Журналисты это: описание профессии, где учиться, работать, плюсы и минусы профессии

Содержание

Журналисты — это… Что такое Журналисты?

Сюда перенаправляется запрос Репортёр. На тему «Репортёр» нужна отдельная статья.

Журнали́ст — человек, занимающийся журналистикой: исполнитель способствующий информационному наполнению СМИ путем сбора, осмысления и изложения для аудитории информации о значимых фактах, событиях, людях, явлениях. Журналисты наиболее престижной специализации ориентированы на публицистическую работу (колумнисты), как правило имеющую своей целью формирование определенного общественного мнения, а также оказание корректирующего влияния на решения и действия государственной власти и осуществление коммуникации между государством и обществом (распространена метафорическая характеристика журналистики как «четвёртой власти» — в дополнение к трём официальным ветвям) в рамках определенных учредителями изданий, радио и телеканалов.

Таким образом журналист — не является субьектом журналистики, им является учредитель. Но как производитель текста все-таки называется журналистом.

Журналисту — корреспонденту, репортеру (информационно-новостному работнику) и обозревателю (аналитику) может ассистировать телеоператор или фотограф, которые также считаются журналистами.

Журналистика в России

В России журналистика как индустрия информации появилась в начале XVIII. Это произошло в 1702 году, когда в России появилась первая печатная газета «Ведомости», издаваемая типографским способом, то есть широко тиражировалась. Следует отметить серьезное отличие первой русской газеты от первых газет других европейских стран. Она была менее всего коммерческим изданием, каким были впервые возникшие европейские газеты. Русская газета был с самого начала проводником определенной политики, была пропагандистом, а подчас и организатором общественного мнения в пользу государственных реформ, в пользу защиты национальной самостоятельности и независимости. Но это и не удивительно, так как газета стала издаваться по личному указанию и при личном участии русского царя Петра I. Но, несмотря на свою определенную политическую направленность, газета дала начала быстрому развитию журналистики в России. Так в след за открытием Московского университета (1755) была создана газета «Московские ведомости» под руководством русского ученого и основателя Московского университета Ломоносова М. В. Газета носила официальный характер, и ее доходы шли в бюджет Академии наук или самого университета. Только в середине XVIII начали появляется частные журналы, то есть формально независящие от учреждений правительства, которые издавали литераторы на правах частного предпринимательства. Например, журнал А. П. Сумарокова (1759). Журнал ориентировался на дворянскую аудиторию и симпатизировал не царствующей императрице Елизавете, а ее невестке Екатерине, ставшей в последствии Екатериной II. Отсюда критическое отношение к придворной знати того времени. За что этот журнал и был закрыт в 1759 году. Вскоре появились сатирические журналы. Это были преимущественно литературные журналы. Однако и в литературной форме ее издатели смогли поставить ряд острых социальных проблем. Они осуждали крепостное право, жестокосердечие помещиков, паразитизм, французоманию дворян и другие пороки. Сама императрица (Екатерина II) вела полемику, под псевдонимом, с этими журналами. При всей ограниченности содержания русских изданий XVIII века и ограниченности круга читателей, прежде всего из-за низкой грамотности населения, журналистика сыграла важную роль: она была единственным источником общественной информации, много способствовала литературному развитию. Но общерусская печать нуждалась еще в значительном совершенствовании. Газеты носили казенно-официальный характер, их было мало. Поэтому сама история журналистики складывалась как история журналов по преимуществу. Журналы часто не умели обеспечить единство направления. Отсюда тяготение к моножурналу, то есть журнал одного лица. Мрачный режим Павловской империи, деспотизм его правления, авантюризм во внешней политике вызывали неудовольствие даже среди части дворянство. В результате дворянского заговора в 1801 году Павел I был убит, и престол занял его сын Александр I. При нем наступило некоторое оживление общественной жизни. Молодой царь высказывал либеральные идеи. Произвол предыдущего царя заставил говорить самых высокопоставленных дворян о необходимости твердых законов и даже конституции. В этих условиях несколько смягчилось положение прессы и литературы. Количество журналов и альманахов увеличилось. Оппозиционные и либеральные настроения действительно передовой, но немногочисленной дворянской интеллигенции нашли свое выражение в организации ряда дружеских литературных обществ, в издании ими периодических и непериодических печатных органов. Тем не менее, вся журналистика по-прежнему фактически делилась на два направления: консервативно-монархическое и либерально-просветительское, демократическое. В первой половине XIX века закрепилось высокое социальное положение русской журналистики, определился тип литературно-общественного ежемесячника как ведущий в системе печати. В журналистике много места занимает личностный элемент, автор лидер. Главной фигурой прессы становиться литературный критик. Не издатель и редактор, а ведущий критик-публицист определяет направление, значение и авторитет издания. По-прежнему мало издается частных газет, хотя появляются некоторые специальные издания. Происходит существенный прорыв в области свободы слова благодаря усилиям русских изданий в эмиграции. Поражение России в Крымской войне обнажило крайнюю отсталость страны, находящейся в условиях крепостничества и самодержавия. Это привело к усилению революционного движения в стране. Под напором освободительного движения крестьян от крепостного права и потребности экономического развития многие представители господствующего класса начинают высказывать идеи об отмене крепостного права путем реформ сверху. Но среди помещиков все еще существовала большая прослойка консерваторов, которые хотели сохранить старые отношения в неизменном виде. Эти противостояние в стране во многом формировали журналистику этого периода. Каждое из этих направлений имело свои печатные органы: журналы и газеты. Вторая половина XIX века ознаменовалась отменой правительством крепостного права (1861) и проведением рядов реформ. В 1865 году был также издан первый российский закон о печати. Он отменял предварительную цензуру для столичных (Санкт-Петербург, Москва) журналов и газет, книг объемом более 10 печатных листов. Это новшество не распространялось на сатирические издания с карикатурами и всю провинциальную печать. Установилась ответственность печати перед судом. Однако административные преследования были удобнее для правительство и поэтому были более расспространены. Окончательно сложился тип общественно-политического и литературного ежемесячника с развитым отделом публикации, рассчитанного на мыслящих людей, интеллигенцию. Поэтому история подобных журналов тесно связана с историей общественной мысли. Определенная часть публицистов журналов и газет все чаще начинает обращаться к вопросам религиозно-нравственного порядка. Увеличилась коллегиальность в руководстве журналами, хотя персональная роль лидеров в журналистике сохраняется. Одновременно растет газетное дело, увеличивается число ежедневных изданий разного типа, обеспечивающих потребность в информации растущей аудитории. Во второй половине XIX века появляются дешевые издания для простонародья. Массовая аудитория вызвала к жизни различные еженедельники, а также развлекательные и коммерческие издания, которые стали появляться благодаря развитию капитализма после реформ в шестидесятых годов. Девяностые годы девятнадцатого столетия ознаменовались промышленным подъемом в России. С процессами капитализации всей русской жизни связано дальнейшее развитие периодической печати. Продолжается количественный рост прессы, появляются новые типы периодической печати. Наблюдается рост провинциальной частнособственнической газетной печати, дальнейшее увеличение числа различных еженедельников, в том числе иллюстрированных. «Толстый» русских журнал, сохраняя роль руководителя общественного мнения, как бы выделяет из своего состава журналы по интересам. Получают развития и духовно-религиозные и деловые издания. Газеты обзаводятся приложениями, практикуются вторые (дневные) выпуски газет. Растет тираж. В 1894 появляется первое информационное агентство. В начале XX века основные общественно-политические проблемы русской жизни не получили решения, положение рабочих и крестьян оставалось тяжелым. Конституции не было. Политических свобод также. Самодержавный произвол часто игнорировал законы. Тем не менее часнопредпримательская деятельность в области журналистики расширялась и крепла. В значительной степени разделились функции издателя, то есть собственника газет и журналов, и редакторов. Редакторы и публицисты становились подчас наемными работниками, которые зависели не только от цензуры, но и от владельца издания. Постепенно формируется качественная и массовая пресса. Появляется множество сатирических журнала . Революция 1905—1907 годов потрясла основы самодержавного государства. Впервые за всю историю России были провозглашены демократические свободы, в том числе свободы слова, разрешена организация легальных партий. Во время противостояния правительства и восставших журналистика, также впервые за 200-летнюю историю своего существования, осознала себя в качестве третьей силы, выполняющей свои специфические задачи: информировать население о происходящих событиях, отражать настроения общества, а не только учувствовать в революции на стороне одной из борющихся сил. За неполных два десятка лет русские газеты и журналы пережили революцию 1905 года, годы реакции, когда административные кары, приостановки и аресты сыпались, как из рога изобилия, общественный подъем 1910—1912 годов, начавшуюся в 1914 году Первую мировую войну, февральскую революцию 1917 года, положившую конец самодержавию в России, и, наконец, большевистский переворот 25 октября 1917 года, после которого в течение года были закрыты практически все старые русские периодические издания . Уже на третий день после взятия большевиками власти начали появляется первые советские газеты. Они носили соответствующие названия, такие как «Голос трудового крестьянства», «Гудок». Это были газеты, учрежденные официальными органами и информировали, население о деятельности новой власти в различных областях жизни страны. Еще значительно интенсивнее советская журналистика развивается в 1918 году. После переезда правительства в Москву, издается газета «Беднота». Рассчитанная на полуграмотных и вовсе неграмотных в своей массе читателей-крестьян эта газета значительно отличалась от других центральных газет и формами подачи материала, и краткостью, популярностью их изложения. С первых же номеров редакция стремилась установить тесные связи с читателями. Их письма полностью занимали всю вторую полосу. Важным событием в истории советской журналистики стало создание в 1918 году Российского телеграфного агентства (РОСТА). Без хорошо поставленной службы информации большевики понимали, что не смогут выполнить в полной мере задачи укрепления свой власти. Это агенство также занималось подготовкой журналистках кадров, изданием газет и журналов для самих журналистов и литературных работников. Для всех средств массовой информации в условиях большевистской однопартийности все настойчивей выдвигается задача пропаганды социализма в государственно масштабе. Многочисленные ленинские декреты, документы, статьи нацеливали на превращение прессы в орудие социалистического строительства, на превращение ее в составную часть административного управления обществом. Во время гражданской войны пресса продолжала развиваться. Фронт огневой и фронт тыловой были главными темами газет того времени. В это время существовало множество как красноармейский изданий, так и белогвардейские. Антисоветскую пропаганду белогвардейские газеты вели не без участия Американского бюро печати. В свою очередь в борьбе против антисоветской печати создаются просоветские издания на иностранных языках. Временное введение свободы торговли после Гражданской войны, повлекло за собой создание частных издательств. Что в свою очередь дало возможность публикации оппозиционных материалов. В остальном положение национальной прессы было очень тяжелым. Разруха в стране, не хватка кадров и бумаги, приводило к тому, что некоторые газеты издавались одним человеком. Так же это ситуация являлась причиной того, что в некоторых республиках вообще не выходило никаких газет или журналов. Но несмотря на кризис именно в 20 годы сложилась система советской журналистики, сохранившаяся на все времена существования СССР, а также создание различных типов прессы. Развиваются такие жанры как очерк и фельетон. Возраставший объем газетно-журнальной периодики требовал расширения издательской деятельности. Крупным центром советского книгоиздания становится Государственное издательство РСФСР. В качестве средства массовой информации все большую роль играло радиовещание. Конец 20-х — 30-е годы характеризуется значительным усилием партийного контроля над средствами массовой информации. При этом возрастает тираж изданий. Интенсивно развиваются отраслевые газеты и журналы. В довоенные годы получила дальнейшее развитие лагерная пресса, основным содержанием которой было перевоспитание тысяч нарушителей. Но нельзя не отметить и тот факт, что стремление советской власти сформировать иделогически устойчивое общество, к 1937 году в СССР была ликвидирована неграмотность. Радиовещание становиться мощным инструментом пропаганды. В годы первых пятилеток (планирование экономики на пять лет) получили развитие почти все формы массовой работы, которые способствовали развертыванию массового социалистического соревнования. Последнее в свою очередь способствовало достижение целей пятилеток. Наиболее распространение получили общественно-производственные смотры, производственные переклички, выездные редакции. Вторая мировая война сразу же изменила весь облик советской печати. Более чем в два раза сократился тираж центральных газет. Перестали выходить многие центральные отраслевые газеты. Значительно сократилось число местных изданий. Содержание изданий было направлено на борьбу с захватчиками, провозглашением побед Красной армии на фронте, а так же на борьбу за коммунистические идеалы на завоеванных территориях. В это время впервые в истории российских средств массовой информации в редакции газет, радиовещания, информационных агентств были направлены сотни советских писателей, которые писали свои репортажи из самых горячих точек боевых действий. Что не могло не повлиять на жанры используемые в изданиях. Большую часть военной и послевоенной журналистики составляли красноречивые очерки и рассказы. Вторая мировая война принесла большие экономические и человеческие потери. Множество городов и деревень было полностью разрушены, миллионы были убиты во время боевых действий. Поэтому еще до окончания войны советская пресса начала агитацию и пропаганду за восстановления народного хозяйства, путем освещения хода восстановительных работ в районах и городах, освобожденных от фашистких захватчиков. Возобновилась массовая работа. Укрепить мир, избавить народ от страха перед угрозой новой войны — этому во многом была посвящена деятельность советской прессы в послевоенные годы. Поэтому информация о международных послевоенных событий широко освещалась и в советских изданиях. Пятедисятые годы ознаменовались разоблачение «культа личности Сталина». Доклад Н. С. Хрущева о зверствах, совершенных по отношению к заслуженным людям, старым большевикам и молодежи, в период правления Сталина, поразил всю страну и весь мир. В условиях начавшегося демократического обновления общества правительством была принята установка на строительство коммунизма в СССР. Началось интенсивное форсирование промышленности. Развернулось широкомасштабное жилищное строительство. В сельском хозяйстве главной целью стало догнать и перегнать в ближайшие годы США по производству мяса, молока и масла на душу населения. Средства массовой информации каждодневно сообщали о трудовых успехах советских людей: строительство газопровода, запуск первого спутника Земли, первый полет человека в космос, открытие выставок народного хозяйства и тому подобное. Развернувшаяся борьба за власть в этом период привела к тому, что Хрущев становиться единственным лидером. В итоге единопартийности, идеологического монизма и единомыслия процессы демократизации не могли не зайти в тупик. Отставания производства продуктов питания, хлебный кризис, постоянная ломка органов управления привела к тому, что в 60-ые годы был проведен «тихий переворот» в результате которого у власти оказался Л. И. Брежнев и его группа. Это к лучшему изменило в первые годы ситуацию. Рос экономический и научный потенциал страны. Были осуществлены и некоторые внешнеполитические акции, упрочившие авторитет СССР. Газеты, журналы, радиовещание и телевидение главное внимание уделяют борьбе за мир. Но на протяжении 70 -ых годов все больше стала погружаться в застой. Небывалый размах получила теневая экономика. Нарастала апатия и равнодушие к общественной жизни, появляется инакомыслие, возникает самиздатовская бесцензурная печать, а некоторые неугодные властям тексты стали уходить на Запад. Советская публицистика второй половины 50-х — начала 80-х многое унаследовала от ведущих очеркистов, фельетонистов, репортеров тридцатых годов и послевоенных лет, не говоря уже о писательской публицистики Второй мировой войны. Постановка острых проблем, глубокое знание материала, высокое художественное мастерство — все это было присуще газетно-журнальной публицистике. Примечательно, что полное равноправие приобрела журнальная публицистика, являвшаяся до сего времени лишь «петитной гостьей» на их страницах Для публицистики этого периода стало характерным, что очеркисты к явлениям жизни подходили не только как писатели, но, прежде всего, как ученые-экономисты. Наиболее острой проблемой в период второй половины 50-х-80-х годах была проблема воспитания честности, порядочности, человечности. Апрель 1985 года стал историческим рубежом в истории Советского государства. С приходом к власти М. С. Горбачева была предпринята смелая попытка обновить социализм, вдохнуть новую жизнь в умирающую систему. Это попытка получила название перестройка. Важнейшие завоевания перестройки — гласность, принятие законы о правах человека, о политических партиях, о печати, которая в условиях монопольного господства коммунистической партии, хоть и рассматривалась по-прежнему как оружие в руках партии, благодаря завоеванной гласности наносила удар за ударом по устоям тоталитаризма, подталкивая его к неизбежному распаду. Хотя по-прежнему средства массовой информации продолжают развиваться как единый пропагандиский комплекс, растет количество партийных изданий, увеличивается их тираж. Значительно расширилась деятельность информационных агентств. ТАСС имело большую разветвленную сеть корреспондентов и прочих представителей в СССР и за рубежом. Годы перестройки стали рубежом и в подготовке журналистских кадров. В 1985 году состоялось Всесоюзное совещание руководителей и преподавателей факультетов и отделений журналистики университетов страны, на котором были подведены итоги журналистского образования в доперестроичное время. В этот период все средства массовой информации включились в активную пропаганду повышения темпов и эффективности экономики на базе ускорения научно-технического прогресса, перевооружения и реконструкции производства, совершенствования системы управления, хозяйственного механизма. Неизменно акцентируется внимание читателей, на то, что достичь высоких намеченных рубежей можно лишь напряженным производительным трудом. Острая полемичность публицистики периода перестройки — главная ее отличительная особенность. Стремясь выявить «полную правду» редакции периодических изданий стали систематически печатать статьи ученых, особенно историков. В это время стало выходить множество изданий различных общественных организаций, групп, выходившие открыто и получившие название альтернативной прессы. В 90-е годы принимаются различные законы о печати, которые отменяли цензуру и давали свободу слова. В постсоветский период в газетном мире России произошли значительные типологические изменения. Вместо однообразных партийных стали выходить качественные и массовые, дотируемые из казны и коммерческие, официальные издания, отражающие точку зрения правительства и властных структур, и издания, критикующие существующий режим. Постсоветская журналистика стала многопартийной. Появление газетно-журнальных издательских домов — одна из отличительных особенностей журналистики постсоветского периода, так как в рыночных условиях отдельному изданию не всегда удается выжить. Кардинальные изменения произошли в региональной журналистики. В столицах автономных республик, в краевых, областных и районных центрах наряду с общественно-политическими издаются деловые, информационно-коммерческие, правозащитные, религиозные, литературно-художественные, спортивные, уфологические и многие другие газеты и журналы. Разнообразием газетно-журнального мира отличаются не только центральные регионы, но и самые отделенные области Сибири и Дальнего Востока. Самым важным событием в истории отечественной журналистики постоветского периода стало относительно стремительное развитие в России Интернета. Через Интернет стало возможным доступ не только к центральным, но и региональным. Для России открылся мир безграничной информации .

Стандарты русской журналистики

Советские исследования средств массовой информации и работы журналистов были выполнены, как правило, по заказу партийных органов или под их контролем. Так, например, газетная социология получила развитие во многом благодаря практическим нуждам, появившимся в ходе строительства социализма, а именно в связи с необходимостью научного руководства деятельностью прессы, ее корректирования с учетом результатов идеологического воздействия прессы на общество. Мастерство журналиста было одной из самых распространенных тем в советских прикладных исследованиях журналистики. Упор на качество продукции — журналистского текста — был логичным для советской литературоведческой традиции анализа для первоначальной технологии журналистского производства. Соответственно профессионализм журналистов оценивался по уровню развития их публицистического мастерства. Работы теоретиков и практиков журналистики преследовали цель научить начинающих сути журналистского труда — написанию публицистического текста. Таким образом, советская школа журналистики закладывала убеждение, что как писать — это более важно, чем для кого и что писать. Такая направленость в образовании вела к тому, что журналисты были мало заинтересованы в аудитории. Наряду с публицистическим письмом мастерство журналиста неотъемлемо было связано с владением рабочими методами. Социология была призвана обогатить журналисткой труд социологическими методами, чтобы содействовать творческому процессу и сделать текст более эффективным в его влияние на аудиторию. Последние пятнадцать-двадцать лет привели Россию на дорогу интеграции с Западом, русский журналист стал трансформироваться от пропагандиста к чему-то другому. Важно отметить, что современная российская журналистика формируется двумя типами профессиональных ролей, которые в свою очередь, представляют два типа профессиональной субкультуры: старшего поколения — советские практики, вступившие в профессию в советское время, и молодое поколения — постсоветские практики, тех, кто пришел в профессию в 1990 году и позже. Современные русские журналисты в конце 90-х годов XX века действовали согласно логике выживания, придерживаясь тех норм, которые превалируют в профессии и обществе. Медия и журналисты держаться на короткой дистанции с властями и бизнесом как главными опорами их существования и на длинной дистанции с аудиторией как не очень важной для них и не имеющей рычагов, чтобы влиять на них. В последние годы становиться более очевидным, что силы инерции доминируют над силами переменв русской журналистике. Новая эра свободы не обязательно ведет к более высокому уровню профессионализма и демократии. Интригующим остается вопрос о природе российской модели, которая появляется из хаоса девяностых как в политической, теории так и в нормативной медиа-теории. Российские медия и общество впервые получили вакцину демократии, прошли через тяжелый инкубационный период и избавились от наивности в представлениях о капитализме и демократии. Новая власть мобилизует общество, чтобы оправиться и восстановиться, силы черпаются из культурного прошлого и политической определенности настоящего.

Источники

  • Есин Б. И. (2000)История русской журналистика (1703—1917), Москва, Флинта, Наука
  • Махонина С. Я. (2008) История русской журналистики начала XX века. Москва, Флинта, Наука.
  • Кузнецов И. В. (2006) История отечественной журналистики (1917—2000), Москва, Флинта, Наука
  • Пасти С. (2004) Русский журналист в контексте перемен. Университет Тампере (диссертация)

Профессиональное образование

Виды журналистов

Разделяют разные виды журналистской деятельности: гонзо-журналист, репортеры, комментаторы, обозреватели, ведущие программ (модераторы теле- и радиопрограмм), интернет-журналисты и др.

Профессиональный риск

Работа журналиста непредсказуема, невозможно предугадать что будет в следующую секунду. Также следует отметить и высокий риск работы журналистов по разным причинам.

Примечания

См. также

Ссылки

Портал для публикаций как начинающих, так и профессиональных журналистов, а так же о профессии в целом

Журналист Journalist PRO: Интернет проект в помощь начинающим журналистам. Проба пера.

Где найти работу журналистом Ссылки на сообщества и популярные сайты вакансий для журналистов.

  • Твоё СмИ — Социальная сеть для начинающих журналистов.

Wikimedia Foundation. 2010.

журналист — Викисловарь

Морфологические и синтаксические свойства[править]

падеж ед. ч. мн. ч.
Им. журнали́ст журнали́сты
Р. журнали́ста журнали́стов
Д. журнали́сту журнали́стам
В. журнали́ста журнали́стов
Тв. журнали́стом журнали́стами
Пр. журнали́сте журнали́стах

жур-на-ли́ст

Существительное, одушевлённое, мужской род, 2-е склонение (тип склонения 1a по классификации А. А. Зализняка).

Корень: -журнал-; суффикс: -ист [Тихонов, 1996].

Произношение[править]

  • МФА: ед. ч. [ʐʊrnɐˈlʲist]  мн. ч. [ʐʊrnɐˈlʲistɨ]

Семантические свойства[править]

Значение[править]
  1. работник СМИ; тот, кто занимается литературно-публицистической деятельностью в периодических изданиях ◆ А для журналистов всегда важно найти какой-нибудь интересный факт, какую-нибудь интересную судьбу. И. К. Архипова, «Музыка жизни», 1996 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Замечательный журналист Арт Бухвальд написал фельетон в виде открытого письма президенту США Джонсону. И. Э. Кио, «Иллюзии без иллюзий», 1995–1999 гг. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
Синонимы[править]
  1. пренебр.: журнализд; презр.: журналжист; проф., презр., частичн.: сливной бачок; жарг., презр.: пропагандон
Антонимы[править]
Гиперонимы[править]
  1. литератор, работник
Гипонимы[править]
  1. киножурналист, фотожурналист, тележурналист, радиожурналист; репортёр, корреспондент, хроникёр, колумнист, телевизионщик, газетчик, комментатор, обзорщик, обозреватель, очеркист, папарацци, фельетонист

Родственные слова[править]

Этимология[править]

Происходит от франц. journaliste, из франц. journal, от ср.-лат. diurnalis, diurnalе «ежедневное известие, весть».

Фразеологизмы и устойчивые сочетания[править]

Перевод[править]

Морфологические и синтаксические свойства[править]

Ед. журнали́ст
Ед. об. журнали́ста
Ед. суб. журнали́стът
Мн. журнали́сти
Мн. сов. журнали́стите
Числ. журнали́ста
Зв. журнали́сте

журнали́ст

Существительное, мужской род, одушевлённое, склонение 7a.

Корень: .

Произношение[править]

Семантические свойства[править]

Значение[править]
  1. журналист (аналогично русскому слову) ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
Синонимы[править]
  1. журналиста
Антонимы[править]
Гиперонимы[править]
Гипонимы[править]

Родственные слова[править]

Ближайшее родство

Этимология[править]

Происходит отфранц. journaliste, из франц. journal, от ср.-лат. diurnalis, diurnalе «ежедневное известие, весть».

Фразеологизмы и устойчивые сочетания[править]

Морфологические и синтаксические свойства[править]

журнали́ст

Существительное, мужской род.

Корень: .

Произношение[править]

Семантические свойства[править]

Значение[править]
  1. журналист (аналогично русскому слову) ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
Синонимы[править]
  1. журналиста
Антонимы[править]
Гиперонимы[править]
Гипонимы[править]

Родственные слова[править]

Этимология[править]

Происходит отфранц. journaliste, из франц. journal, от ср.-лат. diurnalis, diurnalе «ежедневное известие, весть».

Фразеологизмы и устойчивые сочетания[править]

Морфологические и синтаксические свойства[править]

журнали́ст

Существительное, мужской род.

Корень: .

Произношение[править]

Семантические свойства[править]

Значение[править]
  1. журналист (аналогично русскому слову) ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
Синонимы[править]
  1. журналиста
Антонимы[править]
Гиперонимы[править]
Гипонимы[править]

Родственные слова[править]

Ближайшее родство

Этимология[править]

Происходит отфранц. journaliste, из франц. journal, от ср.-лат. diurnalis, diurnalе «ежедневное известие, весть».

Фразеологизмы и устойчивые сочетания[править]

Морфологические и синтаксические свойства[править]

ед. ч. мн. ч.
И. (объект) журналист журналистис
Р. (субъект) журналистуф журналистифс

журналист (zxurnalist)

Существительное, мужской род.

Корень: .

Произношение[править]

Семантические свойства[править]

Значение[править]
  1. журналист (аналогично русскому слову) ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
Синонимы[править]
Антонимы[править]
Гиперонимы[править]
Гипонимы[править]

Родственные слова[править]

Этимология[править]

Происходит отфранц. journaliste, из франц. journal, от ср.-лат. diurnalis, diurnalе «ежедневное известие, весть».

Фразеологизмы и устойчивые сочетания[править]

Библиография[править]

Профессия: журналист-расследователь

СМИ не просто формируют общественное мнение — они могут изменить судьбы как отдельных личностей, так и целых государств. Т&Р рассказывают о журналистских расследованиях, которые имели значимые социальные и политические последствия.

Кто такой журналист-расследователь?

Журналистские расследования являются одним из самых трудных и опасных видов работы, ведь правда, которой хотят добиться, не всегда выгодна второй стороне. Так, по данным международной правозащитной организации «Репортеры без границ», за 2019 год в мире были убиты 49 человек, 389 находятся в заключении, а 57 — в заложниках.

Сам жанр журналистского расследования появился в конце XIX века в США. Авторов таких материалов называли «разгребателями грязи». В России подобные публикации стали появляться только в 90-х. В 1998 году в Санкт-Петербурге открылось первое в России «Агентство журналистских расследований». Сегодня журналисты все чаще пишут в этом жанре, так как количество независимых СМИ увеличилось за последние 20 лет.

В своих расследованиях журналисты чаще всего освещают

  • коррупцию

  • экономические и политические преступления

  • исторические тайны

  • социальные преступления

  • экологические преступления

Расследование о психиатрической больнице

В 1887 году газета New York World предложила Нелли Блай провести расследование в женской психиатрической больнице на острове Блэквелл. Журналистка притворилась психически больной и провела 10 дней в стенах госпиталя, чтобы посмотреть, как пытают пациентов.

Нелли Блай

Свой опыт Нелли описала в книге «Десять дней в сумасшедшем доме» («Ten Days in a Mad-House», 1887). Журналистка описывала, как жестоко обращались медсестры с пациентами, в каких условиях они находились, несмотря на то что на содержание лечебницы выделялся бюджет. Расследование привело к судебным разбирательствам и изменениям в работе больницы и отношении медсестер к подопечным.

Нелли Блай

«Когда ее притащили в общую комнату и усадили на жесткую скамью, она начала причитать: — О, что вы со мной делаете? Мне холодно, очень холодно. Почему мне нельзя остаться в постели или закутаться в шаль? Затем она встала и попыталась нащупать дорогу прочь из комнаты. Сестры толкали ее обратно на скамью, а потом снова разрешали ей встать и бессердечно смеялись, когда она натыкалась на стол или край другой скамьи».

«Десять дней в сумасшедшем доме», Нелли Блай

Уотергейтский скандал

История жанра журналистских расследований в США началась в 1960–70-х годах. На страницах газет было множество публикаций, связанных с утечкой документов Пентагона, а также Уотергейтским скандалом. Это дело закончилось отставкой президента Никсона, который был переизбран на второй срок. До этого были задержаны пять человек, которых подозревали в подслушивании и фотографировании документов Демократической партии в Вашингтоне. Связь этого инцидента с деятельностью администрации Никсона до сих пор не доказана, однако потом выяснилось, что у него хранились нелегальные записи.

Роберт Вудворт и Карл Бернстайн

Роберт Вудворт и Карл Бернстайн

В 1973 году начались судебные заседания, а представители прессы активно освещали это дело. Журналисты The Washington Post Роберт Вудворд и Карл Бернстайн провели расследование, которое и стало решающим в деле Уотергейта и повлекло за собой отставку Ричарда Никсона. Вудворд и Бернстайн опрашивали всех причастных к происшествию, обещая, что их имена никогда не будет названы (и сдержали это обещание). Большую роль в расследовании сыграл герой под псевдонимом Deep Throat — многие предположили, что им был заместитель директора ФБР, но его личность до сих пор неизвестна. Журналисты не сообщали имена даже своим коллегам.

Роберт Вудворт и Карл Бернстайн

«В двух самых драматических внутриполитических конфликтах периода никсоновской администрации — конфликтах, вызванных публикацией документов Пентагона и Уотергейтом — органы массовой информации страны бросили вызов и нанесли поражение главе исполнительной власти. Пресса фактически сыграла ведущую роль в том, что до сих пор не удавалось ни одному отдельно взятому институту, группировке или комбинации институтов в американской истории — лишить своего поста президента, который был избран менее двух лет назад».

Сэмюэл Хантингтон

Расследование о сексуальных домогательствах продюсера Харви Вайнштейна

Американский журналист и правозащитник Ронан Фэрроу — автор расследований о домогательствах и насилии голливудского продюсера Харви Вайнштейна. Материалы были опубликованы в The New Yorker и The New York Times. Хотя изначально Ронан собирался отдать сюжет телеканалу NBC, который отказался освещать эту ситуацию.

Ронан Фэрроу

Домогательствам подвергались Леа Сейду, которая рассказала об инциденте The Washington Post, модель Кара Делевинь, Хизер Грэм. Благодаря текстам Фэрроу развернулось масштабное движение Me Too против сексуальных домогательств. Женщины, которые подвергались сексуальному насилию, стали открыто рассказывать об этом, так как чувствовали поддержку и защиту со стороны общества.

Ронан Фэрроу

«Разговоры эти были невероятно сложными. Слушайте, очень хорошие журналисты пытались осветить эту историю в течение десятилетий. И причина, по которой у них не получалось ничего, заключалась в том, что существует целая система по запугиванию людей и принуждению их к молчанию. И каждая до единой женщина, с которой я разговаривал, была запугана. Даже Роуз Макгоуэн, первая женщина, с которой я разговаривал, была запугана юристами Харви Вайнштейна, и через шесть месяцев она забрала свои слова назад, запретила их использовать».

Ронан Фэрроу в интервью корреспондентке «Медузы» Екатерине Кронгауз

Расследование «Солберецкие»

Расследование Bellingcat и The Insider об отравлении Скрипалей позволило подтвердить причастность к этому происшествию сотрудников российских спецслужб Александра Петрова и Руслана Боширова, которых на самом деле звали Александр Мишкин и Анатолий Чепига. Петров и Боширов притворялись туристами. В расследовании говорилось о том, что недействительные паспорта выдавали в одном отделении УФМС.

Ронан Фэрроу

«Оба „туриста“ купили билеты за день до вылета, 1-го числа (в базе нет данных о брони, что бывает, когда покупка билета и регистрация делается в одну сессию, а это возможно только за сутки до вылета): это противоречит их словам о том, что поездка планировалась заранее. Откуда такая спешка — можно предположить: чуть ранее в этот день билеты в Лондон купила Юлия Скрипаль. Вряд ли это совпадение: не исключено, что „туристы“посчитали, что это как-то может повлиять на их планы, и решили поспешить».

Отрывок из первой части расследования Bellingcat и The Insider

Расследование «Кто владеет московскими кладбищами»

В 2016 году на Хованском кладбище в Москве произошел конфликт и перестрелка, в которой участвовали до 400 человек — трое из них погибли. В этом были задействованы и ставропольские бизнесмены, которые управляли кладбищами Москвы. Иван Голунов готовил материал о том, кто управлял похоронным рынком столицы.

Ронан Фэрроу

6 июня 2019 году Ивана Голунова задержали за попытку сбыта наркотиков. Защитники Ивана были уверены в том, что наркотические средства были подброшены. Дело вызвало общественный резонанс, в городах России проходили митинги, а газеты «РБК», «Коммерсантъ» и «Ведомости» вышли с одинаковыми главными полосами, на которых было написано «Я/Мы Иван Голунов». Впоследствии формулировка «Я/Мы» стала использоваться для защиты других политзаключенных. В итоге суд освободил Ивана Голунова и признал его невиновным.

Дата-журналист — профессия, которая будет востребована в будущем – 25 профессий будущего, к которым готовит НИУ ВШЭ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

создает различные типы текстов на основе данных, благодаря которым содержание материала, изложенные в нем факты и мнение автора получают количественное обоснование

Переход СМИ на работу в цифровом формате, распространение открытого ПО и онлайн-сервисов, накопление больших объемов данных, возникновение концепции «открытых данных» — все это привело к радикальным изменениям медиарынка и изменению требований к профессиональной подготовке журналистов. Возник спрос на журналистов, умеющих работать не только с качественной, но и с количественной информацией. От них теперь требуется обладание навыками поиска и сбора данных, анализа и визуализации при сохранении традиционных гуманитарных компетенций. В задачи дата-журналиста входят эффективный поиск информации, фильтрация, анализ и обработка больших массивов данных для оформления полученного материала в виде увлекательного медиатекста или инфографики.

Дата-журналисты востребованы в СМИ, различных государственных структурах, научно-исследовательских институтах и вузах, в банковском секторе — во всех областях, где есть заказчики, заинтересованные в производстве контента, в основе которого лежат надежные и проверенные данные.

Оценки рынка

9,7%
составит среднегодовой темп роста прибыли цифрового сектора медиабизнеса в мире до 2020 года

Драйверы профессии

  • рост объемов машиночитаемой информации, в том числе в виде открытых данных
  • распространение программного обеспечения, позволяющего быстро и относительно легко оперировать значительными объемами разных типов информации
  • формирование новых видов медиаконтента

Какие задачи будет решать специалист

  • адаптация традиционной журналистики к изменениям способов производства и потребления новостной информации
  • создание увлекательного и понятного новостного контента с использованием различных типов данных
  • представление новостного контента с использованием современных средств визуализации и инфографики
  • рациональное использование коммуникативных ресурсов и экологизация медиасреды
  • интеграция новых средств подачи информации в традиционную информационную среду

Какие знания и навыки у него будут

  • знание основ статистики, программирования и создания контента
  • владение методами и инструментами работы с данными, в том числе с открытыми
  • знание законодательной базы по вопросам информационного пространства
  • владение инструментами визуализации данных
  • умение работать с базами данных и профессиональными прикладными программами

Другие профессии направления «общественные и гуманитарные науки»

Был бы журналист, а статья найдется: почему власть «прессует» прессу

+ A —

Поток жалоб на притеснения репортеров растет с каждым днем

Отдельные чиновники и правоохранители, похоже, всерьез занялись борьбой со СМИ. Кто виноват в том, что разворовали деньги? Журналисты, которые об этом написали. Кто виноват, что люди вышли на митинги? Опять-таки журналисты, которое это осветили!

Задержание репортеров (ранее почти немыслимое, приравниваемое к ЧП событие) сейчас стало почти обыденностью. Уголовные и административные дела на корреспондентов и редакторов – уже почти привычная история. Отказ предоставлять информацию – нынешняя реальность.

То, что происходит, — это уже настоящая война против нас. И борются они каким образом не с фейк-ньюз (как выдают), а с тем, чтобы СМИ не разоблачали их собственные фейки и не показывали правду, которую хотят скрыть.

«У российских журналистов настали плохие времена?» — спросил меня во время интервью журналист популярного израильского телеканала. Иностранные коллеги стали перечислять последние задержания журналистов в России. Я ответила, что в этой тенденции скрыто большое позитивное зерно. «Что в этом хорошего? Вы о чем?!» — не понимали коллеги. 

Я о том, что журналисты в последнее время престали писать только то, что угодно власти, перестали заглядывать в рот чиновникам, перестали бояться силовиков, у которых «на каждого репортера собрана папочка». Они научились отстаивать свои права и требовать от власти правды. Они стали наконец-то объединяться в защиту друг друга (истории Ивана Голунова, Светланы Прокопьевой, многих других — отличная тому иллюстрация).

Но все это, понятное дело, вызывает у отдельных сильных мира сего только изжогу. Негласная установка — указать СМИ их место. И место это не «четвертой власти», а обслуги интересов самих сильных мира сего. Потому дела против репортеров растут как грибы, а жалобы от них поступают со всех концов страны. 

Вот только небольшая выдержка из обращений, поступивших в мониторинговый центр Совета по правам человека при Президенте за последние два месяца (данные руководителя центра Александра Алымова).

Нижний Новгород. Суд над руководителем ИА «Открытый Нижний» Александром Пичугиным за шуточный пост в телеграмм-канале «Сорокин хвост». Нашему коллеге предъявлено обвинение в публичном распространении заведомо ложной информации об обстоятельствах. Процесс закрыт! С чего бы? Журналистов (даже после писем СЖР губернатору и судье!) не пускают на заседания.

Вологодская область. Задержали (с применением силы) журналистов издания «Позиция» Евгения Доможирова и его коллеги Евгения Лапина. Их обвинили в нарушении режима ограничительных мер в связи с коронавирусной инфекцией. В действительности Евгений Доможиров освещал проблему о незаконной застройки на одной из улиц Вологды.

Республика Карелия. Министр сельского и рыбного хозяйства Владимир Лабинов запретил журналисту объединенной редакции изданий «ТВР-Панорама» и «Петрозаводск говорит» Антонине Кябелевой находиться в зале открытого совещания. Объяснил —  ему не нравятся ее публикации.

…На днях задержали больше двадцати журналисток около СИЗО, где сидит Иван Сафронов. Коллеги ждали, пока оттуда выйдет адвокат и даст комментарий. А «винтили» их только потому, что они были в одинаковых футболках с надписью «Свободу Ивану Сафронову». В протоколах писали: «приняла участие в скрытой форме коллективного публичного мероприятия» (чтобы понять, лучше перечитать дважды или даже трижды). 

«Подумайте только, они уже сами выходят на акции протеста! – возмущался один генерал. – Что они о себе возомнили? С чего взяли, что они особая каста? 

Ему и невдомек, что так и должно быть. Журналисты должны быть особой кастой, настоящей (а не фейковой) четвертой властью, которая служит людям, а не чьим-то интересам. Генералы и министры отвыкли от такой роли СМИ, мы сами в этом виноваты. Нашу мягкость приняли за слабость и безволие. Вот потому и жестко стали поступать с теми, кто вел себя не по написанному ими сценарию. Журналисты стали в наше время не просто источником свежих новостей, но теми, кто возвращает к реальности и заставляет думать о простых понятных вещах. О порядочности. О справедливости. О милосердии.  И как говорил автор «Декларации независимости» Томас Джефферсон, лучше иметь газеты без правительства, чем правительство без газет.

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28313 от 17 июля 2020

Заголовок в газете: Был бы журналист, а статья найдется

Что такое журналистика? | Универсальный класс

Типы материалов для печати

Начинающему журналисту может быть полезно лучше понять различные классификации печатной журналистики. Три основных типа — это газеты, журналы и книги. Газеты выпускаются в виде международных, еженедельных, воскресных, национальных, местных, бульварных и широкоформатных газет. Цифры тиражей также отражают газеты — чем больше число, тем выше доходы от рекламы и тем более влиятельная газета.

Журналы — это отдельная и широкая форма печатной массовой коммуникации. Вообще говоря, они обслуживают разные возрастные группы и / или интересы, такие как бизнес, искусство, подростковая мода, ведение домашнего хозяйства и десятки других предметов и специализированных категорий. Обычно они печатаются на глянцевой бумаге с большим количеством цветов и фотографий, в мягком переплете и выпускаются в соответствии с календарем, который нравится их потребителям. Некоторые выходят еженедельно, другие — раз в две недели, а есть наиболее распространенная форма — ежемесячный журнал.За исключением тех, которые предназначены для доставки важных новостей, большинство журналов предназначены для развлекательного чтения с короткими статьями и множеством изображений. Журналы, как правило, не предназначены для образовательной деятельности, хотя могут. и не предполагается, что они будут использоваться в качестве справочных, за исключением специальной категории академических и рецензируемых журналов, которые написаны для обращения к слою населения, ориентированному на образование.

Книги — это третья форма печатного носителя (в твердом и мягком переплете).И они восходят к самым ранним дням человечества. Было время, когда книги создавались вручную, по штук за раз. Немногие из них были обучены искусству чтения еще во времена древнего человечества, и еще меньшее количество обладало способностью писать или копировать с помощью таких популярных в то время инструментов, как перо и чернила. Хотя никого из этих писцов нельзя охарактеризовать как журналистов, они придают почти романтический оттенок истории писательства и публикации.Более того, он предлагает подлинный взгляд на истоки журналистики и письма задолго до изобретения печатного станка.

Характеристика журналиста

Журналисты — особая порода. Возможно, общая черта — увлечение печатным словом и склонность манипулировать им как для собственного назидания, так и для профессиональных целей. Журналисты любят слова. Им нравится бесконечное количество способов, которыми они могут быть организованы для передачи сообщения или информации своей аудитории.Написание может быть проблемой, но это никогда не будет рутиной. Журналист рассматривает профессию как призвание, и, как правило, они мотивированы ответственностью точно и честно информировать общественность о важных событиях на местном, национальном и международном уровнях.

Журналисты по большей части осторожные люди. Они склонны проверять свои источники, проверять свои формулировки, проверять цитаты и даже орфографию. Этого требуют журналистские стандарты. В тех редких случаях, когда журналиста «разоблачают» за предоставление ложной или вводящей в заблуждение информации, это становится признаком стыда, как алая буква Эстер.Для многих в отрасли это не что иное, как профессиональный грех, если допустить ошибку случайно или намеренно в процессе информирования общественности.

Журналисты внимательно следят за сроками, сроками и подписью и соблюдают их. Более того, журналисты всегда доверяют своим ресурсам и избегают повторения того, что является лишь слухами — если, конечно, журналист не занимается слухами, например, в индустрии развлечений.

Конечно, у начинающих и опытных журналистов есть и другие общие черты, и все они важны; но не менее ценным является развитие стиля, голоса, который будет вашим собственным, подлинным, информативным и отражающим вашу личность.Как видите, стать журналистом намного сложнее, чем вы могли представить!

Будущее журналистики

В мире нет такой профессии, для которой время от времени не требовалось бы времени, чтобы размышлять не только о том, где они были и кто они, но и о том, куда они направляются. Это тема, которая всегда хороша для душевных дебатов. Что мы действительно знаем, так это то, что журналистика была подобна тлеющему углю; он зародился как пепел в древних цивилизациях, а к концу 1600-х годов превратился в единое пламя, которое при надлежащем уходе и надзоре переросло в пожар, которым он является сегодня.Сейчас так много информации, что люди кричат ​​от перегрузки и начинают отворачиваться в сторону более простых времен, когда новости их не поглощали.

Когда информационные технологии были представлены миру, журналисты были взволнованы тем, как их можно использовать для формирования и развития профессии. Однако не может быть никаких сомнений в том, что вместо этого он поглотил практику. Технологии также продолжают падать друг на друга и переходить от жестких форматов к мультимодальности. Однако верно то, что, если убрать все навороты, суть журналистики останется прежней.Независимо от того, как будет выглядеть журналистика в будущем, практик должен быть непредвзятым, а в своей работе — без плагиата. Они не должны уступать взяткам или срезать углы, чтобы вывести историю на рынок перед конкурентом, просто чтобы быть первыми. Журналистов сегодняшнего и завтрашнего дня необходимо побуждать к работе, чтобы информировать публику без фальсификации, и они должны быть готовы без устали практиковать это ремесло, чтобы поддерживать и улучшать свою способность обращаться к своей аудитории через печатное слово. Очевидно, что журналистика останется в категории «профессия» из-за высоких ожиданий, которые она возлагает, и необходимого высокого уровня квалификации.

.

Simple English Wikipedia, бесплатная энциклопедия

Журналист — это человек, который занимается журналистикой и сообщает новости. Они могут работать самостоятельно («фрилансеры») или в газете, радио- или телепрограмме. Журналисты бывают разные.

Репортер — это тип журналиста, который исследует, пишет и сообщает информацию. Репортеры пишут новостные статьи и рассказы для газет. Они пишут эти статьи и рассказы, беря интервью у людей, задавая вопросы и проводя исследования.

Репортеры должны говорить правду в своих отчетах. Говорить правду — очень важная часть любой журналистской работы. Те, кто не говорят правду, могут быть наказаны, как и другие работники, не выполняющие свою работу. Их могут приостановить (не работать короткое время) или уволить (потерять работу).

Однако зачастую новостные сообщения действительно демонстрируют предвзятость, а не объективность.

Журналисты иногда подвергаются опасности, особенно когда они делают репортажи в районах вооруженного конфликта или в местах, которые не уважают свободу прессы.Такие организации, как «Репортеры без границ», публикуют отчеты о свободе прессы и выступают за свободу прессы. Комитет защиты журналистов сообщил, что по состоянию на 1 декабря 2010 года 145 журналистов по всему миру были заключены в тюрьму за репортажи новостей. Текущие цифры еще выше. Десять стран с наибольшим количеством заключенных в настоящее время журналистов: Турция (95), [1] Китай (34), Иран (34), Эритрея (17), Бирма (13), Узбекистан (6), Вьетнам (5), Куба (4), Эфиопия (4) и Судан (3). [2]

Корреспондент немецких новостей о конфликте на Кипре.

В журналистике есть много разных профессий.

  • Обозреватель — это тот, кто пишет свое мнение и точку зрения для газеты или журнала.
  • Корреспондент — это журналист, который ведет репортажи из далекого места. Они пишут для газеты, радио или телевидения, сотрудники которых находятся в другом месте. иностранный корреспондент — корреспондент, который сообщает новости из другой страны.
  • Программа проверки фактов проверяет, действительно ли факты, изложенные в новостях, верны.
  • Копировальный редактор проверяет орфографические и грамматические ошибки.
  • Ведущий или ведущий новостей — это тот, кто представляет новости во время программы новостей
  • A penny-a-liner — это уничижительный термин для журналиста, которому платят за определенный объем текста. Это старое выражение, восходящее к тем временам, когда писателям платили по пенни за каждую написанную ими строчку. Австралийская газета The Queenslander напечатала в 1871 году статью, в которой «…пенни а-лайнер больше не существует, потому что в настоящее время очень мало газет, которые платят по такой маленькой ставке. Возросшая стоимость литературного труда и спрос на новости затронули как самых низших, так и высших литературных работников, и теперь хлипкий писатель может получить три полпенса, а в некоторых случаях и два пенса за каждую печатную строку, которая появляется в газета … » [3]
  • Фотожурналист — это журналист, который фотографирует, чтобы рассказать новость.
  • Политический обозреватель — это журналист, который в дискуссии придерживается необъективной точки зрения.
.

журналистов необходимы для демократии. Несколько недостатков не должны означать, что мы забыли, что

Journalists interrogate those in power – and in doing so daily they inadvertently reaffirm the equality of all citizens. Credit: Bo Nielsen/Flickr CC BY-NC-ND 2.0

Журналисты допрашивают власть имущих — и, делая это ежедневно, они непреднамеренно подтверждают равенство всех граждан. Кредит: Бо Нильсен / Flickr CC BY-NC-ND 2.0

Телевизионный новостной канал Times Now получает много критики в социальных сетях за запуск программы, в которой предполагается, что Рахул Ганди является частично занятым президентом партии Конгресса на том основании, что он пошел смотреть фильм «Звездные войны » вскоре после Гуджарата. результаты выборов не были известны.Программа была осуждена, и многие сомневались, что это вообще журналистика.

Вопрос о том, что такое настоящая журналистика, в последние годы в Индии был сложен для решения из-за напряженных отношений между СМИ, политиками и общественностью. СМИ стали отражать полярности в обществе. Считается, что журналисты такие же пристрастные, как и все остальные, и люди подвергают СМИ нецивилизованным тирадам. Организованный троллинг, изнасилование и угрозы смертью, а также различные формы языка вражды в адрес журналистов — это новая норма.Были даже те, кто без извинений праздновал убийство журналиста Гаури Ланкеш в сентябре. То, что общественность не смогла единогласно осудить убийство независимого уважаемого редактора, предполагает, что многие больше не инстинктивно понимают, для чего нужны СМИ и что журналисты делают для демократии. Если это поможет, то вот подробное объяснение племени.

Во-первых, пояснение. Есть самые разные журналисты. Есть влиятельные телеведущие, программы которых не обходятся без очернения мусульман, Пакистана или кашмирцев.Некоторые журналисты компенсируют свою посредственность или необработанную культурную тревогу, совершенствуя искусство доступной журналистики, сближаясь с политическими лидерами и в конечном итоге настолько укоренившись в кругах истеблишмента, что даже не пытаются скрыть свою принадлежность.


Также прочтите: Свобода Индии теперь находится в руках Comprador Media


Мы не говорим об этом наборе. Ланкеш не был одним из них. Многие независимые журналисты, подобные ей, отличаются друг от друга, они подходят к политике и общественной культуре с другой точки зрения и стремятся придерживаться классических ценностей журналистики.Вот что они делают: журналисты допрашивают власть имущих — и, делая это ежедневно, они невольно подтверждают равенство всех граждан. Один из способов понять это — осознать тот факт, что правительства в некотором смысле фундаментально отличаются от остального общества. В конце концов, что такое правительство в упрощенном плане? По сути, это одна группа людей, пытающаяся контролировать другую, другими словами, небольшое количество людей — политиков и чиновников — правит подавляющим большинством граждан, потому что первые занимают посты и имеют право принимать законы, толковать их и разрабатывать правила, которые регулируют нашу жизнь.Согласно теории общественного договора, граждане наделяют властью избранных лидеров и бюрократов; люди передают богатство страны, которое создается обществом, этой небольшой группе должностных лиц и ожидают взамен свободы и услуг.

Это необходимая сделка, поскольку правительства необходимы для управления массовыми обществами, но те, кто находится у власти, обычно обладают большей властью, намного большей, чем граждане обычно понимают или на которую подписываются. Таким образом, небольшая политическая элита имеет право отправлять нас на войну, выстраиваться в очереди, сканироваться и отслеживаться, как если бы мы были сельскохозяйственными животными; они сами решают, что мы читаем, смотрим, едим и так далее.Журналисты хотят задаться вопросом, как распоряжаются властью, которой наделяют их граждане. Они пытаются раскрыть отношения и идеи, которые создают, поддерживают и злоупотребляют властью, и посредством своих регулярных запросов о ее использовании журналисты, по сути, ежедневно воплощают в жизнь принцип, согласно которому никто не подлежит сомнению — мы все равны в демократии.

Journalists try and keep a track of how a society is evolving and how it talks to itself. Credit: Reuters/Jitendra Prakash

Журналисты стараются отслеживать, как общество развивается и как оно разговаривает само с собой. Кредит: Рейтер / Джитендра Пракаш

Журналисты важны, потому что они имеют уникальную возможность выполнять функцию оспаривания власти, когда другие учреждения не могут этого сделать.Подумайте, как понятие сдержек и противовесов работает в Индии в трех сферах правительства: исполнительной власти, парламенте и судах. Теоретически предполагается, что парламент внимательно следит за исполнительной властью, но на практике он не может этого сделать. Оппозиция слаба, у нее есть скелеты, чтобы спрятаться, и она не хочет быть открытой для обвинений в лицемерии. У оппозиционных партий нет числа, чтобы протолкнуть закон. Их совещательный вклад также непостоянен, потому что парламент собирается только в определенное время, а правительства в любом случае умеют препятствовать или отклонять сложные обсуждения.Между тем суды перегружены и часто не могут так быстро отреагировать на озабоченность общественности, как некоторые надеются. Исполнительная власть, в свою очередь, культивирует СМИ для продвижения своих взглядов, но не хочет, чтобы они зондировали их. Министры больше не дают интервью один на один жестким независимым журналистам — они, как правило, находятся в открытом пространстве, недоступном для СМИ.

Несмотря на эту культуру молчания, некоторые журналисты все еще пытаются поднимать вопросы, представляющие общественный интерес, обнаруживать корни, дискуссии и ценности при формировании политики, они следят за ее реализацией и их философским и существенным влиянием на сообщества.Они пытаются вскрыть государственные учреждения, у которых есть логика и традиции секретности, чтобы общественность была информирована о вопросах, которые их затрагивают. В то время, когда пространство для академиков, художников и ряда мыслителей значительно сократилось, средства массовой информации на всех платформах, несмотря на все свои недостатки, являются единственным учреждением, которое все еще злобно оспаривает веселые, корыстные нарративы власть имущих. .


Также прочтите: Время, когда хинди-журналистика превратилась в «индуистскую» журналистику.


Журналисты также играют огромную репрезентативную роль.В массовом обществе всегда существует кризис представительства, поскольку страны, как правило, слишком большие, чтобы использовать все мнения в качестве обратной связи для учреждений. Политические лидеры не могут отстаивать все интересы и проблемы; они вынуждены по необходимости потворствовать одним и игнорировать других. И даже если они это сделают, их влияние связано с политическим статусом, а не с правотой их дела. Журналисты, напротив, пытаются пройти через общество и установить контакт с максимально возможным количеством избирателей и донести мнения игнорируемых до более широкой общественности.Отчасти благодаря работе средств массовой информации мы слышим об аграрных бедствиях, влиянии проектов развития на (перемещенных) общин адиваси, чрезмерном применении силы в Кашмире, влиянии измененных правил убоя скота на средства к существованию в северной Индии, влияние демонетизации на неформальную экономику, изменения в учебниках в Раджастане, представления на юге Индии о навязывании хинди, о том, как женщины в Индии относятся к тому, что им говорят, как им жить, и так далее.

СМИ, как и любой человеческий институт, имеют недостатки.У журналистов есть предубеждения, слепые пятна, предрассудки, иллюзии собственной важности, и во многих случаях они работают на учреждения, которые имеют сложную мотивацию, сдерживающую их. Но они также работают в конкурентной среде, где страх столкнуться с вызовом со стороны коллег в целом приводит к повышению стандартов отчетности, что, в свою очередь, помогает читателям отделить хорошее от хорошего и того, чего можно избежать. В отличие от некоторых секторов, СМИ имеют некоторые самокорректирующиеся соглашения, которые они могут реализовать в реальном времени.

У отрасли есть свои недостатки, но они не должны умалять того факта, что это институт, который имеет решающее значение для демократии. Журналисты стараются отслеживать, как общество развивается и как оно разговаривает само с собой. Они пытаются следить за властью, ее практиками, обманами и эффектами, и от них ожидается, что они будут внимательны к невзгодам слабых. СМИ — это глаза и уши общества. Они говорят о проблемах людей чаще, чем политические лидеры хотят или могут.Из этого следует два вывода: о журналистах следует судить в основном по тому, как они пытаются применять эти принципы. Во-вторых, правительства кровно заинтересованы в том, чтобы приручить СМИ, чтобы скрыть свои ошибки и эксцессы. Граждане должны постоянно осознавать, что запугивание журналистов — это попытка заставить всех замолчать.

Сушил Аарон — журналист, пишет о политике Индии и международных отношениях. Twitter: @SushilAaron

Изображение предоставлено: Андреа Киркби / Flickr CC BY-NC 2.0

.

Все журналисты — сволочи — AltRight.com

Пресса — это банда жестоких педиков. Журналистика — это не профессия и не профессия. Это дешевое приспособление для хулиганов и неудачников — фальшивая дверь в заднюю часть жизни, грязная маленькая дырочка, пробитая строительным инспектором, но достаточно глубокая, чтобы алкаш мог свернуться калачиком с тротуара и мастурбировать как шимпанзе в зоопарке.
Хантер С. Томпсон, Страх и ненависть в Лас-Вегасе

СМИ ФАЛЬШИВЫХ НОВОСТЕЙ (неудачные @nytimes, @NBCNews, @ABC, @CBS, @CNN) не мой враг, это враг американского народа!

— Дональд Дж.Трамп (@realDonaldTrump) 17 февраля 2017 г.

Президент Соединенных Штатов заявил, что «фальшивые СМИ» являются врагом не только его самого, но и американского народа. Он прав. Угроза присутствует всегда. Карл Шмитт, определяя термин, который использовал президент Трамп как «враг», заявил: «Всегда имеет значение только возможность конфликта». Либерал или консерватор, мужчина или женщина, общественный деятель или частный гражданин, такая возможность всегда есть для каждого из вас. В любой момент ваша репутация, богатство, семья и физическая безопасность могут быть лишены по прихоти журналиста, который все вовлечен в нескончаемую войну с постоянно меняющимся списком целей.

Конечно, нам говорят, что журналисты — это «сдерживающий фактор», ограничение действий государства. Журналисты любят говорить себе об этом, особенно когда националистические наклонности нынешнего президента позволяют им притвориться отважными повстанцами. Но журналистика, как и активизм, — это не проверка власти, а ее упражнение. Действительно, журналистика — наиболее эффективная форма активизма, и ее лучше понимать как тактику, как оружие, а не как профессию.

Какова же, в конце концов, роль современного журналиста? Конечно, это не для того, чтобы «сообщать факты».Факты не принесут кликов. Когда у каждого идущего по улице есть собственная видеокамера, микрофон и учетная запись в социальной сети, доступная в кармане, мы обычно узнаем о крупных событиях раньше «профессиональных журналистов». И только дурак обратится к кому-то со степенью в области «журналистики», чтобы интерпретировать статистику, данные и долгосрочные социальные тенденции.

Современный Запад — это замкнутая интеллектуальная система. Как и при теократии, определенные концепции не допускаются к исследованию или даже обсуждению, чтобы они не привели к нежелательным выводам.Биологическое существование расовых или половых различий, реальность еврейского могущества и влияния и возможность коллективной Белой идентичности — это ереси светской теократии, которая правит нами. Фигура «белого расиста» служит демоном в этом метаполитическом мифе с Гитлером как сатаной, основополагающим мифом, который бесконечно повторяется на всех уровнях культурного производства.

Подобно инквизитору, журналист определяет, какие мнения и фигуры должны быть допущены к участию в этой закрытой системе.Журналист делает все возможное, чтобы подавить диссидентские мысли и движения, которые могут угрожать гегемонии. И журналист не только отказывается сообщать определенные факты, такие как расовые различия, но и участвует в кампаниях личного разрушения против тех, кто это делает.

Словарь, используемый для определения того, что является ересью, а что допустимо, взят из научных кругов. Как отметил Анджело Кодевилла в 2010 году:

Сегодняшний правящий класс, от Бостона до Сан-Диего, был сформирован системой образования, которая знакомила их с одними и теми же идеями и давала им удивительно единообразное руководство, а также вкусы и привычки.Они составляют социальный канон суждений о добре и зле, дополненный светской священной историей, грехами (против меньшинств и окружающей среды) и святыми. Использование правильных слов и избегание неправильных при обращении к таким вопросам — говорение на «ином» языке — служит признаком идентичности.

Цель высшего образования — научить выпускников ориентироваться во все более сложных правилах, регулирующих «интерсекциональность», и использовать их для получения экономической выгоды.

В феодальной Японии военачальник, проваливший чайную церемонию, будет опозорен и потеряет поддержку.В аристократической Европе придворный, который неуклюже танцевал или не отвечал на bon mot в салоне, терял престиж, политическую поддержку и подвергался насмешкам . Сегодня обвинения и контробвинения в «расизме», «сексизме», «трансфобии» и связанных с ними нарушениях аналогичным образом используются более вырожденной аристократией в бесконечной битве за власть. Веб-сайт Salon, , один из менее самосознательных пропагандистских агентств, просто выполняет миссию своего более выдающегося одноименного вдохновения.

Журналисты служат силовиками этой системы, пехотинцами управленческой элиты. Когда человек или организация идентифицируются как угроза системе, задача журналиста — изолировать и уничтожить ее. Стив Зайлер назвал эту тактику «мыльницей». Саул Алински назвал бы это использованием своего знаменитого правила: «Выберите цель, заморозьте ее, персонализируйте и поляризуйте». Но, пожалуй, лучше всего это можно описать как нарративную полицейскую деятельность.

Ur-Story, шаблон всей журналистики, предназначен для выявления чего-то или кого-то «проблемного», то есть вне замкнутой интеллектуальной системы Запада.Будет представлен отчет или расследование, в котором такие группы, как Южный правовой центр бедности или Антидиффамационная лига, будут названы неоспоримыми авторитетами. Цель будет смазана и патологизирована, часто с использованием неназванных или, возможно, даже несуществующих источников. Каждый, кто читает эту историю, знает, кто такие Хороший Парень и Плохой Парень, и какие действия необходимо предпринять против последних.

Вот почему каждая «дискуссия» по телевидению — это не обмен идеями и не попытка узнать правду.Цель каждого человека — заставить другого сказать что-то, выходящее за рамки утвержденного мнения. Если это будет выполнено, то другой человек может быть уничтожен. И поскольку левые задают рамки дискуссии, особенно по вопросам расы и культуры, каждый раз, когда правые играют в эту игру, они проигрывают.

Консерваторы любят говорить себе, что журналистика — это «беспристрастное слушание» идей. Это безнадежно наивно. Каждая вещь — это хит. Когда журналист сообщает о деятеле или учреждении, выходящем за рамки идеологического консенсуса, его или ее единственная цель — закрыть ее.Наиболее очевидно, что мы видим это с помощью Alt-Right и бесконечных попыток подобных New York Times , Washington Post и других основных пропагандистских органов Системы остановить любую утечку доходов на диссидентские веб-сайты и предотвращать мирные собрания.

Никогда не будет подобной попытки прекратить финансирование, рекламу и поддержку левых движений — и это даже не имеет значения, учитывая почти неограниченные ресурсы, которыми эти группы пользуются от таких доноров, как Джордж Сорос.Не было и никогда не будет углубленного расследования групп «антифа», чтобы определить, кто вкладывает деньги в поддержку политического насилия. Не было и никогда не будет углубленного расследования безналогового статуса Black Lives Matter.

Однако по мере того, как технологии увеличили возможности людей создавать свои собственные платформы, журналисты теперь переходят к агрессивной цензуре как в культурной, так и в явно политической сфере. Репрезентативный пример — кампания «Болвана Джо» Бернштейна по отмене «Экстремального миллиона долларов».(Несмотря на успех в этой кампании, он никогда не напишет для New York Times .) Электронная музыка на YouTube стала мишенью для Buzzfeed . Совсем недавно PewDiePie, которого только самые неуравновешенные люди назвали бы «расистом», подвергался постоянным атакам со стороны нескольких СМИ, которые успешно заставили Disney прекратить спонсорство и нанесли ему финансовый ущерб.

Эмма Эллис (267 подписчиков в Твиттере и их количество растет), ранее написавшая о Габе статью «Это существует, закройте его», кричала, что правление PewDiePie на YouTube «закончилось».«Поскольку у него растет число подписчиков и он получает исключительно положительную поддержку от своих поклонников, это неправда. Но, как сказал Чжоу Эньлай о Французской революции, еще слишком рано говорить о долгосрочных последствиях этой кампании.

Очевидная цель Эллис и ее коллег-журналистов — восстановить централизованный контроль над культурой. И они могут это сделать. YouTube мог бы, если бы на него оказали достаточное давление, просто забанить его. Уже идет кампания за то, чтобы Twitter запретил президенту Трампу! Каждая правая личность, пытающаяся создать «бренд», канал YouTube, подкаст или любую другую форму СМИ, сталкивается с риском того, что их работа будет уничтожена без объяснения причин и в любой момент.

Тем не менее, беспокоиться следует не только подражателям электронных знаменитостей или именников. Это все. От Жюстин Сакко до Александры Уоллес, от группы Мардук до артистки с рейтингом G Линдси Стирлинг, будь вы обезьяной из кабинки или начинающим артистом, вы можете стать объектом нападения в любой момент. Единственный способ быть в полной безопасности — это быть полностью анонимным, и неудивительно, что журналисты берут на себя инициативу убрать это.

Обвинения предъявляются, иногда совершенно без доказательств, и если вы не подчинитесь ритуальным образом, вас уничтожат.Сегодня даже ничего не говорят , когда тебе говорят, что ты должен кого-то или что-то осудить, является основанием для кампании против тебя. И в отличие от даже мафии, репортеры будут преследовать вашу семью.

Более того, поскольку средства массовой информации полагаются на мгновенную обратную связь и сенсацию для увеличения количества кликов, сама их бизнес-модель требует, чтобы они все больше полагались на клише о «расизме», «нацизме» и другие фразы для продвижения своих статей. Дело не только в том, что они недостаточно умны, чтобы справиться с нюансами, но и в том, что вся их модель запрещает это.Таким образом, вы получаете заведомо безумные истории, такие как клевета на людей вроде Millennium Woes.

Как отметил Теодор Дариморпил:

Политкорректность — это мелочь коммунистической пропаганды. Изучая коммунистические общества, я пришел к выводу, что целью коммунистической пропаганды было не убеждать или убеждать или информировать, а унизить; а значит, чем меньше это соответствует действительности, тем лучше. Когда людей заставляют хранить молчание, когда им говорят самую очевидную ложь, или, что еще хуже, когда они вынуждены повторять ложь сами, они раз и навсегда теряют чувство честности.Согласиться на очевидную ложь — значит сотрудничать со злом и в некотором смысле самому стать злым. Таким образом, способность человека сопротивляться чему-либо подрывается и даже разрушается. Общество выхолощенных лжецов легко контролировать. Я думаю, что если вы исследуете политкорректность, она имеет тот же эффект и предназначена для этого.

Комментируя это наблюдение, Флэгг Тейлор точно заявил, что такая пропаганда была еще более коварной, потому что она была направлена ​​на «разрыв связи между внутренними мыслями людей и реальностью — чтобы стереть различие между истинным и ложным.Поэтому десятки миллионов европейцев во всем мире, которые считают, что гордость за свое наследие, что почти все их предки считали само собой разумеющимся, является величайшим злом в истории.

Как рыба в воде, мы настолько погружены в окружающие нас двойные стандарты, что не замечаем их существования, пока не попытаемся. Ричард Спенсер, которого жестоко избивают в самой малодушной моде, является поводом для празднования, а имя журналиста, прозванное в Твиттере, является поводом для общенациональных воплей и стенаний.Крик Чака Тодда о том, что президент Соединенных Штатов, у которого есть еврейские советники, еврейские внуки и который поставил прочные отношения с еврейским государством в центр своей внешней политики, должен осудить «антисемитов», рассматривается как реальная история. . Подумайте, насколько странно то, что АДЛ никогда не просят объяснить, почему этнический национализм приемлем в Израиле, но не в Европе, или почему поддержка Китом Эллисоном черного этногосударства не заслуживает освещения в печати. Хотя у нас есть несколько каналов связи, мы по-прежнему реагируем на повествование, ведущееся сверху вниз.

Американская журналистика всегда была активисткой со времен Philadelphia Aurora. И те якобы «уважаемые» иконы журналистского прошлого, которых мы должны чтить, просто никогда не подвергались разоблачению своего экстремизма. Уолтер Кронкайт был партизаном, открыто выступавшим за конец американской независимости. Эдвард Р. Мерроу использовал грубые приемы редактирования, чтобы Джозеф Маккарти выглядел хамом, и закончил свою карьеру, рассказывая рыдания о рабочих-мигрантах, прежде чем стал пропагандистом ЦРУ.Карл Бернштейн, выросший (по всей видимости, как и все остальные представители нашего политического класса) в семье коммунистов, истерически кричит, что Breitbart стоит во главе «неофашизма». Почему мы должны снова уважать этих безумцев?

Исследователи власти признают, что не существует «рынка идей», где граждане могли бы обсуждать проблемы. Мы должны думать о СМИ, как это делают левые, как о физической территории, которую можно захватить и контролировать. Какие бы успехи мы ни добились, другая сторона по-прежнему контролирует наиболее желаемую территорию.И репортеры делают все возможное, чтобы закрыть несколько созданных нами бастионов и таким образом восстановить контроль.

Яша Моунк оплакивает Slate :

Еще несколько лет назад небольшая элита писателей, редакторов, продюсеров и ведущих новостей эффективно решала, какие взгляды являются достаточно общепринятыми, чтобы их можно было выслушать. Это может показаться зловещим, но это послужило важной цели. Это позволило классу журналистов содержать ложные заявления и отказываться публиковать расистские статьи.Это также означало, что критикам, которые отвергали вежливые политические рассуждения, было трудно проникнуть в них. Создание сети распространения было дорогостоящим, поэтому они ничего не могли сделать, кроме как писать гневные письма редактору (которые эти газеты могли отказаться печатать). [1]

Когда с вами связывается журналист, это сигнал, что ваша жизнь станет намного хуже. Любой доклад, «объясняющий» любое нелевое учреждение, имеет целью его закрыть. Фальшивое электронное письмо от этого репортера — первый шанс в долгой войне за ваше выживание, поскольку журналисты будут оказывать экономическое и социальное давление на ваших друзей и семьи, чтобы они повернулись против вас.

Некоторые люди с нашей стороны считают, что с некоторыми журналистами «все в порядке» или их «можно убедить», потому что они проявили интерес или какое-то понимание. Это нонсенс. Как и в отношениях, игнорируйте то, что они говорят, и обращайте внимание на то, что они делают, , . Если бы журналист не хотел разрушать вашу жизнь и саботировать вашу работу, то, вероятно, они бы не связались с вами.

Полезно сравнить журналистов с тем, как «антифа» думают о полиции. Как говорится, все копы сволочи (ACAB).Чтобы быть справедливым, полиция — это политических созданий, которые существуют для защиты собственности и существующего порядка вещей, которые коммунисты считают незаконными. Таким образом, работа с полицией в любой форме и признание закона Системы в их глазах является формой «сотрудничества».

Конечно, теория антифа и практика — две очень разные вещи. Даже самые воинственные антифа на самом деле не верят в ACAB, что демонстрируется, когда они воют и кричат, чтобы полиция пришла и спасла их каждый раз, когда националист наносит им ответный удар, раздраженный водитель проезжает через блокпост или они симулируют нападение, действуя как футболист пытается симулировать травму.

В конечном счете, антифа представляет собой меньшую физическую угрозу, чем медиа-угрозу. У них симбиотические отношения с либеральной капиталистической прессой, предоставляя им информацию в обмен на обожающее освещение в СМИ, скрывающее их коммунистическую идеологию. Как признают сами «антифа», на данный момент они не против капитализма. Фактически, журналист и головорезы в масках выполняют одну и ту же функцию и служат одним и тем же хозяевам.

Тем не менее, отношение ACAB поучительно не потому, что полиция на самом деле все ублюдки, а потому, что это признание того, что полиция в конечном итоге служит их интересам и системе, а не нашим.

Если полицейский вызывает вас в участок «просто поговорить», он обычно не собирается начинать с угроз. Он говорит, что хочет вам помочь. Он говорит, что хочет услышать вашу историю. Он говорит, что просто хочет узнать правду. Но в конечном итоге он хочет ареста и разрешения. Поэтому глупо разговаривать с полицией без адвоката даже тем, кто не совершал преступлений. Это не значит, что нам не нужна полиция или нам не нужно ее защищать. Но это значит не быть дураком в отношении природы системы, в которой мы живем.

Журналисты, в конечном счете, выполняют ту же роль, что и силовики Системы и ее норм. Однако, в отличие от полиции, журналисты несут личную вину. Они никогда не бывают невиновными. Они специально выбирают цель и уничтожить определенные цели. И в отличие от полиции, здесь нет теоретически универсального объективного набора правил, разработанных для защиты и применения ко всем.

Власть наиболее эффективно проявляется, когда она скрыта. Деструктивную в культурном и расовом отношении Систему, которая правит нами, невероятно сложно атаковать — даже определить — потому что самые могущественные игроки окутаны тенью.У этих кассиров, которых мы можем идентифицировать, таких как Джордж Сорос, нет ни официальных правительственных должностей, ни государственной власти, ни даже одного места жительства. Но у журналистов есть имена. И каждый берет на себя ответственность натравить чудовищную систему, которой он или она служит, для своей цели.

Сам доктор Гонзо был виновен в этом. Хотя он признавал прессу такой, какой она есть, он, как и другие журналисты, в конечном итоге придерживался тактики патологизации консервативных американцев как закоренелых нацистов и авторитаристов.Сообщается, что даже его профиль «Ангелов ада» внезапно оборвался, когда он был избит одним процентом, с которым он притворялся, что дружит. Возможно, они узнали то, что в конечном итоге понимают все, кто связан с журналистами: журналист говорит с вами только для того, чтобы использовать вас.

С точки зрения личного выживания, каждый, но особенно те, кто идентифицирует себя как альтернативные правые или консерваторы, должны относиться к журналистам так же, как анархисты рассматривают полицию. Как полицейский, журналист будет притворяться вашим другом.А затем он выпустит против вас ужасную машину, отрицая при этом личную ответственность за последствия.

Довольно. Все журналисты сволочи.


  1. Моунк — еврей, он написал книгу о «часто опасном статусе евреев», живущих в Германии, и их отчуждении от немецкого народа. Теперь он пишет для Slate о том, как американцы могут защитить «наши учреждения и людей». ↩︎
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *