагослав, февраль 2016 г.

Осминкин Роман: Ни слова о политике , перевод Ольги Булатова, Cement Collective, Джейсон Сипли, Ян Драйблатт, Брайан Дройткур, Кейт Гессен, Эйнсли Морс и Бела Шаевич, Анастасия Осипова, Джон Платт и Дэвид Рифф; Cicada Press, май 2016 г. Удвойте удовольствие: он двуязычный!

Платонов Андрей: Четырнадцать Красные хижины и другие пьесы , перевод Роберта Чендлера, Джесси Ирвин и Сьюзен Ларсен; Издательство Колумбийского университета / Российская библиотека, Декабрь 2016 г.Под редакцией Роберта Чендлера.

Шаров, Владимир: г. Репетиции , перевод Оливер Риди; Dedalus Books, 2016.

. Шишкин Михаил: Взятие Измаила , перевод Андрея Бромфилд; Quercus, июнь 2016 г. Синявский, Андрей: Прогулок с Пушкиным , перевод (упрощенный!) Катариной Таймер Непомнящий, Слава И. Ястремский, Михаил Найдан и Ольга Титаренко; Columbia University Press / Российская библиотека, декабрь 2016 г. Соколов, Саша: Между Собака и волк , перевод Александра Богуславского; Колумбийский университет Пресса / Российская библиотека, декабрь 2016.Стругацкие, Аркадий и Стругацкие, Борис: Обреченный город , перевод: Эндрю Бромфилд; Chicago Review Press, июль 2016 г.
Цветаева, Марина: Письмо к Амазонке , перевод А’Дора Филлипс, Гаэль Коган; Пресса «Гадкий утенок», весна 2016 года. Вступительное слово Катрин Чепиела.

Улицкая, Людмила: Загадка Кукоцкого , перевод Дайаны Немек Игнашевой; Издательство Northwestern University Press, август 2016 г. Победитель конкурса «Русский букер» Улицкой.

Вагнер, Яна: К озеру , перевод Марии Уилтшир; Публикации о небоскребе, осень 2016 г.

Разное: 1917: Литература времен русской революции , изд. Борис Дралюк, перевод Борис Дралюк и др .; Пушкин-Пресс, декабрь 2016 г. Я очень рад сообщить, что перевел рассказ Михаила Пришвина для сборника!

Различный: Письменный в темноте: пять осадных поэтов , перевод Ананда Диббла, Бена Фелкер-Куинн, Эйнсли Морс, Чарльз Суонк и Джейсон Вагнер; Гадкий утенок Пресса, весна 2016.Поэты — Геннадий Гор, Дмитрий Максимов, Сергей Рудаков, Владимир Стерлигов и Павел Зальцман под редакцией Полины Барсковой.

Разное: Очень русское Рождество : New Vessel Press, октябрь 2016 г. На сайте New Vessel здесь есть история Зощенко.


Разное: 100 стихотворений о Москве: Антология , переведенные разными переводчиками, составитель А. Скорцов; БГС-пресс, 2016. Двуязычное издание, в котором участвовали многие друзья и коллеги.

И этот сборник монгольских стихов только потому, что я чувствую как упомянуть:

Оидов, Цэвээндоржин: Конец тьмы Эра , переведенная Саймоном Викхемсмитом; Phoneme Media, июль 2016 г.В Книга также включает работы Оидова.

вверх Next: Евгения Водолазкина Авиатор , который мне просто очень понравился. Вера Александра Снегирева, который Я еще могу позвонить Faith . Автохтоны Марии Галины

Перевод в России 500 лет

Раннее начало
Россия была основана как государство в 862 году, когда новгородцы попросили варяга (скандинавов) по имени Рюрик «прийти и править в Новгороде, ибо большая и богатая наша земля, но нет закона. и порядок в нем ».Позднее это событие было ознаменовано памятником «Тысячелетие России», который сейчас находится в центре Новгородского Детинца (Кремля). Нет сомнений в том, что какой-то перевод был задействован во время переговоров и позже, но никаких свидетельств на этот счет нет.

Переводчик на пенсии получает пенсию, эквивалентную 15-20 долларам в месяц, когда одна продуктовая корзина стоит примерно вдвое дороже.

В 988 году Россия приняла христианство, и церкви были построены по всей стране.Самый старый из сохранившихся — Софийский собор в Великом Новгороде, построенный в 1050 году. Религиозные книги были переведены на русский язык с греческих и латинских текстов, так как к этому времени болгарские святые Кирилл и Мефодий ввели новый алфавит, который широко использовался в древности. Россия. Одна из первых сохранившихся рукописей была написана в Святой Софии Новгородской в ​​1057 году и называется Ostromirivo Evangelie (Остромирово Евангелие). Сейчас он хранится в Национальной библиотеке в Санкт-Петербурге.Следует иметь в виду, что он был написан на старославянском языке, который использовался от Белого до Черного и от Балтийского до Каспийского. Собственно русский язык (в отличие от Малого (Украинского) и Белорусского (Белорусского) возник в конце XV века, когда эти народы приняли более или менее определенную форму.
Итак, в 1499 г. снова в Новгороде при архиепископе Геннадии впервые была переведена полная Библия на русский язык.Мы считаем это первым крупным письменным переводом на русский язык.
В том же веке многие иностранцы приехали в Россию по разным причинам, в основном по приглашению московского князя Ивана Третьего, которому требовались навыки архитекторов и других специалистов для строительства и украшения церквей, которые строились в то время в новой России. столица. Среди них были Аристотель Фиораванти, построивший Успенский собор в Московском Кремле, и Феофан Грек, расписавший фрески в новгородской церкви Спаса Преображения.Врачи и другие специалисты также приехали в Россию в то время в поисках более зеленых пастбищ. Один из устных и письменных переводчиков изображен в книге Лажечникова Басурман (Неверный).
Большое количество иностранцев было доставлено в Россию во время правления Петра Великого, и в результате французский, немецкий и английский языки позже стали широко использоваться русской знатью. Петр Великий придавал большое значение переводу технических книг и текстов, в основном морского, военного и научного характера, и заказал несколько переводов в этих областях.В то же время он относился к устным и письменным переводчикам так, как рабочие низкого уровня ставили их в один ряд с поварами и поставщиками боеприпасов и унизительно отзывались о них. Одним из первых известных переводчиков в России был Василий Адодуров (тоже из Новгорода), который некоторое время обучал Михаила Ломоносова, первого всемирно известного русского поэта и ученого. В 18 веке появились первые переводы художественной литературы с греческого и латинского языков. Их сделали Антиох Кантемир, Сумароков, Карамзин и Иван Крылов (чьи стихотворные переводы басен Лафонтена / Эзопа известны каждому русскому школьнику).За ними последовали Вяземский, Жуковский и Гнедич (переводчики «Илиады Гомера» и других известных произведений мировой литературы).

Русская литература 19 век
Величайший период русского перевода пришелся на XIX век, когда художественная литература и поэзия широко переводились на русский язык почти со всех европейских языков. Среди наиболее ярких переводов я бы назвал перевод Лермонтова стихотворения Гете об одинокой сосне, стоящей высоко на скале.Те, кто говорит по-немецки, утверждают, что по-русски лучше. То же самое можно сказать и о стихотворении Томаса Мура «« Вечерние колокола »», переведенном Иваном Козловым и ныне широко признанном в нашей стране как русская народная песня. Произведения многих русских авторов XIX века содержат целые страницы на французском языке (например, «Война и мир » Льва Толстого). Многие русские писатели этого периода также хорошо известны за рубежом, самый известный из них — «Толстоевский» (Толстой и Достоевский).В моей копии Стандартной справочной энциклопедии Funk & Wagnalls их имена под фотографиями поменяны местами.

Перевод в современной России
Русские узнают о Тома Сойере и Белом Клыке (от Джека Лондона), Трех мушкетерах и Айвенго с раннего детства; позже почти все читают рассказа о Шерлоке Холмсе и романа Агаты Кристи. Читаем Дон Кихот и Три товарища Замечания на русском языке; мы также читаем Диккенса и Шекспира и многих других известных авторов благодаря переводчикам, имена которых мы уже не помним.
Я хотел бы воздать должное нескольким из этих забытых переводчиков. В первую очередь это те, кто переводил на русский язык Шекспира и Бернса, Байрона и Диккенса. Это Самуил Маршак, Борис Пастернак, Шепкина-Куперник и Нора Галь. Первые два также известны как выдающиеся авторы; например, стихи Маршака известны каждому русскому ребенку. Пастернак — лауреат Нобелевской премии по литературе. Джим Карамбелас, который в 1970-х годах был переводчиком в Секретариате ООН в Нью-Йорке, сказал мне, что перевод Бориса Заходера Винни-Пух на русский язык лучше, чем исходный текст.Многие книги сейчас переведены на русский язык со всех языков мира, но в основном они носят развлекательный характер: детективные рассказы и книги, посвященные экзотике и сверхъестественному. Некоторые авторы с мировой известностью еще не изданы на русском языке (например, Р.М.Пирсиг), хотя русские переводы некоторых из этих авторов появляются в Интернете.
Одна из самых сложных книг, которые я прочитал на английском, — это Lolita , написанная русским писателем Набоковым, но мне не нравится ее русская версия, которая представляет собой переписывание, а не перевод автора.Набоков также перевел на английский язык книгу Пушкина «Евгений Онегин » в четырех томах, но она может быть интересна только специалистам. Его перевод «Алиса в стране чудес » на русский язык не соответствует оригиналу, но, справедливости ради, следует отметить, что сатиру Кэрролла вообще трудно перевести. Мне не нравятся стихи Иосифа Бродского ни на русском, ни на английском языках. А современной поэзии сейчас переводят на русский язык очень мало. Переводчики снова и снова пробуют свои силы у Шекспира (недавно появилась новая версия «Ромео и Джульетта» ) и другой классики; другие переводят на английский язык русских поэтов, таких как Грибоедов (современник Пушкина).Я хотел бы услышать от читателей журнала переводов «», «», каких современных русских авторов они читали в последнее время, и что они думают о русской литературе помимо Толстого, Чехова и Солженицына.
Переводчиков в этой стране все еще очень недооценивают. Перевод был введен в качестве профессии в Трудовой кодекс только 15-20 лет назад. Те, кто работают переводчиками, вряд ли могут заработать себе на хлеб, не говоря уже о масле. Большинство работодателей сначала спрашивают ваш возраст, размер груди, талии и бедер, и только после этого спрашивают, на каком языке вы «владеете».»Издательская индустрия по-прежнему сохраняет во многом такое же отношение, как и во время холодной войны, и очень трудно убедить кого-либо попробовать издать даже самые известные книги. Возьмем, к примеру, Роберта М. Пирсига с его Zen и Art of Motorcycle Maintenance . Он предложил его 121 издательству, только 8 дали какой-то отклик, и теперь это мировой бестселлер. В России он был переведен дважды, примерно 10 и 5 лет назад, но вы можете прочитать его только в Интернете. То же самое и с толкованием.Практически каждый, кто может сказать, что ты хочешь сказать, пытается заработать на письменном или устном переводе, и поэтому ставки заработной платы очень низкие. Переводчик на пенсии получает пенсию, эквивалентную 15-20 долларам в месяц, тогда как одна продуктовая корзина стоит примерно вдвое дороже. Переехать в крупные города невозможно из-за заоблачных цен на аренду и острой конкуренции со стороны любителей. В этой стране нет бюро переводов за пределами крупных городов, и они не хотят иметь дело с посторонними.
Как только у переводчика появляется шанс уйти из профессии, он делает это без всяких сожалений.Так что мои перспективы на будущее довольно мрачные. Удачи тем, кто еще хочет попробовать!

Клуб русских читателей — Какие переводы самые лучшие? Показаны 1-41 из 41

Зоя, я удивлен, что ты считаешь свой ответ представителем точки зрения лингвиста. Относительная жесткость русского языка, во-первых, переоценена, а, во-вторых, не имеет абсолютно никакого отношения к русским писателям конца XIX века. Вам только кажется, что русский менялся медленнее, чем английский, потому что вы знаете русский язык лучше.Протопопа Аввакума, гениального русского писателя, современника Шекспира, читать для современных россиян не легче, чем Шекспира для сегодняшних англоговорящих людей.

Диккенс был того же поколения, что и Гончаров, и Достоевский, и читать его совсем не труднее. Чехов, конечно, был намного моложе (ему было 10 лет, когда умер Диккенс), и его язык следует сравнивать с языком О. Генри и Лондона, а не с языком Диккенса или Мелвилла.

Наконец, вы делаете ошибку, типичную для русскоязычных.Вы механически обобщаете инструменты русского языка, сильно изменяющиеся, на английский, который почти изолирует. Богатство и красочность выражения в русском языке (как, в несколько меньшей степени, в немецком) достигается за счет сложных грамматических конструкций (о чем свидетельствуют типичные предложения на полстраницы русских или немецких классиков) и изобретательного использования синтеза слов (префиксы, суффиксы и т. Д.) ), в то время как в английском языке основным инструментом является его огромный словарный запас. Либо Шекспир, либо Диккенс, либо Джойс — их словарь, насчитывающий только уникальные основы, включает 15-20 000 корней.Это намного больше, чем у любого русского писателя (Толстой использовал 16 000 * слов *, а не основы). Таким образом, красота английской литературы, в отличие от русской литературы, определяется «сложностями» и «замысловатыми словами» — хотя из-за этого иностранцу гораздо труднее в полной мере насладиться, скажем, Мелвиллом или Стайроном.

Я также совершенно не согласен с тем, что «великие русские» популярны на Западе своей прозой (я полагаю, это то, что вы имели в виду под «их языком»). Мало того, что большая часть этого теряется при переводе, англоговорящие люди также не могут понять это из-за языковых различий.Мысли, чувства, эмоции — вот что делает русскую классику привлекательной для международного читателя. Приведу пример: «Моби Дик» по-русски читается как интересный роман, но читается он совершенно иначе, чем оригинал. А другие книги Мелвилла, столь же хорошо написанные, но без увлекательного сюжета, такие как Бартлби, практически неизвестны в России.

Arch Tait по переводу русских произведений: Издательство в России 2012

Лауреат первой премии «Литература в переводе» английского ПЕН-клуба в 2010 году за роман Анны Политковской «Россия Путина» (Harvill Press), Арка Тейт работала со многими известными российскими писателями, включая Людмилу Улицкую, Владимира Маканина, Виктора Пелевина, Петра Алешковского, Андрея Волоса и Анатолий Курчаткин.Он был британским редактором серии переводов Glas New Russian Writing с 1993 по 2000 год и до сих пор занимается переводом для московского издательства.

PW разговаривает с Тэтом о русском языке, проблемах с русско-английским переводом, смене русского письма и многом другом.

Что побудило вас изучать русский язык и сделать его своим призванием? Что вас больше всего привлекает в этом языке?

Мне посчастливилось посещать Латимерскую старшую школу в Хаммерсмите, Лондон, чей французский учитель Ф.В. Грегори во время Второй мировой войны решил, что Россия станет важным языком в послевоенном мире. Он преподавал русскую грамматику, а Наташа Уайлд, ленинградка, вышедшая замуж за англичанина, преподавала разговор. Это была мощная комбинация, и многие латимерицы продолжили изучать русский язык в Оксбридже.
Посещение школы таинственной и немного зловещей делегацией Моссовета еще больше углубило мое восхищение культурой, которая была явно более чуждой, чем культура наших западноевропейских соседей.

Завораживали и звуки русского языка. Когда Уайльд сказал, что британцы не могут произносить «ы», я потренировался в этом в душе и продемонстрировал это — мне хотелось бы представить, — к приступам восхищения, — на следующий день в школе. Позже выяснилось, что на этом языке лучше всего разговаривают, как если бы у вас во рту была засранка. Словарный запас был другим: изучение «животное» для «животное» было похоже на попытку запомнить случайное девятизначное число, а в русских глаголах было два инфинитива, совершенное и несовершенное.Ух ты! Компьютерный рай.

Все современные языки развиваются и расширяются. Как изменился русский язык, и как вы успеваете за его разговорным языком и нюансами?

Русский язык изменился заметно, часто, как и английский, стал менее точным. После того, как перестройка покончила с похотью советской эпохи, совершенно новый словарь стал «печатным», некоторые из них были непристойными и уже знакомыми, но по большей части региональными или просто демотическими и совершенно сбивающими с толку. Было несколько трудных лет, когда приходилось обращаться к специализированным и дополнительным словарям, пока в Интернете не появились полезные цифровые порталы, а гораздо позже словари и дискуссионные форумы не давали ответы почти на каждый запрос.Несколько оставшихся загадок почти всегда можно было разгадать с помощью поисковой системы Google, которая исследовала самые темные закоулки русских армейских чатов на предмет непристойного или дискредитирующего сленга и обеспечивала достаточный контекст для выяснения смысла. Если поиск в Google дает только цитаты из книги, которую я перевожу, то я знаю, что это неологизм.

Что повлияло на тип работы, которую вы впервые прочитали или перевели в 1986 году?

Режим СССР, стремясь полностью исказить советскую действительность, пытался осуществлять полный контроль над условиями жизни и труда писателей.Податливые подхалимы преуспели в договоренности, в то время как настоящих писателей регулярно изгоняли из страны. Редактора «Нового мира» Александра Твардовского однажды спросили, почему советские издательства распространяют на Западе столько книг ужасно скучных авторов, на что он ответил: «Если девушка идет на вечеринку, и никто не хочет с ней танцевать, то она брат должен «. Полки ряда университетов до сих пор отягощены художественной литературой, которая может быть интересна только социальному патологу.

Необходимо следить за тем, чтобы нынешние инвестиции российского правительства в продвижение переводов не привели к возврату к старым методам. Необходимым противовесом являются издательские программы, подобные тем, которые пропагандируются олигархами-филантропами Андреем Скочем [который основал Фонд «Поколение», который впоследствии поддержал Премию «Дебют») и Михаилом Прохоровым [из Фонда Прохорова и программы перевода стенограммы].

Значит, работы молодых российских авторов, в частности лауреатов премии «Дебют», должны были быть глотком свежего воздуха?

Три последних перевода, которые я сделал для Glas, касались дебютных победителей.Хотя в эпоху Горбачева они были совсем маленькими, эти писатели унаследовали здоровое неуважение к политическим ухищрениям и привносят в свои произведения столь необходимую прямоту и отсутствие самоцензуры. Моим последним переводом был «Sense», ироничный опрос Арслана Хасавова о ориентированных на молодежь оппозиционных политических группировках, которым режим отказывает в статусе политических партий. В настоящее время Арслан, похоже, является целью официально организованной клеветнической кампании с целью выдать его семью за исламистских экстремистов.Некоторые наивные западные блоггеры и комментаторы, похоже, проглотили приманку.

Я заканчиваю перевод «Нефтяной Венеры», лауреата Дебютного приза Александра Снегирева, глубоко прочувствованной и замысловатой истории о 15-летнем мальчике с синдромом Дауна, которая также многое говорит о современной российской морали.

Вы перевели 20 книг, 35 рассказов и 30 статей ведущих российских писателей. С какими самыми большими трудностями и проблемами вы столкнулись при переводе этих произведений?

Проблема, с которой сталкиваются переводчики русских текстов, — это широко распространенное в культуре убеждение, что если мало — хорошо, то больше должно быть лучше.Эмоциональность письма часто нужно смягчить, если это не раздражает англоязычного читателя, даже когда то, что переводится, расстраивает переводчика почти так же, как и писателя. Восторженные, экстатические и бредовые эфиты должны быть сброшены как минимум на треть, а 80% восклицательных знаков и 98% эллипсов должны быть удалены. Русские, кстати, в ответ выделяют курсивом слова в текстах, переведенных с английского.

Возможно, потому что писателям раньше платили «подписью печатника», единицей измерения площади покрытой бумаги, они, как правило, растянуты и все равно начинают каждую строку диалога с новой строки.И в школе их не учили не начинать предложение с «и». Или или’. Или «но».

Интернет также делает возможным выход в полутехнические области. Мне удалось перевести очень популярное руководство по публичным выступлениям и более сложный том по экономике культуры. Мой перевод книги Геннадия Зюганова «Глобализация и будущее человечества» содержал много цитат американских геополитиков, которые нужно было найти в оригинале, а не переводить обратно на английский с русского.Поискав в Интернете, угадывая слова, которые, возможно, часто использовали империалистические идеологи, удалось найти оригинал.

Михаил Шишкин в интервью PW (2 апреля) сказал, что «в образце перевода [его романа] Letter-Book, сделанном тремя независимыми переводчиками, не было ни одной одинаковой фразы». Это нормально в переводе?

Если вы попросите трех переводчиков перевести одно и то же произведение, они сделают три разных текста. Шишкин понимает, «что это не значит, что они хорошие или плохие переводчики», и что он «должен оставить их одних бороться со своим языком».Я полностью согласен с комментариями Шишкина и рад сказать, что большинство авторов придерживаются той же точки зрения. Всегда есть несколько двусмысленностей или неясностей, на которые нужно вернуться, но на них неизменно даются быстрые и полезные ответы.

Как вы решаете, сколько времени потратить на проект, и беспокоитесь ли вы, когда перевод идет медленно?

При согласовании крайнего срока я обычно основываю свой расчет на тысяче слов в день, включая выходные. Таким образом, можно написать 50 000 слов, скажем, с 1 апреля по 20 мая.Полезен еще более мягкий срок для более длительных работ, поскольку тогда я смогу уложиться в меньшие комиссионные.

Всегда есть беспокойство, когда в начале проекта прогресс идет довольно медленно. Обычно это ускоряется, когда вы понимаете персонажей и стиль. Перевод таков, что для каждого проекта будет пять или шесть черновиков, устраняющих большую часть неровностей или ошибок. Тем не менее, очень полезно, чтобы окончательный текст отредактировал кто-то другой. Мои любимые редактор и издатель — Андреа Беллоли и Кристофер МакЛехоз соответственно.Последний щедро предоставил один год на перевод тома Ирины Прохоровой 1990 года.

Вы читаете книгу перед ее переводом?

Я не знаю, поэтому для первого черновика есть дополнительный интерес, заключающийся в том, что я не знаю, чем все закончится. Я обнаружил, что довольно много переводчиков работают одинаково. У вас будет достаточно времени, чтобы согласовать предыдущие и последующие главы во время последующих набросков.

Легко ли иметь дело с автором, редактором или издателем переведенной работы?

Редакторы обычно очень уважительно относятся к переводу.Единственным исключением, с которым я столкнулся, был академический издатель, сотрудники которого, казалось, считали переводчика крепостным, которому нечего было просить показать доказательства, и в итоге они выпустили что-то на вопиюще ломаном английском, чем я не горжусь. Переводчики занимают оборонительную позицию, когда к ним обращаются как к устным техническим специалистам, которые должны производить в соответствии со спецификациями. Они часто оказываются в роли редакторов, в зависимости от характера текста. Недавно я сократил полмиллиона слов воспоминаний и комментариев до 150 000 слов.

Мне особенно понравилось работать с Людмилой Улицкой над ее эпическим документальным романом «Переводчик» Даниэля Штайна о польском евреи, который работал на гестапо, спас жизни многих евреев, а затем стал римско-католическим священником в Израиле.

Какие предположения, если таковые имеются, вы должны сделать при переводе?

Переводчик, возможно, даже в большей степени, чем писатель, должен делать предположения о том, что его читатель знаком с исходной культурой. Все знают, что такое дача? Матрешка? Бабушка? Благодаря классике девятнадцатого века русский язык не является самой незнакомой культурой для англосаксонского мира, но, чтобы избежать ужаса добавления сносок, вы время от времени опускаете несколько поясняющих слов там, где контекста недостаточно.

После того, как переведенная вами книга наконец появится в книжных магазинах, не могли бы вы получить копию и мучиться с переводом? Или вы скажете: «С этим покончено. Дальше, пожалуйста?»

Я редко оглядываюсь на книгу после перевода, но если я пролистываю ее несколько лет спустя, я обычно очень доволен.

Потратив столько времени на перевод произведений на русский язык, вы берете русский роман или документальную литературу, чтобы читать на досуге?

Я прочитал много книг о России, в основном удручающих журналистов, таких как Mafia State бывшего московского корреспондента Guardian Люка Хардинга о попытках ФСБ запугать его, Темный рынок Миши Гленни о интернет-мошенничестве, Обман Эдварда Лукаса о постсоветских индустриальных и политических шпионаж и «Человек без лица» Маши Гессен о восхождении Владимира Путина.Мне также нравится читать романы о России, такие как «Народный акт любви» Джеймса Мика [о секте Скопцов в Сибири] и «Подснежники» А.Д. Миллера (недоумение западного человека по поводу русских обычаев).

Нет в вашем списке для чтения произведений, переведенных на русский язык?

У меня аллергия на переводы с русского, потому что я все время пытаюсь угадать исходную формулировку. Однако мне нравятся переводы с других языков.

перевода и политики в русской литературе

Примечание редактора: более ранняя версия этого эссе была опубликована без сопроводительных сносок, которые с тех пор автор добавил, чтобы прояснить и расширить некоторые вопросы, поднятые в разговоре с другими переводчиками и членами литературного сообщества.


Вездесущая метафора транслятора — это асимптота, кривая, которая стремится к бесконечности и в то же время стремится к нулю. Это никогда не получается. Это уместно, учитывая, что переводчики должны как можно точнее согласовывать не только части речи, но и идиомы, что требует знания культур обоих языков. Чем более далеки эти культуры от общих ценностей, таких как политика, тем сложнее задача переводчика, даже до того, как он сосредоточится на более отдельных аспектах данной работы.

В русской литературе эта проблема не дает покоя переводчикам, по крайней мере, с начала советской эпохи. Во время холодной войны ценности официальной советской культуры (атеизм, коммунизм) часто диаметрально противопоставлялись ценностям американской культуры. Это означало, что то, что могло быть подвергнуто цензуре в Советском Союзе, не только было разрешено, но и отмечалось в Соединенных Штатах (и это явление, вероятно, часто обращалось вспять в Советском Союзе).

Это одна из причин, по которой несложно найти произведение русской литературы с пробелами между оригиналом и более поздним изданием.Это происходит не только с переводом. Даже в современном русскоязычном издании романа «Двенадцать стульев » 1928 года советских писателей Ильи Ильфа и Евгения Петрова (Москва, Акт Издательство, 2008 г.) есть обширные исключения из оригинальной рукописи. Правда, некоторые из этих исключений, возможно, в конечном итоге были сделаны в пользу более краткого романа. Однако некоторые изображения, такие как подхалимские советские граждане и коррумпированные институты в Советском Союзе 1 , могли потенциально смущать советское общество.Все это поднимает вопрос о том, были ли эти исключения результатом художественного редактирования или политической цензуры, возможно, даже самоцензуры.

Но часто такие пробелы появляются только тогда, когда они заполняются для английского перевода. В случае «Двенадцать стульев » недостающие части были обнаружены в английском переводе романа Анны О. Фишер (Northwestern University Press) 2011 года. В предисловии к этому переводу Александра Ильф, дочь соавтора, объясняет, что эти бывшие исключения теперь «предлагаются американскому читателю», даже до того, как читатель оригинального русского языка сможет их увидеть (по крайней мере, в том русскоязычном издании 2008 г. ). 2

Еще более наглядный пример пересечения политики и перевода — это еще более политически противоречивое произведение русской литературы, Доктор Живаго , исторический роман Бориса Пастернака о русской революции. Документы, рассекреченные в 2014 году, показывают, что в 1958 году ЦРУ тайно организовало западную публикацию русского оригинала романа Пастернака. Они также организовали перевод романа на разные иностранные языки.Одна из причин этого заключалась в том, что работа, критикующая советский режим, могла быть предоставлена ​​комитету, ответственному за присуждение Нобелевской премии по литературе. Секретная публикация, перевод и распространение ЦРУ Доктора Живаго сработали. Позже в том же году Пастернак получил премию — огромную победу Запада в холодной войне.

Это произошло в то время, когда славянские факультеты американских университетов процветали в финансовом отношении. И большая часть этих денег, несомненно, была направлена ​​на переводческие проекты.Затем, когда в 1991 году распался Советский Союз, деньги, поступающие в славянские ведомства, иссякли в одночасье. Это финансирование и последующее выделение средств предполагает, конечно, что у перевода может быть политическая повестка дня, по крайней мере, с русского на английский.

Но чья это повестка дня? Через двенадцать лет после победы Пастернака Александр Солженицын получил Нобелевскую премию, скорее всего, из-за критики в его работе советского тоталитаризма, что привело к его изгнанию из Советского Союза в 1974 году. Он эмигрировал в США, где в 1978 году поступил в Гарвард. В университете он произнес речь на восходящем и падающем русском языке, рядом с которой переводчик читал по-английски через динамик, столь же громкий, как у Солженицына.Пылкий русский язык Солженицына, дублированный иронической монотонностью переводчика, критикует секуляризм и пошлость американского общества. Несмотря на полемику времен холодной войны, которая привела его в Соединенные Штаты, антисоветская риторика Солженицына не обязательно подразумевала прозападную позицию.

После возвращения Солженицына в Россию в 1994 году он критиковал руководство Бориса Ельцина, несмотря на то, что с коммунизмом официально пришел конец. Позже он хвалил Владимира Путина. Диссидентство пожилого писателя вылилось в националистическую гордость за Россию, чего, по его мнению, Путин достиг.

Это не было двусмысленностью. Это было связано с тем, как Солженицын отличал советскую культуру от русской культуры. Сверхгосударство Советский Союз состояло из представителей самых разных национальностей и народов, и советские диссиденты заменили верность этому государству различными идеологиями. Легализм, слишком жесткий коммунизм для партии, христианство, сионизм и другие этнические идентичности и национализм стали причинами диссидентов. Советский Союз пал, но эти политические причины остались, а некоторые до сих пор имеют отношение к политическим событиям сегодняшнего дня, например, конфликту на востоке Украины.

Возможно, из-за этого конфликта, а также из-за действий России в Сирии внимание к славянским факультетам в университетах снова возросло. Но кто такие сегодняшние Пастернаки и Солженицыны? Последний, вероятно, был бы против любой попытки использовать его работу — как ЦРУ использовало Доктор Живаго — для подрыва нынешнего режима у власти в России, который поддерживал Солженицын. Но западные читатели — по крайней мере, те, кто симпатизирует диссидентам на постсоветском Востоке — могут не так легко провести различие, которое Солженицын проводил между советской и российской культурой.

Одним из таких читателей является французский кинорежиссер и писатель Эммануэль Каррер. В предисловии к Лимонов (Фаррар, Штраус и Жиру, 2014, перевод Джона Ламберта), биографии российского писателя и политика Эдуарда Лимонова, Каррер пишет о ностальгической ярости своего субъекта после распада Советского Союза: поворот к причуде с крахом коммунизма. Все были в восторге, кроме [Лимонова], и он, похоже, больше не шутил, когда сказал, что Горбачеву следует расстрелять.Лимонов, как и Солженицын, покинул Советский Союз в 1974 году и, как и Солженицын, вернулся через двадцать лет. Он даже провел часть своего времени в Америке. Разница между этими «диссидентами» (кавычки для Лимонова) в том, что Лимонов был добровольным изгнанием, и его национализм принял совершенно иную форму, чем отступление Солженицына в традиции. Именно этот «причудливый» парадокс Каррер пытается понять в Лимонов .

На первый взгляд, тема

Каррера может показаться просто более радикальной версией Солженицына.После распада Советского Союза Лимонов, как будто связанный своего рода славянско-православной солидарностью, присоединился к сербским боевикам в югославских войнах. Югославские войны были в некотором смысле пережитком полемики холодной войны между Западом и советским Востоком. Однако слово «балканизация» — его корень, конечно же, происходит от Балканского полуострова, где произошли войны — иллюстрирует более сложную сложность этого конфликта. В Лимонов Каррер пишет о нетрадиционных западных людях, которые встали на сторону, противоположную большинству западных жителей в этом конфликте, причем западные правительства поддерживают католических хорватов и мусульманских боснийцев, а некоторые постсоветские государства, такие как Россия (сторона Лимонова), поддерживают Православные сербы-христиане. 3 Эти нетрадиционные жители Запада, некоторые из них французы (то есть католики по этническому происхождению) и знакомые с Лимоновым, встали здесь на сторону православных христиан, скорее против боснийских мусульман, чем других католиков (хорватов). В югославских войнах балканизация привела к появлению более двух сторон, а полемика холодной войны стала более сложной и многогранной.

Именно в этот момент в Лимонов Каррер рискует и заявляет, что, поскольку один должен выбрать сторону, единственный универсальный принцип — выбрать сторону, которая слабее, — в данном случае назвать боснийцев жертвами. сербских агрессоров, которым был предан Лимонов.В своем обсуждении югославских войн Каррер заявляет, что, когда он позже посмотрел документальную видеозапись, на которой Лимонов вместе с сербскими боевиками стреляет из пистолета над осажденным Сараево, он отказался писать Лимонов более чем на год. Действия Лимонова в Сараево выходили далеко за рамки призыва к расстрелу Горбачева. Хотя Каррер пишет, что Лимонов не стрелял ни по кому конкретно, он очень легко мог кого-нибудь ранить или даже убить.

Это наиболее проницательная и важная часть Лимонов , поскольку она намекает на то, что автор чувствовал, что его описание жизни Лимонова каким-то образом сделало его соучастником моральных нарушений Лимонова.Именно здесь Каррер глубже вникает в проблемы, с которыми он сталкивается в этой биографии. А поскольку собственный конфликт Каррера в данный момент очень сложен, этот раздел Лимонов лучше всего исследует парадокс его предмета.

Но Каррер останавливается. Книга была опубликована, так что мы знаем, что он снова начал свой проект. Однако его первоначальное нежелание выбирать сторону, похоже, превратилось в желание соединить две стороны. Разбиваясь о том, стоит ли рассказывать историю Лимонова, возможно, Каррер снова решил выбрать более слабую сторону и продолжить писать Лимонов .Скорее всего, никто другой этого не сделает. Вот что делает Limonov таким важным для разговора о политике и переводах: Каррер попытался «перенести» — перевод — русского культурного и исторического деятеля Лимонова с его утомленной миром русской политикой и национализмом. западная аудитория, имеющая историческое представление о политических событиях, в которых принимал участие Лимонов, очень чужды аудитории Лимонова.

Пожалуй, Лимонов можно даже рассматривать как попытку перевода историографии.Более чем однажды в частях Limonov , которые предшествуют повествованию о югославских войнах, Каррер ожидает негативной реакции со стороны своего западного читателя и пытается спорить от имени Лимонова. Процитировав His Butler’s Story , мемуары, в которых Лимонов пишет об отказе сочувствовать мальчику, умирающему от рака, Каррер комментирует:

Какой засранец! Стивен [Грей, богатый житель Нью-Йорка, которому служил Лимонов, герой His Butler’s Story ] думает, и я думаю то же самое, и, без сомнения, вы тоже, читатель.Но я также думаю, что если бы что-нибудь можно было сделать, чтобы спасти маленького мальчика, особенно если бы это было что-то тяжелое или опасное, Эдуард был бы первым, кто попытался бы это сделать, и отдал бы все, что у него было.

Но случилось не то и не то, что писал Лимонов. Таким образом, эта защита кажется показательной. Обеспокоен ли Каррер тем, что читатель может отказаться от Лимонова здесь или, что еще более вероятно, позже, когда он или она увидят в Лимонове военного преступника? Или Каррер хочет бросить вызов собственному моральному мировоззрению читателя, точно так же, как его бросили вызов при написании Лимонов ?

Отрицательная способность книги — которую Каррер должен был использовать для продолжения ее написания и которые, как он, должно быть, понимал и читатель, может понадобиться читателю, — может объяснить, почему Лимонов упоминается в маркетинге как «вымышленная биография» или « псевдобиография »и названа художественной литературой в США.S., а также в Великобритании и Франции. Создается впечатление, что издатели оригинала и его перевода хотят отрицать историчность. Во-первых, этот гибридный жанр созвучен литературному творчеству Лимонова. Субъект Лимонов сам написал несколько мемуаров, которые он называет «автобиографическими романами». Этот термин предлагает захватывающие рассказы о жизни Лимонова, писателя, который превратился из лохмотьев в богатство, в жанре «страннее вымысла».

Но Лимонов тоже политик и использовал свои воспоминания, как и любой политик, для мифологизации своей личности.В 1994 году он стал соучредителем Национал-большевистской партии России. Лимонов укрепил свою политическую карьеру, помогая превратить собственное прошлое в культ личности. Но мемуары наверняка отпугнули и некоторых соотечественников Лимонова-националистов. На первом этапе добровольного изгнания, когда он провел 1975-1980 в Нью-Йорке, Лимонов был вовлечен в любовные связи с мужчинами. Опять же, как и в случае с позицией Солженицына в отношении Ельцина, западный читатель может спросить, почему эмигрант в Нью-Йорк, как и многие другие русские эмигранты, не должен был быть счастлив после распада Советского Союза? Почему этот бисексуальный панк придерживается националистической линии?

Эдуард Лимонов 2011 — Родриго Фернандес

Одной из характеристик, которая отличает Лимонова от Солженицына, является его гиперсексуальность и гомосексуальность, которые явно описаны в Лимонов , иногда с ошибкой, как будто Каррер извиняется за объективацию Лимоновым своих сексуальных партнеров обоих полов.Первый мужчина, с которым Лимонов занимался сексом в Нью-Йорке, был чернокожим и бездомным, что Каррер подчеркивает (возможно, как это сделал Лимонов в этой конкретной сцене своих мемуаров), как бы показывая терпимую и добрую сторону своего предмета. Позже, в Лимонов , Каррер квалифицирует роман с несовершеннолетней девушкой: «Я знаю, как жестоко наша эпоха осуждает любовь пожилого мужчины к молодой плоти. Но что поделаешь, вот как оно есть ». Каррер оставляет все как есть.

Это подходит к концу книги, и в этот момент кажется, что Каррер слишком надолго откладывал суждения.Он прошел полный круг от своего вступления, в котором он перечислил поклонников Лимонова, список, который заставляет западного читателя задуматься о диссидентах. Убитая журналистка-расследователь Анна Политковская защищала нацболов (сомнительное прозвище национал-большевиков) после того, как они разыграли несколько шалостей в администрации президента. По словам Каррера, даже Елена Боннер, вдова известного диссидента Андрея Сахарова, воспевала партию Лимонова.

Упоминая этих почитателей, Каррер переводит политику, которая имеет смысл, на Политковскую и Боннэр, героинь-диссидентов на Западе.Как будто он использует их поддержку Лимонова как оправдание своего вывода (или его отсутствия) о мистике Лимонова. Каррер, кажется, хочет понять то, что делают Политковская и Боннер, а не просто уволить Лимонова, как многие западные люди, из-за его национализма. И все же Каррер не может не быть жителем Запада, и контекст, который он навязывает даже самым нестандартным из нас. Именно это вызвало опасения, которые делают страницы Лимонова , посвященные югославским войнам и борьбе Каррера со своим предметом, наиболее человечными и честными.

В конце концов, Каррер, похоже, решил пойти по среднему пути, поскольку цитата в начале Лимонов подразумевает:

«Тот, кто хочет вернуть Советский Союз, не имеет мозгов. Тот, кто не упускает этого, не имеет сердца ».

Однако эта цитата принадлежит Путину, которым восхищаться немного сложнее, чем Лимонову, даже для тех, кто отказывается осуждать столько страниц, сколько Каррер часто делает. В конце книги Каррер изобразил Лимонова как своего рода потенциального Путина, вместо того чтобы в дальнейшем сравнивать его с Солженицыным.Пытаясь понять Лимонова и, возможно, извиниться за него, Каррер рискует сделать то же самое для самого Путина, как, возможно, сделал Солженицын.

И, как и Путин, очень ясно, на чьей стороне себя Лимонов. Каррер признает, что его объект, скорее всего, вызывал бы не больше, чем пренебрежение западной аудиторией Лимонов . Русскоязычные читатели мемуаров Лимонова могут не рассматривать парадокс Лимонов как парадокс. Но можно надеяться, что, точно так же, как он определяет парадокс львиного осуждения Солженицыным Советского Союза и последующей похвалы Путину, читатель Лимонов обнаружит аналогичный парадокс и все же сможет избежать морального релятивизма.Этот «перевод» может больше говорить о своем западном авторе и даже о своей западной аудитории, чем об аудитории оригинальных мемуаров Лимонова, которые он переваривает.

Другой писатель и нацбол, упомянутый в Лимонов , о котором Каррер никогда не говорит двусмысленно со своим восхищением, — это Захар Прилепин. Его роман Sankya , переведенный на английский язык Марией Гусевой, Джеффом Паркер и Алиной Рябоволовой (Dzanc Books, 2014), похоже, отвечает на предыдущий вопрос о том, кто такие сегодня Пастернаки, Солженицыны и даже Лимоновы.Судя по похвале Каррера, Прилепин мог бы показаться наследником-диссидентом, что в общих чертах представлено его главным героем Санкья.

Этот роман еще больше подчеркивает разницу между двумя аудиториями оригинала произведения и его перевода. В России Захар Прилепин очень популярен, особенно после того, как Санкья , первоначально пьеса под названием «Бандиты», дебютировала в 2006 году. Главный герой романа, Санкя, является членом антиправительственной, шалости-провокаторской партии, что переводится как « Отцы-основатели. 4 Отцы-основатели безошибочно похожи на национал-большевиков. Юные русские читатели могут особенно оценить сцену, когда Санкья должен перевезти гроб своего отца из его родной сельской деревни еще дальше в палки. Их наемный водитель катапультирует Санкью, его мать и единственного друга отца. В конечном итоге они идут пешком, толкая гроб по мерзлой земле. Подобно зимнему, русскому As I Lay Dying , эта глава — лучшая метафора романа о положении русских людей поколения Санки, вынужденных нести травму своих советских предков, которые испытали такую ​​внезапную и резкую перемену в своей жизни. прежний образ жизни.

Друг отца Санки — Безлетов. По-русски его имя можно интерпретировать как «без лет» или «неопытный, зеленый». В другой сцене Безлетов спорит с молодым радикалом Санкья и не может убедить его смягчить свой подход к политическим изменениям. Такой провал, как подозревает читатель, связан с отсутствием у Безлетова прямых действий. Обсуждения, аргументы и нюансы представляют слабость. Для Санкья разговоры дешевы. В романе его имени интроспекция представляет собой неспособность сказать все как есть, быть откровенным и явным.Подавление эмоций — одно из его величайших навыков. И это работает. Позже, арестованный, Санкя оказался достаточно стойким, чтобы сопротивляться во время допроса двумя агентами ФСБ (аббревиатура от агентства государственной безопасности, современного КГБ). Он все еще ребенок, и Прилепин позволяет нам увидеть, как он настраивается после того, как один следователь только что пригрозил его истязать. Санкья просит в туалет, и, что удивительно, его отпускают. Там он очищает свой разум от любых человеческих страхов и сомнений.

Когда он выходит, следователи нападают на него, и он попадает в больницу с другим персонажем, который слишком много говорит, Львом.Санкья сразу узнает во Льве еврея. Как и Безлетов, Лев спорит, но не противостоит никому. Для Санкья у него старомодные политические взгляды, одна из которых — боязнь латентного антисемитизма в стране, которую он называет своим домом. На что Санкья отвечает, что все российские антисемиты, за редким исключением, сами являются русскими евреями. Однако Льва это не оскорбляет и даже не удивляет. Он знает культуру России, как свою собственную. Он спрашивает, а что, если «вся страна состоит из сумасшедших и неудачников?» 5 Санкья уклоняется от вопроса, затем он отвечает следующим образом:

«Проблема в другом», — сказал Саша [Санкья], решив завершить начатую мысль.«То, о чем мы говорим, совершенно поверхностно, даже принудительно, — здесь Саша чуть не сказал , навязанное вами , — и мы должны просто забыть об этом».

«Вы», выделенное курсивом, совершенно очевидно. Это могло относиться лично к Льву, как это делал ранее Санкья. Только раньше Санкья использовал русский неофициальный you, ti . В русском оригинале это «ты» — русское формальное и / или множественное число vi . Поскольку, основываясь на более ранних , трудно представить, что Санкья сейчас ведет формальную беседу со Львом, это «вы» должно относиться ко многим людям, к целой группе, такой как, в соответствии с темой разговора, к евреям.

Согласно Санкья, евреи составляют остаток российских антисемитов. И они, — те, кто «заставил» разговор. В этом смысле антисемитизм — это просто изобретение самих евреев, якобы для того, чтобы вызвать сочувствие или подвергнуть критике там, где это неуместно. Эта и предшествующая ей мысль характеризует Санкью как полноценного антисемита. То, что он прикусывает язык, еще раз подтверждает эту характеристику: даже он не может сказать такое перед евреем Львом.

Если бы Санкья сказал это множественное число «ты», Лев, так хорошо зная своих соотечественников, мог бы все равно отмахнуться от него, как мог бы поступить и русский читатель. 6 Однако здесь важно отметить, что, как и Limonov , английский перевод Sankya включает одобрение Прилепина в виде короткого предисловия известного российского юриста-диссидента Алексея Навального. Это предисловие политического деятеля, а не писателя или критика, предполагает определенную политическую позицию книги.Удобно ли переводчику в таком случае скрыть антисемитизм главного героя? Или, по крайней мере, не переводить так, чтобы это было так ясно, как в русском оригинале? Возможно, как и Каррер, переводчики Sankya решили на мгновение воздержаться от суждений. Или, может быть, это придирки, и читатель не сочтет антисемитизм Санкьи значительным. Однако читатель, интересующийся русскими диссидентами — особенно тот, кого смущает пуританство Солженицына и разочаровывается национализмом Лимонова, — может почувствовать себя оскорбленным тем, что кажется неконтролируемым антисемитизмом, политическим третьим рельсом в американской культуре.Он может чувствовать себя виноватым, сочувствуя этому главному герою, если он продолжит читать.

Из-за опровержения или недосмотра читатель этого перевода просто не может получить четкое представление об этом антисемитском персонаже как о прогрессивном диссиденте. Если цель чтения перевода — узнать культуру, из которой происходит оригинал, разве мы не должны понимать его целиком, так сказать, без всяких проблем? Разве мы не должны позволить постсоветским людям и их политике говорить сами за себя? Возможно, как и в случае с Limonov , английский перевод Sankya больше говорит об американской или англоязычной аудитории, чем о русской аудитории оригинала.Возможно, проблема кроется в потребности западной аудитории в героях, которых, как и вымышленных персонажей, не существует. Политическая поддержка Навального также является знаком подлинности. Но единственный способ сделать перевод подлинным — это передать все характеристики Санкьи. Он может даже извиниться за него, показывая, что, как антигерой, у него есть недостатки, которые делают его более человечным, то есть более универсальным. Это может лучше показать, как его общество исказило Санкью.Однако нынешний перевод, преднамеренный или нет, ставит под сомнение самодовольство западного общества. Насколько далеко зайдет политическая поддержка его инакомыслия при игнорировании плохих качеств Санкьи? И разве это невежество не умаляет самодовольства того, кто может его поддержать?

Образ диссидента, несмотря на все его человеческие недостатки, является предметом другой недавно переведенной книги Людмилы Улицкой Большой зеленый шатер (Farrar, Straus and Giroux, 2015).Этот перевод не выглядит столь политизированным, как Sankya . Возможно, это просто потому, что его персонажи — из ушедшей советской эпохи. Но The Big Green Tent изображает реальных людей рядом с вымышленными персонажами. В какой-то момент на странице появляется стихотворение, написанное Лимоновым, а соредакторы самиздатского литературного журнала обсуждают, какие стихи публиковать. Они не называют имени писателя, который на тот момент (67–74) еще не стал политиком. Однако вполне вероятно, что некоторые читатели догадаются, кто этот поэт, когда персонажи просто называют его «молодым парнем из Харькова».”

Как и в случае с мемуарами Лимонова (и, как читатель может предположить, романом Прилепина), использование реальных исторических фигур — или рассказа, очень сильно основанного на реальности, — предполагает, что у самой писательницы есть хотя бы что-то вроде политической повестки дня. Но повестка дня Улицкой кажется более многогранной, чем у Прилепина. Большая зеленая палатка входит и выходит из многих жизней, как связанных, так и не связанных друг с другом. Монтаж обильный. Вместо сюжетной последовательности повествование часто продвигается характеристиками.Это важно для ораторского стиля Улицкой, как если бы старый, переживший Советский Союз, сидел за общим кухонным столом, залитым горячим чаем, на почти 600 страниц. Голос повествования переплетается с внутренними голосами многих персонажей.

Эта полифония резко контрастирует с монолитной перспективой Sankya . Это усложняет националистическое обобщение, что все граждане страны, диссиденты или нет, думают и действуют одинаково. И это касается и форм советского политического диссидентства.

По этой причине Полли Гэннон, переводчик англоязычной версии The Big Green Tent , должно быть, пришлось изменить свой подход к переводу этого романа с его разнообразным тоном. Этот тон представляет гораздо больший потенциал для обфускации, например, при переводе Sankya . Улицкая надеется изобразить разнообразие точек зрения, и перевод должен отражать политический смысл ее творчества. Гэннон выбирает, насколько сильно она изменяет текст в своем переводе.Она должна изменить ритм и размер поэта-персонажа Улицкой Михи, чтобы перевести сравнение романа между поэзией вымышленной Михи с поэзией настоящего поэта Иосифа Бродского. По словам рассказчика, позже Бродский опрокинул жесткий ритм русской поэтической условности.

Однако, когда дело доходит до более политического изображения, Ганнон оставляет эпитет «алжирка» для женщины, которая провела время в «Акмолинском лагере для жен изменников Родины». Аббревиатура в английском переводе не соответствует названию лагеря.Читатель может задаться вопросом, откуда взялся этот эпитет. По-русски лагерь называется Акмолинский лагерь для Жён Изменников Родины . Отсюда и произошли русские аббревиатуры A, L, ZH (одна буква кириллицы), I и R. Эти буквы, за которыми следует суффикс женского рода, образуют слово альжировка , русское слово для алжирской женщины. Если бы Гэннон попытался сделать эпитет из английского перевода названия лагеря, ACWTH, эффект был бы утерян. Это было бы отрезано от истории.Алжирцы до 1960-х годов были колонизированным народом, исторически проигравшим в мировой политике. Вероятно, это был подтекст (возможно, переданный через юмор виселицы) эпитета «алжирка» по отношению к этим советским женщинам, виновным только в браке с «предателями». Потерять эту историю в переводе — значит потерять ее политический смысл, который, безусловно, влияет на мнение читателя о судьбе этих персонажей.

В этом смысле Большая зеленая палатка отличается от Санкья .Отцы-основатели Прилепина ссорятся с иммигрантами из Средней Азии, а диссиденты в романе Улицкой публикуют самиздатские статьи, в которых обсуждается преследование татар, депортированных из Крыма советским правительством после Второй мировой войны. Эти диссидентские персонажи, несмотря на свои собственные проблемы, солидарны с теми, кто подвергается угнетению в контексте, выходящем за рамки их собственного. Различные формы инакомыслия, перечисленные ранее в этом эссе, возникли из предложения в The Big Green Tent . Несмотря на специфику и детализацию романа, существует универсальная тема сопротивления гегемонистским институтам.Когда персонаж по имени Ольга вызывается на Лубянку, печально известный штаб КГБ, на допрос, она размышляет о штаб-квартире ФБР.

«Я задаю вопросы здесь; Вы отвечаете. Вы, кажется, считаете себя очень умным и проницательным, Ольга Афанасьевна ». Он улыбнулся, показав свои большие зубы, и на мгновение Ольгу охватил что-то вроде ужаса. Внезапно она почувствовала себя обнаженной, уязвимой для укуса или иглы, мягкой, как моллюск без панциря. В тот же момент она поняла, что ей нужно восстановить самообладание, и попросила сходить в туалет.

Александров позвонил по телефону, и вошла тяжелая женщина с большой крупой, затем повела ее по коридору с непредсказуемыми поворотами и поворотами к туалету. Квадраты газетной бумаги свисали с гвоздя в стене. Присев на корточки над унитазом, который был чистым, но без сиденья, она начала думать: Интересно, как выглядят ванные комнаты в ФБР? Затем она громко рассмеялась, напугав своего компаньона.

Эта сцена может лишить западного читателя представления о допросе в КГБ.Хотя здесь есть угроза, невиновность Ольги выражается не в ее неповиновении, а в ее блуждающем уме. У следователя большие зубы, но у сопровождающего большой «круп» (буквально прилагательное «толстопедый» на русском языке). Ольге даже удается рассмеяться. КГБ, конечно, использует Ольгу, чтобы подойти к Илье, чей допрос — совсем другая, менее прихотливая ситуация. «Банальность зла» западные люди могут ассоциировать с КГБ и, возможно, с одним из его бывших агентов, Путиным, имеет другую цель.Указывать современному читателю на идеологические проблемы КГБ было бы странно, анахронично. Великий идеологический конфликт здесь тонко встроен в психологию сцены и кажется недоступным как для Александрова, так и для Ольги. Это часть большего изображения. Небольшое изменение в переводе здесь могло бы резко повлиять на политическое значение этой сцены, не говоря уже, конечно, о других элементах смысла сцены. Например, переводчик с повесткой дня мог изменить тон, чтобы приспособить более зловещее изображение КГБ, в то же время возмущаясь или даже скрывая сравнение с ФБР.

Тонкость — ключ к тому, как Улицкая формирует своих персонажей, слишком человечных в своих недостатках. Большая зеленая палатка показывает, как тонко идеологии, такие как национализм, воздействуют на людей, даже на героев. Как выразился Бродский: «Так устроена жизнь, что то, что мы считаем Злом, способно присутствовать достаточно повсеместно хотя бы потому, что оно имеет тенденцию появляться в облике добра». Хотя Бродский, вероятно, имел в виду это высказывание как полемическое, оно имеет и другое значение в отношении того, насколько тонко различие между злом и добром.Бродский сказал это по-английски — так, для западной, в основном американской, аудитории. Может быть, можно сделать вывод, что единственный способ справиться с политикой в ​​литературе — это попытаться дать как можно более эквивалентную интерпретацию? Но очерчивание внешнеполитической повестки дня также может выявить отечественный перевод.

«Так устроена жизнь, что то, что мы считаем Злом, способно проявлять достаточно повсеместное присутствие хотя бы потому, что оно имеет тенденцию появляться в обличье добра».

Было бы интересно прочитать перевод его цитаты на родном русском языке Бродского.Кто бы ни сделал этот перевод, он также сыграл бы неснижаемую роль в политике этой речи. Это еще более верно в отношении произведения литературного искусства. Переводчик должен в определенном смысле выступать в роли критика оригинала. Однако такая критическая точка зрения не должна изменять текст без надобности, а вместо этого должна представлять его более всесторонне, со всеми парадоксами и иронией текста. Верно ли это, даже если сам первоначальный автор не уловил этой иронии? Еще одна возможность для критического приема дается в речи Солженицына 1978 года, когда его объяснение того, как человеческая слабость позволяет происходить ужасам, происходит прямо перед его наказанием Соединенных Штатов за слишком быстрое прекращение войны во Вьетнаме, и все это в монотонном английском переводе.

Сегодня война во Вьетнаме считается исторической ошибкой. Но в 1978 году положительное мнение Солженицына об этом было более распространенным. Аналогичным образом, в «Большая зеленая палатка » диссидентские копии «Архипелаг ГУЛАГ » являются самиздатом. Сегодня следователи ФСБ в Санкья не только будут допущены и легко смогут читать Архипелаг ГУЛАГ , но они также могут найти некоторое родство с поддержкой Солженицыным современного российского государства.Век информации сделал самиздат излишним, поскольку большая часть русской литературы доступна в Интернете (при условии, что она не подвергается цензуре). Делает ли это менее сложными современных диссидентов, таких как Санкья, потому что у них есть худшее оправдание тому, что они не читают историю?

Такая ситуация требует пристального внимания переводчика, чья работа (аналогичная работе политического аналитика) необходима из-за ее редкой способности понимать оба языка, обе культуры. Но это понимание должно также включать способность переводить политику оригинала в нечто понятное — даже если не обязательно приемлемое — для аудитории перевода.Разве мы, американские читатели, не достаточно ответственны, чтобы различать хорошую и плохую политику?

Какова цель одной культуры трансляции другой? Казалось бы, одна из причин, по которой славянские ведомства процветают во время политических кризисов, заключается в том, чтобы мы могли лучше понять культуры постсоветского Востока. Другая причина, однако, может быть чем-то более близким к мотивам ЦРУ при переводе Доктора Живаго.

Даже если понимание является основной причиной, мы, как культура, не прилагаем усилий.Как заметил бывший постоянный секретарь Шведской академии, мы все равно читаем в основном себя, а не переводы русских писателей. Разве мы не должны позволить постсоветским людям и их политике говорить сами за себя? Стоит ли вообще указывать на разницу между политическими значениями и переводами Лимонов , Санкья и The Big Green Tent , если их мало кто будет читать? Возможно, мы никогда не поймем политику и людей постсоветского мира в нашей новостной ленте так часто в наши дни, потому что мы не читаем литературу самого постсоветского мира.

И снова мы подходим к другой асимптоте, касающейся читательской аудитории перевода. Что, если 3% книг, издаваемых в нашей стране, которые являются переводами, упадут до 2%, затем 1% и, наконец, упадут до нуля? Что это будет значить с точки зрения нашей собственной политики? Скорее всего, ничего хорошего.


1. Такие изображения также появляются в русскоязычном издании, что затрудняет определение причины этих исключений.
2. После публикации этого эссе Энн О.Фишер связалась со мной, чтобы объяснить, что ее перевод основан на обширном русском издании, опубликованном в 2001 г. московским издательством «Текст». Она подозревает, что издание Закона 2008 года основано на издании «Двенадцать стульев » 1962 года, которое она определяет как версию с наибольшим количеством исключений. , и я признаю, что в конфликт были вовлечены многие другие народы, но исключены из этого объяснения.№
4. В ответ на утверждения о том, что Санкья не является антисемитом, важно отметить, что в оригинале «Отцами-основателями» являются Союз Созидающих . Хотя переводчики нашли хороший эквивалент аллитерации русского названия группы, FF не имеет той же коннотации, что и SS, особенно в европейском контексте ».
5. Здесь Санкья отвечает на вопрос Льва, говоря: что среди евреев меньше «неудачников», но больше «сумасшедших», как если бы евреи, как группа, добились большего успеха, чем следовало бы, пропорционально, и что у них более радикальные идеи.Исторически сложилось так, что оба эти утверждения часто исходят от антисемитов ».
6. Санкья действительно использует vi один раз, прежде чем использовать ti несколько раз. В русском языке vi появляется «неожиданно» ( неожиданно, ), в момент, когда Санкья, похоже, стал нетерпеливым по отношению к Льву. В английском переводе отсутствует рендеринг русского, который Саша неожиданно переключил на « vi ». Зачем Прилепин это написал? На какой нюанс разговора он указал, заставив Санкья включить этот переключатель, о котором он позже почти говорит? его рот, не заставляя другого англичанина ненавидеть или презирать его ».Речь персонажа романа, написанного на английском языке, описала бы его лучше, чем самое подробное резюме. Если автор хочет набросать запоминающийся образ персонажа, добавить местный колорит, поругать (или превозносить) социальные различия, изобразить национальные конфликты — он всегда найдет общее выражение, иностранный акцент или неподражаемый диалект. Не говоря уже о ситуациях, когда в романе соединяются британские и американские персонажи, «разделенные общим языком». Как можно перевести всю эту многоголосость на русский язык? В ходе нашей сессии мы познакомимся с методами работы разных переводчиков и попробуем свои силы в нескольких коротких текстах.

Виктор Сонькин — ученый, переводчик и писатель. Несколько лет он работал переводчиком с сербского на английский в Международном трибунале по бывшей Югославии в Гааге. В качестве литературного переводчика он работал над произведениями Патрисии Дункер, Дэна Роудса, Нассима Н. Талеба, Джулиана Барнса и двумя романами американского писателя Хани Янагихара — «Маленькая жизнь» (вышедшие в 2016 году и вызвавшие поток и похвала, и возмущение в России) и «Люди на деревьях» (2018).Большинство его переводов на русский язык сделано вместе с женой и давним коллегой Александрой Борисенко; они также преподают художественный перевод в Московском государственном университете и в новой «внеклассной» организации «Школа творческого письма». В 2012 году московское издательство Corpus Publishers опубликовало «Здесь был Рим» — его литературный и исторический путеводитель по Древнему Риму, городу, который был его страстью с детства. В следующем году книга получила Премию Просвещения, самую престижную в стране награду за документальную литературу.В 2015 году московское издательство «Прогулка по истории» выпустило его иллюстрированную энциклопедию для детей «Мы живем в Древнем Риме». Летом 2017 года книга «Here Was Rome» была опубликована в лондонском лондонском издательстве Skyscraper Books в английском переводе автора.

Александра Борисенко, доцент кафедры дискурсивных и коммуникативных исследований филологического факультета МГУ, окончила МГУ в 1992 году. Кандидатская диссертация (2000) была посвящена советской переводческой школе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *