Писать книги: Книга: «Как писать книги» — Стивен Кинг. Купить книгу, читать рецензии | On Writing. A Memoir of the Craft | ISBN 978-5-17-099726-8

Содержание

5 книг о том, как писать книги

Снайдер Б. Спасите котика! И другие секреты сценарного мастерства / пер. с англ. Ю. Константиновой. – М. : Манн, Иванов и Фербер, 2014

Это тот случай, когда я «клюнула» на название. Мне стало интересно узнать, какая связь между котиками и сценариями, а потом я зачиталась. В этой книге я открыла для себя мир сценариев. Как они пишутся? Никогда особо не задумывалась, представляла что-то типа пьесы: «Она проходит к камину. Раздается стук в дверь».
Оказывается, сценарии к фильмам — это совсем другой мир, живущий по совсем иным, специфичным законам! Знание этих правил, однако, может пригодиться начинающему писателю. Автор книги, успешный сценарист, делится своими секретами — от задумки до продажи сценария режиссеру. Вы знали, что один из самых первых этапов создания фильма — продумывание рекламной кампании? Сочинить 3 строчки, которые окажутся потом на афишах, написать 50 слов, которые потом подхватят таблоиды (здесь, кстати, очень пригодится умение сокращать!) И только потом весь творческий процесс, расписанный буквально поминутно/постранично. Амбициозному писателю будет полезно, как минимум — познакомиться с таким подходом, а как максимум, его испытать.

И сразу две цитаты:

«Я называю это «сценой спасения котика». В современных фильмах её больше не используют, хотя она основополагающая. Это сцена, где мы встречаемся с главным героем, и он совершает какой-то поступок — например, спасает кошку, — благодаря которому раскрывается его характер, что заставляет нас, зрителей, ему симпатизировать».

«Я общаюсь со многими профессиональными и начинающими сценаристами, которые рассказывают мне о своих творческих проектах. Всякий раз, когда они начинают погружаться в детали сюжета, я останавливаю их одним вопросом: «О чем история, если в двух словах?» Как ни странно, зачастую это последнее, о чем думает сценарист, когда пишет сценарий. Поверьте, я тоже через такое проходил. Вы настолько увлечены поворотом сюжета, так возбуждены тем, что вам удалось вплести в повествование символический мотив из «Одиссеи», у вас так хорошо все складывается, что вы напрочь забываете об одной мелочи: вы не можете рассказать в двух словах, о чем ваша история. Чтобы добраться до сути, вам требуется минут десять.

Да вы что, шутите?
Лично я дальше не слушаю.
Просто потому, что знаю: автор не потрудился поразмыслить над этим. Не уделил должного внимания».

Хемингуэй, Паустовский о том, как писать книги

Стивен Кинг — о том, куда поставить письменный стол, Эрнест Хемингуэй — о значимости встроенного детектора халтуры, Константин Паустовский — о бесполезности блокнота. Представляем подборку неформальных пособий для начинающих писателей.
Стивен Кинг, «Как писать книги. Мемуары о ремесле»

Стивен Кинг, провозглашенный самым успешным писателем современности, может похвастаться внушительным числом бестселлеров. «Как писать книги» — это отчасти программа, отчасти мемуары, отчасти размышление о жизни писателя. На этот труд Кинг решился после того, как его сбила машина. Как часто бывает после таких потрясений, он пересмотрел свое отношение к жизни и к собственному ремеслу. В ответ скептикам, которые не воспринимают популярного писателя как учителя хорошего стиля, знаменитый журналист Роджер Эберт сказал следующее: «Обнаружив в книге множество полезных и тонких замечаний о ремесле, я забыл о всяком снобизме».

 

«Описание начинается в писательском воображении, а заканчивается — в читательском».

«Все, о чем я вас прошу, — это старайтесь писать получше и помните, что писать наречия — человеческая слабость, писать “он сказал” или “она сказала” — совершенство богов».

«Начинается все вот с чего: поставьте стол в углу и каждый раз, когда принимаетесь писать, напоминайте себе, почему он не в середине комнаты. Жизнь — это не поддерживающая система для искусства. Все совсем наоборот”.

«Давайте скажу прямо? Если у вас нет времени на чтение, то нет времени (и навыков) для письма. Все просто».

Рэй Брэдбери, «Дзен в искусстве писательства»

 

В этой книге Рэй Брэдбери делится не только своим писательским опытом, но и заражает своим восхищением профессией. В «Дзене…» практические советы по формированию стиля и работе с издательствами перемежаются с фрагментами из собственной биографии Брэдбери. Эта книга — пособие и манифест, пропитанный мудростью и энтузиазмом.

«Главный секрет творчества в том, чтобы относиться к своим идеям, как к кошкам — просто заставьте их следовать за вами».

«Читайте те книги, которые заостряют ваше восприятие цвета, формы и мирового масштаба».

«Нам необходимо Искусство, чтобы не умереть от Правды».

«Наша культура насыщается со временем как сокровищем, так и мусором».

Энн Ламотт, «Птица за птицей»

Энн Ламотт больше известна как автор книг нонфикшн, но ее пособие по писательскому мастерству «Птица за птицей» демонстрирует, что она еще и выдающийся современный философ. Эта книга 1994 года — одновременно практический инструктаж, знакомящий с азами профессии, и кладезь мудрости, из которого можно извлечь мысли о том, как важно побороть неуверенность в себе и установить баланс между интуицией и расчетом.

«Вы начинаете сплетать слова, как бусы, для того чтобы рассказать историю. Вас снедает желание общаться, поучать или развлекать, вы хотите запечатлеть моменты счастья, воплотить в жизнь воображаемые события. Но вы не хотите, чтобы все это произошло на самом деле».

«Чтение и письмо уменьшают чувство одиночества. Они углубляют и усиливают наше чувство жизни, питают душу. Когда писатели заставляют нас кивать головой от точности их наблюдений, смеяться над собой или над всем вокруг, у нас появляются новые силы. Нам предоставляется шанс потанцевать с абсурдом жизни, вместо того чтобы страдать от него снова и снова. Это все равно что петь на лодке во время сильного шторма. Вы не можете противостоять стихии, но пение может изменить настрой тех, кто на борту корабля».

Стивен Прессфилд, «Война за креатив»

Писатель и сценарист Стивен Прессфилд работает по методу проб и ошибок. В книге «Война за креатив» он сконцентрировался на главных препятствиях, с которыми сталкивается любой творческий человек, в числе которых — страх, неуверенность в себе и просто лень. Прессфилд рассказывает о своей системе борьбы с различными формами сопротивления. Кстати, о Сопротивлении он пишет с большой буквы.

«Вы парализованы страхом? Это хороший знак. Страх — это хорошо, это такой же индикатор, как неуверенность в себе. Страх показывает нам, что нужно делать. Запомните главное правило: чем больше мы боимся работы, тем увереннее должны быть в том, что просто обязаны это сделать. Сопротивление переживается, как страх — уровень страха равен степени Сопротивления. Поэтому, если мы боимся что-то предпринять, значит, эта затея — очень для нас важна, и именно она способствует развитию таланта».

«Совет писателям»

Сборник цитат, анекдотов и прописных истин от «литературных светил» был впервые опубликован в 1999 году. В нем много полезной информации на разные темы — от поисков литературного агента до проработки сильных характеров. Книга охватывает все аспекты работы писателя — грамматику, жанры, деньги, сюжет, плагиат и, конечно, вдохновение.

Ральф Уолдо Эмерсон: «Заканчивайте вечером один эпизод, а на следующий день — принимайтесь за работу заново, но в перерыве обязательно хорошенько выспитесь. Здесь вы можете не сдерживать себя».

Чарльз Буковски:

«Не пишите рассказ до тех пор, пока он не будет приносить вам такую же боль, как раскаленное дерьмо».

Фрэнсис Скотт Фицджеральд:

«Начните с конкретного человека и вы обнаружите, что создали типический образ. Начните с типического образа и поймете, что вы не создали ничего».

Сол Беллоу:

«Никогда не меняйте текст, если написали его, проснувшись посреди ночи».

Томас Стернз Элиот:

«Юные поэты имитируют, зрелые — крадут».

Курт Воннегут:

«Найдите тему, которая вас беспокоит и которая, по-вашему, должна найти отклик в сердцах других людей. Именно это, а не языковые игры, предмет настоящей заботы, который станет самым захватывающим и притягательным элементом вашего стиля».

Марк Твен:

«Пишите бесплатно, пока кто-то не предложит вам денег; если в течение трех лет этого не произойдет, значит, ваше призвание — пилить деревья».

Стэнли Фиш, «Как написать предложение»

Литературный теоретик Стенли Фиш не просто написал инструкцию для писателей, а серьезно исследовал язык как культурный феномен. Фиш с умом опровергает постулат о том, что предложение должно быть кратким. В качестве контрдовода он цитирует лучшие фразы Шекспира, Диккенса и Льюиса Кэрролла. Проведя такую литературную экспертизу, он уверенно провозглашает красноречие залогом красоты литературы. Фиш анализирует построение фразы на примере предложения из «Эндерби снаружи» Энтони Берджисса:

«Слова проскальзывают в ячейки, определенные синтаксисом, и сверкают, как воздушные пылинки различными примесями, которые мы называем смыслом. Прежде чем слова попадают в свои ячейки, это просто отдельные единицы, направленные всюду и в никуда. Но как только слово попадает в место, “определенное” для него, оно демонстрирует безжалостную логику синтаксической структуры — слова связываются взаимоотношениями. Они субъекты или объекты действия, и они комбинируются в некое суждение о мире, которое может его превозносить, отрицать или облагораживать».

Ларри Филлипс, «Эрнест Хемингуэй о писательстве»

При жизни Хемингуэй настаивал на том, что говорить о писательстве — пустая трата времени. Тем не менее он частенько размышлял на эту темы в своих рассказах, письмах, интервью и даже специальных статьях. Ларри Филлипс отобрал самые глубокие и остроумные высказывания Хемингуэя о личности писателя и важных составляющих ремесла. В тонкой брошюре рассказано о том, как себя дисциплинировать, как убирать лишний материал, — и все это из уст Хемингуэя.

«Все хорошие книги похожи тем, что они правдоподобнее действительности, и когда ты заканчиваешь читать, остается ощущение, будто все описанное произошло с тобой, а затем — что это принадлежит тебе: добро и зло, восторг, раскаяние, скорбь, люди, места и даже погода. Если ты можешь дать все это людям — значит, ты писатель».

«Нет никакого символизма. Море — это море. Старик — это старик. Мальчик — это мальчик, а рыба — рыба. Акулы все равны, нет акулы хуже или лучше. Весь символизм, о котором рассуждают люди, — это дерьмо собачье. То, что происходит по ту сторону — это то, что ты видишь, когда имеешь некие знания».

«Всю свою жизнь я смотрел на слова так, будто видел их впервые».

«Во-первых, нужен талант, большой талант. Такой, как у Киплинга. Потом самодисциплина. Самодисциплина Флобера. Потом нужно ясное представление о том, какой эта проза может быть, и нужно иметь совесть, такую же абсолютно неизменную, как метр-эталон в Париже, для того чтобы уберечься от подделки. Потом от писателя требуется интеллект и бескорыстие, и самое главное — умение выжить. Попробуйте найти все это в одном лице, при том что это лицо сможет преодолеть все те влияния, которые тяготеют над писателем. Самое трудное для него — ведь времени так мало — это выжить и довести работу до конца».

«Величайший дар хорошего писателя — это встроенный стрессоустойчивый детектор халтуры. Это писательский радар, и он есть у всех хороших авторов».

Мортимер Адлер, Чарльз ван Дорен, «Как читать книги»

Такие книги называют «живой классикой» — «классика», потому что отображает фундаментальное представление о силе печатного слова, а «живая», потому что разъединяет понятия о силе слова и среде его восприятия, оставляя место для интерпретаций. От базисного чтения до беглого пролистывания, от анализа до скорочтения — советы Адлера пригодятся при чтении как научных трудов, так и художественной литературы. Самое интересное место в книге посвящено инь-яню — сплетению актов чтения и письма. Адлер отмечает, как важно фиксировать свои мысли на полях книги:

«Покупая книгу, вы делаете ее своим имуществом — таким же, как приобретенная одежда или мебель. Но в случае с книгами сам акт покупки — это прелюдия к обладанию. Полностью оно наступит только тогда, когда вы сделаете книгу частью себя, а самый лучший способ сделать себя частью книги — это делать в ней ремарки».

«Почему отметки на полях необходимы для чтения? Во-первых, это пробуждает вас — в самом широком смысле. Во-вторых, активное чтение — это размышление, а размышление обычно выражается в словах, устных или письменных. Если человек говорит, что он мысленно что-то понимает, но не может это объяснить словами, значит, он не понимает свои мысли. В-третьих, записи о собственных впечатлениях помогут вам запомнить мысли автора».

«Чтение должно быть разговором между вами и автором. Вероятно, он знает о предмете больше вас — в обратном случае вас бы не заинтересовала его книга. Но понимание — это двухсторонний процесс. Ученик должен задавать вопросы себе и учителю, пока не поймет, о чем идет речь. Ремарки на полях — это литературное выражение ваших разногласий или солидарности с автором. Это самая большая дань уважения, которую вы можете ему принести».

Константин Паустовский, «Золотая роза»

Паустовский немало времени уделял анализу творческого процесса, хотя многими воспринимается исключительно как автор школьных рассказов о природе. Все свои мысли по поводу писательского мастерства он собрал в книге «Золотая роза» — пожалуй, самом лиричном пособии для литераторов. Паустовский рассказывает о том, что писатель должен различать цвета не хуже художника, что герои всегда начинают сопротивляться замыслу — и нужно к ним прислушиваться, а вот ходить всюду с записной книжкой необязательно. Все эти наставления подкрепляются метафорами, его личными примерами, высказываниями других писателей и новеллами. Так, в книге есть отдельный рассказ о том, что правильно расставленные точки могут спасти произведение. Но главное в «Золотой розе» — не обилие полезных советов, а искренний восторг, с которым Паустовский пишет о русском языке и которым он заражает любого, кто взял в руки эту книгу.

«Замысел, так же как молния, возникает в сознании человека, насыщенном мыслями, чувствами и заметками памяти. Накапливается все это исподволь, медленно, пока не доходит до той степени напряжения, которое требует неизбежного разряда. Тогда весь этот сжатый и еще несколько хаотический мир рождает молнию — замысел».

«Никогда нельзя думать, что вот этот куст рябины или вот этот седой барабанщик в оркестре понадобятся мне когда-нибудь для рассказа и потому я должен особенно пристально, даже несколько искусственно, их наблюдать. Наблюдать, так сказать, «по долгу службы», из чисто деловых побуждений. Никогда не следует насильственно втискивать в прозу хотя бы и очень удачные наблюдения. Когда понадобится, они сами войдут в нее и станут на место».

Источник: theoryandpractice.ru/

Зачем коучу писать книги? (Инна Гуляева)


Первая, для меня самая важная причина, почему я написала книгу, это возможность рассказать о таком чудесном способе менять свою жизнь в позитивную сторону и реализовать казалось бы несбыточные желания, как коучинг. 

Я помню, как у меня самой постепенно жизнь стала перестраиваться и все больше походить на ту картину мира, что у меня внутри. Это удивительное чувство гармонии, когда внутренние представления совпадают с внешними жизненными обстоятельствами. Вначале мне хотелось плакать и смеяться одновременно, настолько это было удивительно, и что-то оживало внутри, то, чему когда-то я говорила “нет”, “надо подождать”, “сейчас не время”. Я всегда стремилась к творчеству, но мне казалось, что работа, семья и творчество несовместимы. Благодаря коучингу я пересмотрела свои взгляды и постепенно творчество начало проникать в мою жизнь: я пошла учиться рисовать, стала много писать статьей, их начали публиковать в журналах. Открылся креативный поток и его было не остановить, за одним арт-проектом следовал другой. 

Помню, как я на третьем модуле вышла на показательную коуч-сессию к Анне Лебедевой и моим запросом было развитие как художника. Завершилась сессия видением, как я принимаю участие в выставке в качестве художника. Через несколько месяцев это видение стало реальность. На открытии выставки, находясь среди художников, я не верила, что это происходит со мной. Конечно же, я хотела поделиться таким чудесным способом преобразования жизни, мне хотелось рассказать каждому “Смотрите, вы можете. Вы можете жить той жизнью, какой хотите. Вы можете реализовать свои самые “сумасшедшие” мечты — участвовать в выставках, выпускать книги, выступать на радио и телевидении, путешествовать по всему миру, раскрывать свои креативные способности. Если внутри вас есть желания — у вас есть все ресурсы для их реализации. Это же чудо, и это волшебство вам доступно”. 

Я просто не могла не написать книгу, энергия шла изнутри таким потоком, что книга была моим спасением, способом проявить этот творческий поток. Мне необходимо было делиться, отдавать, так как энергии становилось все больше и больше — с каждой нарисованной картиной, написанной статьей, проведенной коуч-сессией. Именно на пике своей энергии я нашла свободные танцы, которые дают возможность проявить энергию в движение и два этих потока — творческий и танцевальный — соединились вместе, рождая мою вторую книгу о чуде креативности, как она дарит новый взгляд на жизнь, дает еще больше ресурсов и энергии. 


Отдавая, я получала еще больше. В обратной связи по книгам, люди рассказывали мне о том, что читая книги, они находили ответы на свои вопросы, решения своих проблем, новый ракурс на стоящие перед ними задачи. Когда получаешь такую обратную связь, понимаешь, что оно того стоило — решиться рассказать о коучинге, интуитивной живописи, танце.


Вторая причина, по которой я рекомендую коучу написать книгу — это структуризация своего опыта. Одно дело, когда весь ваш опыт, знания, личные переживания находятся внутри, другое дело, когда вам надо составить книгу. Приходится систематизировать ваши данные. Они получают видимую форму. Первый читатель вашего текста — это вы сами. У меня очень много осознаний приходит после написания того или иного текста, а книги добавили в “мой сундук коуча” что-то очень весомое — системный взгляд на коучинг и терапию, которую я провожу. Именно после первой книги у меня стали покупать коучинг “пакетами” — по 5, 10 или 20 сессий. Я думаю, это связано с тем, что я сама начала ценить важность структуры и понимать, что разработать и внедрить новую систему мышления за одну сессию точно не получиться, важно долговременное сотрудничество, в которой как коуч, так и чемпион видят конечный результат. 

Именно структуризация своего опыта через книгу дала мне возможность понять свой “ранг” коуча (это определение я взяла из процессуально-ориентированной терапии). Ранг — это сознательная или бессознательная, общественная или личностная способность или власть, проистекающая из культуры, общественной поддержки, личной психологии и/или духовной силы. Ранг, независимо от того, заработали вы его или унаследовали, в значительной степени организует ваше поведение. Интересную особенность я заметила за собой и другими людьми, занимающимися развивающимися практиками — мы часто не осознаем свой ранг, свою силу, как человека осознанного, думающего, видящего этот мир как мир возможностей, развития и процветания. Так как у большинства людей, занимающихся своим развитием, в окружении, как правило, такие же осознанные люди, сложно заметить, какие ценными знаниями вы обладаете, и как эта информация нужна другим людям. Когда же пишешь книгу, систематизируешь свои знания, приводишь их в единую систему, “ранг коуча” проявляется, становиться осознаваемым, “присвоенным”. Тогда коучу уже легче говорить о себе “Я — коуч”, зная, сколько опыта и системы лежит за этим определением. Намного легче продавать свой коучинг, потому что внутри есть четкое понимание, что это даст вашему чемпиону.
Можно сказать, что написание книги делает ощутимым ваш ранг коуча, проявляет его, “вписывает” в вашу жизнь.


Третья причина, по которой коучу желательно написать книгу — это специализация. Когда вы структуризируете свои знания, вдруг проявляются ваши отличительные черты, особенности, то, что выделит вас, сделает уникальным и даст возможность найти своих клиентов. Моя первая книга по арт-коучингу дала мне возможность не только осознать, что я могу связать воедино свои увлечения — интуитивную живопись, коучинг и танец — но я также поняла, кто будет моими чемпионами, какие их задачи я буду помогать решать, как мне себя позиционировать и как они меня будут находить.


Четвертая причина написать книгу — это продвижение вас как коуча. Книга — ваша лучшая рекомендация, читая ваши тексты чемпион с вами знакомиться заочно, понимает, что именно с вами он или она хочет работать, потому что вы близки с ним или с ней по духу, у вас одинаковые взгляды, вы можете помочь сделать их мечты реальностью.


Книгу написать достаточно легко. Очень много мифов связано с книгами — о музах, вдохновении, исключительности автора. Но это не совсем так. Мне кажется, есть одна обобщающая особенность у людей, которые написали книги — это то, что они любят писать и не представляют свою жизнь без этого занятия. Все остальные ограничивающие убеждения достаточно легко преодолеваемы. Недавно я проводила мастерскую “Как написать бестселлер за месяц” и оказалось, что достаточно всего четыре занятия, чтобы написать книгу, мини-книгу или составить ее основу и приступить к детальной проработке глав. Мы живем в уникальное время, когда можно за одну жизнь прожить много “творческий жизней”: жизнь художника, писателя, танцора. Надо всего лишь следовать за своей страстью и верить, что у вас все получиться. Позвольте творческому потоку проявиться сквозь вас, стать чем-то реальным, например, книгой. Книгой о вашем увлечении коучингом, о том, что вы владеете “тайным оружием 21 века”, которое помогает построить счастливую и вдохновляющую жизнь. И пусть книг о коучинге станет больше, тем самым мы расширяем поток людей, познавших волшебство и силу коучинга, живущих творческой и насыщенной жизнью. Хорошего вам креативного потока и вдохновения в ваших арт-проектах!

Инна Гуляева
профессиональный сертифицированный коуч МЭУк, г. Москва
Художник, писатель, автор двух книг по Арт-коучингу, психолог EMDR, преподаватель freedomDANCE.

Писатели о том, как писать: philologist — LiveJournal

Стивен Кинг — о том, куда поставить письменный стол, Эрнест Хемингуэй — о значимости встроенного детектора халтуры, Константин Паустовский — о бесполезности блокнота.

Подборка неформальных пособий для тех, кто пишет.

Стивен Кинг

Стивен Кинг, провозглашенный самым успешным писателем современности, может похвастаться внушительным числом бестселлеров. «Как писать книги» — это отчасти программа, отчасти мемуары, отчасти размышление о жизни писателя. На этот труд Кинг решился после того, как его сбила машина. Как часто бывает после таких потрясений, он пересмотрел свое отношение к жизни и к собственному ремеслу. В ответ скептикам, которые не воспринимают популярного писателя как учителя хорошего стиля, знаменитый журналист Роджер Эберт сказал следующее: «Обнаружив в книге множество полезных и тонких замечаний о ремесле, я забыл о всяком снобизме».

  • «Описание начинается в писательском воображении, а заканчивается — в читательском».
  • «Все, о чем я вас прошу, — это старайтесь писать получше и помните, что писать наречия — человеческая слабость, писать “он сказал” или “она сказала” — совершенство богов».
  • «Начинается все вот с чего: поставьте стол в углу и каждый раз, когда принимаетесь писать, напоминайте себе, почему он не в середине комнаты. Жизнь — это не поддерживающая система для искусства. Все совсем наоборот».
  • «Давайте скажу прямо? Если у вас нет времени на чтение, то нет времени (и навыков) для письма. Все просто».


Рэй Брэдбери

В книге «Дзен в искусстве писательства» Рэй Брэдбери делится не только своим писательским опытом, но и заражает своим восхищением профессией. В «Дзене…» практические советы по формированию стиля и работе с издательствами перемежаются с фрагментами из собственной биографии Брэдбери. Эта книга — пособие и манифест, пропитанный мудростью и энтузиазмом.

  • «Главный секрет творчества в том, чтобы относиться к своим идеям, как к кошкам — просто заставьте их следовать за вами».
  • «Читайте те книги, которые заостряют ваше восприятие цвета, формы и мирового масштаба».
  • «Нам необходимо Искусство, чтобы не умереть от Правды».
  • «Наша культура насыщается со временем как сокровищем, так и мусором».

Энн Ламотт

Энн Ламотт больше известна как автор книг нонфикшн, но ее пособие по писательскому мастерству «Птица за птицей» демонстрирует, что она еще и выдающийся современный философ. Эта книга 1994 года — одновременно практический инструктаж, знакомящий с азами профессии, и кладезь мудрости, из которого можно извлечь мысли о том, как важно побороть неуверенность в себе и установить баланс между интуицией и расчетом.

  • «Вы начинаете сплетать слова, как бусы, для того чтобы рассказать историю. Вас снедает желание общаться, поучать или развлекать, вы хотите запечатлеть моменты счастья, воплотить в жизнь воображаемые события. Но вы не хотите, чтобы все это произошло на самом деле».
  • «Чтение и письмо уменьшают чувство одиночества. Они углубляют и усиливают наше чувство жизни, питают душу. Когда писатели заставляют нас кивать головой от точности их наблюдений, смеяться над собой или над всем вокруг, у нас появляются новые силы. Нам предоставляется шанс потанцевать с абсурдом жизни, вместо того чтобы страдать от него снова и снова. Это все равно что петь на лодке во время сильного шторма. Вы не можете противостоять стихии, но пение может изменить настрой тех, кто на борту корабля».

Стивен Прессфилд

Писатель и сценарист Стивен Прессфилд работает по методу проб и ошибок. В книге «Война за креатив» он сконцентрировался на главных препятствиях, с которыми сталкивается любой творческий человек, в числе которых — страх, неуверенность в себе и просто лень. Прессфилд рассказывает о своей системе борьбы с различными формами сопротивления. Кстати, о Сопротивлении он пишет с большой буквы.

  • «Вы парализованы страхом? Это хороший знак. Страх — это хорошо, это такой же индикатор, как неуверенность в себе. Страх показывает нам, что нужно делать. Запомните главное правило: чем больше мы боимся работы, тем увереннее должны быть в том, что просто обязаны это сделать. Сопротивление переживается, как страх — уровень страха равен степени Сопротивления. Поэтому, если мы боимся что-то предпринять, значит, эта затея — очень для нас важна, и именно она способствует развитию таланта».


«Совет писателям»

Сборник цитат, анекдотов и прописных истин от «литературных светил» был впервые опубликован в 1999 году. В нем много полезной информации на разные темы — от поисков литературного агента до проработки сильных характеров. Книга охватывает все аспекты работы писателя — грамматику, жанры, деньги, сюжет, плагиат и, конечно, вдохновение.

  • Ральф Уолдо Эмерсон: «Заканчивайте вечером один эпизод, а на следующий день — принимайтесь за работу заново, но в перерыве обязательно хорошенько выспитесь. Здесь вы можете не сдерживать себя».
  • Чарльз Буковски: «Не пишите рассказ до тех пор, пока он не будет приносить вам такую же боль, как раскаленное дерьмо».
  • Фрэнсис Скотт Фицджеральд: «Начните с конкретного человека и вы обнаружите, что создали типический образ. Начните с типического образа и поймете, что вы не создали ничего».
  • Сол Беллоу: «Никогда не меняйте текст, если написали его, проснувшись посреди ночи».
  • Томас Стернз Элиот: «Юные поэты имитируют, зрелые — крадут».
  • Курт Воннегут: «Найдите тему, которая вас беспокоит и которая, по-вашему, должна найти отклик в сердцах других людей. Именно это, а не языковые игры, предмет настоящей заботы, который станет самым захватывающим и притягательным элементом вашего стиля».
  • Марк Твен: «Пишите бесплатно, пока кто-то не предложит вам денег; если в течение трех лет этого не произойдет, значит, ваше призвание — пилить деревья».

Стэнли Фиш «Как написать предложение»

Литературный теоретик Стенли Фиш не просто написал инструкцию для писателей, а серьезно исследовал язык как культурный феномен. Фиш с умом опровергает постулат о том, что предложение должно быть кратким. В качестве контрдовода он цитирует лучшие фразы Шекспира, Диккенса и Льюиса Кэрролла. Проведя такую литературную экспертизу, он уверенно провозглашает красноречие залогом красоты литературы. Фиш анализирует построение фразы на примере предложения из «Эндерби снаружи» Энтони Берджисса:

  • «Слова проскальзывают в ячейки, определенные синтаксисом, и сверкают, как воздушные пылинки различными примесями, которые мы называем смыслом. Прежде чем слова попадают в свои ячейки, это просто отдельные единицы, направленные всюду и в никуда. Но как только слово попадает в место, “определенное” для него, оно демонстрирует безжалостную логику синтаксической структуры — слова связываются взаимоотношениями. Они субъекты или объекты действия, и они комбинируются в некое суждение о мире, которое может его превозносить, отрицать или облагораживать».


Ларри Филлипс «Эрнест Хемингуэй о писательстве»

При жизни Хемингуэй настаивал на том, что говорить о писательстве — пустая трата времени. Тем не менее он частенько размышлял на эту темы в своих рассказах, письмах, интервью и даже специальных статьях. Ларри Филлипс отобрал самые глубокие и остроумные высказывания Хемингуэя о личности писателя и важных составляющих ремесла. В тонкой брошюре рассказано о том, как себя дисциплинировать, как убирать лишний материал, — и все это из уст Хемингуэя.

  • «Все хорошие книги похожи тем, что они правдоподобнее действительности, и когда ты заканчиваешь читать, остается ощущение, будто все описанное произошло с тобой, а затем — что это принадлежит тебе: добро и зло, восторг, раскаяние, скорбь, люди, места и даже погода. Если ты можешь дать все это людям — значит, ты писатель».
  • «Нет никакого символизма. Море — это море. Старик — это старик. Мальчик — это мальчик, а рыба — рыба. Акулы все равны, нет акулы хуже или лучше. Весь символизм, о котором рассуждают люди, — это дерьмо собачье. То, что происходит по ту сторону — это то, что ты видишь, когда имеешь некие знания».
  • «Всю свою жизнь я смотрел на слова так, будто видел их впервые».
  • «Во-первых, нужен талант, большой талант. Такой, как у Киплинга. Потом самодисциплина. Самодисциплина Флобера. Потом нужно ясное представление о том, какой эта проза может быть, и нужно иметь совесть, такую же абсолютно неизменную, как метр-эталон в Париже, для того чтобы уберечься от подделки. Потом от писателя требуется интеллект и бескорыстие, и самое главное — умение выжить. Попробуйте найти все это в одном лице, при том что это лицо сможет преодолеть все те влияния, которые тяготеют над писателем. Самое трудное для него — ведь времени так мало — это выжить и довести работу до конца».
  • «Величайший дар хорошего писателя — это встроенный стрессоустойчивый детектор халтуры. Это писательский радар, и он есть у всех хороших авторов».

Мортимер Адлер, Чарльз ван Дорен «Как читать книги»

Такие книги называют «живой классикой» — «классика», потому что отображает фундаментальное представление о силе печатного слова, а «живая», потому что разъединяет понятия о силе слова и среде его восприятия, оставляя место для интерпретаций. От базисного чтения до беглого пролистывания, от анализа до скорочтения — советы Адлера пригодятся при чтении как научных трудов, так и художественной литературы. Самое интересное место в книге посвящено инь-яню — сплетению актов чтения и письма. Адлер отмечает, как важно фиксировать свои мысли на полях книги:

  • «Покупая книгу, вы делаете ее своим имуществом — таким же, как приобретенная одежда или мебель. Но в случае с книгами сам акт покупки — это прелюдия к обладанию. Полностью оно наступит только тогда, когда вы сделаете книгу частью себя, а самый лучший способ сделать себя частью книги — это делать в ней ремарки».
  • «Почему отметки на полях необходимы для чтения? Во-первых, это пробуждает вас — в самом широком смысле. Во-вторых, активное чтение — это размышление, а размышление обычно выражается в словах, устных или письменных. Если человек говорит, что он мысленно что-то понимает, но не может это объяснить словами, значит, он не понимает свои мысли. В-третьих, записи о собственных впечатлениях помогут вам запомнить мысли автора».
  • «Чтение должно быть разговором между вами и автором. Вероятно, он знает о предмете больше вас — в обратном случае вас бы не заинтересовала его книга. Но понимание — это двухсторонний процесс. Ученик должен задавать вопросы себе и учителю, пока не поймет, о чем идет речь. Ремарки на полях — это литературное выражение ваших разногласий или солидарности с автором. Это самая большая дань уважения, которую вы можете ему принести».


Константин Паустовский «Золотая роза»

Паустовский немало времени уделял анализу творческого процесса, хотя многими воспринимается исключительно как автор школьных рассказов о природе. Все свои мысли по поводу писательского мастерства он собрал в книге «Золотая роза» — пожалуй, самом лиричном пособии для литераторов. Паустовский рассказывает о том, что писатель должен различать цвета не хуже художника, что герои всегда начинают сопротивляться замыслу — и нужно к ним прислушиваться, а вот ходить всюду с записной книжкой необязательно. Все эти наставления подкрепляются метафорами, его личными примерами, высказываниями других писателей и новеллами. Так, в книге есть отдельный рассказ о том, что правильно расставленные точки могут спасти произведение. Но главное в «Золотой розе» — не обилие полезных советов, а искренний восторг, с которым Паустовский пишет о русском языке и которым он заражает любого, кто взял в руки эту книгу.

  • «Замысел, так же как молния, возникает в сознании человека, насыщенном мыслями, чувствами и заметками памяти. Накапливается все это исподволь, медленно, пока не доходит до той степени напряжения, которое требует неизбежного разряда. Тогда весь этот сжатый и еще несколько хаотический мир рождает молнию — замысел».
  • «Никогда нельзя думать, что вот этот куст рябины или вот этот седой барабанщик в оркестре понадобятся мне когда-нибудь для рассказа и потому я должен особенно пристально, даже несколько искусственно, их наблюдать. Наблюдать, так сказать, «по долгу службы», из чисто деловых побуждений. Никогда не следует насильственно втискивать в прозу хотя бы и очень удачные наблюдения. Когда понадобится, они сами войдут в нее и станут на место».
http://www.adme.ru/s
hkola-reklamista/heminguej-bredberi-i-paustovskij-o-tom-kak-pisat-414905/

С чего начать писать книгу? Клондайк информации.

С чего начать писать книгу? Клондайк информации.

Данная статья будет полезна начинающим писателям и авторам. Для того чтобы стать таковыми, у вас должно быть не только желание, но и призвание. Любой хороший писатель пишет с удовольствием, его часто посещает вдохновение, свои мысли и переживания он грамотно и красиво излагает на бумаге. В первую очередь нужно определиться для себя, для чего вы хотите стать автором. Если в первую очередь вы преследуете коммерческие цели, то писатель из вас не выйдет.

Основная масса людей, новички писательского дела, практически всегда сталкиваются с одной и той же проблемой. Даже если издательство берет на себя все издержки, покрывает расходы и публикует работу, книга продается очень плохо, зачастую работа просто остается «за бортом», несмотря на то, что возможно сама работа хорошая и интересная. Происходит это потому, что цена за первую книгу «заламывается», т.е. оценивается слишком высоко. Не стоит переоценивать ваш труд, установите как можно меньшую цену за работу и сделайте книгу доступной, ведь в первую очередь вам нужно зарекомендовать себя как хороший писатель, чтобы все могли в этом убедиться.

Ценители хорошей литературы всегда смотрят на автора книги, издателя, объем работы и на первую страницу. Малоизвестный автор и не авторитетное издательство не вызовут интереса у основного контингента читателей, а они как правило являются основной «рекламной площадкой», ведь именно к ним прислушивается основная масса читателей, по их отзывам составляется первоначальное мнение о книге.

В интернете существует масса специальных форумов, где собираются активно читающие люди и критикуют то или иное произведение. Если хотя бы один пользователь подобного форума с хорошим рейтингом даст положительный отзыв о вашей работе, это как минимум заинтересует остальных пользователей и подтолкнет их к прочтению вашей книги. Не следует ожидать того что абсолютно все читатели будут хорошо отзываться о работе, но в этом и состоит критика.

Исходя из вышеуказанного, для собственной рекламы стоит посещать такие форумы, изучать вкусы людей, при этом желательно выкладывать свою книгу в таких форумах бесплатно. Это позволит ей быстрее распространиться, и если работа хорошая, вы станете популярнее, а на первых парах это куда важнее чем первый гонорар. Стоит отметить, что перед тем как выложить книгу в свободном доступе, юридически сохраните все права на книгу за собой. Сделать это можно в нотариальной конторе. Возможно, ваша книга станет настолько популярна, что кто то просто присвоит авторство себе и станет на этом отлично зарабатывать, а вам доказать что написали ее именно вы будет очень тяжело.

Сделайте свою собственную книгу в Интернете

Знаете ли вы, что вы можете создать свою собственную книгу в Интернете бесплатно?

Если вам повезет, у вас останутся воспоминания о собственном детстве, а также о книгах и рассказах, которые ваши родители или члены семьи написали для вас. На этих самодельных драгоценных камнях могут быть изображения животных, вырезанные из журналов и приклеенные к разноцветной плотной бумаге. Они могут быть заполнены азбуками, написанными карандашом на страницах оберточной бумаги. По мере того, как мы становимся старше, мы можем сделать нашу собственную книгу, используя наши любимые фотографии.Мы можем любить писать рассказы или стихи. Возможно, мы захотим записать свои любимые воспоминания. Потребность в самовыражении является неотъемлемой, и книги позволяют нам делать это творчески и красиво.

Многие из нас нуждаются в том, чтобы выразить себя и дать другим людям прочитать наши слова. Хотя у вас может быть творческий потенциал большинства авторов, представленных сегодня на рынке, для профессиональной печати ваших семейных историй требуется специализированная услуга. Вы можете спросить: как я могу сделать это легко, не потратив целое состояние?

К счастью, на самом деле это так же просто, как выйти в Интернет.Если у вас есть доступ в Интернет, вы можете легко создать свою собственную книгу, используя онлайн-инструмент для создания книг. От корки до корки вы можете создать книгу, о которой вы всегда мечтали, будь то поваренная книга, книга по фотографии или искусству, мемуары, роман или сборник рассказов и стихов. Такие сайты, как Bookemon, позволяют вам писать свою историю, добавлять графику, выбирать стиль шрифта и многое другое, чтобы ваша история ожила. Этот сайт очень хорошо подходит для любого типа книги, которую вы хотите создать. Более того, он достаточно удобен для пользователя, чтобы практически любой мог получить требуемые профессиональные результаты.Поскольку фактическая учетная запись бесплатна, вы можете создать несколько замечательных книг в Интернете, прежде чем найдете ту, которую хотите распечатать.

Bookemon был одним из первых сайтов такого типа, которые предлагали потребителям возможность создавать свои собственные книги семейных историй, рецептов или стихов в профессионально печатном издании. Хотите узнать самое лучшее? Вы можете создать бесплатную учетную запись, загрузить свой контент из файлов PDF или Word, а затем настроить страницы в соответствии с вашими личными вкусами и предпочтениями.Вы даже можете загружать и редактировать фотографии или нарисованные от руки изображения, которые будут сопровождать ваш текст. Он позволяет создавать практически любые книги, от детских до кулинарных, наполненных старинными семейными рецептами.

Если вы готовы потратить немного денег, вы можете получить профессионально напечатанную книгу по очень низкой цене. Такие сайты, как этот, позволяют писать рассказы, романы и сборники и публиковать их. Вы можете напечатать одну или несколько копий для личного пользования. Дополнительная услуга, которую предлагают сайты, подобные этим, заключается в том, что вы можете продвигать и продавать свою книгу.

Писать книгу — это весело, и теперь, благодаря публикации в Интернете, легко увидеть, как ваша работа приносит свои плоды. Распечатываете ли вы его дома или отправляете в полиграфическую фирму, вы гарантированно будете гордиться своим достижением. Покажи это. — Прочтите полный обзор о букемоне.

Создайте свою книгу сейчас

Роман спрашивает: как мужчине писать о женщинах?

Последний раздел «Моя мама» написан изысканно сдержанной, нежной прозой.(Элизабет Харрис, здесь особенно, переводится с легким, изящным прикосновением.) Описывая вечер в театре со своей матерью, Марчелло отмечает «родство наших тел, точно так же, как мы оба спешим занять свои места и никогда не успокаивались. в.» В своих предыдущих романах Пацифико обрисовал родительские отношения, важные прежде всего с точки зрения их финансовой выгоды. Его тон здесь, однако, предполагает отношение за пределами благодарности, приближающееся к почтению, к поколению, которое пережило и процветало после травмы Второй мировой войны.

Заявленное желание Марчелло — то, что он называет «настоящей сутью книги», — выяснить, «что еще мужчине остается написать, когда он пишет о женщинах». Если цель писателя-мужчины состоит в том, чтобы не осуждать своих женских персонажей и не сводить их к стереотипу, «что-нибудь осталось?» Это убедительный вопрос как для испытуемого, так и для автора: первый пытается воздать должное любимым женщинам, а второй пытается, возможно, впервые, работать в искренней, а не сатирической манере.

Пасифико находит свой ответ в своего рода задумчивом репортаже, стремящемся не интерпретировать этих женщин, а просто изобразить их. Мать Марчелло, в конце концов, не понимают; ее, однако, видели. Пасифико использует этот прием и в самоописании Марчелло. Когда в конце романа сексуальный контакт, который на первый взгляд кажется добровольным, становится нападением, он остается в значительной степени описательным, передавая свои чувства в данный момент, не делая вид, что они могут оправдать его поведение. «Я не стану уничтожать улики, — говорит Марчелло.

«Слова — очищающий огонь», — пишет Пацифико в «Классе». «Чистилище — это область чистого языка, в которой мертвые исследуют, в одиночку, но ведомые невидимой силой ангелов, недостатки своей жизни». Первые два романа Пацифико вскрыли недостатки их персонажей; они также были, в частности, рассказаны, по крайней мере частично, персонажами, которые оказались мертвыми. С «Женщинами, которых я люблю», Пацифико, кажется, перешел из чистилища в менее ужасное царство, в котором человеческие недостатки должны быть разоблачены, но при этом сочтены, а не поруганы.

Книги // Письменная лаборатория Purdue

Книги

Резюме:

В этом разделе содержится информация о методе форматирования и цитирования документа Чикагское руководство по стилю . Эти ресурсы соответствуют семнадцатому изданию Чикагское руководство по стилю , которое было выпущено в 2017 году.

Общая модель цитирования книг в системе Chicago Notes и библиографии

Сноска или примечание (N):

1.Имя Фамилия, Название книги (Место издания: Издательство, Год издания), номер страницы.

Соответствующая библиографическая запись (B):

Фамилия, Имя. Название книги . Место публикации: Издательство, Год издания.

Книга одного автора

N:

1. Джек Керуак, The Dharma Bums (Нью-Йорк: Viking Press, 1958), 128.

В:

Керуак, Джек. Бродяги Дхармы. Нью-Йорк: Viking Press, 1958.

Книга нескольких авторов

Два или более автора должны быть перечислены в том порядке, в котором они указаны как авторы, и не обязательно в алфавитном порядке.

N:

2. Скотт Лэш и Джон Урри, Экономия знаков и космоса (Лондон: Sage Publications, 1994), 241-51.

В:

Лэш, Скотт и Джон Урри. Экономия знаков и космоса .Лондон: Sage Publications, 1994.

.
Переведено с одним автором

N:

3. Хулио Кортасар, Hopscotch , пер. Грегори Рабасса (Нью-Йорк: Книги Пантеона, 1966), 165.

В:

Кортасар, Хулио. Классы . Перевод Грегори Рабасса. Нью-Йорк: Книги Пантеона, 1966.

Книга с автором и редактором

В примечаниях CMOS предпочитает сокращение от «editor (s)» как «ed.»Или« ред. », А переводчик (и) как« транс ». В библиографических статьях эти сокращения не используются. Вместо этого названия приводятся полностью. Эта информация содержится в Чикагском руководстве по стилю , раздел 14.103.

N:

4. Эдвард Б. Тайлор, Исследования раннего развития человечества и развития цивилизации, , изд. Пол Боханнан (Чикаго: University of Chicago Press, 1964), 194.

В:

Тайлор, Эдвард Б. Исследования раннего развития человечества и развития цивилизации . Под редакцией Пола Боханнана. Чикаго: University of Chicago Press, 1964.

Глава из монографии

CMOS предоставляет две правильные формы для библиографических записей. Оба отмечены здесь.

N:

5. Глория Анзалдуа, «Как приручить дикий язык», в Borderlands: The New Mestiza — La Frontera (Сан-Франциско: Компания Aunt Lute Book Company, 1987), 53.

В:

Анзалдуа, Глория. «Как приручить дикий язык». В Borderlands: The New Mestiza — La Frontera, 53–64. Сан-Франциско: Книжная компания тетушки Лютни, 1987.

Или, в некоторых случаях, вы можете выделить всю коллекцию в библиографической записи.

Анзалдуа, Глория. Borderlands: The New Mestiza — La Frontera. Сан-Франциско: Компания тетушки Лютни, 1987. См. Особенно. глава 5, «Как приручить дикий язык».

Вклады из отредактированной коллекции с различными авторскими главами

При цитировании работы одного автора, которая появляется в книге с несколькими авторами, сначала указывается имя автора, за которым следует название его работы, слово ‘in’ и название книги, а также имя ( s) редакторов и прочая стандартная информация .

N:

6. Мюриэль Харрис, «Поговори со мной: привлечение неохотных писателей», в Руководство для преподавателя: помощь писателям один на один , изд. Бен Рафот (Нью-Гэмпшир: Heinemann, 2000), 24-34.

В:

Харрис, Мюриэль. «Поговори со мной: привлечение неохотных писателей». В книге «Руководство для учителя: помощь писателям один на один», , под редакцией Бена Рафота, 24–34. Нью-Гэмпшир: Heinemann, 2000.

Введение, предисловие или послесловие в книге

В отличие от других ссылок на книги, библиографические записи этого типа включают диапазон номеров страниц для цитируемой части.

N:

7. Стивен Пинкер, введение в В чем ваша опасная идея? , изд. Джон Брокман (Нью-Йорк: Harper Perennial, 2007), xxv.

В:

Пинкер, Стивен. Введение в Какова ваша опасная идея ?, xxiii-xxxiii. Отредактировал Джон Брокман. Нью-Йорк: Harper Perennial, 2007.

.
Анонимные работы — Авторство неизвестно

Источники, у которых нет известного автора или редактора, следует цитировать по названию.Следуйте базовому формату для «Сноски или концевой сноски» и «Соответствующей библиографической записи», которые приведены в качестве примера выше, опуская имена авторов и / или редакторов и начиная соответствующие записи с заголовка источника.

Со ссылкой на косвенные источники

Поскольку обычно предполагается, что авторы хорошо знакомы с источниками, которые они цитируют, Чикаго не рекомендует использовать источник, который был процитирован в другом (вторичном) источнике. Однако в случае, если первоисточник полностью недоступен, Чикаго требует использовать «цитируется в» в примечании:

N:

8.Ян Хакинг, Социальное конструирование чего? (Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета, 1999), 103, цит. По: Мануэль ДеЛанда, A New Philosophy of Society (New York: Continuum, 2006), 2.

Самостоятельно опубликованные или частные книги

Книги, опубликованные автором, должны цитироваться в соответствии с информацией, имеющейся на титульном листе или странице авторских прав. Вместо названия издателя укажите такие формулировки, как «самопубликация» (сокращенно «самопубликация» в примечаниях, но не библиография) или «напечатано автором».Для самоизданных электронных книг добавьте название приложения или устройства, необходимого для чтения книги, или название формата файла, или и то, и другое.

N:

9. Кэтлин Лонг, В погоне за радугой: роман (самостоятельная публикация, CreateSpace, 2011).

В:

Лонг, Кэтлин. В погоне за радугой: роман . Самостоятельно опубликовано, CreateSpace, 2011 г.

10 авторов делятся тем, что вдохновило их на написание своих книг

Вы когда-нибудь задумывались, откуда пришла идея вашей любимой книги? Это был личный опыт? Или мечта? Или еще одну книгу? Нам было так любопытно, что мы собрали десять наших авторов, которые поделились истинным жизненным вдохновением для своей книги.Читайте дальше, чтобы узнать, откуда взялись их истории!

Адити Хорана —

Зеркало в небе

«Перед тем, как написать книгу, я прочитал рубрику Шерил Стрэд« Шум »- Корабль-призрак, который не нес нас — и это вдохновило меня на написание MITS. Речь идет о выборе определенного пути и одновременном размышлении о том, который мы не выбрали. Поскольку я находился в собственном периоде допроса, когда я только что закончил рукопись, которая была отклонена рядом агентов, писать о другом мире, населенном альтернативными версиями всех нас, казалось идеей, которую мне лично очень хотелось исследовать.Я был в периоде ожидания — когда моя жизнь обретет особую форму, чтобы узнать, смогу ли я осуществить свои самые заветные мечты. Написание MITS позволило мне полностью изучить эти темы ». Читать далее!

И посмотрите ее новую книгу, Библиотека судеб , выйдет 18 июля!

Сабаа Тахир —

Уголь в пепле

«Меня вдохновили две вещи. Во-первых, я вырос в этом по-настоящему изолированном городке в пустыне Мохаве, где мне казалось, что я действительно не вписываюсь.В детстве я чувствовал себя действительно лишенным голоса и чувствовал себя по-настоящему изолированным. В конце концов, когда я стал старше, я нашел свою силу и голос через письмо. Затем, в 2007 году, я решил, что собираюсь написать книгу. И я не знал, о чем это будет; все, что я знал, это то, что это будет о людях, которые чувствовали себя как я в детстве, о людях, которые чувствовали себя бессильными, но в отличие от меня, я хотел, чтобы они боролись с этим.

В то время я работал в Washington Post редактором в их международном отделе и читал о совершенно безгласных и бессильных людях.Все это вместе послужило основой для Ember. Так что это было во многом сочетание моего детства и реальных событий, о которых я читал на работе ». Читать далее!

Джон Кори Уэйли —

Совершенно нелогичное поведение

«Я хотел написать о том, что не только уникально и странно иметь что-то вроде тревоги или агорафобии, но и насколько это индивидуально. Человек не должен соответствовать всем критериям, о которых говорится в медицинском журнале или психологическом профиле.У них могут быть только эти проблемы, и они могут быть кем-то вроде Соломона, который очень сильно выбирает свой собственный способ их решения ». Читать далее!

Стефани Тромли —

Проблема — мой друг

«Я начала писать после того, как родила ребенка. С тех пор я читал биографии других дебютных авторов и заметил, как многие из нас говорят то же самое: я тянул время, пока БАМ, рождение моего ребенка не разрушило старую нормальность.

Я наполовину закончил свою докторскую диссертацию по Вирджинии Вульф, когда у меня родился сын.После того, как он пришел, я понял, что мне не удастся исчезнуть в библиотеке на несколько часов, чтобы заниматься своими исследованиями. Я спал с интервалами в девяносто минут, я почти не ел свою еду и думал о еде исключительно как о «приливе энергии», и я не выходил из квартиры в течение сорока с лишним дней (кроме как для посещения врача). В этом состоянии фуги я начал писать о Зое и Дигби. Я сбежал в их жизнь, написав за десять минут. Я создал другой мир, чтобы оставаться в здравом уме ». Читать далее!

Сара Дессен —

Saint Anything

«В первые годы после этого я никогда особо не говорил о [свидании с парнем постарше] ни с кем, кроме моих школьных подруг и различных терапевтов.Однако по мере того, как я становился старше, я все больше осознавал, что мой опыт не был чем-то необычным. Казалось, что почти у каждой женщины, которую я знал, была похожая история, время, когда желание внимания означало получение совсем не того рода. Подростку, желающему стать взрослым, легко переступить через голову. Особенно для девочек, которых часто учат, что вежливость и милость должны преобладать над всеми остальными инстинктами. Помня об этом, я начал рассказ моего рассказчика Сиднея в Saint Anything «. Читать далее!

Стейси Ли —

Опередить Луну

«Outrun the Moon» был вдохновлен моей мамой, уроженкой Сан-Франциско, чей отец родился в 1906 году, в год землетрясения в Сан-Франциско.У жителей Калифорнии в четвертом поколении землетрясения в крови ». Читать далее!

Бет Ревис —

Мир без тебя

«Я пишу рассказы о космосе или волшебстве! Я взрываю вещи и бросаю поцелуи, а затем убиваю других персонажей!

«Мир без тебя» начался именно так. Есть школа для детей со сверхспособностями. Есть путешествия во времени и телекинез. Есть даже смерть и огонь.

Но когда я писал рассказ, все стало… круто.Несмотря на то, что Бо, мой главный герой, может контролировать время, я понял, что его идея «контроля» была ошибочной. И его представление о том, что было настоящим, тоже было неправильным.

Я понял, что не хочу писать книгу о детях со сверхспособностями. Я хотел написать книгу о детях, у которых на самом деле вообще нет никакой силы, и о том, что значит осознать это. О том, что значит принимать это… или нет ». Читать далее!

Кейтлин Детвейлер —

Непорочное

«Я всегда — до тех пор, пока я мог говорить словами, в значительной степени — был большим сторонником гипотетических вопросов.Все, кто встанет на моем пути: Осторожно! Я бесконечно очарован тем, что, если бы вы предпочли различные странные затруднения и затруднения, и немногие избегают моих жестоких запросов. Именно такого рода вопросы и проблемы движут и моим писательским интересом — прохождение персонажей через моменты, когда они сталкиваются с такими безумными, монументальными дилеммами. Возьмем, к примеру, Immaculate. Самое первое зерно этой истории было посеяно в моем подсознании где-то в подростковом возрасте, когда во время долгой поездки на машине с моей мамой и долгой череды «а что, если» я спросил: «Вы бы поверили мне, если бы я сказал, что я беременная девственница? » Моя мама посмотрела на меня, склонила голову и улыбнулась.А потом она сказала да ». Читать далее!

Аиша Саид —

Написано в звездах

«В то время как Written in the Stars — это художественное произведение, источником вдохновения послужил опыт некоторых людей, которых я знал в детстве, которые прошли через печальную реальность, когда их принуждали к браку, которого они не хотели. Эти истории остались со мной на протяжении всей моей жизни, и знание того, насколько важна эта тема из-за моей личной связи с ней, вдохновило меня продолжать писать, даже когда это было эмоционально сложно.» Читать далее!

Кристал Сазерленд —

Наши химические сердца

«Я не чувствовал себя готовым написать эту историю до середины 2014 года, когда мое сердце впервые разбилось… Книга на самом деле основана не на моем личном опыте, но определенно на многих эмоциях, связанных с ней. информировать множество персонажей о выборе ». Смотрите больше!

Напишите материал, который хотите прочитать.«Я пишу книги, которые мне хотелось бы найти»… | Райан Дж. Пелтон

«Я пишу книги, которые мне хотелось бы найти» — Энн Ламотт

Я опросила более пятидесяти авторов. Когда я спрашиваю, почему они написали общий припев, это:

«Я думал, что смогу написать лучший рассказ, чем то, что я читал».

«Я чувствовал, что жанр, который я люблю читать, требует нового взгляда».

«Как это бестселлер? Я мог бы сделать лучше ».

Может быть, эти ответы сочатся высокомерием со стороны начинающих авторов, которые мало знали о ремесле.Или, может быть, ключ к написанию книг, которые люди будут любить читать.

Думаю и то, и другое понемногу.

Разжигает и поддерживает творческий огонь писателя не оригинальные сюжетные линии, которые никто никогда не рассматривал в истории литературы. Что поддерживает воображение художника, проще.

Это как-то сказала Энн Ламотт:

«Я пишу книги, которые мне хотелось бы найти».

Нет ничего нового под солнцем. Кто-то написал версию каждой истории.Но то, что я проповедовал годами и что делает каждую новую книгу или произведение искусства особенным, — это вы. Ваш угол зрения, перспектива и мировоззрение, которое вы привносите на страницу.

Или мы могли бы сказать это так: то, что приводит писателя к странице день за днем, месяц за месяцем и год за годом, — это написание книг, которые вы хотите прочитать.

Книги, которые мне хотелось бы найти.

Известный автор художественной и документальной литературы К. С. Льюис, когда его спросили, почему он пишет книги, сказал:

«Я написал книги, которые мне хотелось бы читать, если бы я мог их получить.Я всегда писал по этой причине. Люди не будут писать те книги, которые мне нужны, поэтому я должен делать это сам »(Грин и Хоппер, К. С. Льюис: биография, 169).

Льюис, Ламотт и другие авторы с фамилиями, начинающимися с «L», понимают ключи к творчеству. Мы пишем, потому что книги, которые мы хотим прочитать, находятся в нашей голове.

Вы когда-нибудь говорили:

Почему каждый фильм или книга должны быть в Нью-Йорке? Почему не Сельма или Сакраменто?

Кто решит, что каждый роман должен содержать 70 000–100 000 слов? Почему бы не написать убийственную историю, которую можно закончить на 50 000 слов или меньше?

Хорошо, каждый главный герой должен быть мужчиной, женщиной, белым, черным, молодым, старым, женатым, холостым, крутым или слабым?

Обязательно ли в каждой документальной книге или статье быть «7 шагов к… бла, бла, бла»?

Напишите рассказы и опубликуйте работу, которую хотите прочитать.Найдите угол и перспективу, которые не отражены в вашем жанре или области.

В следующий раз, когда вы сядете за любимый рассказ или роман. Спросите: что мне нравится в книге? Что не работает? Как я мог по-новому взглянуть на историю?

Я помню, как много лет назад Джеймс Паттерсон сказал, что он пишет такую ​​скудную прозу потому, что ненавидит романы о лодках. Он хотел вырезать все скучные части и не продвигал сюжет.

Писатель Элмор Леонард сказал то же самое.

Напишите книгу, которая вам понравится.

Может быть, ваши любимые научно-популярные книги слишком упрощены. Напишите письмо со страстью, честностью и уязвимостью.

Устали от простых шагов к лучшему? Напишите книгу с глубиной, историями и проблемами. Не соглашайтесь на легкое.

Может быть, ваша любимая история с саспенсом слишком длинная и перегружена ненужными деталями. Напишите средство для переворачивания страниц, которое никогда не сдается.

Вы держите перо, печатаете на клавиатуре и делаете рисунок.Напишите книгу, которую хотите прочитать, и вы будете ей рады.

Ваши читатели тоже.

Материал для письма: 7 книг для детей

«Нечего писать. Все, что тебе нужно сделать, это сесть за пишущую машинку и истечь кровью ». — Эрнест Хемингуэй

Думаю, всем понятны чувства Хемингуэя по поводу писательства. Иногда идеи приходят легко, но трудно подобрать правильные слова; в других случаях сложно даже понять, с чего начать.Если в вашем доме есть начинающий писатель или ребенок, который не справляется с письменным заданием в школе, вот некоторые из моих любимых книг, которые вдохновляют, воодушевляют и дают практические советы.

  • Автор: Правдивая история

    от Хелен Лестер

    Хелен Лестер, автор одной из любимых в нашей семье книжек с картинками, Tacky the Penguin , рассказывает, как она преодолела свои детские трудности с письмом, чтобы стать «настоящим» писателем.Наполненный воодушевлением, советами и юмором, Автор: Правдивая история очарует и вдохновит даже самых молодых писателей.
    [5–8 лет]

  • Лучшая история

    Эйлин Спинелли, иллюстрации Энн Вильсдорф

    Давным-давно девушка хотела принять участие в конкурсе рассказов в библиотеке, но не могла придумать, как написать рассказ.Она получает советы от семьи и друзей о том, что делает историю хорошей. Как вы понимаете, у каждого свой взгляд на то, что ему нравится в рассказе. Юных писателей (и читателей) будут развлекать и вдохновлять причудливая героиня Эйлин Спинелли и яркие иллюстрации Анны Уилсдорф.
    [5–8 лет]

  • Моя книга обо мне, написанная мной, я сам

    , автор: Dr.Сьюз

    Когда друг подарил моей дочери Моя книга обо мне на ее четвертый день рождения, я думаю, что я был более взволнован, чем она. Я вспомнил, как сильно мне нравилось писать обо мне свою собственную книгу, и как испытывал острые ощущения от того, что меня побуждали писать в «настоящей» книге. На каждой странице есть вопрос или задание, которое дети должны заполнить о себе, задаваемые способом, который можно описать только как «по-русски». Я до сих пор не нашел лучшего способа заинтересовать детей письмом.
    [4–8 лет]

  • Вопросы и ответы в день для детей

    Бетси Франко

    Ведение дневника — отличный способ тренировать свои писательские мышцы, но иногда бывает трудно понять, что писать. Q&A a Day for Kids решает эту проблему с помощью вдумчивого вопроса детской писательницы Бетси Франко на каждой странице. Даже дети, которые не пишут самостоятельно, могут ответить на вопросы и попросить взрослых записать их в дневник. Я дал это другу, который сказал мне, что она каждый вечер выделяет время, чтобы сделать запись со своим маленьким сыном, и когда она забывает, он покорно напоминает ей, что не может лечь спать, пока они не ответят на его вопрос.
    [4–12 лет]

  • Мои странные советы по написанию

    Дэна Гутмана, иллюстрировано Джимом Пайо

    Многие дети находят написание заданий сложным и утомительным занятием.И многие родители, в том числе и ваш покорный слуга, не знают, как помочь своим детям начать работу. Слава богу Дэну Гутману и его My Weird Writing Tips . Гутман совершает редкий подвиг, одновременно обучая и развлекая. Гутман охватывает широкий круг тем, включая советы по грамматике и структуру повествования. Иллюстрации с персонажами из его популярной серии «Моя странная школа» делают уроки увлекательными и понятными.
    [8–12 лет]

  • Написание магии

    , автор — Гейл Карсон Левин

    Я люблю получать совет специалиста, особенно когда он от кого-то, чьими работами я восхищаюсь.В статье Writing Magic Гейл Карсон Левин, автор книги Ella Enchanted , делится советами и приемами, которые помогут вам научиться писать. Этот бесценный том наполнен идеями о том, как создать рассказ, развить персонажей и преодолеть писательский тупик.

    Карсон Левин написал дополнение к Writing Magic под названием Writer to Writer: From Think to Ink .
    [8–12 лет]

  • Пролитые чернила: Справочник молодого писателя

    Энн Мэйзер и Эллен Поттер, иллюстрировано Мэттом Феланом

    Получив письма от поклонников с просьбой дать совет, авторы Энн Мэйзер и Эллен Поттер объединились, чтобы создать это руководство для молодых писателей.Мэйзер и Поттер предлагают анекдоты вместе с практическими советами о том, как найти голос, развить персонажей и сюжет, а также внести исправления.
    [9–14 лет]

Никто не хочет читать ваше дерьмо (как быть хакером и писать книги, которые продают) — Creativindie

На написание этого поста у меня ушло шесть лет.

Если я защищаюсь, то это потому, что люди продолжают обзывать меня.

На меня нападают, потому что я пишу книги, которые продают, и делаю это специально.

Писательское дело — одна из немногих профессий, в которых люди думают, что если вы постоянно производите высококачественные работы, которые нравятся читателям — и зарабатываете на этом , — вы, должно быть, делаете что-то не так.

И я понимаю: большинство писателей никогда не заканчивают свою книгу. У них есть все эти идеи, но они также полны страха и сомнений. Например, вот комментарий, который я недавно видел на Facebook:

Что делать, если мою книгу засыпают плохими отзывами? Что, если я никогда не верну свои деньги? Что, если я все делаю не так? Что, если я поставлю себя в неловкое положение? Что, если я просто недостаточно хорош?

Это не единичные проблемы: если вы полны решимости написать и опубликовать книгу, вы впервые будете делать много нового. Вы будете ошибаться . Кое-что я узнал из делового мира и применил к своему письму: нужно делать быстро, чтобы вы могли больше терпеть неудачу, : , потому что, только много пытаясь и много неудач, вы можете понять, что на самом деле работает.

Но вывод о том, что тревога и страх — это нормативный и неизбежный опыт , и совет пройти через это в любом случае, опасен по двум причинам. Во-первых, это создает культ неудач, который заставляет авторов-неудачников относиться к своим плохим продажам или отрицательным отзывам и — вместо того, чтобы становиться лучше — делает их глухими к рынку; поэтому они просто продолжают создавать больше книг, которые не продаются, тратя тысячи часов (и долларов) на дорогостоящее и разочаровывающее писательское хобби.

ВТОРОЙ, вы можете сознательно избежать большей части страха и неуверенности, рассматривая свое письмо как бизнес. Еще есть чему поучиться, но если вы ставите своих читателей на первое место и стремитесь развлекать, обучать или увлекать их — если вы сосредотачиваетесь на опыте чтения вместо опыта письма — вы можете создавать книги, которые читатели любят с энтузиазмом и увлечением. энтузиазм. Это все еще трудный , но не обязательно ужасающий.

Это основные принципы, которым я учил авторов последние шесть лет, и почти всегда первая реакция — это то, что я «хакер».«Что я продаюсь, пишу для« наименьшего общего знаменателя »- что у меня нет любви к литературе или искусству; что я не могу получать удовольствие от написания книг, если делаю это ради денег; что мои книги на самом деле не могут быть хорошими (даже если читатели их любят, а я получаю сотни отзывов!), потому что я не начинал с чистой радости и страсти.

Обычно авторам приходится мучиться и бороться в течение нескольких лет, опубликовать несколько неудачных книг, зайти в Facebook и написать сообщения о том, как они «сдаются», потому что не могут получить никакой поддержки, а маркетинг — это слишком сложно и подавляющее, и они не думают, что у них есть все, что нужно, чтобы писать полный рабочий день.Даже в этом случае они обычно хотят заплатить кому-то, чтобы тот продавал для них свои книги, и полностью отвергают фундаментально приземленную идею о том, что , если вы хотите продавать больше книг, вы должны писать книги, которые продаются.

Итак, в этом посте я собираюсь подойти к этой теме, начав с книги Стивена Прессфилда «Война искусства » — одной из ГЛАВНЫХ книг, которые авторы используют для оправдания своего художественного упрямства (что также оправдывает обидный и вводящий в заблуждение миф о том, что писать на рынок — это проституция).Но я собираюсь взглянуть на ВСЕ работы Прессфилда, включая два других менее известных названия, которые на самом деле поддерживают мою собственную версию и являются фундаментальным чтением для дополнения идеологий в The War of Art .

Наконец, вместо того, чтобы спорить о выборе между «Любовью» или «Деньгами», я намечу альтернативный творческий процесс, который не требует слепой верности устаревшей идеологии; тот, который позволит вам творить с уверенностью и зарабатывать на жизнь своей творческой продукцией (не продавая и не отказываясь от своей страсти).’

Я признаю это, я хак …

Мне нравится проницательная цитата из книги под названием «Девушка-вампир», в которой говорится: «Если вы хотите узнать самый простой, быстрый и лучший способ сделай что-нибудь, отдай это ленивому человеку ». Причина в том, что ленивые люди не хотят тратить время на то, чтобы делать то, что они делали всегда, просто из-за . Они пойдут на все, чтобы избежать ненужной работы.

«Взлом» — это обычно ярлык или чит.Большинству писателей не нравится идея писать быстро, особенно если она работает.

Они идентифицируют себя как писателей, которым небезразлична великая литература, даже если или особенно если они не могут заставить кого-либо покупать свои книги.

Того, кто действительно зарабатывает деньги написанием или (ахает) пишет книги, которые продаются специально, обвиняют в том, что он не «настоящий» художник.

Я много лет боролся с этой вредной идеологией и даже сделал татуировку в защиту #amwriting, потому что:

  1. После десяти лет жизни голодным художником я понял, что вы заслуживаете оплаты за свою работу только в том случае, если вы обеспечиваете ценность
  2. Как и все навыки, письмо требует практики и самоотверженности, но по мере того, как вы совершенствуетесь, оно будет быстрее и проще
  3. Я не верю, что страдания из-за вашего искусства или отсутствие признательности делают вас ЛУЧШЕ писателем

Мы более подробно рассмотрим эти темы позже, но пока достаточно знать, что Я ИСПОЛЬЗОВАЛ, чтобы быть голодным художником в течение многих лет, прежде чем я нашел способ делать то, что я люблю, создавать работы, которые имеют значение, и строить жизнь свободы и приключений.И я трачу огромное количество времени на создание бесплатных ресурсов, чтобы помочь другим делать то же самое. (Вот почему, хотя я знаю, что могу заработать кучу денег, просто подтверждая убеждения людей, я предпочитаю помогать им зарабатывать собственные деньги практическими советами).

Писать сложно. Если я найду способ сделать это проще, чтобы я мог публиковаться быстрее и зарабатывать больше денег своим писательством, это сделает мое призвание более приятным. В отличие от «чистых художников», вдохновленных изнутри, я сознательно и намеренно пишу книги, которые нравятся читателям, чтобы я мог легко зарабатывать на жизнь своим писательством, не тратя все свое время на маркетинг.Поскольку я добиваюсь успеха намеренно, и потому что я ленив и не хочу страдать, рабить или голодать ради своего искусства и предпочитаю меньше работать и зарабатывать больше, поэтому я могу больше времени уделять своим творческим проектам, меня называют взломать.

Что интересно, и более чем немного раздражает, так это то, что, хотя Стивена Прессфилда «Война искусства» хорошо известен и любим среди голодающих художников, все меньше людей знакомы с продолжением, Никто не хочет читать ваше дерьмо .

Расстраивает то, что, хотя в первой книге говорится, что авторы, считающие рынок хакерами (а также лжецами и проститутками), вторая книга раскрывает настоящую причину неудач авторов: потому что они не ставят читателей на первое место, и пишут книги, которые удовлетворяют . .

У меня возникает соблазн рассмотреть серию — которая на самом деле должна включать в себя соавторскую Story Grid — как творческое развитие. В конце концов, начинающим художникам и авторам нужна эмоциональная поддержка и воодушевление, чтобы действительно делать работу.Исходя из моего собственного опыта, как моего личного творческого развития, так и лет, проведенных в качестве голодающего художника, прежде чем я понял, что вам нужно делать вещи, которые имеют значение, если вы рассчитываете зарабатывать на жизнь, но также после обучения тысяч авторов, я признаю, что большинство креативщиков не такие ». не готовы услышать «Жесткую любовь» о рынках или отрасли, прежде чем они закончат свою работу.

Они не хотят, чтобы писали книги, которые продают; они хотят продать СВОЮ книгу. Они прочитали слишком много книг по саморазвитию, которые обещают: «Если вы будете упорны и будете верить в свое искусство, вы добьетесь успеха, никогда не сдавайтесь!» поэтому они отказываются учитывать, кто на самом деле захочет заплатить за вещь.Пока, наконец, руководствуясь такими книгами, как The War of Art , они, наконец, не заканчивают работу (да!), А затем проводят год, пытаясь продать ее. И почти всегда это не удается.

Затем они разочаровываются и впадают в депрессию и заходят в группы Facebook, подобные моей, и спрашивают, не следует ли им «просто сдаться», потому что они «не умеют это делать». И я говорю им каждый раз, что, если они хотят продавать больше книг, они могут выбрать написание книг, которые нравятся читателям, и что на самом деле это не так уж и сложно — это навык, которому можно научиться, — но они должны ХОТЯТ научиться ему. , а большинство — нет.

В течение многих лет мне казалось, что я прямо противоречу убеждениям, привитым им в таких книгах, как The War of Art , поэтому так неприятно читать Никто не хочет читать ваше дерьмо , потому что это ТОЧНО то, что я я уже говорил. Это правда, которую признают все успешные писатели: успех вашей книги почти полностью зависит от соответствия жанровым ожиданиям.

Многие писатели ненавидят идею «правил» или «тропов» и стараются их избегать.Им хочется чего-то нового, удивительного и креативного. Они хотят изобретать новые жанры. Им нужна свобода творческого самовыражения — они хотят испытать «спонтанный переполнение сильных эмоций» Вордсворта.

Вот почему я получаю на своем сайте такие комментарии:

«Пишите книги, которые нравятся людям; Это здорово, если вы хотите писать популярную художественную литературу или криминальное чтиво или писать для кампании Дональда Трампа. Романы могут быть сокровищем и сами по себе; не написано продать или удешевить, чтобы обратиться к общему знаменателю.

Это то, во что верят люди . Вот почему такие книги, как War of Art , которые дают им разрешение делать то, что они хотят, и определяют общего врага (Сопротивление), настолько популярны.

Но они также опасны по своей сути, потому что делают путь творения трудным путем боли, страданий и разочарований, и это не обязательно! Написание книг может быть веселым и приятным занятием, и вы можете быстро добиться успеха, если захотите.

Все так говорят. К сожалению, большая часть хороших советов скрыта под более популярными материалами, поэтому эта статья будет ДЛИННЫМ исследованием трех основных книг Стивена Прессфилда, так что я могу указать, что он на самом деле говорит , и наметить альтернативу. путь к творческому совершенству.

ИСКУССТВЕННАЯ ВОЙНА

«Когда рабочий садится за работу, он не спрашивает себя, что у него на сердце.Он спрашивает, что ищет рынок … Он не спрашивает себя: что я сам хочу написать? Что я считаю важным? Вместо этого он спрашивает: «Что нового, на что я могу заключить сделку?» Он пишет то, что, по его мнению, будет хорошо смотреться в глазах других. Быть хакером может окупиться ».

«Учитывая развратное состояние американской культуры, хитрый чувак может заработать миллионы, будучи хакером. Но даже если вы добьетесь успеха, вы проиграете, потому что вы продали свою Музу, а ваша Муза — это вы, лучшая часть вас самих, от которой исходит ваша лучшая и единственная настоящая работа.»

« Помните, как художники мы не знаем ничего особенного. Мы делаем это каждый день. Для нас, чтобы попытаться угадать нашу Музу заново, как злоумышленник угадывает свою аудиторию, — это снисхождение до небес. Это богохульство и святотатство ». ―Стивен Прессфилд, Война искусства

Эти отрывки демонстрируют менталитет голодающего художника: Стивен знает, что рассмотрение рынка — это простой путь к успеху («умные парни могут заработать миллионы»), но не говорит нам об этом. чтобы это сделать, потому что это зло. Лучше оставаться бедным, непризнанным, недооцененным и создавать работу, которая никому не нужна.

Конечно, голодающие художники не верят в голод или страдания: они на самом деле верят, что это способ производить более качественную работу, и что только работа, созданная таким образом, «выдержит испытание временем». Голодающие художники также неустанно продают и продвигают свои работы, пытаясь заставить людей покупать их; но это неловко и неудобно, потому что они начали с веры в то, что зарабатывание денег — это признак продажи, и, следовательно, творческой проституции или неудач.

Некоторым людям ДЕЙСТВИТЕЛЬНО удается следовать своему сердцу и делать то, что они любят, и прислушиваться к своей внутренней музе, и им случайно везет. Но большинство — нет. Фактически более 99%. Другими словами, несмотря на то, что большинство авторов согласны со Стивеном в отношении написания статей для рынка, большинство из них пишут книги, которые никто никогда не читает.

Как сказал знаменитый Оскар Уайльд: «Раньше книги писали литераторы, а читали, — публика. В настоящее время книги пишут общественность и читают, читают, никто не .«И если вы пишете в качестве хобби, для личного удовольствия или роста, это нормально, если никто это не читает. Но я никогда не встречал такого автора: каждый автор, которого я когда-либо встречал, закончил книгу, а затем потратил годы, пытаясь ее продать.

На самом деле, когда вы производите таким образом (без учета рынка), никому это не будет интересно, и вам придется продвигать это дерьмо, а оно все равно не будет продаваться. В конечном итоге вы будете умолять людей просто взглянуть бесплатно. Короче говоря, «Война искусств» идеалистична, но непрактична.

Очевидно, поскольку цель этого веб-сайта — помочь художникам и авторам стать функциональными, независимыми и успешными (чтобы они перестали просить поддержки и начали приносить пользу), меня раздражают советы такого рода. Если вы хотите прочитать мой более ранний (и более резкий) обзор этого, прочтите этот пост: Почему война искусства — это глупо. В нем я утверждаю, что морально выше — определять себя по вашему вкладу в общество и по величине ценности, которую вы производите («Настоящий» художник или автор — это тот, кто создает вещи, за которые людям достаточно, чтобы платить за них).Но мы вернемся к этому, когда поговорим о трех мифах о страсти. А пока позвольте мне предложить еще несколько отрывков из The War of Art :

«Если вы обнаружите, что спрашиваете себя (и своих друзей):« Действительно ли я писатель? Я действительно художник? » скорее всего, да. Новатор в области подделок очень самоуверен. Настоящий напуган до смерти.

«Мы должны делать нашу работу ради нее самой, а не ради удачи, внимания или аплодисментов… Заниматься искусством по любой причине, кроме любви, — это проституция.

«Художник, посвятивший себя своему призванию, вызвался добровольцем в ад, знает он об этом или нет. Все это время он будет обедать на диете изоляции, отвержения, неуверенности в себе, отчаяния, насмешек, презрения и унижений ». — Стивен Прессфилд, Война искусств

Другими словами, согласно Война искусств , мы не только должны трудиться без оплаты , но этот труд также должен быть настолько разочаровывающим и болезненным, насколько это возможно. (Что случилось с «любовью» или «страстью»?) К сожалению, как я указал в недавнем посте: «Как написать бестселлер, не зарабатывая денег», поскольку большинство книг теряют деньги, большинство авторов считают успешным Выпуск книги окупается или окупает свои рекламные расходы … это означает, что лучшее, на что может надеяться автор, — это работать в рабстве в течение многих лет, не получая оплаты за свое время, а затем просто окупаться!

Так почему же Война искусства так популярна?

Потому что это решает общую проблему: откладывание на потом, неуверенность в себе и выполнение работы.Людей, нуждающихся в помощи и эмоциональной поддержке для выполнения работы, гораздо больше, чем тех, кому нужна помощь в продаже работы. ОДНАКО, идеология творческого сопротивления Стивена, будучи абсолютно полезной в качестве модели для создания работы, в то же время убеждает авторов делать работу, не имеющую значения (для кого-либо, кроме них самих), которая неизбежно приведет к провалу.

И это НЕ нормальный, необходимый или добродетельный творческий путь.

THE STORY GRID

Story Grid был написан Шоном Койном, профессиональным редактором книг: это означает, что он тот парень, который использует всю эту творческую изобретательность и превращает ее в жизнеспособный продукт. Существует множество замечательных цитат о том, что на самом деле включает в себя письмо, и почему большинство писателей не могут продавать рукописи агентам или издателям. Дело не в том, что работа слишком блестящая. Это потому, что он не оправдывает ожиданий читателя; потому что он не затрагивает все основные сцены определенного жанра. Это разочаровывает, скучно, разочаровывает.

Превосходить жанровые ожидания заставляет не художественная чистота; это лень и страх. Вы хотите написать книгу — отлично.Делай что хочешь. Вы хотите написать книгу и заставить кого-нибудь ее купить? Лучше. Но многие авторы, похоже, хотят писать книги, не обращая внимания на то, ценит ли их кто-нибудь. Спросите себя:

Для кого вы пишете — для себя? Почему? Разве это не немного эгоистично? Опять же, все в порядке. Письмо может быть прекрасной терапией. Напишите свою книгу. Изгоните своих демонов. Исцели себя. Но если вы хотите стать профессиональным автором, вам нужно писать книги, которые люди любят читать. Это «продажа» «наименьшему общему знаменателю» (если под этим вы имеете в виду, выяснение, кто на самом деле будет читать вашу книгу, и достаточно заботятся о них , чтобы убедиться, что они удовлетворены ею, а не разочарованы.)

Что действительно интересно в Story Grid (правда, это меня бесконечно очаровывает), так это то, что Шон Койн — редактор Стивена Прессфилда. Между тем, Стивен Прессфилд является причиной того, что большинство авторов думают, что они могут просто выполнять свою работу, и что рынок «распродается». Стивен называет людей, которые считают рынок «хакерами» в The War of Art .

Но большинству писателей нравится Война искусства , потому что она говорит им продолжать писать то, что им нравится, даже если они напуганы, сомневаются или не могут продать… просто продолжайте творить! Итак, вы получаете всех этих авторов, которые закончили свою книгу, и теперь они пытаются ее опубликовать или найти агента, и им нужен замечательный редактор, такой как Шон, который прямо скажет им: «Эта книга не работает. .Это недостаточно хорошо. Вы не очень хорошо это продумали. Это неудовлетворительно. Это не соответствует обещаниям жанра «.

И вы заплатите своему редактору тысячи долларов, чтобы он рассказал вам эти вещи, и, поскольку вы платите им так много денег, вы можете их послушать. И если вы внесете все изменения и правильно структурируете свой роман, он будет намного лучше , и у вас будет гораздо больше шансов на успех .

Но было бы намного проще, если бы вы просто выяснили, для кого вы пишете первым, исследовали бы, что люди, читающие этот жанр, любят и ценят (то, что Шон называет «Essential Scenes» — как герой в капризы сцены плохого парня в триллерах).

Жанр — это ярлык, который сообщает читателю / аудитории, чего ожидать. Жанры просто управляют ожиданиями аудитории.

В старину автор ушел в свою пещеру, отошел от цивилизации и написал книгу. Затем он вернулся и отдал его агенту и издателю. Они отредактировали из этого ДЕРЬМО. Не только все опечатки, повторения, неуклюжие предложения и т. Д. — но и организация. Они сделали это лучше. Они сделали его продаваемым. Великий редактор был настоящим гением и знал больше о том, что делает рассказ работающим, чем любой ныне живущий автор.

Есть отличный фильм об этой творческой войне между писателями и редакторами под названием Genius. Я написал об этом здесь.

Традиционно у авторов есть идеи, но они обычно не строят планы или планы в том механическом смысле, к которому привыкли редакторы. Редакторы берут хорошие идеи и делают из них замечательные книги, которые читатели могут усвоить и получить от них удовольствие. Но на самом деле это уже не так. : издательства больше не берут книги такого рода, но нуждаются в ремонте.«Они будут подписывать книги и в большинстве случаев просто позволять им бегать, будучи уверенными, что они будут продавать, основываясь на известности автора. Недавно я слышал от нескольких авторов бестселлеров, что они получили издательское соглашение, потому что хотели, чтобы их книгу отредактировали, исправили и улучшили, но вместо этого редактор просто поставил ей отметку «достаточно хорошо», и она пошла в печать.

Вот почему Шон говорит, что авторы должны быть сами редакторами. Даже если вы планируете нанять редактора позже, вам все равно нужно выяснить требования вашего жанра и убедиться, что вы отметили все нужные поля.Изучение того, как самостоятельно редактировать, чтобы ваша история находила отклик у людей, не продается. Вы делаете свою историю лучше , и это приведет к большему успеху . И не до «только наименьшего общего знаменателя».

Может быть, вы пишете мрачный и трагический литературный роман YA о раке — вы хотите, чтобы он провалился или имел огромный успех? Уже есть группа читателей, которые хотят наслаждаться и ценить вашу книгу, но только если вы потратите время , чтобы узнать, кто они такие, и убедиться, что она их удовлетворяет.

Каждый писатель хочет, чтобы его читали. И лучший способ узнать, доходит ли ваша история до людей, — это подсчитать количество тех, кто готов расстаться со своими кровно заработанными деньгами, чтобы испытать вашу работу.

Единственный способ написать работающий рассказ — это точно знать, какие жанры вы изучаете, и предоставить именно то, что требуется от этих жанров.

Вы должны знать, чего ожидает ваш читатель, прежде чем сможете удовлетворить ее. И да, если вы пишете рассказ, вы должны думать о своей аудитории. История ничего не значит, если она не пережита. Story Grid

Что мне нравится в Story Grid — это основная идея о том, что выход на рынок означает создание лучших книг.

Чтобы стать успешным автором, нужно написать книгу, которая понравится большему количеству людей. Не писать чушь, чтобы доставить удовольствие нетребовательной публике, а использовать универсальные принципы, чтобы сознательно создать более приятное впечатление от чтения. Другими словами, выход на рынок — будучи самим редактором и следя за жанровыми соглашениями — приведет к созданию книги более высокого качества.

Чтобы узнать больше о The Story Grid, прочтите это: как привлечь своих читателей.

Прежде чем мы продолжим, позвольте мне противостоять нескольким ограничивающим убеждениям, за которые вы все еще цепляетесь, а именно:

ТРИ МИФА СТРАСТИ
  1. Страсть приводит к качество.
  2. Качество ведет к ценности.
  3. Ценность и страсть несовместимы.

Авторы, которые сопротивляются идее выхода на рынок, обычно считают, что страсть ведет к качеству — если они не любят то, что они делают, им это не понравится, и читатели смогут почувствовать разница.Они также предполагают, что если им это понравится, качество будет лучше. Обычно эти авторы сосредотачиваются на структуре предложения и выборе слов, любят играть со звуками и буквами, но отказываются подчиняться банальным или ограничивающим приемам, таким как жанровые соглашения или архитектура рассказа.

К сожалению, это означает, что большинство авторов пишут книги, которые неприятно читать. Они не привлекают внимания или эмоций. Истории никуда не денутся. Персонажи неприятные. Недостаточно напряжения или конфликта.Вы можете действительно любить писать и при этом писать ужасные книги. Вы можете быть красивым писателем и при этом писать ужасные книги. Если вы не можете заставить читателей читать, и они заканчивают книгу, не чувствуя удовлетворения (или, что еще хуже, они злятся, что зря потратили свое время), вы не пишете книги более высокого качества. Качество — это навык, которому можно научиться.

Однако также ошибочно полагать, что лучшее качество означает большую ценность. Это то, что я назвал кардинальным грехом самостоятельной публикации: вера в то, что все читатели оценят лучше написанную книгу (например: «Сумерки — отстой, но люди любят вампиров.Так что я собираюсь написать ХОРОШУЮ книгу о вампирах ».) Если вы не можете понять, что делает книгу популярной, или, что еще хуже, если вы снисходите до читателей, думая, что они просто не знают ничего лучшего и оценят ваше« лучше » Книга, вы настраиваете себя на провал. Люди редко читают перед вызовом; они читают ради развлечения или побега. Они хотят рассказов, , а не писем — , поэтому ваше «лучшее письмо» часто может сделать книгу менее ценной , потому что это не то, чего хотят люди.

Наконец, авторы говорят такие вещи, как «ну, я бы никогда не смог написать роман о вампирах, потому что я бы его ненавидел и был несчастным». Хорошая новость в том, что вам не нужно писать на рынок или писать в жанрах, которые вам не нравятся. Однако вам также не обязательно любить то, что вы делаете, чтобы зарабатывать на этом деньги (писательство — одна из немногих профессий, в которых страсть является частью описания работы). В то же время то, что вы пишете на рынок, не исключает веселья или страсти. Есть много вещей, которые вы можете написать, и множество тем или жанров, в которых можно добиться успеха.Но:

A) Вы должны удовлетворить аудиторию и понять, почему они читают этот жанр.
B) Ваш заработок всегда будет напрямую ограничен размером этой аудитории.

Как правило, эти обсуждения приводят к некоторой форме компромисса, когда вы наполовину делаете то, что хотите, а наполовину делаете то, что рынок хочет от вас. Это НЕ то, что я рекомендую. Если вы соответствуете только половине жанровых ожиданий, читателям ваша книга понравится только на 50% больше, чем их другие любимые книги.Для меня это разница в предоставлении ценности для одного и многих: я могу на 1/2 удовлетворить себя + 1/2 удовлетворить десятки тысяч читателей; но не так уж и весело получать трехзвездочные отзывы, в которых говорится: «Ммм, это было нормально».

Хочу на 110% удовлетворить читателей. Я хочу, чтобы мои книги были их любимыми книгами на все времена. Это моя цель; вот как я знаю, что становлюсь лучше; это моя цель как писателя; Это также (к счастью для меня) то, как вы зарабатываете на жизнь своим писательством. И Стивен Прессфилд тоже так думает.

В своей последней книге он пишет:

Есть мантра, которую настоящие писатели знают, а писатели-подражатели — нет. Секретная фраза такова:

«НИКТО НЕ ХОЧЕТ ПРОЧИТАТЬ ВАШЕ Ш * Т».

«Признание этой болезненной правды — первый шаг в превращении писателя из любителя в профессионала ».

«Когда вы понимаете, что никто не хочет читать ваше дерьмо, у вас появляется сочувствие. Вы приобретаете навык, незаменимый для всех художников и предпринимателей, — способность переключаться в своем воображении вперед и назад с точки зрения писателя / художника / продавца на точку зрения вашего читателя / посетителя галереи / покупателя.Вы учитесь спрашивать себя с каждым предложением и каждой фразой: это интересно? Это весело, сложно или изобретательно? Достаточно ли я даю читателю? Ей скучно? Она идет туда, куда я хочу ее вести? » ―Стивен Прессфилд, Никто не хочет читать ваше дерьмо

В Никто не хочет читать ваше дерьмо Стивен раскрывает, что он «писатель-писатель» — потому что он производит много слов. Он снова и снова признается, что когда он работал с партнерами, долгое время его партнеры воспринимались как более ценные, , даже если он, выполнял работу.Но писать много слов — не ценность! Сделать эти слова ЗНАЧИМЫМИ — вот ценность.

Подход Стивена в The War of Art имеет смысл в полном контексте его личной биографии. После того, как Стивен напечатал «Конец» в своем первом романе, прошло еще десять лет, прежде чем он получил первый чек на то, что он написал, и еще десять лет после этого, прежде чем роман The Legend of Bagger Vance был фактически опубликован. .

Стивен упоминает, как, когда он добрался до «Lose Angeles», он 5 лет голодал, сочиняя сценарии.Когда ему сказали, что сценарий фильма состоит из трех частей, он подумал: «Какая шаблонная чушь! Я не стану этому рабом! » Но затем признает, что был неправ, и что трехступенчатая структура присуща ВСЕМ хорошему повествованию. «Еврипид работал в трех действиях, Шекспир — тоже. Вы знаете то, чего не знают они? »

«Жанр может быть самым важным фактором, с точки зрения писателя, как при создании произведения, так и при попытке найти для него рынок. Почему для писателя так важен жанр? Потому что каждый фильм (и роман, и пьеса) относится к определенному жанру, и у каждого жанра есть свои жесткие, нерушимые правила.»

« Писатель должен знать, в каком жанре он работает, и правила этого жанра, точно так же, как строитель мостов должен понимать науку о фундаментальной целостности и средствах снижения нагрузки на стальную нанизанную сталь ».

Далее он утверждает, что жанровые условности универсальны и обязательны и проистекают из пути героя.

«Почему мы, рассказчики, не можем« проявлять творческий подход »и просто нарушать эти условности? Потому что каждый из них (и все остальные условности в любом другом жанре) представляет собой станцию ​​в жанровой версии путешествия героя.И человеческая психика воспринимает и оценивает каждое повествование, которое оно видит или слышит, в зависимости от того, насколько близко это повествование соответствует ритму и структуре путешествия героя. Будьте новаторскими, экспериментируйте, если хотите. Но помните, человеческая психика глубоко консервативна и жестка, как скала ».

Далее следует все отличных материалов о необходимых особенностях истории.

  • Какой жанр?
  • Что за тема?
  • Какая кульминация?
  • Кто герой?
  • Кто злодей?
  • Какие ставки?
  • В чем опасность?

Стивен объясняет подстрекательский инцидент, кульминацию, сцену «все потеряно», момент прозрения, речь злодея.После 20 лет неудач Стивен написал Баггара Вэнса, , а затем еще 2 романа, и это было легко. Он спрашивает себя: «Чего? Что случилось?» и ответы:

Потому что при написании этой работы я привнес в область художественной литературы все принципы, которые я усвоил за 27 лет работы писателем в других областях, например, написание рекламы, написание фильмов, написание неопубликованных статей. вымысел.

Затем он перечисляет все правила письма, которые он случайно усвоил.

  1. Каждая работа должна быть о чем-то. У него должна быть тема.
  2. Каждая работа должна иметь концепцию, то есть уникальный поворот, наклон или обрамление.
  3. Каждая работа должна начинаться с провокационного инцидента.
  4. Каждое произведение должно быть разделено на три акта (или семь, восемь или девять последовательностей Дэвида Лида).
  5. Каждый персонаж должен представлять что-то большее, чем он сам.
  6. Главный герой воплощает тему.
  7. Антагонист олицетворяет контртему.
  8. Главный герой и антагонист сталкиваются в кульминации вокруг вопроса темы.
  9. Кульминация разрешает конфликт между темой и контр-темой.

Наиболее показательной частью этого откровения является полное отсутствие Сопротивления — этот «универсальный принцип», по словам Стивена, всегда присутствует ; потому что творчество — это борьба, вызов. Но как только Стивен, наконец, увлекся исторической архитектурой, он говорит: «К моему удивлению, сказка вылилась из меня.пятьдесят один год, и выходит мой первый роман. Это было легко.» Причина? Потому что он потратил двадцать семь лет на обучение навыкам рассказывания историй, а также личным управленческим навыкам, таким как «как мотивировать, подтверждать и укреплять».

Еще одна интересная деталь заключается в том, что Стивен признает, что вам нужно «усвоить материал» — это означает, что, как только вы нашли историю, вы должны победить ее.

Как?

«За счет использования принципов рассказывания историй и условностей жанра.Вы должны укротить свою историю и приручить ее. Вы должны сделать его пригодным для употребления в пищу. Писательское баловство на этом заканчивается. Теперь мы должны служить читателю.

Это очень похоже на цитату Стивена Кинга, которая мне нравится: «Единственное, что может научить письму, — это чтение, письмо и наполовину приручение своей музы». И мне нравится все, что Стивен говорит в « Никто не хочет читать твое дерьмо ». Я согласен с этим на 100%, и это отличное введение в создание эмоционально удовлетворяющей художественной литературы.Что я ненавижу в этом, так это то, что это, кажется, прямо противоречит всему, что Стивен сказал ранее в The War of Art, , и автор не приносит никаких извинений или объяснений.

Секундочку! «Приручить» музу? Служить читателю? Жанровые условности?

Чем это отличается от вопроса о том, что рынок ищет — быть «взломщиком»?

Вот моя гипотеза: художник Стивен считает, что ценность заключается в сырье. Несмотря на то, что он знает, что ему нужен редактор, такой как Шон Койн, чтобы сделать работу пригодной для употребления, он теперь признает, что все было бы намного проще, если бы автор делал это намеренно, вместо того, чтобы ждать, пока редактор исправит это для него позже. Но на практике Я не уверен, что Стивен когда-либо научился это делать.

Вот почему у Стивена Прессфилда две стороны (точно так же, как у всех нас есть две стороны).

Известная фраза Хемингуэя: «Пишите в пьяном виде, редактируйте в трезвом виде».

Потому что у каждого из нас есть внутренний художник, который просто хочет творить; ребенок, послушник, идеалист. Но у каждого из нас есть разумный взрослый мозг — наш внутренний редактор. Из-за идеализма Стивена он должен верить, что искусство имеет ценность только в том случае, если оно начинается с творческой музы; и что это должно быть универсально верно, , хотя на самом деле , как он признает в The War of Art , «хакеру» легко заработать миллионы.

Другими словами, зарабатывать деньги на искусстве сложно, потому что кто-то должен отредактировать это дерьмо и превратить его в продукт; в то время как намеренно зарабатывать деньги легко , если вы начнете с намерения служить читателям — что Стивен, как и большинство художников, считает оскорбительным, но универсально порождается рынком.

Я бы решительно возразил, что намерение создателя не является тем, что создает ценность работы.

Ценность — это то, сколько людей получают удовольствие от работы, чтобы за нее платить.Это настоящий конфликт, с которым Стивен Прессфилд боролся всю жизнь, хотя он, кажется, наконец признал, что как творцы: «Никто не хочет читать ваше дерьмо. Мы не можем дать нашим читателям руду. Мы должны дать им золото ».

И все начинается с истории.

«Каковы универсальные структурные элементы всех историй?

Именно такую ​​форму должна принимать любая история. Начало, захватывающее слушателя. Середина, которая нарастает в напряжении, ожидании, ставках, волнении.И финал, который с треском приносит все домой.

Ближе к концу книги Стивен признает кое-что поразительное: « Война искусства » была полным беспорядком, пока его редактор Шон Койн не взял в свои руки.

«Я могу похвастаться этим, потому что я не имел к нему никакого отношения. Весь гений был предоставлен Шоном Койном, который отредактировал и опубликовал (и назвал) книгу. Я доставил Шону стопку страниц. Куча была о битве «я против себя», которая ведется в голове любого писателя.Я назвал это «Жизнь писателя».

«Шон сказал:« Дай мне подумать об этом ». Затем он сделал то, что сделал бы любой потрясающий редактор. Он превратил эту стопку страниц в рассказ. Что конкретно делал Шон? Сначала он разложил главы на полу. Затем он разделил их на три части ».

Акт первый, Акт второй, Акт третий.

«Если крюк в The War of Art :« Вот проблема »… Если сборка:« Вот решение »… Тогда расплата будет:« Мисс. Писатель, твоя роль в этой вневременной эпической борьбе благородна, доблестна и необходима.Прислушайтесь к зову своего сердца. Встань и иди вперед ».

Вот проблема…

Война искусств — это произведение художественной литературы; это находит отклик у людей, и они идентифицируют себя. Сказать людям, что их неудача не является их ошибкой, и сосредоточить их энергию на внешнем злодее, может дать им новые возможности. Это может абсолютно помочь творческим работникам преодолеть страх и сомнения и сделать больше работы.

Но это ни в коем случае не сделает эту работу более ценной, востребованной или более успешной!

Это также саморазрушающийся цикл.Если вы считаете, что страх, сомнение, отвержение и страдание — это нормальная часть процесса, и если вы считаете, что должны «прислушаться к зову своего сердца» и просто продолжать писать, независимо от того, сколько неудач или отказов вы получите, тогда вы, вероятно, намеренно продолжите страдать за свое искусство, потому что думаете, что делаете это правильно. Несмотря на то, что, как коллективно настаивают Стивен Прессфилд и Шон Койн, существуют универсальные, непреодолимые правила повествования, без которых любой проект потерпит неудачу.

Кто-то недавно поделился этим в моей группе в Facebook, и мы хорошо обсудили это. Важно сохранять уверенность, даже если вы чувствуете, что ничего не работает, потому что первый черновик всегда ужасен. Однако: если никому не нравится то, что вы делаете, не продолжайте это делать! И если вам хотя бы не нравится процесс, зачем продолжать?

По словам Стивена, концепция War of Art такова: «Забудьте о тайм-менеджменте и мотивационных разговорах и советах о том, как стремиться к высшему, настойчиво и добиваться успеха.Вместо этого давайте копаться во всем и прямо заявим то, что все мы знаем, но никогда не осмеливались сказать:

«Есть Злая Сила, которая постоянно побеждает нас, художников, и сводит на нет все наши мечты. Давайте назовем эту силу, примем ее как нашего врага и выясним, как ее преодолеть ».

Но художники терпят поражение не в сопротивлении. Они терпят поражение, потому что творят никому не нужное дерьмо, это не имеет значения — и, благодаря Стивену, они делают это сознательно. Потому что, согласно Стивену, если вы ставите читателей на первое место, если вы сосредотачиваетесь на рынке и на том, что люди на самом деле хотят читать, тогда вы — хакер. Хотя, по словам Стивена, также и , его успех пришел только после того, как он усвоил архитектуру рассказа, и когда он это сделал, сочинил писать романы легким делом.

Сопротивление — изящная концепция, и в некоторой степени это часть процесса. Писать романы тяжело. Мы все застреваем посередине. Это требует трудовой этики и настойчивости.Это действительно помогает экстернализовать угрозу и превратить чувство вины или неуверенность в себе в воображаемую битву. Но после того, как работа будет завершена, любые мотивационные якоря, которые вы использовали для самомотивации, больше не являются проблемой, потому что читателям наплевать на то, как и почему вы преодолели свои личные трудности; они заботятся о самой работе. Интересно ли это, удерживает ли их внимание, зацепляет, поддерживает и удовлетворяет?

Почти для всех существующих книг ответ — НЕТ, потому что большинство авторов — , по-прежнему , избегая всех основных принципов повествования, которые Стивен для удобства забыл добавить в свою самую популярную книгу (и, к сожалению, скрывал ее под «резким» названием, которое вероятно, не находит отклика у его целевой аудитории.) Это означает, что такие люди, как я, которые на самом деле работают с авторами, как редактор, дизайнер обложек и продавец книг, должны сказать: «Поздравляю с окончанием, но никто не купится на этот беспорядок, потому что вы проигнорировали основы истории. архитектура.»

Еще более печально то, что Стивен заканчивает то, что в остальном является одной из лучших книг по писательству и ремеслу, которые я когда-либо читал — он действительно раскрывает существенные, фундаментальные аспекты коммерческой фантастики — и возвращается к своим идеалистическим Неправде о сопротивлении:

«Есть Дьявол.Сопротивление реально. Самосаботаж — это факт. На пустой странице, на пустом холсте, неэкспонированной банке пленки исходит сила безжалостного, безжалостного и разностороннего зла, из-за которого Император Мин выглядит как ваша милая тетя Эдна. Это реальность №1. Любой, кто говорит вам иное, — лжец ».

Реальность № 2 состоит в том, что существует Муза, «активная, творческая, самоорганизующаяся, самовоспроизводящаяся, бесконечно разнообразная и все же связная, управляемая законами, которые не выходят за рамки досягаемости человеческого понимания».Мы верим, что у Вселенной есть дар, который она содержит специально для нас, , и что, если мы сможем научиться делать себя доступными для нее, она передаст этот дар в наши руки. Поверьте, это правда ».

Упрощенно: Стивен не знает, как он пишет книги. Это совершенно не для него. Это тайна. Все, что вы можете сделать, это сразиться с Сопротивлением и открыть себя Музе. Да, и… кстати… потратил двадцать семь лет на изучение текста рекламы, написания сценария и архитектуры рассказов , что абсолютно фундаментально, но почему-то не самое важное, о чем нужно помнить.Почему это сосредоточение на вере и вере? Потому что реальность творческого успеха не подтверждает теорию.

На самом деле, в 95% случаев профессиональные креативщики (которые на самом деле зарабатывают на жизнь) — это люди, сознательно создающие контент, чтобы удовлетворить рынок: (но каким-то образом, по словам Стивена, все они делают это неправильно).

Неверно, что люди, изучающие рынок и пишущие продающие книги, являются хакерами.

Неправда, что люди, слушающие музу, пишут более качественную и успешную художественную литературу.

Это правда, что НАМНОГО легче создавать работы, которые продаются, если вы делаете это специально.

Верно также и то, что если вы решите писать на голодном рынке художественную или документальную литературу, ориентированную на читателя, после изучения аудитории, большая часть страха, сомнения и сопротивления исчезнет, ​​потому что вы ЗНАЕТЕ, что ваша аудитория собирается любить это; вы знаете, что это будет приносить деньги; вы знаете, что писать будет легче и быстрее, так что вы сможете выпустить его и приступить к следующему.

Стивен заканчивает книгу еще одним очень плохим советом:

«Вопрос №1, который задают себе писатели:« У меня миллион идей.Как мне узнать, над чем работать? » Ответ: Напишите своего белого кита. Какую идею из всех тех, кто плывет в вашем мозгу, вы вынуждены следовать тому пути, по которому Ахав охотился на Моби Дика? Вот откуда ты знаешь — ты до смерти боишься этого. Бояться — это хорошо. Тебе должно быть страшно. Посредственные идеи никогда не повышают частоту сердечных сокращений. Хорошие заставят вас вспотеть. Финальный образ Моби Дика — один из самых мощных и убедительных, не только как кульминация истории, приключения или трагедии, но и как метафора призвания художника и его бесконечно повторяющейся, нескончаемой борьбы.»

« Кит — это ваша ненаписанная книга, ваша незамеченная песня, ваше призвание как художника. Вы умираете, борясь с этой штукой, привязанной к ней, сражаясь с ней, даже когда она уводит вас под землю. Но твоя смерть не смертная смерть. Вместо этого вы умираете смертью художника, что приводит к воскрешению в более высокой, более благородной форме и вербует вас для следующей охоты, следующей погони, погони за следующей Вещью, которую вы любите ».

И затем, что сбивает с толку, он заканчивает так:

«Если мы говорим о нашей душе (а не просто о том, что мы пишем), то наше прохождение через различные дисциплины этой жизни, если мы действительно платим внимание — это обучение устранению эго, уходу от нашего страха, заботы о себе и стремления к признанию, материальному вознаграждению и земным вознаграждениям, пока мы не перейдем в сферу дара, где мы предлагаем на благо читателя, а не на наш собственный .Хочешь, чтобы я прочитал твое дерьмо? Сделай это, и я сделаю это ».

Царство подарков

Лучше предоставить ценность, чем просить подачки.

Разве вы не предпочли бы получать деньги, потому что читатели любят ваши книги, а не потому, что они жалеют вас за то, что вы голодающий художник? Другими словами, не лучше ли вы писать книги, которые ЛЮБЯТ читатели, а не книги, которые никому не нравятся? Разве вы не предпочтете получать восторженные отзывы и отзывы читателей, а не отрицательные отзывы о том, что книга скучна или что они бросили читать на полпути?

Секрет зарабатывать на жизнь писателем — писать книги, которые нравятся читателям.И ты сможешь это сделать.

К сожалению, есть много плохих советов, говорящих вам об обратном: что лучше написать вдохновенную книгу, которой вы увлечены, потому что это каким-то образом подарок Вселенной, ДАЖЕ ЕСЛИ никто ее не покупает, не читает или не получает от нее удовольствие. .

Книги Стивена, как и большинство качественной документальной литературы, сосредоточены на решении одной основной проблемы. Они также, как и большинство качественной документальной литературы, помогают читателям действовать, заставляя их поверить в одну важную вещь. Проблема в том, что КАЖДЫЙ КОМПОНЕНТ имеет решающее значение для успеха.И, к сожалению, порядок чтения критичен.

ПРОБЛЕМА: Страх неудачи. РЕШЕНИЕ: Fight Resistance.

ПРОБЛЕМА: Фактическая неисправность. РЕШЕНИЕ: Рассказ и сюжет.

Большинство творческих людей прочитают The War of Art и почувствуют себя оправданными и оправданными в создании того, что ОНИ хотят написать, что ОНИ нравится, чем ОНИ увлечены. До тех пор, пока, спустя десятилетия, и все еще безуспешные, они, наконец, «сдадутся» или «распродаются» и начнут делать вещи, которые продаются (и по-прежнему считают себя «неудачниками», ДАЖЕ ЕСЛИ они добьются успеха, потому что Стивен сказал им, что они проституток за то, что они пишут то, что нравится рынку.)

Это НЕ здоровый метод творческого производства, и он даже не ПРАВДА: потому что, как говорит Стивен, если вы хотите, чтобы люди читали ваше дерьмо, вы обязательно должны использовать универсальные принципы построения истории.

Методология Стивена выглядит так.

Выбирать страсть >> терпеть неудачу на протяжении десятилетий, пока вы не научитесь основам черчения и ремесла >> бороться с сопротивлением и закончить работу >> нанять замечательного редактора, который исправит ваше дерьмо и превратит его в рыночный продукт = успех.

Где-то там вам также нужно сосредоточиться на ваших читателях, но это трудно определить, потому что Стивен говорит, что это жизненно необходимо, но также является формой творческой проституции. На самом деле, согласно книге Джонатана Филда «Неопределенность», Стивен в частном порядке признался: «Если бы он действительно считал, что проект не имеет коммерческой привлекательности, ему пришлось бы взвесить его довольно серьезно, особенно потому, что, по его мнению, каждая новая книга — это от двух до трех баллов. годовое обязательство ».

Тем не менее, Стивен остается приверженным идеалу, когда денежный успех — это второстепенная задача: самое главное — закончить работу.Может, работает, а может, нет. Существует также огромная битва с Сопротивлением, потому что вы выбираете делать то, что ВЫ хотите (Страсть), и не уверены, понравится ли это рынку.

Неточное предположение о том, что писать ради денег или писать в соответствии с требованиями рынка — это распродажа, приводит к тому, что годы написания «непубликуемых» книг. Моя стратегия немного другая.

Начните с читателя >> основы черчения и ремесла >> Успех!

Я могу писать книги намного быстрее, не имея дела с Сопротивлением, потому что я знаю, что нравится моим читателям и как их удовлетворить, и я хорошо продумываю и структурирую свои книги с самого начала.В отличие от Стивена, мне не НУЖЕН редактор, чтобы починить мою сломанную фигню и сделать ее востребованной. Я публикую дешево, самостоятельно редактирую и убеждаюсь, что читатели любят мои книги, прежде чем вкладывать больше.

Это не идеальная система, но она лучше, чем покупка пакета публикаций за 20 000 долларов, который обещает вам шестизначный доход, и «тренера по письму», который поможет вам закончить книгу, которую никто не хочет читать. Не каждый может позволить себе потратить от 3 до 10 лет на написание книги, инвестировать в профессиональное редактирование и дизайн книги, а затем также попытаться разобраться в книжном маркетинге и продвижении.(И все же есть ТОННА хищных авторских услуг, мошенников и гуру, которые пользуются писательскими мечтами, которые в любом случае обещают большие результаты). Преступно, что авторов побуждают брать в долг или занимать деньги для публикации своих книг, когда вы можете сделать это сами бесплатно.

Но даже несмотря на то, что мой творческий процесс кажется диаметрально противоположным идеологии The War of Art , на самом деле это не так уж и далеко. Я на 100% согласен со Стивеном в том, что письмо — это подарок, который имеет ценность только тогда, когда им делятся: царство подарка, где то, что мы предлагаем, предназначено для блага читателя, а не для нашего собственного .

И я согласен с тем, что это можно сделать, «используя принципы рассказывания историй и условности жанра. Вы должны укротить свою историю и приручить ее. Вы должны сделать его пригодным для употребления в пищу. Писательское баловство на этом заканчивается. Теперь мы должны служить читателю ».

Я не согласен только по двум второстепенным пунктам.

Во-первых, благодаря успеху The War of Art и Steven’s Battle Cry против сопротивления, почти все писатели чувствуют себя вправе следовать своей страсти и игнорировать два абсолютно важных шага: ставить читателей на первое место и писать истории, которые им нравятся!

Во-вторых, из-за того, что Стивен верил в музу и вдохновение, он призывает читателей игнорировать рынок и делать то, что они любят; это создает ложную дихотомию между страстью и прибылью, так что если вы, , намереваетесь, писать книги, которые продаются, вы «продаете».Даже если будет проще. Даже если можно быстро заработать хорошие деньги. Даже если читателям нравится . Это все еще не «Чистое искусство».

Следствием всего этого является то, что писатели, такие как ранний Стивен, упорно отказываются от структуры повествования или жанровых ожиданий (хотя все согласны с тем, что они имеют решающее значение), а также чувствуют себя оправданными и праведными в своей неудаче.

Поскольку Стивен уже приучил читателей рассматривать творческое производство как чистое искусство или проституцию, когда я говорю людям «писать книги, которые продают», люди принципиально отвергают это — даже несмотря на то, что мои шаги в , как писать книги, которые продают , являются почти идентичен фактическому руководству Стивена по написанию коммерческой фантастики.

Стивен верит в универсальные принципы и страдания для искусства, но позвольте мне спросить следующее:

Если Муза действительно шепчет идеи, она надеется, что вы поделитесь ими с миром, думаете ли вы, что Муза хочет, чтобы ваше послание провалилось? Как вы думаете, Муза хочет, чтобы вы написали книгу, которую никто не читает и не любит?

И наоборот, если Муза хочет, чтобы вы писали книги, которые нравятся читателям и которые изменяют мир, как бы это выглядело? Как бы вы измерили свое влияние и влияние? Если Муза дает вам квест, как узнать, что вы преуспели и в какой степени?

Если вы верите в Muse, вы обязаны сделать сообщение успешным.
Как вы это делаете? Используйте универсальные принципы рассказывания историй и ставьте читателей на первое место.

К счастью, есть простой способ определить, успешен ли ваш квест; К счастью, есть простой и простой способ добиться успеха нарочно.

Ставьте читателей на первое место >> знайте, чего они хотят, и дайте им это >> используйте универсальные принципы повествования, чтобы убедиться, что это находит отклик >> УСПЕХ (измеряемый финансовой выгодой)

Если вы сделаете это таким образом, не только Сопротивление гораздо более управляемо, но для успеха вашего проекта гораздо больше шансов на успех: и вместо того, чтобы умолять друзей и семью «поддержать» вас; люди с радостью заплатят за все, что вы напишете.

А как насчет страсти?

Большинство авторов думают о моем методе, что они говорят что-то вроде «ну, я никогда не смогу написать то, что популярно».

Или «Но тогда писательство было бы просто работой — если бы я просто хотел зарплату, есть более простые способы заработать деньги».

Это основано на идее, что работа на рынке должна быть душераздирающей работой, без страсти или радости.

Это ложь.

Творческая борьба трудна и полезна, что бы вы ни писали.

Если вы художник или творческий человек, вы можете найти радость в своей работе.

Но что, по вашему мнению, веселее: успешно закончить книгу, которая никому не нравится, не получает рецензий и не приносит денег?

Или успешно завершаете книгу, которая продает сама себя, и читателям не терпится поделиться с друзьями?

Что, по вашему мнению, приносит больше удовольствия?

Ложная дихотомия состоит в том, что вы ДОЛЖНЫ выбирать между страстью и прибылью, либо быть с прибылью, либо начинать со страсти.Но на самом деле, когда вы ставите читателей на первое место, это дает вам больше уверенности в завершении работы, что позволяет вам закончить лучше, работать быстрее, . Это также помогает облегчить финансовые проблемы, так что вы можете сосредоточиться на своей лучшей работе, не беспокоясь о денежном вознаграждении.

Сначала читатели >> Универсальные принципы повествования >> Очарование и игра (удивление и восторг) >> Лучшая работа

Это не «распродажа». И это не «ставит под угрозу вашу творческую целостность.«Это отговорки.

Речь не идет о том, чтобы «нажиться на рынке» или «писать чушь для модных тенденций».

Речь идет о БОЛЕЕ развлечении и написании ЛУЧШИХ книг, и о полном избегании Сопротивления. Вы сможете не только быстрее писать лучшие книги, избавившись от большей части страха и сомнений, но и зарабатывать на жизнь писателем, чтобы писать больше книг.

Потому что:

A. Вы будете использовать универсальные принципы рассказывания историй, которые определяют структуру вашего проекта и

B.вы будете намеренно писать книги, которые, как вы ЗНАЕТЕ, полюбите читателям

Стивен говорит, что на написание книги уходит два года; и, как мы видели, он передает полный беспорядок редактору, чтобы тот сделал расходные материалы. Это творческая война между художником и редактором, но вы можете пропустить 90% конфликта, поставив на первое место своего редактора.

Сосредоточьтесь на рассказе в первую очередь, в первую очередь на построении сюжета, и ПЕРВЫЙ выгода для читателя. Сосредоточьтесь на создании чего-то удивительного, что ОНИ будут любить читать. ЗАТЕМ вы можете использовать свое творчество и страсть, чтобы написать свою лучшую книгу.Но я открою вам секрет: как только вы избавитесь от сопротивления, страха и сомнений, писать книги станет намного проще и быстрее, а когда вы закончите, вам не нужно будет тратить тысячи долларов на редактора, чтобы « починить »его за вас или« сделать расходным материалом ».

Вы устраните 90% тупиковой тупости, тупика писателя, вины и промедления. Я не говорю, что это будет легко — написание книги — ВСЕГДА творческая борьба, и каждый застревает посередине. Это часть процесса. Но вы можете застрять в осознанности и по-прежнему наслаждаться процессом, продолжая при этом слушать Музу.

Вот еще один секрет: у Muse нет для вас одной идеи — Muse помогает решать проблемы. Муза заполняет пробелы. Если вы начинаете работу над проектом, Muse с радостью помогает вам завершить его, и это МОЖЕТ показаться чудесным, поскольку идеи появляются из воздуха. Но я обещаю, что этот восхитительный процесс будет совершенно одинаковым, независимо от того, какие книги вы пишете. Вам решать, хотите ли вы поставить читателей на первое место и рассказать им историю, которую они любят, или спрятаться в том, что Стивен называет писательским баловством.

Никто не заботится ни о вас, ни о вашей книге

Вы можете заставить их заботиться , обучая их, выстраивая отношения, но это долгая и тяжелая работа, и, в конечном итоге, требует небольших манипуляций; всегда возвращайте разговор к вашему проекту. Пытаться заставить ИМ понравиться то, что ВЫ хотите сделать. Это много работы.

Я не люблю работать, я ленивый хакер, помнишь?

Гораздо проще писать книги, которые действительно нужны читателям.

На самом деле это не так уж и сложно. Вы можете использовать k-lytics или KDProcket, чтобы выяснить, что ищут читатели. Я обычно изучаю 20 лучших бестселлеров в моем жанре и читаю обзоры, чтобы узнать, что читатели любят или ненавидят в них. Я выясняю общие элементы сюжета и пытаюсь написать книгу, которая подарит читателям те впечатления, которые им нравятся, по-новому и свежо.

Уловка не соответствует жанровым ожиданиям. Дайте им то, что они хотят, с чем они знакомы в первую очередь, заставьте их доверять вам.

Количество ведет к качеству

Распространенное ограничивающее убеждение, с которым я сталкиваюсь каждый день, состоит в том, что намерение имеет большее значение, чем производство .Другими словами, причины и мотивы работы более важны, чем сама работа. Авторы, которые верят в то, чтобы писать медленно и писать «настоящую» литературу, обычно полагают, что их работа будет более качественной и, следовательно, что она «заслуживает» большего, чем какой-то «хакер», который пишет только ради денег.

Но представьте, что вы делаете стол. Ваш первый будет довольно ужасным, как бы вы ни были увлечены. Страсть важна, но повторение, практика и опыт — вот что развивает навыки.Некоторые говорят, что для того, чтобы научиться писать, требуется миллион слов. И оттачивание рукописи за 10 лет не сделает ее лучше , а создаст кучу грязного дерьма.

Точно так же, как профессиональные плотники с опытом становятся лучше, профессиональные писатели могут писать ЛУЧШЕ и БЫСТРЕЕ с опытом (если с каждой написанной книгой не становится лучше и быстрее, значит, вы делаете что-то не так). Моя первая книга заняла у меня десять лет. На третий у меня ушло восемь месяцев. Теперь я могу написать чистый роман менее чем за 3 месяца (и он будет намного лучше, чем более медленные!)

РЕДАКТИРОВАТЬ: Я также недавно снял видео о том, как вам следует бросить вызов самому себе, вместо того, чтобы писать то, что комфортный.Написание не должно быть просто веселым, легким и легким; особенно если вы пытаетесь стать лучше и улучшить свое мастерство. Как и тяжелоатлету, вам нужно постоянно увеличивать сопротивление, чтобы ваши мышцы продолжали расти. Но вы все равно должны расти в навыках и уверенности, и ваше письмо должно стать объективно лучше, если у вас есть какие-то внешние цели или система проверки (обзоры книг и заработок являются хорошими индикаторами).

В N obody Wants to Read Your Shit Стивен также рассказывает эту историю:

«Отец моего друга Брэда Холлидея был иллюстратором журналов.Если вы приходите к Брэду в два часа дня, его старик просто спотыкается по лестнице из своего офиса на чердаке, босиком, небритый, в пижаме. Когда я рос, это было моим представлением о том, что такое художник. Это было чертовски ужасно ».

Я отец Брэда. Я проснулась сегодня в 14:00 и не брилась несколько дней. Я не понимаю, в чем проблема. Работа на полную ставку позволяет мне делать то, что кажется мне естественным, и сосредоточиться на письме (я сова, лучше всего работаю после полуночи).

Стивен также до некоторой степени догматичен в отношении личных взглядов, которые он навязывает всем остальным (если это правда, это должно быть ВСЕГО истинным, следовательно, это применимо к вам, независимо от того, думаете вы об этом или нет, и если вы не согласны с этим, вы врете).Обычно это признак неуверенности в себе или бессознательного страха, что он неправ во всем … чем он является (и тем не менее, я согласен с тем, что для него необходимо , чтобы быть догматичным в отношении Сопротивления, потому что авторы должны верить в его концепцию для это работает на них: он прививает систему убеждений, которая положительно влияет на их творческий результат. Она работает, правда это или нет, но, к сожалению, у нее есть отрицательные недостатки, заключающиеся в том, что каждый, кто верит в систему Стивена, пишет книги, которые никто не хочет читать. , что и послужило толчком для его последующей книги).

Для тех, кто следит за мной, Стивен Прессфилд назвал меня лжецом, хакером и проституткой и косвенно заявил, что мой творческий образ жизни «чертовски ужасен». Я не отплачу за услугу, назвав имена Стивена. Я думаю, что есть много способов сделать отличную работу. Я признаю, что Стивен помог огромному количеству писателей творить более уверенно, что является реальной и ценной услугой.

Тем не менее, я на 100% уверен, что:

A) большинство художников и авторов согласны со Стивеном
B) большинство художников и авторов разочарованы, полны страха и сомнений, они ничего не продают и не собирают аудиторию, и — спасибо Стивену — все еще верю, что они делают это ПРАВИЛЬНО.

Страдание из-за своего искусства — это то, что случается, когда ты делаешь дерьмо, которое никому не нужно.

И, как Стивен также говорит, в Никто не хочет читать твое дерьмо, вы ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОЛЖНЫ включать базовую архитектуру истории, построение сюжета и стандартные сюжетные устройства. У вас должна быть тема и концепция. Вы должны рассказывать хорошие истории. Более того, вы ДОЛЖНЫ создавать истории, которые нравятся читателям, и писать с учетом интересов читателя. Если вы хотите стать автором, не пишите ерунду и наймите редактора, чтобы он превратил это в ценный для вас продукт.

Не тратьте 20 лет на упорное упорство, прежде чем наконец принять универсальные стандарты рассказывания историй. Другими словами, игнорируйте неконтролируемую идеологию раннего Стивена, какой бы соблазнительной она ни казалась, и слушайте практичное руководство старшего Стивена по профессиональному письму.

Или нет. Но не вините «наименьший общий знаменатель» в том, что он не ценит ваше искусство или то, как вы страдаете, создавая его. Никто не просил вас взять на себя бремя страха и неуверенности в себе, и это абсолютно НЕ универсальный аспект творческого опыта.Творчество — это благословение и радость. Вы должны любить всю работу, которую делаете — , но и ваши читатели должны!

«Большая магия» Элизабет Гилберт

Одна из лучших книг, которые я читал о творческом процессе, написании книг и преодолении страха перед неудачей … из этой книги, которую я так обожаю, я запомнил пару цитат, в том числе :

«Достаточно хороший роман, написанный сейчас с насилием, лучше, чем идеальный роман, который так и не написан никогда» и

«Перфекционизм — это просто страх на высоких каблуках.”

ВЫВОД: Уверенность, которую можно создать, несмотря на сомнения и страх неудачи, — это объединяющий опыт творческих людей. Я хотел бы написать об этом книгу под названием «писать под влиянием» с уловками, чтобы избавиться от сомнений, потому что уверенность необходима, даже если она не оправдана. Идея пришла мне в голову, когда я занимался ритуальной магией в храме на Бали. Мне пришлось искупаться в 21 фонтане, предлагая подарки богам в каждом из них (на самом деле я должен был пропустить два, но я понял это позже).

Чтобы «магия» проявилась, вам нужно изменить свои убеждения в том, что возможно, и воплотить чувство безошибочной уверенности (что трудно сделать, особенно если ваша «реальность» еще не произвела того, чего вы хотите). Ритуальная магия — это процесс создания уверенности, необходимой вам для создания изменений, посредством вашей веры в гуру / целителя или в «процесс». Даже если вы не понимаете, как и почему это работает, повторение и неприкосновенность церемонии могут вызвать настоящее чувство уверенности.

Мне также нравится идея дарить подарки, так что вы не просто «просите» вселенную об успехе; вы что-то даете взамен. Этими подарками могут быть корзины с травой и цветами, сделанные служанками, так что есть дополнительное преимущество — время, потраченное на создание чего-то прекрасного, сосредоточившись на своих намерениях; затем собственно ритуал купания. В целом подобные ритуалы могут создать привычки, которые вселяют уверенность, необходимую для продолжения работы…. В любом случае, я бы хотел написать об этом книгу.Если вы думаете, что это хорошая идея, дайте мне знать в комментариях и поделитесь этим постом!

л.с. Несколько лет назад я писал о «Дурак против волшебника». Моя точка зрения заключалась в том, что по мере роста ваших навыков и знаний все становится проще, и у вас появляется больше контроля.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.