Любительские переводы книг сайт: Любительские переводы. Список книг. Главная страница.

Содержание

Любительские переводы. Список книг. Главная страница.

Любительские переводы
Любительские переводы-Фанатский перевод означает неофициальный перевод различных форм письменных или мультимедийных продуктов, сделанных фанатами, часто на язык, на котором официальная переведенная версия еще не доступна. Википедия (Английский язык)

Адам и Кэл – двое обычных мужчин (по крайней мере для оборотней). Они были парой на протяжении последних пяти лет, и Лисса – единственная женщина, которая может сделать их союз завершенным. Они просто пока не выяснили, как открыть ей их истинную… … Полная аннотация

Лив в полном недоумении: Леди Тайна знает ее самые интимные секреты. Вот только откуда? И что от нее скрывает Генри? Что за мрачная сущность бесчинствует в бесконечных коридорах мира снов? И почему ее сестра Миа внезапно становится лунатиком?… … Полная аннотация

Один простой урок обольщения между двумя друзьями может превратиться в нечто большее… Несмотря на свою общительность, Оливия крайне закомплексована в отношениях с противоположным полом. Главная ее проблема — она не может набраться смелости подойти к… … Полная аннотация

Амелия Райан сбежала с Земли от фанатично-религиозной диктатуры правительства, чтобы спокойно и свободно жить среди пришельцев на планете Пласиус. Но её спокойная жизнь рушится, когда трое пришельцев с планеты Калкор похищают её и удерживают в… … Полная аннотация

Эдриан Готлиб — победитель по жизни и успешный разработчик видеоигр, у которого есть всё, о чём может мечтать мужчина, включая комфортную поездку до Денвера на свадьбу своей сестры. Но он оказывается в состоянии полной перезагрузки, когда застревает… … Полная аннотация

Примечание автора: Это не история любви. Это история о любви, в которой что-то пошло не так.   Имея за плечами то детство, которое мне выпало, вы могли бы подумать, что я вырасту более испорченной, чем я есть на самом деле. Как только мне… … Полная аннотация

Романом с участием главного героя «Чужестранки» Джейми Фрейзера Диана Гэблдон продолжает серию приключений лорда Джона Грея.

Джейми Фрейзер, шотландский якобитский офицер находится в качестве военнопленного в поместье Озерного края. Его угнетают… … Полная аннотация

Одержимый демоном Разврата, бессмертный воин Парис неотразимо соблазнителен, но ему приходится платить ужасную цену за свою невероятную привлекательность. Каждую ночь приходится ему ложиться в постель с новой партнершей или партнером, в противном… … Полная аннотация

Эддисон Годвин — Нон-Глэм, одна из десяти тысяч людей, которые не восприимчивы к чарам вампиров и их играм разума. Этот дар позволяет ей работать в качестве аудитора и наблюдать за соблюдением закона, который гласит, что между вампирами и людьми не… … Полная аннотация

Последняя книга из серии Приключения Ричарда Шарпа Чилийская война за независимость … Полная аннотация

Второе издание: исправлены некоторые неточности перевода и редакции. В файле fb2 исправлены метаданные и добавленна «интерактивность». Аннотация: Будущее молодой нации — в руках воина, лишенного воинственного пыла. В момент кризиса, когда… … Полная аннотация

Темный секрет Кайдена, скрываемый в течение многих лет, выходит наружу. Хуже того, ему предъявляют обвинения в избиении.  Единственный способ отчистить его имя — если Келли начнет говорить, а это то, о чем он никогда ее не попросит. Вместо этого он… … Полная аннотация

Дж. Р. Уорд (J R Ward), она же Джессика Бёрд (Jessica Rowley Pell Bird) «Освобожденный любовник» (Братство Черного Кинжала, книга 5) Великолепный и безжалостный Вишес, сын Бладлеттера, обладает разрушительным проклятием и пугающей… … Полная аннотация

Когда Кейт Дуглас решила переступить через свое разбитое сердце, сбросить с себя оковы и начать жить по-настоящему, она была не готова к двум чувственным мужчинам, которые встретились на ее пути. Разрываясь между ними, она не знает, кого выбрать… и… … Полная аннотация

«Выложила в фейсбук свой первый перевод Кроули и увидела, что никто не лайкает»

Лев Гроссман «Волшебники»

Шура Савельева, переводит книги серии The Magicians в составе команды переводчиков паблика: «Вначале я переводила в группе „Вконтакте”, посвященной сериалу Flash; потом появился сериал „Волшебники”, и в группе стали искать людей, которые смогли бы переводить и его. Предложение мне показалось интересным, потому что я люблю книги о Гарри Поттере, а о „Волшебниках” ничего не слышала. Этим сериал меня и заинтересовал: про него было практически ничего не известно в России, только пара статей в так называемой The Magicians Wiki, и то, как потом оказалось, не очень корректных, и мне нравилось искать информацию. В общем, сейчас наша группа „Вконтакте” фактически главная фан-база сериала в России. Позже я узнала, что есть книги, их целых три, и они не переведены на русский. Тогда у нас, переводчиков сериала, возникла идея перевести еще и книги, выкладывать их в паблик, чтобы привлечь подписчиков. То есть мы узнали и решили с ними работать до того, как прочли, — читали в процессе перевода. Пока мы перевели первую книгу и начало второй, сейчас ищем редактора, чтобы собрать единый текст из отдельных переведенных глав.

В паблике у нас целая команда переводчиков, довольно большая: переводчики книги, переводчики сериала, а кто-то работает и с тем, и с другим.

Переводчиков книги больше, и ротация там выше — кто-то приходит, кто-то уходит. Работа организована так: мы делим каждую главу на равные части, раздаем их, говорим, сколько есть времени. Как правило, часть — это страница-полторы. Но на самом деле работа с каждой такой частью может складываться очень по-разному: диалоги идут быстрее, описания — а Лев Гроссман любит долгие описания — дольше. После этого редактор смотрит на переводы отдельных частей, собирает из них всю главу и приводит ее в цельный вид. Редактор тоже член команды, он, конечно, в идеале должен знать английский лучше переводчиков, чтобы понимать, где те „накосячили”. Да, еще мы постарались заранее договориться о переводе терминов, специфических для вселенной „Волшебников”, чтобы не было разнобоя.

Помимо собственно перевода, я одно время занималась организацией этого процесса: делила главу на части, подгоняла переводчиков (поскольку у нас все добровольно и бесплатно, то иногда им трудно себя заставить). Еще в какой-то момент у нас был редактор, который не знал английского, и я ему помогала — выписывала ошибки из отдельных фрагментов.

Для изучения английского или, по крайней мере, для поддержания языковой формы, это, конечно, очень помогает: книги Гроссмана написаны сложным, красивым языком, некоторые переводчики жалуются на обилие цитат, на сложные слова, но мне, наоборот, нравится.

Сотрудников мы находим так: пишем в группу объявление, и тем, кто откликается, даем тестовое задание. После этого всем составом решаем, кого берем, а кого нет. Одно время еще писали в группу „Я переводчик” во „Вконтакте”, но там наши посты вызывали большие споры, в основном по поводу оплаты: нам говорили, что бесплатно никто переводить не будет. В итоге, как правило, есть из кого выбирать, хотя мы и не платим. Иногда пишут странные люди, которые переводят тестовое задание Google Translate или Промптом: зачем они это делают, я не знаю. Еще важно, чтобы, если у человека в переводе были ошибки, он спросил, что это были за ошибки; чтобы он адекватно реагировал на критику, потому что конфликты в команде нам не нужны.

Когда мы начинали переводить, издательского перевода „АСТ” еще не было; теперь уже вышли две книги и третья объявлена. То есть мы начали раньше, а сейчас уже отстаем. Но нас это не очень беспокоит: считаем, что, как и в случае с Гарри Поттером, фанатский перевод найдет свою аудиторию. Часто пишут сообщения в группу и хвалят, говорят, что наш перевод лучше издательского, — это, конечно, очень приятно. Мне лично перевод „АСТ” не очень нравится; может быть, кому-то он понравится больше — ну, ничего страшного. Конечно, в принципе было бы здорово когда-нибудь издать наш перевод, но мы пока об этом не особенно думали — найти бы вначале хорошего редактора для всей книги.

По поводу „18+”: с постельными сценами ни у кого из нас нет особенных проблем, но много споров по поводу мата. В английском и русском языках отношение к табуированной лексике очень отличается. Мне казалось, что, если мы претендуем на литературность, ее лучше избегать; но другим членам команды кажется, что надо переводить прямо матом. Кстати, в книгах, выпущенных „АСТ”, переводчики, кажется, тоже не до конца решили, как правильно: иногда fuck переводится как «черт», а иногда.

.. На самом деле, у нас в разных главах может быть немного по-разному, потому что конечное решение по таким вопросам принимает редактор, а редакторы меняются от главы к главе».

Грешное намерение. Детективное агентство — Альфа

Автор: Челл Блисс (Chelle Bliss)
       Серия: Детективное агентство «АЛЬФА» (ALFA Private Investigations)
       Произведение: «Грешное намерение» («Sinful Intent» )
       Жанр: СЛР, 18+, детектив
       Количество глав: 36+Эпилог
       Перевод любительский: zulize
       Бета редактор: zulize Требуется помощь в редакторе!!!
       Переведено для группы: Интересное эротическое чтиво, 18+ (https://vk.com/books_of_erotic)
       Статус:
В процессе
       Осторожно! В произведении очень много откровенных эротических сцен, а так же присутствует нецензурная лексика.
       Автор русской обложки: zulize
       


       
       Аннотация:
       Кто-то преследовал ее, и я просто обязан был остановить их.
       Никогда не переходить черту -это всегда было моим правилом. Но это было до встречи с Рэйс Тру.
       Как только я увидел ее, то сразу же захотел. Но возникла проблема. Она была не просто еще одним хорошеньким личиком, нет, она была моим первым клиентом в бюро «АЛЬФА Частный детектив». Мое вечное «беру-то-что-хочу» не должно было относится к этой девушке. Но как, черт возьми, мне держать свои руки подальше от нее?
       Опасность была еще и в том, что все мои инстинкты защитника, словно взбунтовались. А стрелки часов тикали все быстрее и быстрее с каждым разом приближая меня к очень сложному выбору: спасти свою карьеру или все же рискнуть и иметь ее в своей постели?
       Смогу ли я засунуть куда подальше свое желание ради ее проблем? Или мой эгоизм уничтожит все доверие, что появилось между нами?
       Внимание! Если вы не приемлите грязных словечек от плохих мальчиков или жесткого отношения к женщинам, то это книга не для вас.
       
       Дорогие читатели, очень-очень нужен редактор! Если у вас куча свободного времени и вы дружите с русским языком, то обращайтесь в сообщения сообщества:https://vk.com/books_of_erotic или прямо сюда в комментарии, оставляйте свою электронную почту, а я обязательно с вами свяжусь

853 просмотров | 0 комментариев | 2 в избранном | 0 наград

Часть текста
для всех Размер: 3,14 алк / 125433 знаков / 9 стр

Данное произведение еще не награждали.

Книги с тегом любительский перевод — страница 6

  • attache67 о книге: Нана Фокс — Малыш по переписке
    Очередная история про очередную золушку и очередного принца. Прочитав процентов 75, скажу, что текст не раздражает, хотя куча штампов в наличии: «и они, конечно, сразу же полюбили друг друга», тайный злодей, плохой брат-соперник в количестве двух штук, и т. д. и т.п. Слегка раздражают очепятки. Но в целом — читаем!
  • An_nut_ka о книге: Галина Чередий — Гризли
    Готовы️???!!!
    Осторожно️!!Sos
    Будет очень горячо !!!

    На первый взгляд можно подумать что это фэнтези.Но не спешите делать выводы.Эта книжечка современный,откровенный эротический любовный роман с нотками бешенства главных героев.
    Безбашенные оба,да такие что крышу сносит от их бешенства и страсти.
    Я в восторге от книжечки и сумасшедших героев.
    Говорят люди не меняются,но как известно любовь исцеляет и творит чудеса даже с самыми безнадёжными.
    Вот и в этой книге,совершенно безбашенные герои,причём оба,на всю бошку.Но у каждого за спиной своё тяжелое прошлое,которое отражается в настоящем своим напоминанием.И каждый из героев бореться с демонами этого прошлого как может и умеет, прячась под масками.
     Повествование ведётся от первого лица двух главных героев.Честно таких героев не доводилось встречать.Ноо охх какие же они классные,не смотря на придурь. Эта парочка как Инь и Янь допоняют друг друга и создают прекрасный Тандем..
    Книга однозначно ,Так как присутствуют откровенные сцены,Да такие что просто с ума сойти от той страсти что излучают герои и нецензурную брань!
    Люблю таких смелых авторов которые не бояться сквернословных выражений,И самое главное всё в тему.

    Книга читаеться легко,быстро и весело.На протяжении книги можно испытать целую гамму эмоций,посмеяться,по переживать за героев,офигеть от происходящего,захлебнуться от страсти и уплыть от любви.
     Очень рада знакомству с автором и этой книгой.

    Осторожно не воспламеняйтесь!!!

  • [email protected] о книге: Илона Волынская — Ведьмино наследство
    Было интересно, читаю с удовольствием
  • Чертовочка о книге: Карен Мари Монинг — Королевство Тени и Света [любительский перевод]
    Просто отвратительная книга, с первыми частями вообще не сравнить.
  • Чертовочка о книге: Карен Мари Монинг — В огненном плену
    Столько много рассуждений, лишней информации, хотела добить серию, но не буду. .. Из пустого в порожней не могу читать….
  • Краткий обзор переводов «Гарри Поттера» — @дневники: асоциальная сеть

    Наконец-то я составил список всех известных мне переводов книг о Гарри Поттере. Когда-то я сам искал подобную информацию в Интернете, чтобы узнать, какие переводы лучше, и какие из них стоит прочитать. Но ничего не нашёл. Теперь же, когда я ознакомился с несколькими переводами, я решил сам написать краткий обзор на них. Разумеется, всё это только моё личное мнение, и оно может не совпадать с чьим-то другим.

    Сразу хочу предупредить, что здесь перечислены не все существующие переводы, а только те, которые известны мне и являются общедоступными. Я не рассматриваю такие переводы, которые, например, упоминаются лишь где-то на форумах, мол, «перевёл для себя, но если кого-то интересует, пишите в личку, пришлю вам на емэйл». В этом просто нет смысла.


    РОСМЭН – пожалуй, самый известный из русских переводов, поскольку он был первым официальным. Многие его читали, и для многих он стал привычным. Однако, этот перевод далёк от совершенства, переводчики вообще довольно халатно отнеслись к своей работе. Допустили множество ошибок, местами добавили отсебятину, а некоторые моменты наоборот упустили. Некоторые предложения и реплики персонажей переведены настолько неверно, что искажают образы героев поттерианы. Но в этом переводе есть и хорошая сторона – по сравнению со многими другими он более литературный, и текст вполне грамотно написан.
    В целом я бы сказал так. Спасибо, конечно, что дали нам возможность познакомиться с Гарри Поттером, но перевести можно было бы получше. Для истинных поттероманов, которые хотят знать поттериану такой, какой её придумала Роулинг, вариант РОСМЭНа со всеми его ошибками никак не подходит. Если хотите подробнее узнать, за что ругают этот перевод, наберите в поисковнике «Смысловые ляпы Росмэна», обязательно найдёте форум, на котором всё это обсуждают.

    Мария Спивак, она же Эм. Тасамая, также её перевод называют «Человечий». Это самый первый русский перевод, начатый ещё в 1998 году. Спивак перевела все книги, кроме седьмой, только переводила она не с оригинала, а с американского издания.
    Ненавидимый многими перевод, в первую очередь из-за ужасных имён персонажей. Часто это даже не перевод, а просто замена имени на то, которое переводчику кажется более подходящим, несмотря на то, что в оригинале ничего подобного не было. Например, Квиррелл здесь стал профессором Белкой, Хагрид – Огридом, а Северус Снейп – Злодеусом Злеем. Некоторые утверждают, что так было только в начале, а потом Спивак их изменила. Но это не так. Просто даже многие из её поклонников настолько не любят эти имена, что заменяют их на росмэновские или оригинальные, и кто-то из них выложил отредактированные тексты в Интернете. Сама Спивак от своих вариантов не отказывалась, многие из них перекочевали в новый официальный перевод от Махаона.
    Но имена – это далеко не единственная проблема. Спивак самый настоящий дилетант, она и английский-то не изучала, только немецкий. Уже по первой странице видно, что переводчик настолько некомпетентен, что даже не знает, что английская u может читаться как «а», поэтому у неё Дудли вместо Дадли, Думбльдор вместо Дамблдора, Фудж вместо Фаджа и так далее. Кроме того, у неё проблемы не только с английским, но и с русским языком. Текст наполнен лингвистическими ошибками, да и просто нелепыми перлами, такими как «мясистый мужчина», «шея двойной длины», «подъезд к городу» и пр. Я уж не говорю о том, что переводчик должен знать культуру и быт той страны, с языка которой переводит, чего о Спивак сказать ну никак нельзя.
    Как ни странно, у этого перевода есть поклонники. Однако, я никогда не видел, чтобы кто-то из них мог внятно сформулировать, за что он им так нравится. Что-то говорят про хороший стиль, грамотность, и что её перевод самый правильный, и в нём сохранена английская атмосфера, которая была в оригинале. Только доказать они это никак не могут, да и вообще не похоже, что они видели оригинальный текст.
    Возможно, они сравнивают этот перевод с росмэновским, и считают, что раз у Спивак нет некоторых ошибок, которые были у РОСМЭНа, то в нём нет ошибок вообще. Но это не так, свои ляпы у неё тоже есть. А если говорить об отсебятине, то у РОСМЭНА она была целыми абзацами, а у Спивак она почти в каждом предложении. На первый взгляд вроде бы мелочь, но в целом это тоже не та поттериана, которая была в оригинале. А учитывая, что перевод сделан с американского варианта, в нём присутствует и отсебятина американцев. Например, Дин Томас здесь является тёмнокожим, но в оригинальном английском издании этого не было.
    Это я ещё очень кратко постарался рассказать о недостатках данного перевода. На самом деле о них можно говорить очень долго.

    Махаон – второе официальное издание. Тот же перевод Спивак, только отредактированный. Эх, а ведь многие надеялись, что наконец-то у них будет нормальный перевод, но махаоновцы не хотели тратиться на профессионального переводчика, вместо этого они решили взять готовый перевод из Интернета. Конечно, они пообещали, что текст Спивак отредактируют, сделают более качественным. И действительно, редакторы постарались на славу. Даже заменили «шею двойной длины» на «шею удвоенной длины». Браво, браво
    Да что там говорить? На самом деле редакция не изменила текст к лучшему, а ещё больше испоганила его, наполнив грязными словечками, каких у Роулинг и в помине не было. Многие ошибки вовсе не были исправлены, а местами редакторы наоборот добавили своих. Результат получился настолько непохожим на изначальный перевод Спивак, что даже её поклонники были разочарованы.
    Не буду подробно говорить об этом переводе, я уже писал о нём здесь.
    Добавлю только, что у книг про Гарри Поттера есть более новые издания, в которых Роулинг изменила некоторые моменты, противоречащие дальнейшему сюжету. В переводе Махаона этих деталей нет, из чего следует, что редакторы вообще не сравнивали текст с оригиналом либо пользовались устаревшим вариантом. В любом случае они отнеслись к своей работе ещё более безответственно, чем росмэновцы.

    Народный перевод – тоже один из самых первых, выполненный поклонниками Гарри Поттера, которые захотели ознакомить русских читателей с произведением Роулинг. Есть официальный сайт, но вроде оттуда нельзя скачивать книги. Лучше поищите их в Интернете.
    Переведены все семь книг, хотя пятую и седьмую найти довольно сложно. Часто встречается перевод пятой книги, тоже обозначенный как народный, но это какой-то другой народ. Тот, о котором сейчас идёт речь, можно узнать по тому, что у Рона здесь фамилия Висли, а Гермиону зовут Эрмиона Грангер.
    Что характерно для этого перевода? Сильно коробит то, что переводчики считают своих читателей недостаточно умными, чтобы понять некоторые детали. Они не только перевели многие фамилии персонажей, но ещё и большинство заклинаний, что зачастую выглядит просто нелепо. Но и это не всё – некоторые детали они настолько русифицировали, что дошло до абсурда. Например, по этой версии англичане празднуют не Ночь фейерверков, а Иванов день! Причём в ноябре.
    Плюсов в этом переводе я вспомнить не могу, разве что имена здесь не настолько ужасны, как у Спивак. Ошибки в переводе тоже есть, когда-то я их цитировал, но следует заметить, что в последних книгах их стало меньше.

    Potter’s Army – ещё один любительский перевод. Все семь книг можно найти на официальном сайте.
    Судя по всему, эта команда поставила перед собой цель показать поттериану такой, какой она была в оригинале. Большинство имён остались без перевода, за редким исключением. Например «Дикий глаз» Хмури. Также следует отметить, что переводчики постарались избежать всех ошибок, которые были в других переводах. Если же всё равно остались какие-то ошибки, то на официальном сайте в любое время можно отредактировать текст.
    Но, к сожалению, переводчики всё же не профессионалы, поэтому не могу сказать, что их стиль мне понравился. Ещё одним минусом можно назвать то, что есть путаница в некоторых названиях. Одно и то же животное, растение, зелье или ещё что-то может по-разному называться в разных частях и даже в одной книге.

    Юрий Мачкасов – перевёл первую книгу и двенадцать глав из второй. Моё мнение – в этом переводе есть свои плюсы и свои минусы, но всё же я считаю, что истинным поттероманам следует с ним ознакомиться. Подробнее о нём можно прочитать здесь. Там же даны ссылки на сам перевод.
    Хочу добавить, если кого-то смущают его варианты имён, во второй книге он от них отказался и оставил, как было у Роулинг.

    Анна Соколова, она же Fleur. Перевела пятую и несколько глав из шестой книги. Прочитать можно здесь.
    Пожалуй, это один из лучших переводов, если не самый лучший. Его идея заключалась в том, чтобы максимально передать стиль автора и английскую атмосферу произведения. Многие имена и географические названия оставлены такими, какими они были у Роулинг. Есть множество сносок, раскрывающие интересные подробности поттерианы, такие, как значения имён персонажей или на какие культурные явления ссылается Роулинг при использовании тех или иных наименований. Это как раз тот случай, когда переводчик отлично знает английскую культуру, да и вообще хорошо образован. Помимо сносок есть несколько приложений с подробным описанием структуры министерства магии, семейства Блэков, организации Пожирателей Смерти, а также рецепты двух блюд, которые упоминаются в книге.
    В общем, очень рекомендую этот перевод к прочтению. Остаётся только жалеть, что она не перевела остальные книги.

    Luthien – перевод первой и второй книги. Скачать можно по этим ссылкам
    rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3619676
    rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4579130
    Очень качественный и грамотно написанный перевод. Как говорят переводчик и редактор, они старались сделать так, чтобы у русского читателя возникали те же впечатления, что и у английского. С этой целью были переведены некоторые имена, и, честно говоря, мне это не по душе. Но это не так важно. В целом, это, пожалуй, лучший перевод первых книг.
    В будущем ожидается перевод третьей книги, а потом и остальных. Но, к сожалению, работа движется довольно медленно.

    Ushwood – очень качественный перевод шестой и седьмой книги. Найти можно здесь.
    Особенность этого перевода в том, что многие имена и даже клички животных не переведены, а лишь транскрибированы (исключением опять является Хмури), правда, этого нельзя сказать о географических названиях. Заклинания здесь вообще написаны латиницей.
    Минусов тут вроде нет, вот только коробят все эти притяжательные прилагательные, образованные от английских имён. Например, «гаррина тётя», «снейпово наказание», «волдемортова змея» и т.д. В других переводах это тоже встречается, но не так часто.

    Виктор Сорокин aka Мистер Браунлоу – перевёл шестую и седьмую книги, основываясь на народном переводе. Т.е., многие имена и названия здесь такие же, как у Народников, но некоторые из них заимствованы у других переводчиков, например, у Спивак. Тоже довольно хороший перевод, но также, как и у Ushwood, смущают притяжательные прилагательные от английских имён.

    Snitch – ещё один командный перевод. Переведены шестая и седьмая книги, и, возможно, когда-то будет выложена и пятая, которая ожидалась ещё в феврале этого года.
    Сами участники проекта, судя по всему, считают свой перевод лучшим, но на самом деле они такие же любители, как и многие другие. Своё мнение о них я уже писал здесь и не хочу повторяться.

    Анна Бялко и Юлия Левитова. Мало кто знает об этом переводе, но он упоминается в Википедии и на Поттер-Вики. В Интернете есть информация, что якобы у них Снейп назван Снейком, но это не так. Они вообще не переводили имена.
    Честно говоря, я точно не знаю, сколько книг есть в этом переводе, я нашёл только первую. Хорош ли этот перевод? Тоже не могу ответить, поскольку плохо знаком с ним. Я читал лишь маленький отрывок, и стиль мне особо не понравился. Зато по некоторым признакам видно, что перевод сделан с оригинального английского издания, а не с американского, как у многих других переводчиков.

    Следующие переводы я тоже не читал, поэтому не могу их оценить.

    Марго – перевод пятой книги. Насколько я знаю, имена у неё заимствованы у РОСМЭНА.
    Сразу говорю, что сколько я не искал, нигде нет 30-й главы, вместо неё везде два раза опубликована 29-я.

    Astronom – перевела седьмую книгу. Имена не переведены, различные названия, которые уже встречались в предыдущих книгах, заимствованы у других переводчиков.

    Фениксы – про них я слышал, что это были самые быстрые, но самые некачественные переводы. Они были сделаны в те времена, когда книги только выходили, и целью было не перевести литературно, а просто ознакомить русского читателя с текстом.

    Подводя итог, хочу ещё раз перечислить переводы, которые, по моему субъективному мнению, стоит прочитать. Первые две книги лучше всего читать в переводе от Luthien. Можно и от Мачкасова, если вас не смутит его стиль и варианты имён. К сожалению, у третьей и четвёртой книги я не знаю достойных переводов. Можно попробовать почитать Potter’s Army, может, они не так уж плохи. Пятую книгу – однозначно в переводе Соколовой. Шестую и седьмую либо в переводе Ushwood, либо Сорокина.
    Возможно, кто-то скажет, зачем всё это нужно, ведь есть старый добрый РОСМЭН, более привычный и любимый многими несмотря на все его недостатки. Конечно, это личное дело каждого, какой перевод выбирать. Я лишь предлагаю альтернативные варианты для тех, кто хочет по-другому взглянуть на поттериану, узнать о ней то, что нельзя узнать из официальных переводов.

    Гарри Поттер и трудности перевода

    Не успела новая книга-сценарий «Гарри Поттер и окаянное дитя», созданная по мотивам серии романов Джоан Роулинг, выйти в продажу на английском языке, как множество российских фанатов поттерианы потребовали от издательства «Махаон», эксклюзивного держателя прав на русский перевод, ни в коем случае не привлекать к работе над книгой переводчицу Марию Спивак, которая якобы плохо справилась с переводами предыдущих книг серии. Впрочем, у Спивак нашлись свои фанаты и спор разгорелся не на шутку. Можно ли сказать, что в этом споре кто-то прав, а кто-то ошибается? Существуют ли вообще объективные критерии качества перевода? Как устроен рынок переводной литературы и есть ли удачные примеры перевода книг про Гарри Поттера на другие языки? Обо всем этом рассказывает переводчица и специалист по теории перевода Александра Борисенко.

    Магия международного бестселлера такова, что даже переводчики перестают быть невидимыми и оказываются в ореоле славы (доброй или дурной). Читатели обсуждают переводы в Интернете и пишут петиции в издательства, сравнивают варианты говорящих имен и порой даже переходят на личности самих переводчиков.

    На Западе переводческая наука давно уже сделала этот шаг: исследователи перестали обсуждать исключительно тексты и лингвистические тонкости и перешли на людей — переводчиков, издателей, читателей, редакторов, цензоров — и на всевозможные жизненные обстоятельства, окружающие перевод. Кто и почему решил переводить книгу? Каким тиражом она вышла? Сколько заплатили переводчику? Кому принадлежат авторские права? Можно подумать, что эти прагматичные вопросы не имеют никакого отношения к высокому искусству перевода. Но это не так. Тот текст, который вы читаете по-русски, сформировался под влиянием самых разных факторов — в том числе довольно приземленных.

    Давайте попробуем разобраться в этом на примере русского «Гарри Поттера».

    Автор, агент, издатель, копирайт


    Начнем с начала — то есть с автора, который в один прекрасный день взял и написал книгу. В нашем случае это мать-одиночка, сидящая на пособии, которая начала однажды придумывать сказку в вагоне поезда, писала ее урывками, в кафе (замерзшими пальцами, на салфетке, добавьте сами трогательных деталей). Этот начальный этап рождения «Гарри Поттера» неизбежно мифологизируется, — слишком уж он похож на историю Золушки, — но для нас важно, что никому не известный автор стремительно и очень неожиданно достиг всемирной славы. Путь к этой славе, тем не менее, пролегал по довольно проторенным тропам. На Западе у писателя обязательно есть литературный агент — обратиться напрямую к издательству практически невозможно, и Джоан Роулинг довольно быстро нашла такого агента. После этого роман был разослан в восемь (по некоторым версиям – в двенадцать) издательств, везде получил отказ, и только небольшое (на тот момент) издательство «Блумсбери» согласилось издать книгу и предложило неизвестному автору скромный гонорар. Однако еще с XIX века повелось так, что большая слава и большие деньги приходят к британским писателям из-за океана. Тут Роулинг повезло: уже в 1998 году первую книгу о Гарри Поттере выпустило американское издательство «Схоластик». В 1999 году компания «Уорнер Бразерз» купила права на экранизацию, а потом и на международный маркетинг, что означало, что отныне весь контроль за «франшизой», включая компьютерные игры, постановки и переводы, стали принадлежать огромной корпорации и обслуживать ее коммерческие интересы. С этого момента авторов фанфиков и всякого рода несанкционированных подражаний ждали жесткие судебные преследования, а переводы на все языки попали под строгий и довольно механический контроль.

    Огромное преимущество получили те зарубежные издательства, которые разглядели потенциал книги до того, как она приобрела мировую славу. Они еще могли иметь дело с «Блумсбери» и (хотя бы опосредованно) с самим автором; у них было больше времени на выполнение переводов, зачастую права были куплены по рекомендации заинтересованного переводчика; некоторые из них получили право на собственное оформление. Пожалуй, самый яркий пример такого развития событий — японский перевод «Гарри Поттера», который представляет собой еще одну историю Золушки (надо учесть, что в Японии статус переводчика в принципе очень высок и личные обстоятельства его жизни часто интересны публике). Юко Мацуока, довольно молодая женщина, переводчик-синхронист, в 1997 году овдовела. От мужа ей осталось маленькое и совершенно не приносящее прибыли издательство, которое специализировалось на исторической литературе. В этом же году она прочитала «Гарри Поттера» — по ее собственным словам, она проглотила книгу за одну ночь и ощутила как будто удар молнии: «Это то, чего я ждала, — сказала она себе. — А эта книга ждала меня. Это судьба». Купив права, она немедленно приступила к переводу (первому художественному переводу в ее жизни), он имел большой успех у читателей, издательство стало известным и процветающим, а сама Мацуока — национальной знаменитостью. Книгу оформил ее друг-художник, тоже очень удачно. Когда ее спрашивают, как вышло, что права на японский перевод достались ее маленькому и непрофильному издательству, Мацуока отвечает, что из всех претендентов оказалась самой восторженной и Джоан Роулинг лично выбрала ее, сказав, что «главное — это страсть».

    Впоследствии Джоан Роулинг полностью устранилась от каких бы то ни было контактов с переводчиками. Надо сказать, что так бывает не всегда — иногда авторы мировых бестселлеров проявляют интерес к жизни своего детища на других языках: Умберто Эко, например, собирал своих переводчиков на специальные конференции, Толкин составил инструкции для перевода сложных реалий и имен, иные — даже очень известные — авторы охотно вступают в переписку и отвечают на вопросы. С другой стороны, нередко переводчикам приходится иметь дело с давно умершими писателями, у которых ничего уже не спросишь по объективным причинам. Но в этом случае они по крайней мере знают, чем кончилось произведение.

    В случае с «Гарри Поттером» необщительность автора привела к серьезным затруднениям. Иногда развитие событий в книге делало переводческое решение неудачным (когда Мария Спивак назвала одного из героев Злотеусом Злеем, она, вероятно, не предвидела, что персонаж окажется гораздо более неоднозначным). Шестая книга, «Deathly Hallows», вначале анонсировалась как «Роковые мощи», а потом название пришлось менять на «Дары смерти» (по одному названию было совершенно непонятно, о чем речь). Кроме того, правообладатели ставили крайне жесткие сроки, делая выполнение качественного перевода почти невозможным. Несколько российских переводчиков детской литературы отказались работать с «Гарри Поттером» именно по этой причине — им было жаль портить книгу спешкой.

    При сжатых сроках переводчик иногда получает текст книги заранее, до того, как его издадут в оригинале, но в случае с Гарри Поттером секретность соблюдалась довольно маниакально, вплоть до того, что верстальщики работали под охраной в специальных помещениях, поэтому переводчики получали текст тогда же, когда и все остальные читатели (заодно это увеличивало продажу английских экземпляров книги по всему миру). В 2000 году случился скандал, связанный с тем, что «Уорнер Бразерз» лишили переводчиков в некоторых странах части их договорных прав, причем действовали чрезвычайно бесцеремонно. Каталонская переводчица отказалась подписывать новый договор, и переводчика сменили. В некоторых странах правообладатели вмешивались и в переводческие решения: в частности, запретили переводить говорящие имена, чтобы облегчить себе маркетинг. России это ограничение, по всей видимости, не коснулось.

    В этих суровых условиях переводчики всего мира объединились в международное интернет-сообщество, в котором могут обсудить трудности текста, обменяться информацией и пожаловаться на жизнь.

    Гарри Поттер в мире


    «Гарри Поттер» — произведение, плотно укорененное в британской литературной традиции. Британская литература знает и волшебные миры, существующие бок о бок с повседневностью (Страна чудес, Нарния, Средиземье), и школьный роман, в котором обыгрывается жизнь школ-интернатов с их сложными иерархиями и особым устройством быта (есть немало культовых книг о школе — Томаса Хьюза, Энид Блайтон, Т. Б. Рида и многих других, — в отличие от волшебных миров, русскому читателю они практически неизвестны). В поздних книгах о Гарри Поттере все ярче проявляется линия социальной сатиры, тоже имеющая свои высокие образцы в британской культуре.

    Естественно, что в разных странах читатели в разной степени знакомы с этими традициями и просто с бытовой тканью британской жизни, в разных языках не одинаково хорошо разработаны понятия, реалии, концепции, которыми так свободно играет Роулинг.

    Первый перевод «Гарри Поттера» был сделан с английского на американский. Еще Бернард Шоу говорил, что Англия и Америка — две страны, разъединенные общим языком. В издательстве «Схоластик» решили, что американским школьникам будут непонятны британские названия еды и одежды, и они заменили их американскими, а заодно изменили название — побоялись, что непонятный «философский камень» оттолкнет читателя, пусть лучше будет «камень волшебника». Над этой трансформацией много — и справедливо — издевались критики. Проведена она была довольно непоследовательно, и рассчитана на какого-то уж совсем дремучего потребителя. В среднем американцы прекрасно знают о существовании британского варианта языка и ожидают, что в Англии грузовик будет называться не truck, а lorry. Так что англичане, внезапно заговорившие по-американски, скорее производили странное впечатление. Читая о том, что дядя Вернон хотел отправить Гарри в public school, американский читатель, вероятно, не вполне понимал, на какой стороне океана он находится. В Америке «публичная школа» — это то, что у нас называется «школой рядом с домом», но в Англии это, как правило, дорогой частный интернат, о чем американцы прекрасно знают.

    Но, конечно, были страны, где переводчикам пришлось по-настоящему нелегко. Скажем, христианский контекст книги был труден для стран с другими религиями, иногда чисто технически, а иногда — идеологически. Израильская переводчица Гили Бар-Гиллель, которая перевела на иврит все книги о Гарри Поттере, отмечала, что пародия на рождественскую песню осталась бы совершенно непонятной израильским детям, поэтому песню пришлось заменить на ханукальную. С другой стороны, когда один израильский мальчик написал ей письмо и попросил заменить бекон, который Гарри Поттер ест на завтрак, на что-нибудь кошерное, Бар-Гиллель отказалась. Английские мальчики едят на завтрак бекон, и с этим придется смириться, сказала она.

    Настоящие религиозные баталии вокруг Гарри Поттера были вызваны темами колдовства и оккультных наук, которые разгневали фундаменталистов всех мастей — и мусульманских, и христианских. В Арабских Эмиратах книги о Мальчике, который выжил, были изъяты из школ. В Америке и Европе книги о «Гарри Поттере» в разные годы становились предметом судебных разбирательств и религиозных трактатов, а также подвергались публичному сожжению (одно такое сожжение состоялось в 2007 году в Москве напротив Храма Христа Спасителя). Все это, несомненно, только увеличило мировую популярность серии.

    «Гарри Поттер» был переведен более чем на 70 языков, среди них латынь и древнегреческий. Это переводы якобы должны были приохотить школьников читать на древних языках, но мне кажется, что это отговорка — филологам-классикам просто хотелось развлечься. Разумеется, при переводе на мертвые языки приходится изобретать названия современных предметов обихода, и это очень увлекательно. Кроме того, в древнегреческом очень мало слов, обозначающих цвета, да и те что есть, неоднозначны — вспомним «виноцветное море» у Гомера. Пришлось поэтично называть зеленый «цветом лягушки», а серый — «цветом пыли».

    Совершенно особая проблема возникла при переводе имен на французский язык. Многие отрицательные герои «Гарри Поттера» носят старинные англо-норманские фамилии (Малфой, Лестранж), которые в английском контексте указывают на их аристократическое происхождение, а во французском превращаются в обычные имена. И получается, что все злодеи почему-то французы.

    Для всех языков и культур оказались проблемой речевые характеристики персонажей — английский язык традиционно обладает богатой палитрой социальных и региональных особенностей, которые очень трудно переводить на другие языки. В украинском переводе — живом, разговорном и изобретательном — Хагрид говорит на одном из западноукраинских диалектов, а Драко Малфой на суржике (смеси украинского и русского). Первое решение взыскательные украинские читатели (например, филолог Михаил Назаренко) одобряют, а второе — нет. Ведь Драко Малфой из аристократов, а суржик — маркер просторечия.

    Вообще украинский перевод — пример очень удачного стечения обстоятельств. Певец, композитор и переводчик Виктор Морозов увлекся книгами Роулинг и стал искать издателя. Сначала ему отказывали — издатели считали, что «детская книга на Украине не актуальна». В конце концов он убедил купить права тогда еще маленькое, но яркое и самобытное детское издательство «А-ба-ба-га-ла-ма-га». Вначале глава издательства Иван Малкович отказывался: «Нет! Я христианин, и о магии и волшебниках точно не хочу ничего издавать». «Мне понадобился целый год, — говорит в интервью Виктор Морозов, — чтобы убедить его. А потом еще один год был потерян, пока Малкович убеждал агентов Джоан Роулинг, что «А-ба-ба-га-ла-ма-га» — достойное издательство». Тем не менее, хотя украинский «Гарри Поттер» и начал публиковаться с опозданием, начиная с третьей книги украинский вариант выходил раньше русского, а перевод пятой книги был опубликован раньше всех других переводов мира.

    В целом можно сказать, что наибольший успех перевод «Гарри Поттера» имел в тех странах, где над всеми книгами работал один переводчик, который вникал во все детали волшебного мира Роулинг, обживался в нем, посвящал ему годы жизни. При этом везде, даже в самых благополучных случаях, появлялись любительские переводы в Интернете, а на фарси вышло целых шестнадцать разных версий — Иран не присоединился к всемирной конвенции об авторских правах, так что может переводить что хочет и не платить авторам.

     

    Издатели и переводчики в России


    В России переводческая судьба «Гарри Поттера» оказалась бурной и не очень счастливой. Первая книга, «Гарри Поттер и философский камень», была опубликована в 2000 году, когда уже было очевидно, что речь идет о бестселлере, но еще до выхода первого фильма, так что истинные масштабы явления были ясны не до конца. Права достались крупному издательству «Росмэн», к выбору переводчика подошли не слишком серьезно.

    Вот как вспоминает об этом первый переводчик «Гарри Поттера» Игорь Оранский: «История с Гарри Поттером очень глупая вышла. В издательстве «Росмэн» работала моя первая жена; позвонила с просьбой помочь ей что-то быстро перевести. Я взял кусочек — три-четыре страницы текста — перевел и забыл. Буквально через три месяца мне позвонили: «Поздравляем, вы выиграли тендер». Что за тендер, я так и не понял, но за работу принялся. Книга, кстати, достаточно легкая, написана простым языком. Видно было, что какая-то несчастная шотландская разведенная женщина с ребенком или двумя на руках сидела в каком-то кафе и писала явно без особой надежды на успех».

    Дальше Игорь Оранский перечисляет нестыковки, которые нашел у автора, всячески подчеркивая, что книга эта проходная, довольно нелепая, не очень ему интересная. Неудивительно, что и перевод получился не слишком удачным. Но тут издательству «Росмэн» пришлось столкнуться с непредвиденным препятствием, а именно — с фанатами. Поскольку книга уже существовала три года, в России появились не только люди, прочитавшие ее по-английски, но и те, кто прочитал книгу по-русски в самодельных переводах, появившихся в Интернете. Масштабы критики и возмущения оказались совершенно неожиданными. (Интересно, что сам переводчик продолжал считать, что все хорошо. «Кто-то из «Росмэн» потом говорил, что, мол, первый перевод был плохой, — замечает он в том же интервью. — А почему плохой? Ну да, в каком-то месте у меня прошла черепаха вместо жабы. Но простите, редакторы же должны у переводчика быть?!»)

    Несмотря на то, что Оранский продолжал переводить вторую и третью книги, «Росмэн» нанял нового переводчика. Им оказалась профессор МГЛУ шекспировед Марина Литвинова (видимо, ее ученая степень позволяла издательству надеяться, что она не перепутает жабу с черепахой). Вот как Марина Литвинова рассказывает о начале этой работы: «Я занималась в это время Шекспиром; мне позвонил издатель и сказал, что они издали одну книгу и хотят знать, хороший перевод или нет. Скажите, мол, посмотрев авторский текст. Я посмотрела, и мне стало плохо: я поняла, что «Гарри Поттера» будут читать миллионы детей, а перевод — не русским языком. Это катастрофа — дети по-русски будут говорить так! И тогда мне предложили перевести следующие книги. «Ладно, я вам эту книгу переведу сама — с учениками моего семинара переводчиков». (Я за ними все переписала, конечно.)»

    В переводе Марины Литвиновой и ее семинара вышли вторая, третья и четвертая книги серии, но и эти переводы не оправдали надежд. Неувязок и мелких ошибок там было еще больше, чем у Оранского (видимо, сказалась не слишком согласованная работа семинара), кроме того, появилось довольно много того, что на переводческом жаргоне называется «отсебятиной» и «оживляжем». Сама переводчица не без гордости говорит: «У меня есть изменения во всех книгах по сравнению с авторским текстом, но это по договоренности с автором: Дж. Роулинг разрешает переводчику поменять что-то в английском тексте, если он не соответствует культуре его народа». Даже если Джоан Роулинг и говорила что-то подобное (хотя никакие другие источники этого не подтверждают), очевидно, что толкование этим словам было дано неоправданно широкое. Вторая книга, «Гарри Поттер и тайная комната», получила в 2002 году премию «Полный абзац» в номинации «Худший перевод», а четвертая была по недосмотру выпущена в черновом варианте, после чего, как утверждает М. Литвинова, она и прекратила отношения с издательством.

     Тем в временем Гарри Поттер стал явлением такого масштаба, что издательство вынуждено было принять чрезвычайные меры. А именно, нанять лучших переводчиков за деньги.

    Здесь нужно на минутку отвлечься и пояснить, что обычно переводчик в России получает за свой труд очень мало. Издатели утверждают, что маркетинговые исследования не показывают никакой разницы в продаже хорошего и плохого перевода. То есть забота о качестве перевода — совершенно добровольная особенность нескольких небольших издательств или репринтов, а также журнала «Иностранная литература». (В Европе дела обстоят чуть благополучнее, но и там профессия переводчика не приносит особого богатства.)

    В результате пятый том «Гарри Поттера» переводили действительно лучшие переводчики с английского: Виктор Голышев, Владимир Бабков, Леонид Мотылев. Они тоже работали в условиях крайне сжатых сроков, но, конечно, тщательно все сверили и согласовали. При этом им приходилось считаться с решениями предыдущих переводчиков (прежде всего в том, что касалось имен и названий). Это очень добротная, очень профессиональная работа — одна беда, о «страсти» не могло быть и речи. Все эти переводчики работают со взрослой литературой, с писателями совершенно другого плана, «Гарри Поттер» им абсолютно не интересен, и от дальнейшей работы над серией они отказались, несмотря на высокие гонорары. «Деньги теперь работают не хуже, чем советская цензура, — говорит Виктор Голышев в одном из интервью. — Вот мы втроем переводили «Гарри Поттера». Что я буду переживать из-за этого текста или чувствовать, что он мне близок?» Увы, теперь на многих сайтах Виктор Голышев фигурирует в первую очередь как переводчик «Гарри Поттера».

    Работу над серией продолжил другой известный переводчик, Сергей Ильин (который среди прочего перевел на русский язык несколько романов Набокова), в соавторстве с Майей Лахути и Марией Сокольской. Он отзывается об этой работе гораздо веселее, чем Виктор Голышев, но суть совершенно та же: «За перевод романов Роулинг платят очень хорошие деньги, которые дают возможность заниматься тем, чем хочется, и переводить то, что хочется. Так было после шестой книги. Надеюсь, и ныне у меня будет возможность перевести одно из моих любимых произведений». В интервью, состоявшемся до выхода седьмой книги, он отвечает на вопрос о своем отношении к «Гарри Поттеру»: «Читаю с интересом. Но я переводил только первую половину книги, а вторую сейчас читать лениво, много работы. Но когда книга выйдет — обязательно дочитаю. В моей части есть загадки, на которые я пока не знаю ответов».

    Завершить сагу о росмэновских переводах хочется метким словцом переводчика и поэта Марины Бородицкой. Ее спросили как-то, почему «Гарри Поттер» так плохо переведен на русский, у нас же прекрасная переводческая школа. «Вот всей школой и переводили!» — ответила она.

     «Наш читатель»


    Во всей истории с русским «Гарри Поттером» чрезвычайно интересна роль читателя. В советское время почти все исследователи перевода упоминали некое мифическое существо под названием «наш читатель». Они задавались вопросами «нужно ли это нашему читателю?», «поймет ли это наш читатель?», «понравится ли это нашему читателю?», подразумевая, что есть некоторая однородная читательская масса, на которую они ориентируются. Советский читатель был поневоле покладистым — от него совершенно ничего не зависело. Книгоиздание работало по своим идеологическим, а не рыночным законам, тиражи не были связаны с продажами, языков «наш читатель» не знал, а если и знал, то не имел доступа к оригиналам. В этой обстановке главной добродетелью перевода стал «хороший русский язык», за которым редакторы следили гораздо внимательней, чем за текстуальной точностью, перевод зачастую «канонизировался» и заменял оригинал (шутка Сергея Довлатова насчет того, что «Курт Воннегут страшно проигрывает в оригинале», в этом смысле очень характерна).

    Случай «Гарри Поттера» ярко продемонстрировал, что ситуация с читателем — а точнее с читателями, непохожими друг на друга, разноголосыми и громогласными — серьезно изменилась. Теперь читатели вовсю обсуждали перевод в Интернете, разбирали под микроскопом каждую ошибку — или то, что казалось им ошибкой; не желали мириться с тем, что жабу называют черепахой; не желали прощать отсебятину — ни ради детей, ни ради русского языка; и, главное, взяли перевод в свои руки. Нельзя сказать, что в этом было что-то принципиально новое — в конце концов, и в советское время был самиздат, но таких масштабов любительский перевод еще не достигал, а эпоха Интернета открыла перед ним новые горизонты.

    И когда в 2015 году права на «Гарри Поттера» выкупило издательство «Махаон», входящее в группу издательств  «Азбука-Аттикус», было принято решение не переиздавать переводы «Росмэна», а взять один из уже имеющихся самодеятельных переводов. Их к тому времени насчитывалось как минимум пять-шесть, и «Махаон» выбрал один из первых, безусловно, самый известный и раскрученный, самый любимый фанатами — перевод Марии Спивак. В нем было все то, чего не хватало росмэновским переводам, — любовь к тексту, красивая история, личная нотка. В интервью Спивак рассказывает об этом так: «В профессию меня привел Гарри Поттер, и наши судьбы похожи: ему внезапно открылось, что он колдун, а мне — что я переводчик. Первую книгу мне прислала подруга из Америки, я прочитала ее за один вечер, посочувствовала человеку, которому придется ее переводить, — очень уж много неологизмов, игры слов, того, про что обычно говорят «это непереводимо», а наутро уже сидела за компьютером, решив «все-таки попробовать». В этом была какая-то мистика, книга словно бы поманила меня, околдовала. Но переводила я для себя и своей семьи, нисколько не рассчитывая где-то свою работу опубликовать».

    Этот неофитский пыл ярко контрастирует с усталым пренебрежением тех, кто поневоле оторвался от Шекспира, Фолкнера и Набокова ради несерьезной детской книжки. Но читатели и здесь остались недовольны. Вдруг оказалось, что у перевода Марии Спивак критиков едва ли не больше, чем поклонников. Появилась даже петиция, обращенная к издательству и собравшая более 70 тысяч подписей, в которой подписанты «настоятельно просят» «доверить работу над книгой другому, более компетентному переводчику, который сможет сохранить красоту языка и культуру речи, приятный стиль и манеру повествования». Дальше в ход идет мягкий шантаж, показывающий, как далеко мы ушли от советских издательских практик: «Мы просим издательство прислушаться к нам, ведь мы, как преданные поклонники Гарри Поттера, являемся главными потенциальными покупателями будущей книги».

    Издательство в ответ твердо заявило, что «никаких разговоров о смене переводчика вестись не будет». Это тоже вполне ожидаемо: издательство «Махаон» в данном случае выступает как монополист. «Гарри Поттер» — чрезвычайно раскрученный бренд, книгу все равно купят, и при этом никто другой не имеет прав на ее издание. Это общая мировая проблема эксклюзивного копирайта — переводы современной литературы не находятся в свободной конкуренции, издательство может опубликовать перевод крайне низкого качества, испортить книгу на много лет, и никакой управы на него не найдешь. Кроме того, надо полагать, издатели наконец поняли, что никакого «нашего читателя» не существует — невозможно одновременно угодить фанатам Марии Спивак и тем, кто полюбил переводы «Росмэна».

     

     А где же идеальный перевод?


    Так чей же перевод все-таки лучше? Можно ли объективно сравнить перевод «Росмэна» и перевод Марии Спивак? И почему бы не включить в это сравнение еще десяток переводов, висящих в Интернете? Среди них есть весьма достойные — например, перевод первых двух книг, сделанный Юрием Мачкасовым.

    К сожалению, вполне объективно сравнить их невозможно, и эта невозможность заложена в самой сути художественного перевода. Перевод никогда не может полностью передать все оттенки, все смыслы и ассоциации оригинала. Переводчику приходится выбирать одно из двух (или из трех), и нет никакого способа совместить все «в одном флаконе».

    Это хорошо видно на примере говорящих имен, которые как раз больше всего обсуждаются читателями. У имени есть звучание, которое «приклеивается» к персонажу, рождает образ. В некоторых случаях у имени есть еще и смысловая составляющая, имя нам что-то говорит о персонаже (такое имя и называется говорящим), особенно часто такие имена встречаются в сатирической или в детской литературе. Как правило, передать на другой язык и звучание, и смысл невозможно. Приходится решать, насколько важна для автора смысловая составляющая имени. Вот, скажем, имя одного из героев Longbottom — Долгопупс в одном переводе, Длиннопопп в другом, Лонгботтом в третьем. По-английски это существующая, нормальная фамилия, не вполне понятно даже, говорящая ли она и если да, то о чем именно. Можно представить себе, что над такой фамилией посмеются дети в классе. Долгопупс и Длиннопопп — нарочитые, надуманные имена, Лонгботтом, с другой стороны, не имеет вообще никакого комического оттенка. Что предпочесть — вопрос вкуса переводчика и читателя.

    Дамблдор по-русски вообще не был осмыслен как говорящая фамилия, а между тем, Джоан Роулинг упоминала о том, что dumbledore — старинное слово, означающее «шмель». Норвежские переводчики перевели его так, чтобы сохранить это значение через звукоподражание, у них Дамблдор — Хумлеснюрь (Humlesnurr). А итальянские решили, что Dumbledore происходит от dumb, немой, и перевели имя профессор Силенте (Silente) — от слова «молчание». Профессора Дамблдор, Хумлеснюрь и Силенте кажутся совершенно разными людьми.

    Уже упоминавшийся Юрий Мачкасов вначале перевел все говорящие имена и названия (некоторые — очень изобретательно, мне особенно нравится перевод Diagon Alley как Пендикулярный переулок, то есть пер. Пендикулярный). Однако позднее он решил, что звук имени важнее, чем смысл, и отказался от всех переводов имен, даже самых удачных. Многие имена собственные объяснены в его комментарии.

    Не надо забывать о еще одной особенности имен: имя срастается в нашем восприятии с образом персонажа, становится его частью. Поэтому привычное имя всегда имеет преимущество над непривычным. За последние пятнадцать лет благодаря фильмам и книгам росмэновские переводы имен вошли в российский обиход, стали для читателя единственно возможными. Вот, скажем, ресурс «Мел» опубликовал «8 причин, по которым Мария Спивак не должна переводить Гарри Поттера». Причина номер 6: «Возможно, у Полумны Лавгуд были не все дома. Но фанатам саги она нравилась и казалась скорее немного странной и мечтательной. С Психуной Лавгуд уже никаких полутонов». Росмэновский перевод уверенно выступает в роли оригинала, гораздо более нейтральный английский вариант (Luna Lovegood) не упомянут вовсе.

    Можно сказать, что текст Марии Спивак обладает бóльшим художественным единством, чем тексты «Росмэна», которые переводились «всей школой». Можно сказать, что в этом переводе больше фантазии, хотя далеко не любой читатель согласится считать это преимуществом. Эти книги кажутся более детскими, чем оригинал, они как бы больше заигрывают с публикой. С другой стороны, даже при самой большой любви к книге, начинающему переводчику трудно приблизиться к профессиональному уровню Виктора Голышева, как бы тот ни был равнодушен к тексту.

    Мне лично кажется, что «Махаон» проявил бы большую мудрость, издав оба конкурирующих перевода, а может быть, добавив к ним какую-нибудь наиболее удачную интернет-версию. Раз уж русскому читателю изначально не очень повезло с «Гарри Поттером», пусть у него хотя бы будет выбор.

    Несмотря на всю приверженность российской культуры к одному переводу раз и навсегда, в детской литературе есть традиция большей гибкости — взять хотя бы «Алису в стране чудес», которая существует в равно знаменитых и очень разных переводах Нины Демуровой и Бориса Заходера (и еще как минимум в двадцати других версиях).

    «Гарри Поттер» — достаточно многоплановое и сложно устроенное произведение, кроме того, это главный мировой бестселлер рубежа двадцатого и двадцать первого веков. Я уверена, что мы увидим новый перевод этой книги — официальный или нет, — сделанный вдумчиво и внимательно, и с любовью и с профессионализмом, без невозможных сроков, с внимательным изучением всего корпуса текстов, с учетом развития характеров, с пониманием жанра, литературного контекста, языковых тонкостей.

    И этот перевод тоже не будет ни идеальным, ни последним.

    Александра Борисенко, кандидат филологических наук, доцент филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

    Книги Halo с любительским переводом — HaloUniverse.Ru

    Список переводов неполный, со временем будет дополнен.

    Список официальных переводов.

    «Протокол Коула» [Halo: The Cole Protocol]

    Автор: Тобиас Бакелл

    Дата выхода: 25 ноября 2008 г.

    Перевод: неофициальный, Джалид Ас-Суфи

    Публикация перевода: 2020 г.

    Главными действующими лицами в романе из числа Спартанцев в этом романе будет самая независимая, действующая глубоко в тылах противника с минимальной поддержкой и контролем со стороны ККОН — Серая команда Спартанцев II-го поколения, состоящая из Джая-009, Адрианы-111 и Майка-120, историю которой вы узнаете далее по ходу развития действий.


    «Свежая кровь» [Halo: New Blood]

    Автор: Мэтт Форбек

    Дата выхода: 2 марта 2015 г.

    Перевод: неофициальный, Джалид Ас-Суфи

    Публикация перевода: 2019 г.

    Книга повествует о том, что произошло с отрядом Альфа-9 после событий Halo 3: ODST. Центральным персонажем является Эдвард Бак; из романа вы узнаете, как он попал в программу «Спартанец-IV».


    «Тень намерения» [Halo: Shadow of Intent]

    Автор: Джозеф Стейтен

    Дата выхода: 2015 г.

    Перевод: неофициальный, Анастасия Бульонкова

    Публикация перевода: 3 августа 2018 г.

    После десятилетий ожесточённой войны против людей, а затем и предательских пророков Ковенанта воин сангхейли Ртас ‘Вадум по прозвищу Полчелюсти получил заслуженный долгий отдых. Однако не все пророки погибли в их священном городе, «Высшем милосердии», и теперь один из самых грозных прелатов поклялся отомстить. Угроза нависла в виде катастрофического плана – заманить Полчелюсти в ловушку, что ознаменует начало уничтожения всей расы сангхейли…


    «Силентиум» [Halo: Silentium]

    Автор: Грег Бир

    Дата выхода: 19 марта 2013 г.

    Перевод: неофициальный, Евгений Лопатин

    Halo: «Силентиум» — третий роман из книжной серии «Сага о Предтечах» [Forerunner Saga], написанный Грегом Биром и являющийся продолжением романа Halo: «Примордиум» [Primordium].

    Хаос правит в последние годы существования империи Предтеч. Потоп — ужасающая паразитическая форма жизни — прибыл с силами, поддерживаемыми неожиданными союзниками. Междоусобный раскол внутри Ойкумены отчаянно ослабляет оборону Предтеч. Лишь сейчас юридический класс Судей начал расследовать возможные преступления, совершённые Мастер-Билдером и другими. Собирающие доказательства агенты, известные под общим именем Каталог, были посланы для получения показаний от Библиотекаря и обоих Дидактов: Ур-Дидакта, предательски брошенного в заражённой Потопом звёздной системе, и Бонстелара-Дидакта, который сопровождает Библиотекаря, пока та пытается сохранить образцы разумных форм жизни от жуткой перспективы истребления Ореолом.
    Столкнувшись с неизбежным разрушением своей цивилизации, Библиотекарь и Ур-Дидакт раскрывают то, что им известно об отношениях между давно исчезнувшими Предшественниками и Потопом. Предшественники создали множество технологически развитых рас, включая людей и Предтеч. Но корни Потопа могут быть найдены в деянии невообразимого варварства, произошедшего за пределами нашей галактики десять миллионов лет тому назад… Из-за этого варварства появилось ещё большее зло. И теперь лишь Ур-Дидакт и Библиотекарь — муж и жена, оказавшиеся в середине отчаянного конфликта — обладают ключом к решению этой проблемы.
    Встретившись лицом к лицу с последствиями мифической трагедии, один из них теперь должен совершить величайшее злодеяние всех времён — ради того, чтобы помешать безумному злу получить власть над всей вселенной…


    Сборник «Дух огня» [Spirit of Fire]

    Автор: Грейм Дивайн

    Перевод: неофициальный, Екатерина К.

    Публикация перевода: 30 декабря 2015 г.

    Сборник содержит перевод заметок из блога Грейма Дивайна (сценарист, программист и дизайнер Halo Wars), а также небольшие зарисовки о персонажах игры из гайда Halo Wars за авторством Дэвида Ходгсона, приоткрывающие завесу тайны исчезновения величественного корабля.


    «Призраки Оникса» [Halo: Ghosts of Onyx]

    Автор: Эрик Ниланд

    Дата выхода: 31 октября 2006 г.

    Перевод: неофициальный, Виталий Пелецкий

    Книга является продолжением «Первого удара» и рассказывает о проекте «Спартанец-III». Сюжет романа повествует о событиях между Halo: Combat Evolved и Halo 2.

    Пока Мастер Чиф защищает осаждённую Землю, а несчётные фракции Ковенанта продолжают поход, чтобы уничтожить человечество, сверхсекретная ячейка Департамента военной разведки, Третий отдел, разрабатывает план, чтобы выиграть для ККОН жизненно важное время. Но для этого им потребуются сотни солдат-добровольцев… и ещё один спартанец, чтобы довести дело до конца.
    Планета Оникс, заброшенная во всех смыслах этого слова, является великолепным местом для претворения этого нового плана в жизнь. Но, когда Мастер Чиф уничтожает Ореол, в недрах Оникса что-то пробуждается. Действие накаляется, а древняя технология Предтеч оживает. Армады ККОН и Ковенанта пытаются опередить друг друга, чтобы овладеть секретами Предтеч и изменить ход войны человечества и Ковенанта.
    Но у пробудившейся древней силы есть свои собственные планы…


    Последнее обновление 20.05.21

    Любительские переводы вредны для вашего бренда

    Для компаний, выходящих на новые глобальные рынки в Интернете, узнаваемость бренда является критически важным компонентом успеха. Даже если местные клиенты, партнеры и инвесторы знают о вашем бренде, они, скорее всего, не знакомы с такими деталями, как:

    • Ваша миссия, видение и история
    • Конкурентное позиционирование
    • Корпоративное лицо
    • Названия продуктов и программ
    • Слоганы и слоганы

    Go Pro или Go Home

    Знакомство нового рынка с вашим брендом часто начинается с запуска веб-сайта на предпочитаемом им языке.Для этого требуется перевод веб-контента, который может включать текст, изображения, приложения, сторонние каналы и многое другое.

    Перевод веб-сайтов сложнее, чем кажется, и может представлять скрытые риски для точности и последовательности вашего бренда. Обычно это происходит, когда компании используют в качестве переводчиков местных специалистов по маркетингу, продажам и инженеров.

    Они используют этих сотрудников, потому что это проще, быстрее и дешевле, чем нанимать профессиональных переводчиков.

    Веб-локализация более рискованна и содержит больше нюансов, чем кажется.Местные маркетологи и инженеры — не идеальные переводчики.

    Режущие уголки

    Местные менеджеры, продавцы и ИТ-специалисты обычно свободно говорят на местном языке, но редко обладают опытом профессионального перевода. Их опыт заключается в других аспектах вашего бизнеса, а не в маркетинге или брендинге.

    Вот что может произойти, если использовать местных сотрудников в качестве переводчиков:

    Сообщения вне бренда

    Согласованность между языками и каналами зависит от соблюдения набора руководящих принципов, касающихся тона, голоса и обмена сообщениями.Непрофессионалы могут быть незнакомы с руководящими принципами бренда и могут выбирать слова, которые отклоняются от руководящих принципов стиля и наносят ущерб целостности бренда.

    Несоответствие стиля и терминов

    Если к переводческой работе привлекаются разные сотрудники, их индивидуальные предпочтения, опыт и знания неизбежно приведут к несоответствиям на веб-сайте. Смешение стилей или терминологии может повлиять на единообразие бренда и вызвать путаницу у посетителей сайта.

    Несоосность ворот

    Специалисты по продажам, маркетингу, ИТ и продуктам имеют собственные цели для нового рынка.Они могут изменять смысл переведенного контента, выбирая слова или делая акцент на том, что, по их мнению, является наиболее важным. Это означает, что они сообщают о целях, отличных от тех, что указаны на вашем флагманском веб-сайте.

    Профессиональный перевод — лучший выбор для поддержания единообразия бренда и обмена сообщениями. Хотя есть соблазн использовать существующий персонал, потенциальные риски для имиджа вашего бренда не стоят первоначальной экономии, особенно на новом рынке, где ошибки в обмене сообщениями могут быть критичными.

    Заманчиво использовать существующих сотрудников в качестве переводчиков, но заказчики замечают некачественную локализацию. Краткосрочная экономия того не стоит.

    Компромисс опыта

    Подобно тому, как любительские веб-переводы могут повлиять на единообразие бренда, частично переведенный сайт также может повлиять на имидж вашего бренда. Клиенты могут подумать, что вы недостаточно заботитесь о них, чтобы представить богатый, полностью локализованный опыт.

    Для перевода веб-сайтов требуется знание технических, а не только языковых навыков.Веб-сайты представляют собой очень сложную среду, которая загружает переводимый контент из многочисленных баз данных и сторонних источников. Местные менеджеры, незнакомые с техническими «закоулками» веб-сайта или передовыми методами SEO, часто упускают из виду важный контент для перевода, например:

    • Метаданные
    • Alt-теги для приложений
    • Текст, встроенный в графику
    • Динамически загружаемый сторонний контент
    • Видео

    Если вы не привлечете технических специалистов для определения этих категорий веб-контента, вполне вероятно, что некоторые элементы будут упущены, что приведет к ухудшению взаимодействия с пользователем.

    Перевод веб-сайтов также требует владения техническими знаниями. Может ли ваш местный персонал найти и перевести невидимое содержание вашего сайта?

    Произвести лучшее впечатление

    Как говорится, у вас есть только один раз, чтобы произвести хорошее первое впечатление. Когда вы выходите на новый рынок, на кону стоит ваш бренд и корпоративная репутация. Вы не можете позволить себе подвергать риску качество, последовательность или полноту веб-перевода.

    Выбор технологического решения с профессиональным переводом, такого как прокси под ключ, является разумной стратегией.Это позволяет избежать ошибок, связанных с использованием ваших местных менеджеров, которые являются квалифицированными специалистами в своей собственной роли, но не обучены и не подготовлены к:

    • Последовательное применение принципов и рекомендаций брендинга
    • Выявление и перевод скрытых элементов контента и функций

    Обе эти возможности необходимы для удовлетворительного, правильно оформленного веб-опыта, который может стимулировать корпоративный рост и успех на новом рынке.

    Последнее обновление: 22 февраля 2018 г.

    16 инструментов онлайн-перевода, рекомендованных переводчиками

    Примечание редактора: этот пост был первоначально опубликован в мае 2016 г. и обновлен в октябре 2019 г.

    Процесс перевода часто может быть несколько утомительным — иногда он охватывает множество тем, требует обширных исследований и контекстуальных знаний. К счастью, цифровая революция привела к созданию инструментов, программного обеспечения и ресурсов, которые помогают облегчить бремя перевода и повысить эффективность, согласованность и качество. Ниже приведен список инструментов перевода, рекомендуемых переводчиками для переводчиков.

    1. Linguee

    Этот уникальный инструмент перевода, любимый многими, сочетает в себе словарь и поисковую систему, поэтому вы можете искать двуязычные тексты, слова и выражения на разных языках для проверки значений и контекстных переводов.Linguee также ищет в Интернете соответствующие переведенные документы и показывает, как слово переводится в Интернете. Его часто используют вместе с Google Images, чтобы помочь переводчикам и изучающим язык.

    2. SDL Trados Studio

    SDL Trados, наиболее рекомендуемый инструмент компьютерного перевода (CAT) от Gengo Wordsmiths, является разумным вложением средств для переводчиков, работающих полный рабочий день. Это программное обеспечение включает TM, терминологию, машинный перевод и локализацию программного обеспечения.Большинство крупных агентств требуют, чтобы переводчики работали с одним из известных CAT-программ, поэтому использование SDL Trados также может увеличить вашу клиентскую базу и расширить кругозор. Если вам нужно время, чтобы определиться перед покупкой, попробуйте бесплатную демо-версию в течение 30 дней.

    3. Бесплатный словарь

    Этот всеобъемлющий сайт, доступный на множестве языков, представляет собой словарь, тезаурус и энциклопедию в одном лице. Получите бесплатный доступ к медицинским, финансовым и юридическим словарям, обширной коллекции идиом, сокращений, цитат и к нескольким языкам помимо английского, таким как испанский, французский, португальский и японский. В энциклопедии также есть разделы, которые регулярно обновляются, предлагая пользователям слово или статью дня. Бесплатное мобильное приложение совместимо с устройствами iOS и Android.

    4. Fluency Now

    Fluency Now Professional — это CAT-программа премиум-класса и программное обеспечение памяти переводов, созданное для индивидуальных фрилансеров. Доступный за 9,95 долларов США в месяц, он совместим с операционными системами Mac, Windows и Linux. Для организаций Fluency Now Enterprise предоставляет доступ к дополнительным функциям, таким как Fluency Flow, решение для управления проектами.Он также предоставляет встроенное программное обеспечение для корректуры и статистику проектов и документов.

    5. ProZ

    Если вы предпочитаете взаимодействие и краудсорсинг, тогда ProZ должен быть вашим ресурсом. ProZ — это крупнейшая в мире сеть переводов. Это портал для профессиональных переводчиков, желающих сотрудничать в вопросах перевода терминов, словарей, обучения, а также получить доступ к скидкам на инструменты перевода. Переводчики также могут задавать вопросы и участвовать в обсуждениях на форуме.

    6.MemoQ

    Программное обеспечение для перевода, разработанное для переводчиков-фрилансеров, MemoQ предлагает ряд мощных функций, которые позволяют повторно использовать предыдущие переводы. Он также имеет функции, помогающие повысить качество, проверить согласованность и обеспечить использование правильной терминологии. Версия 2015 года также имеет более быструю функцию проверки орфографии. Посмотрите, сработает ли это для вас, попробовав бесплатную демо-версию в течение 45 дней.

    7. Memsource

    База данных TM, интегрированная с Gengo для повышения эффективности, Memsource — это облачная среда перевода, которая обеспечивает эффективный и действенный инструмент управления проектами.Пользователи могут дополнительно оптимизировать производительность своего перевода, используя такие функции, как TM, редактирование и управление терминологией на платформе.

    8. Кафе переводчиков

    Интернет-сообщество и форум, где вы можете задать вопросы и дать совет опытным переводчикам. Регистрация бесплатна как для профессиональных переводчиков, так и для переводчиков-любителей, и члены Translators Café могут делать ставки и получать работу без дополнительной платы. Работодатели могут связываться с фрилансерами на основании их предложений или предоставлять свою информацию переводчикам.Платежи производятся напрямую фрилансерам без счетов условного депонирования.

    9. Zanata

    Веб-система для переводчиков, создателей контента и разработчиков для управления проектами локализации. Zanata обрабатывает весь рабочий процесс перевода и позволяет переводчикам сосредоточиться на переводах, а не на инструментах и ​​форматах. Его TM также находит и предлагает лучшие совпадения перевода во всей системе. Редактор Zanata работает в любом браузере и не требует установки. С редактором также могут работать несколько переводчиков с чат-комнатой для общения в режиме реального времени.

    10. WordFast Pro

    Wordfast Pro — это автономный многоплатформенный инструмент TM, предназначенный для улучшения процесса перевода для всех, от менеджеров проектов до переводчиков-фрилансеров. В отличие от других CAT-программ, переводчики могут импортировать и экспортировать TM даже с демонстрационной версией и использовать их неограниченное время. Единственное ограничение — размер памяти переводов (500 единиц). Нет необходимости доплачивать за учебные пособия и поддержку, и они обеспечивают отличную поддержку клиентов.

    11. SmartCAT

    SmartCAT — CAT-инструмент для совместной работы, который оптимизирует процесс перевода, позволяя переводчику, редактору и другим участникам работать и сотрудничать в режиме реального времени. Это облачное программное обеспечение использует концепцию памяти переводов (TM) и позволяет переводчикам создавать глоссарии для согласованных переводов. Кроме того, SmartCAT теперь поддерживает многоязычные памяти переводов, что упрощает создание TM и управление ими по сравнению с некоторыми настольными приложениями. Эта функция также может быть полезна переводчикам, работающим в смешанных языковых парах.

    12. Magic Search

    Для более быстрого поиска терминологии Magic Search — это многоязычная поисковая система, которая предоставляет результаты поиска на одной странице из нескольких словарей и других источников для разных языковых пар. Он выполняет поиск в нескольких источниках, таких как Word Reference, TAUS, IETA, EUdict и другие. Пользователи также могут установить расширение Google Chrome в свой браузер и настроить список словарей и источников, которые они хотели бы искать.

    13.IATE (Интерактивная терминология для Европы)

    Запущенная в 1999 г., IATE, что означает «Интерактивная терминология для Европы», представляет собой межведомственную терминологическую базу данных Европейского Союза. Этот полезный ресурс обеспечивает последовательность и качество всех письменных сообщений, связанных с ЕС. Он играет жизненно важную роль для переводчиков и языковых профессионалов, поскольку охватывает все 23 официальных европейских языка, включает 8,4 миллиона терминов, специфичных для ЕС, 540 000 сокращений и 130 000 фраз. Пользователи могут оценить надежность терминов, которые вводят в базу данных терминологи и переводчики из ЕС.

    14. Языковой портал Microsoft

    Для переводчиков, специализирующихся в области информационных технологий и программного обеспечения, языковой портал Microsoft позволяет пользователям выполнять поиск переводов ключевых терминов Microsoft и общей терминологии ИТ. База терминов содержит приблизительно 25 000 определенных терминов, включая определения на английском языке, переведенных на 100 языков. Пользователи также могут загрузить сборник терминов Microsoft, содержащий стандартные термины, используемые в продуктах Microsoft, а также переводы пользовательского интерфейса, руководства по стилю Microsoft и API службы терминологии Microsoft.

    15. OmegaT

    OmegaT — это бесплатный инструмент памяти переводов, программное обеспечение с открытым исходным кодом, которое позволяет переводчикам работать более эффективно за счет нечеткого сопоставления (компьютерный перевод) и автоматического распространения сопоставлений. Этот инструмент также использует несколько памяти переводов одновременно и позволяет пользователям одновременно обрабатывать несколько файловых проектов. Его мощные инструменты включают поддержку Unicode (UTF-8), которая может использоваться с нелатинскими алфавитами; встроенная проверка орфографии и совместимость с другими приложениями памяти переводов.

    16. Количество слов на веб-сайте

    Это бесплатный онлайн-инструмент, который вы можете использовать для подсчета повторений и новых слов на веб-сайтах, созданных на платформе WordPress. От самого разработчика Website Word Count Ханна Слес: «Ежедневно я получаю много запросов на перевод с английского на русский, в основном на локализацию веб-сайтов. Чтобы упростить подсчет повторов и новых слов на моем веб-сайте, я разработал этот инструмент, чтобы помочь переводчикам и клиентам сэкономить время и силы.В конце этого года я планирую обновить свой инструмент, чтобы он также мог подсчитывать количество слов для веб-сайтов на других платформах ».

    Используете ли вы некоторые из этих онлайн-инструментов? Поделитесь с нами своими мыслями и другими рекомендациями!

    Хотите стать переводчиком Gengo?

    Присоединяйтесь к нам

    Пять контрольных признаков любительской самоизданной книги

    Любительская самоизданная книга оставляет профессиональным инди дурную репутацию

    Энн Р.Аллен

    Когда ты прикован к больничной койке в течение нескольких месяцев, как я был прошлым летом, ты читаешь много книг. За два с лишним месяца пребывания в медицинском заключении я прочитал почти все, что было загружено на мой верный старый Kindle (более 200 наименований).

    Часто я не помнил, как книги попали туда. Я бы просто начал читать, где меня сбили с ног Amazon.

    Но удивительно, как быстро я понял, что книга — это любительский труд. Иногда я задерживался, чтобы прочитать оставшуюся часть книги, но часто просто щелкал мышью.

    Обратите внимание: я считаю, что важно проводить различие между любительской книгой, опубликованной самостоятельно, и книгой, написанной профессиональным инди-автором . Мало кто может отличить книгу, изданную самим профессионалом, от книги традиционного издательства.

    Но любители, как правило, на раннем этапе выставляют напоказ красные флажки, чтобы дать читателю понять, что они как бы управляют издательским делом.

    1) Заголовки: общие заголовки могут кричать «Самостоятельно опубликованная книга для любителей.”

    Автор, который выбирает общий заголовок, например Finding Myself, или Love and Marriage , или одно всеобъемлющее слово, например, Change, Grief, или Hope , сигнализирует о недостатке фокуса. (А также паршивое воображение.)

    Общие названия также не дают читателю достаточно информации о том, о чем книга.

    Да, я знаю, что есть роман под названием Война и мир , который неплохо поступил в отделе продаж. А есть эффектный комический роман « Жизнь, Вселенная и все» . Но если вы не Лев Толстой или Дуглас Адамс, не предпринимайте столь масштабных усилий.

    Посмотрите на текущие бестселлеры. Их названия, как правило, очень конкретны и интригуют. Такие заголовки, как « Где поют краудады», «Моя темная Ванесса» или «Мексиканская готика », вызывают у читателя эмоциональный отклик и любопытство. Подробнее о названиях читайте в моем сообщении «10 советов по выбору правильного названия для вашей книги».”

    2) Неуклюжий рассказ (хотя он встречается и в традиционных книгах)

    Раньше я говорил, что всегда могу отличить любительскую книгу по отвисшей середине или недостаточной фокусировке, но после прочтения этих 200 книг на моем Kindle я понял, что неуклюжее повествование происходит повсюду.

    Впрочем, в любительских книгах встречал чаще. Постоянные воспоминания и безжалостное изложение были двумя наиболее частыми проблемами, которые мешали мне читать дальше.

    Но худшей причиной неуклюжего повествования, которую я обнаружил, был главный герой, у которого не было конкретных целей и который как бы плыл по сюжету, а не продвигал его вперед.Книги с бесцельными героями часто можно читать как серию виньеток, а не как связную историю.

    В следующем году я напишу пост, в котором предложу некоторые исправления для неуклюжего повествования, которые помогут независимо от того, планируете ли вы паб или самопаб.

    3) Вопросы орфографии и грамматики

    Это верно не для всех, но для меня грамматические ошибки говорят о «любительской самоизданной книге». Это мои лучшие придирки:

    • Апострофы. Любой писатель, который не знает, когда использовать «Это» или«Это» или «Твое» против «Ты» нужен зоркий редактор.
    • «Ложь» против «Лэя». Куры откладывают яйца. Люди ложатся. Использование этих слов может быть региональным, но если вы не пишете диалоги из этого региона, научитесь использовать их правильно.
    • «Был» против «Оборотень». Это трудный. Большинство ваших персонажей, вероятно, не используют сослагательное наклонение в диалогах. Но если ваш рассказчик должен быть образованным человеком, и вы пишете что-то противоречащее действительности, вы должны уметь написать «Если бы Генриетта была цыпленком, она бы отложила фиолетовые яйца», а не «Если бы Генриетта была цыпленком». … »Совет: замените тему« I »на« I ».Легко сказать «Если бы я был цыпленком» вместо «Если бы я был цыпленком». Да, я знаю, что некоторые учителя письма говорят, что ни в коем случае нельзя использовать «было» или «было». Но я думаю, что они полны гуано. Вот мой пост о «Была» полиции и еще один о правилах глупого письма.
    • «Хорошо» — это не слово. Простите. Это нормально для разговорного диалога, но не для серьезной прозы.
    • Существительное
    • «Совет». «Советовать» — это глагол. Они не взаимозаменяемы. Если вас просят что-то посоветовать, вы даете совет.Да, английский — странный язык.
    • вопросов «Я» и «Я». Многие писатели боятся использовать слово «я» из страха показаться неграмотным. Поэтому они подставляют неуклюжее и претенциозное «я». Необязательно говорить: «Она предложила яйца Генриетте и мне». «Me» — правильное местоимение для использования в качестве объекта глагола или предлога. Вы не стали бы писать «Он дал яйцо мне», поэтому не пишите «Он отдал яйцо Генриетте и мне».
    • «Попробуй и». Совершенно нормально, когда ваши персонажи говорят, что они собираются «попытаться найти фиолетовые яйца» в диалоге, потому что «попробуй и» часто встречается в разговорной речи.Но ваш повествовательный голос не должен говорить этого, если она должна быть образованной. Она скажет, что «пыталась найти фиолетовые яйца».

    4) Сбои непрерывности и плохое соотношение диалога / описания

    Вот почему нам нужны профессиональные редакторы:

    • Изменение имени. Есть аудиокнига, которую прослушивал друг-рассказчик, в которой имя главного героя изменилось в середине отрывка. (Признаюсь, однажды я отправил агенту полное мс, имя главного героя изменилось на полпути.☹)
    • И я читал одну, где имя персонажа было написано тремя разными способами. Я прочитал большую часть книги, думая, что это три разных человека. (Я представил несколько интересных групп втроем в тех любовных сценах.)
    • Старый любимец оставляет второстепенного персонажа свисающим со скалы, потому что автор забыл продолжить свою сюжетную арку.
    • Некоторые любительские самоизданные книги читаются как сценарии, только диалоги. Другие состоят из огромных неудобоваримых кусков описания.Пошли к редактору!
    • В начале сцены героиня носит туфли на шпильках, но каким-то образом бежит за плохим парнем в своих верных кроссовках, хотя у нее не было минуты, чтобы сменить обувь. Или второстепенный персонаж — дантист в одной сцене и бухгалтер в другой. Или персонаж описан как сирота, но жалуется на то, что живет с родителями.

    5) Обложки: Дизайн обложек своими руками может выглядеть профессионально в наши дни, но…

    Некоторые люди говорят, что вы всегда можете отличить самостоятельно изданную книгу по ее обложке, но это уже не так. В наши дни большинство инди нанимают профессиональных дизайнеров обложек, и, как сказала нам Рут в ноябре, обложки, сделанные своими руками, прошли долгий путь и могут выглядеть так же профессионально, как обложки от традиционного издательства.

    На Kindle вы и так часто не видите обложку книги. Вы должны прокрутить назад, где вас помещает Kindle, и в моей старой версии все в любом случае черно-белое.

    Нельзя сказать, что некоторые каверы не развевают любительский флаг. Самые очевидные обложки для новичков — это путаница из слишком большого количества элементов.Автор попытался поместить каждого персонажа и тему в эту обложку с помощью множества шрифтов, и это ужасный беспорядок.

    Или обложка может не подходить для жанра. Если ужасные ведра с кровью украшают обложку уютной тайны или обнаженная пара эротически сжимается на обложке литературного романа, читатель может быть уверен, что это любительская самоизданная книга.

    Как сделать так, чтобы ваш инди-проект не выглядел как любительская самоизданная книга

    Нанять профессионального редактора . Если ваш редактор такой же любительский, как и вы, вы зря тратите деньги. Даже если они хорошо знают грамматику, они не всегда дадут вам законченную книгу. Средний специалист по английскому языку не знает, как структурировать рассказ, создать арку персонажей или написать убедительные диалоги.

    Получите много отзывов. Если у вас нет хороших читателей бета-тестирования, подумайте о том, чтобы присоединиться к группе критиков, будь то онлайн или лично. (Хотя вы не должны воспринимать все, что они говорят, как Евангелие.) Или вы можете записаться на уроки творческого письма, где люди делятся своей работой.Да, вы получите болезненные отзывы, но вы можете научиться не принимать их на свой счет.

    Получение обратной связи очень важно, даже если большая ее часть может оказаться бесполезной. Это поможет вам не тратить зря деньги и время профессионального редактора.

    ***

    Энн Р. Аллен (@annerallen) 20 декабря 2020 г.

    А вы, писцы? Какие признаки дилетантства заставляют перестать читать книгу? Или решили не покупать? Вы сами издали книгу, а потом поняли, что она полна признаков дилетантства?

    КНИГА НЕДЕЛИ

    ШЕРВУД, ООО: Камилла Тайна № 2

    Внезапно бездомный американский эксперт по манерам Камилла Рэндалл становится служанкой 21 века Мэриан, жестоко живущей рядом с настоящим Шервудским лесом с бандой английских издателей эротики вне закона — во главе с очаровательным самозваным Робин Гудом, который, к сожалению, может намереваться убить ее .

    Когда Камиллу приглашают опубликовать книгу из ее колонок с британским издателем Питером Шервудом, она попадает в суровый криминальный мир — вдали от той веселой Англии, которую она представляет. Персонал — бывшие зэки, а эротика извращенная. Голодная и без гроша в кармане, она останавливается в Венди-Хаусе, построенном из поддонов порнографии, борясь с эпическим наводнением, лживой американской девкой Ренфэр и таинственным убийцей, которым может быть сам Питер.

    Вот отличное описание Sherwood, Ltd от Дебры Ив из Later Bloomer

    Доступно в электронной книге по номеру:

    Apple books

    All Amazons GooglePlay Scribd Kobo Nook Smashwords

    В бумаге можно получить по номеру:

    Amazon Barnes & Noble

    ***

    Если какие-то писатели в эти тяжелые времена нуждаются в духовном утешении, существует новый (бесплатный) веб-сайт только для авторов, предлагающий краткую управляемую медитацию для расслабления и вдохновения. Ознакомьтесь с «Медитациями по понедельникам для души писателя».

    20 самых страшных вещей о компаниях, оказывающих услуги любительского перевода

    Услуги переводчика

    быстро становятся необходимостью для компаний, которые хотят двигаться вперед. Такие компании уделяют пристальное внимание текущим рыночным тенденциям и используют эти услуги так, как считают их лучше всего. И так много новых и начинающих компаний также пытаются расширить свой кругозор, но есть загвоздка.Поскольку эти компании все еще относительно молоды, их бюджеты немного ограничены.

    Они считают, что единственный способ позволить себе переводческие услуги — это использовать любительские компании. Хотя это заблуждение, оно не так часто опровергается. Эти компании не знают, что большинство опытных и качественных переводческих услуг очень доступны по цене. Фактически, почти 85% этих компаний имеют конкурентоспособные ставки. Вы получаете лучшие результаты от этих компаний, потому что они знают, что они делают и как это должно быть сделано.

    Тем не менее, любительские компании (или дешевые компании, если можно) все еще получают много работы. Чаще всего таким компаниям дают проекты на порталах для фрилансеров вроде Upwork. Действительно, есть много хороших и качественных молодых компаний, работающих через платформу Upwork, но, по правде говоря, мы должны признать, что большинство компаний злоупотребляют этой возможностью и предоставляют своим клиентам некорректную работу.

    Использование таких профессиональных компаний, как MarsTranslation, CCJK и GENGO, означает, что вы получите адекватное соотношение цены и качества.Если вы этого не сделаете, вам придется столкнуться с ужасом.

    Вот 20 самых страшных вещей о компаниях, оказывающих любительские переводческие услуги.

    Неопытный:

    Нет смысла это отрицать. Большинство компаний, оказывающих любительские переводческие услуги, не имеют опыта. Да, им нужно работать, чтобы получить опыт, но нет смысла использовать эти услуги для чего-то столь же важного, как ваши международные кампании. Вы можете использовать эти услуги для небольших вещей, таких как брошюры и заголовки.Если вы не хотите совершить бизнес-самоубийство, используйте только профессионального переводчика для своих основных проектов, таких как описания продуктов, электронные письма и переводы веб-сайтов.

    Негативное изображение бренда!

    Поскольку эти переводчики и компании не имеют опыта работы с международным брендом (или брендингом, если на то пошло), использование их услуг для крупных проектов может очень плохо сказаться на имидже вашего бренда. На самом деле, компании не раз сожалели об использовании таких услуг, потому что создавали очень плохой имидж бренда, от которого им было очень трудно избавиться! Помните дизайнерскую ошибку Pepsi 2008 года? Что-то подобное может случиться и с вами!

    Современные инструменты — вымерли!

    Практически ничего не стоит использовать современные средства перевода и вспомогательные средства.САТ-инструменты, такие как память переводов и глоссарий переводов, помогают языковым переводчикам выполнять переводы наилучшего качества в кратчайшие сроки. К сожалению, эти инструменты дорогие, и для такой компании это будут большие вложения. К тому же, чтобы привыкнуть к этим инструментам, нужно немного времени. Переводчику действительно нужно обучение, прежде чем его можно будет эффективно использовать.

    Дешевые инструменты!

    Если у этих компаний есть доступ к этим инструментам, они дешевы и ненадежны.В большинстве случаев эти инструменты представляют собой пробные версии или пиратские взломанные версии, которые не получают регулярных обновлений, как платные версии. Все сводится к качеству перевода, которое страдает, потому что такие инструменты не поддерживают все функции, необходимые переводчику для правильной работы.

    Ограниченная языковая поддержка!

    Вот факт; эти компании не предлагают многоязычную поддержку. Они поддерживают 1 максимум 5 языков, и на этом их языковая поддержка заканчивается.В основном они переводят язык на английский или с английского, так что у вас также будет доступ к нескольким языковым парам. Короче говоря, это ограничивает их услуги небольшим регионом, который может или не может попасть в вашу кампанию.

    Ограниченная отраслевая поддержка!

    Многие из таких компаний не поддерживают многие отрасли. Они сосредоточены на одном виде работы и ограничиваются работой только в этой области или отрасли. Если выбранная вами компания работает только с услугами по бизнес-переводу, вам придется искать другого поставщика, чтобы получить качественные услуги по переводу рекламы и маркетингового перевода, что может привести к потенциальной неудаче в вашем проекте и кампании.

    Нет экспертов!

    У них нет отраслевых экспертов. Период. Поскольку большинство их переводчиков — новички и работают в этих компаниях, чтобы получить опыт, они не так уверены в своей работе и не являются экспертами в своих областях. Опытный переводчик будет хорошо разбираться в отрасли, на которую вы ориентируетесь, и будет знать все отраслевые жаргоны, которые необходимо использовать, чтобы перевод выглядел «нормальным», а не оторванной версией дорогих духов.

    Отнимает много времени!

    Эти компании не торопятся, чтобы завершить проект. На самом деле это не их вина. Поскольку у них нет нужных инструментов, чтобы помочь им, они не торопятся, чтобы завершить перевод и убедиться, что он в хорошем состоянии. Иногда проект перевода обычного размера может занять до 2–3 недель, тогда как профессиональные переводчики могут выполнить проект за 3–4 дня.

    Бесстрастный!

    Компании, оказывающие услуги любительского перевода, не проявляют инициативу.Поскольку их услуги ограничены, они сосредотачиваются только на том, что могут предоставить. Итак, если есть что-то, что может заставить ваш проект сиять на целевом рынке, и ваша нанятая компания не может работать над этим; забудь об этом. Они не поделятся с вами идеей, потому что это означает, что они потеряют контракт, если вы знали.

    Нет новых мировых служб!

    Многие опытные или профессиональные службы быстрого перевода предлагают своим клиентам несколько услуг, включая DTP (настольные публикации), дизайн, API, веб-разработку и даже помощь по SEO. Эти услуги очень удобны, потому что профессиональные компании имеют местных экспертов, работающих над вашим проектом, чтобы он соответствовал вашему целевому рынку. Увы, этими услугами могут пользоваться только профессиональные компании.

    Проблемы с качеством!

    Без сомнения, это худшая вещь, с которой вам придется иметь дело с некоторыми серьезными проблемами качества. Многие профессиональные и качественные переводческие услуги гарантируют, что переводы, которые они отправляют своим клиентам, являются на сто процентов безупречными.Они назначили корректоров, руководителей групп и менеджеров, которые позаботятся об этом. Кроме того, они сертифицированы организациями по контролю качества, такими как ISO и UKAS. А компаниям-любителям предстоит пройти долгий путь, прежде чем они смогут получить сертификат ISO.

    Проблемы с локализацией!

    Локализация очень необходима для переводов, которые будут прочитаны массами. Конечно, вы можете просто перевести описания ваших продуктов дословно, но когда дело доходит до материалов, которые потенциально могут сделать вас брендом в вашем целевом регионе, необходимо локализовать. А к локализации нужны опыт и переводчики-носители языка.

    Использование машинного перевода!

    Многие, многие любительские компании используют машинный перевод. Это факт, который нельзя игнорировать и который следует признать. Вы видели, что китайский перевод не удался? Если да, то зачем ставить под угрозу вашу кампанию? Если они немного отстают от сроков, они БУДУТ использовать машинный перевод, что является худшим.

    Сроки!

    Их рабочий процесс не привязан к срокам.Конечно, есть действительно хорошие переводческие компании-любители, но найти такую ​​- все равно что найти иголку в стоге сена. Возможно, вам придется потратить уйму времени на поиски подходящего совпадения, и это может занять много времени. Поскольку у этих компаний нет нужных инструментов, работа откладывается, и да, ваш босс будет кричать на вас за задержку. Так что выбирай с умом, мой друг.

    Меньший пул ресурсов!

    У большинства любительских компаний нет ресурсов для работы над вашими большими проектами. У них может быть 6 максимум 10 переводчиков, но не все из них смогут работать над вашими проектами, потому что они также будут работать над несколькими другими проектами одновременно. Поэтому, если у вас есть проект, требующий особого внимания или ориентированный на сроки, вы можете быть уверены, что выбранный вами поставщик не сможет работать с вашими параметрами.

    Затраты на вычитку!

    Вот еще один факт: нельзя доверять переводам, пока их не прочитает другой переводчик.Если вы знаете изучаемый язык, отлично, вы можете сделать это самостоятельно. Но если вы хотите, чтобы ваш поставщик проверил проект, убедитесь, что ваш карман слишком глубок, потому что это будет вам дорого стоить. За услуги корректуры всегда будет взиматься дополнительная плата, и это будет дорого.

    Ревизионные сборы!

    Переводчик допустил ошибки, которые вы обнаружили при корректуре? Не волнуйтесь, просто попросите своих поставщиков отредактировать документ и исправить ошибки. Но ждать! Вы уже догадались: вам это будет стоить.Некоторые из этих компаний предлагают, чтобы первая версия была бесплатной, а другие версии обошлись бы вам. И во многих случаях эти изменения могут стоить вам половину стоимости всего проекта.

    Скрытые комиссии!

    Вы не поверите, но будут скрытые платежи. Они могут быть замаскированы под «общую» плату, но поверьте нам; их будет много. В большинстве случаев эти компании требуют дополнительных затрат. Лучший способ избежать этого — получить бесплатное предложение от любой профессиональной переводческой компании.Как только вы немного познакомитесь с тарифами, вы поймете, сколько любительских компаний вас обкрадывают. Кроме того, эта практика научит вас использовать только качественные услуги перевода, потому что они всегда, всегда имеют конкурентоспособные цены, которые будут в вашем бюджете.

    Задачи для переводчиков!

    Большинство переводчиков, работающих в этих компаниях, — фрилансеры. Они либо сидят дома, мамы или папы, либо они студенты колледжа, которые пытаются подзаработать. Дело в том, что этим переводчикам мало платят. Они работают под руководством человека, который забирает большую часть наличных, а переводчикам платят копейки за работу, которую они делают. Часто переводчикам даже не платят и их обкрадывают агенты, которые «исчезают» и никогда не отвечают.

    Нет льгот!

    Эти компании не предоставляют дополнительных льгот, таких как руководители групп, менеджеры проектов или регулярные ежечасные обновления. Их услуги также ограничены. Многие языковые службы предоставляют множество услуг, которые очень удобны для управления вашим бизнесом, маркетинга и брендинга.Большинство профессиональных компаний предоставляют такие услуги, как услуги субтитров, услуги озвучивания, услуги устного перевода и услуги транскрипции. Они также могут преобразовать для вас любой контент на языке вашего желания. У любительских компаний, к сожалению, нет для вас этих льгот.

    Еще один недостаток любительских компаний в том, что у них нет своих сайтов. Это означает, что вам нужно будет отправить им электронное письмо, чтобы получить их портфолио. Кроме того, во многих случаях эти компании вовсе не являются «настоящими компаниями».Эти «компании» состоят из одного или двух членов, которые работают вместе.

    Напротив, если вы обратитесь к профессиональному поставщику услуг языкового переводчика, вы обнаружите, что у них есть целые команды, посвященные обслуживанию клиентов. У них есть свои портфолио на своих веб-сайтах, их сертификаты находятся на их веб-сайтах, и вы можете легко получить от них расценки за считанные минуты.

    Кроме того, у них есть правдивые отзывы, потому что в большинстве случаев у них есть корпоративные клиенты, которые являются транснациональными компаниями.Вы не можете получить лучшую гарантию их услуг, чем это. Если транснациональные компании доверяют этим компаниям качественные переводы и прозрачные расценки, вы также можете доверять им в любом проекте, который у вас может быть. Опытная переводческая компания предугадывает ваши потребности, предлагает решения и гарантирует стопроцентную точность и полноту своих услуг.

    китайских переводчиков-любителей, выставляющих счета больше, чем юристов — CBL

    Часто слышу от юристов, заказавших перевод юридических документов на китайский язык, что перевод был невероятно дорогим, но качество было чрезвычайно низким.В большинстве случаев эти юристы обращались к так называемым переводческим компаниям с полным спектром услуг, которые обеспечивали отличные переводы с испанского или французского языков, но при этом сильно терпели неудачу с китайским. Несмотря на низкое качество, клиенты обычно в конечном итоге платят около 800 долларов в час за фактическую работу по переводу, скрытую в непрозрачных договоренностях с фиксированной оплатой — ставка выставления счетов выше, чем та, которую взимает большинство американских юристов.

    Вам может быть интересно, как я достиг этой поразительной цифры 800 долларов в час. В конце концов, у этих переводчиков нет накладных расходов, они в основном работают дома на ноутбуках и обычно живут в городах с дешевой арендой в развивающихся странах. Это особенно шокирует, поскольку типичная юридическая фирма может нанять на месте переводчика с аналогичной квалификацией всего за 50 долларов в час. Отслеживая эту цифру, я начинаю с того, что юридическая фирма размещает заказ в бюро переводов. Вместо того, чтобы обращаться за советом к китайскому специалисту по переводу, юристы обычно связываются с аутсорсером перевода напрямую — обычно без каких-либо указаний или инструкций для временных специалистов по переводу.

    Фирма, которую нанял юрист, — это даже не кадровая фирма, а аутсорсинг по ставке $ 1.30 / слово, чтобы перепродать проект кадровой фирме. Аутсорсинговая компания просто ищет в своей базе данных поставщиков юридический перевод с китайского на английский и связывается с кадровой фирмой, расположенной в Ухане, Китай. Затем файл пересылается аутсорсинговой компанией в Нью-Йорке в кадровую фирму в Ухане, которая взимает с аутсорсера 0,10 доллара США за слово. Затем кадровая компания копается в своей базе данных временного персонала, сосредотачиваясь на четырех приоритетах:

    (1) Избегайте жалоб клиентов;

    (2) Завершите перевод в течение 24-48 часов;

    (3) Увеличить размер прибыли; и

    (4) Максимально увеличьте количество слов, переводимых каждым менеджером проекта.

    Кадровая компания использует внутреннюю систему программного обеспечения, которая ищет самого дешевого переводчика, который «достаточно хорош» (без жалоб клиентов), и выполняет работу «точно в срок», чтобы ее доставили. Примечательно, что в системе будет отсутствовать какая-либо объективная мера точности перевода. Китайские агентства лишь на словах говорят о точности перевода. Все, что их волнует, — это проверяете ли вы сами переводы; если заказчик проводит аудит своих переводов, он отслеживает жалобы, поступающие от этого клиента.Частота жалоб отдельных клиентов и переводчиков, являющихся их субъектами, являются ключевыми показателями эффективности, используемыми при определении прибыльности. Поэтому цель кадровой компании — определить ваш уровень толерантности к ошибкам и назначить вам самого дешевого переводчика с таким уровнем толерантности. Устойчивость к ошибкам — вот почему я рекомендую юристам использовать аудиторов даже при работе с аутсорсерами; это гарантирует, что они будут вынуждены предоставлять вам переводы более высокого качества.

    Американские юридические фирмы обычно допускают неправильный перевод 40% переданных значений по цене 0,30 доллара за слово, при этом переводчику отдается всего 0,013 доллара за слово. В конечном итоге, как мы увидим, компания платит 800 долларов за час рабочего времени переводчика.

    Проверка реальности

    Если вы поразмыслите над тем, что вы считаете разумным и верным, исходя из собственного опыта в любой развитой англоязычной стране, будь то Америка, Великобритания, Австралия или любая другая развитая англоязычная экономика, вы знаете, что хорошо образованные люди со знанием английского не из дешевых.Более того, китайские переводчики обычно относятся к категории квалифицированных профессионалов, владеющих английским языком. Если вы просмотрите профили китайских переводчиков в Интернете, вы обнаружите, что они сами рассчитывают ставку 30 долларов в час и что те же кадровые фирмы предлагают такие ставки для почасовых проектов.

    Люди, работающие в ресторанах быстрого питания за минимальную заработную плату, не из тех профессионалов, к которым вы бы обратились за экспертизой в проекте с высокими ставками. Тем не менее, это именно та фантазия, которую многие переводческие компании продают за юридический перевод на китайский язык.Честные, трудолюбивые китайские переводчики могут стабильно выполнять примерно 250 слов в час, что может показаться очень медленным, но вполне нормальным, учитывая сложность перевода с китайского на английский. При ставке 0,013 доллара за слово они могли бы зарабатывать около 3,25 доллара в час, если бы выполняли работу честно — это часть того, что в наши дни зарабатывают даже неквалифицированные рабочие в Китае.

    Реальность такова, что, как и во многих других профессиях в Китае, некоторые китайские переводчики предпочли работать нечестно, чтобы компенсировать низкие расценки.На практике эти переводчики нацелены на 30 долларов в час, и, поскольку они работают по фиксированной ставке, используют инструменты машинного перевода, чтобы ускорить свою работу примерно в 10 раз. Вместо того, чтобы переводить 250 слов в час, как для любого взыскательного и хорошо оплачиваемого клиента, они стремятся переводить примерно 2700 слов в час. Они просто вставляют переводы машинного переводчика и ищут что-нибудь вопиюще неправильное, закрывая все очевидные дыры, которые могли бы раскрыть то, что они сделали. Затем переводчик кладет в карман 35 долларов за час работы, который потребовался им для перевода 2700 слов.Юристу следует быть в курсе, что любой, кто работает с одним-двумя центами за слово над такой сложной задачей, почти полностью полагается на такие платформы, как Google Translate, однако многие юристы по-прежнему не проводят должную осмотрительность в отношении своих поставщиков услуг китайского перевода по единственной причине. что это не оплачиваемая работа.

    Переводчик в Китае отправляет файл по цене 0,01 доллара США за слово, при этом зарабатывая 30 долларов в час. Кадровое агентство в Ухане, Китай, затем отправляет заполненный файл, не читая его, аутсорсеру переводов в Нью-Йорке со счетом-фактурой на 270 долларов по их 0 долларов.Скорость перевода 10 / слово, а также десятки других файлов от других переводчиков, которые делают то же самое. Команда по продажам и маркетингу, которая запустила проект, берет 25% комиссионных, а остальное идет на накладные расходы и зарплату менеджера проекта, оставляя 22% общей прибыли для проекта.

    Компания по аутсорсингу переводов в Нью-Йорке затем получает файл в свою автоматизированную систему и маркирует проект на 2700 слов стоимостью до 810 долларов из расчета 0,30 доллара за слово. На этом уровне к проекту применяется та же комиссия за продажу в размере 25%.С учетом высокой арендной платы за офис в Нью-Йорке и накладных расходов это по-прежнему оставляет 20% общей прибыли для этой очень успешной переводческой компании. За один час работы с конечного клиента взимается 810 долларов — это действительно то, что великие юристы, консультанты и бухгалтеры в Нью-Йорке могут взимать за час. Однако, в отличие от этих профессионалов, переводчик вряд ли найдет момент, чтобы взглянуть на свою работу — они должны выполнить перевод невероятно быстро. По мнению этих профессионалов, любые ошибки, которые делают переводчики, требуют оплаты времени, что означает, что реальная стоимость перевода намного выше, чем стоимость, указанная в счете.

    Жалкое состояние аутсорсинга побудило меня собрать анимацию перевода китайского контракта, который печатается в двуязычный документ на домашней странице CBLtranslations.com; он говорит вам, что мы делаем работу сами, знаем, как она выполнялась, и что вы можете положиться на нас. Сравнимая демонстрация того, что делают аутсорсеры, — это напечатать электронное письмо кому-то в Индии или Китае со словами: «Пожалуйста, обработайте, спасибо». Юристы, которые полагаются на 40% ошибок при переводе, в конечном итоге совершают серьезные злоупотребления.Рассмотрим следующие серьезные случаи, которые попали в новости, которые я также проверил с помощью отраслевых и официальных источников:

    — Неудачная проверка молочной компании привела к отравлению китайских детей молоком с добавлением меламина;

    — Неудача фармацевтической компании в процессе соблюдения правовых норм привела к тюремному заключению десятков китайских сотрудников и одного британского исполнительного директора, а также штрафов на несколько миллиардов юаней;

    — Министерство юстиции США обвинило генерального юрисконсульта США в мошенничестве и препятствовании отправлению правосудия из-за «вводящего в заблуждение» отчета о внутреннем расследовании, написанного на основе китайского перевода.

    В каждом из этих сбоев переводчик за 800 долларов в час, обеспечивающий 40% -ный коэффициент ошибок, приводил к юридической катастрофе для юристов, руководителей и корпоративных советов. Кто виноват в этих случаях? Вышеупомянутые руководители и юристы проявили халатность, и причина кроется в халатном приеме на работу: они нанимали временных сотрудников для выполнения профессиональной работы. Их подбросили продавцы, которые рассказали историю, слишком хорошую, чтобы быть правдой: неподготовленные временные сотрудники могут и будут оказывать им профессиональные услуги на том же уровне, что и эксперты.Во многих из этих случаев это были профессионалы в таких областях, как проектирование, финансы и право, которые абсолютно знали, что временные сотрудники, предоставленные кадровыми компаниями, не оказывали необходимых профессиональных услуг, но они все равно наняли их. Они выбрали их, потому что это был легкий выход и у них были дела поважнее.

    Предположим на минуту, что вы действительно хотите пойти и привлечь этого переводчика к ответственности. Над тобой смеялись бы во внесудебном порядке. На самом деле вы играете в телефонную игру с тем, у кого запрашиваете профессиональные услуги.Вы сообщили о своих потребностях менеджеру поставщика в Нью-Йорке, который затем перефразировал ваши потребности менеджеру поставщика в Ухане, который затем перевел эти потребности на китайский язык, прежде чем бросить его внештатному переводчику в Шэньяне. Вы не можете быть уверены, что эти переводчики знают, что вам нужно. Фактически, переводчики даже не знают, какая компания разместила заказ, равно как и кадровая компания. Они редко видят что-либо, кроме документа, который нужно перевести. Насколько им известно, переводчики просто помогают Microsoft программировать ее движок машинного перевода.Никто не упомянул, что другие люди когда-либо будут читать или использовать документы. Следовательно, они могли разумно предположить, что перевод является чисто академическим упражнением, которое никогда никем не будет использоваться. Сокрытие личности клиента как юриста дает переводчикам право на халатность.

    Хотя ошибки перевода стали причиной бесчисленных бедствий в Китае и посадили в тюрьму множество деловых людей, ни одной иностранной компании никогда не удавалось привлечь переводчика в Китае к юридической ответственности за то, что является откровенно системной халатностью и мошенничеством.В конце концов, вы являетесь единственным лицом, ответственным за выбор квалифицированных специалистов, которые предоставят вам совет и услуги, на которые вы полагаетесь.

    Как избежать проблемы?

    Часто встречаются фальсифицированные переводы. Лучший способ защитить себя — это стать профессионалом, который хорошо подготовлен к взаимодействию с Китаем. В своей электронной книге я подробно написал о том, как определять различные типы переводчиков.Здесь я хочу подчеркнуть, что вам нужно найти человека — настоящего человека — который обладает следующими тремя атрибутами:

    (1) Репутация, которую необходимо поддерживать;

    (2) Сертифицировано Американской ассоциацией переводчиков или дипломированным институтом лингвистов;

    (3) Приверженность этическим требованиям организации.

    Эти три атрибута важны. Переводчик, вкладывающий средства в свой личный бренд, доказал свою квалификацию и должен соблюдать правила этики под угрозой санкций со стороны ассоциации переводчиков, не тот, кто собирается вас обмануть.Они всегда будут честны с вами в отношении своих навыков и результатов переводческой работы.

    Наконец, прикиньте, сколько может рассчитывать заработать честный переводчик. Умножьте сумму, которую провайдер платит своим переводчикам, на 200–250 слов в час, чтобы определить, сколько можно заработать без мошенничества. Например, если переводчикам платят 10 центов за слово, это меньше, чем зарабатывает юридический секретарь в Нью-Йорке или Калифорнии, но при этом ожидается, что они окажут специализированные профессиональные услуги.

    Заключение

    Индустрия переводов в Китае относительно уникальна из-за огромной разницы между тем, что взимают сторонние переводчики, и тем, что в конечном итоге платят переводчикам — наценка составляет 3000%. Хотя на сам перевод тратится очень мало, реальная стоимость перевода с точки зрения ошибок, наносящих ущерб клиенту, может быть огромной.

    Подробнее: Как определить бизнес-модель поставщика услуг китайского перевода?

    Там, где заканчивается чтение-любитель и начинается профессиональный критик ‹Literary Hub

    Критик как любитель : сразу узнаешь подсказку, хорошую идею для эссе, отличный повод для коллекции эссе, и время кажется подходящим по любому количеству причин.Тем не менее, тем из нас, кто работает в этой книге, трудно не заметить, что перед нами поставлена ​​противоречивая задача. Это выражение неприменимо к нам, поскольку все мы профессиональные читатели, профессиональные критики, иначе бы нас здесь не было.

    Большинство из нас начинали как любители — по крайней мере, я еще не встречал человека, который решил стать профессиональным читателем, как можно было бы решить стать биржевым маклером или ортодонтом, как выбор карьеры, который мог бы сочетать талант и способность к доходу. и статус как рациональный, экономический выбор.Люди становятся налоговыми поверенными по разным причинам, но редко потому, что в детстве они читали правила IRS под одеялом с фонариком. Радиологи не начинают свою жизнь с любви к чтению рентгеновских снимков, и никто не читает рентгеновские снимки как хобби, как удовольствие, не связанное с профессиональными обязанностями. Но люди почти всегда любят читать романы или стихи задолго до того, как имеют к ним какое-либо профессиональное отношение. Мы, читатели, прежде всего любители. В результате мы становимся критиками, по крайней мере частично.

    Они говорят, что все критикуют, но не имеют в виду, что все пишут критику. Писать критику, быть критиком — это больше похоже на работу ортодонта. Мы не делаем этого без профессиональных причин. Мы можем иметь мнение о книге и делиться им; мы можем даже писать о них в блогах, болтать о них, рассказывать о них на званых обедах. Но критика — критика, признанная таковой другими критиками, — это совсем другое. Это не для любителей.

    Даже сейчас, когда я пишу это, я обнаруживаю, что ухожу от любой любви, которую я испытываю к объекту — чтению, книгам — к различным профессиональным целям, как если бы мне хотелось поговорить о том, что я люблю, о чтении, которое я любовь, романы, которые я читаю прямо сейчас, которые мне нравятся, роман, который, когда я был мальчиком, заставил меня понять, что я люблю романы ( Черный жеребец ) — как бы я ни хотел говорить о любви, я почти никогда добраться до него; Я ухожу.Меня тянет к профессиональному бизнесу, к критике, к тем заботам, которые не имеют ничего общего с моей любовной жизнью, меня тянет к тому, что я делаю, после того, как меня тронула часть письма или после того, как меня не удалось тронуть по куску записи: это , я смотрю, как я думаю, это ваши мысли о критике .

    Возможно, это представление о том, что существует подмножество литературных книг, — первое, что соскользнет по скольку от любителя к критику.

    Я бродил по сети после поиска в Google фразы «критик как любитель» и смотрю, что говорит по этому поводу Сайкат Маджумдар — эссе Маджумдара «Критик как любитель» представляет собой чтение «Эдмунда Уилсона из Бенареса, »Автобиографическое эссе Панкаджа Мишры о его читательской жизни в молодости, опубликованное в журнале New York Review of Books в 1998 году.Я вижу, что говорит Маджумдар, что Мишра говорит об этом; Я читаю Мишру, вижу, что, по его мнению, Эдмунд Уилсон может сказать по этому поводу; а затем вернемся к работе Маджумдара, где он рассказывает о том, как Брюс Роббинс и Марджори Гарбер помогают нам понять постколониальный момент Мишры.

    И затем, на несколько записей в Google, я наткнулся на статью, которую Лесли Фидлер опубликовал еще в 1950 году, «К любительской критике», в The Kenyon Review : «Несоответствие, — пишет он там, — между типичными метафорами. для творческого ума и тех, кто типичен для критического ума в нашем мире (и это часто верно для отдельного человека, который практикует и как поэт, и как критик), указывают на тихо отчаянный раскол.«Когда я читаю эти вещи, я начинаю чувствовать себя хорошо, я начинаю чувствовать себя критиком, я начинаю терять объект. Я расколот, я цел.

    *

    Я любил Черный жеребец так же сильно, как тогда я любил лошадей, лошадей, которых я любил до того, как прочитал книгу, несмотря на то, что книга была так же близка к лошади, как и я когда-либо. Колдуя те опрометчивые дни первого сложного литературного взаимодействия, я вспоминаю вкус, аромат, богатую визуальность, переполненный опыт этого чтения.Я любил ту красивую, сложную, блестящую лошадь, за которой мальчик и тренер едут за полмира; Я любил мальчика, мне нравился мир книги, ее плотность, ее артистизм, ее поразительная способность переплетать ее видения с моими собственными желаниями — все это, конечно, даже близко не было для меня в то время.

    И с тех пор я влюблялся снова и снова, сначала в книги моих сестер Нэнси Дрю, Шерлока Холмса и Fail-Safe , затем Джека Керуака, Джозефа Хеллера и Филипа Рота, Грейс Пейли и Фланнери О ‘ Коннора, и каким-то образом я начал читать Апулея, Рабле, Эмили Бронте и Борхеса — все это и многое другое, когда я был еще любителем, до того, как я испытал на себе критику дальше, чем New York Times Book Review , прежде чем я узнал профессиональный смысл канон или контекст или повествование или жанр , прежде чем я научился мыслить как критик.

    Как Мишра в эссе Маджумдара (и, может быть, мне следует упомянуть, что я только что обнаружил, что заигрывал с дилетантизмом, желая сказать не Мишра в эссе Маджумдара, а Панкадж в эссе Сайката, потому что, когда я был любителем, авторы и рассказчики чувствовали себя настоящими. , не как маркеры, не как идеи, или территории, или как заместители для критических концепций, но как, ну, люди, люди, которые «говорили» со мной, которые рассказывали мне истории) — во всяком случае, как Панкадж Мишра, я скажу, я был самоучкой. Я был колючим, мятежным юношей: реактивным, эдиповым.Я ничего не знал и знал все, особенно знал, что мне не нужен был , человек, , чтобы говорить мне, что мне читать, мне не нужен был колледж, не нужно было учреждение. Имена и идеи, которые мелькали мною на страницах Book Review , несомненно, оказали какое-то влияние, и я работал в средней школе в качестве пажа в публичной библиотеке и видел, как прошло много книг.

    Моя мама читала литературные романы, и до того, как я стал страницей, я видел, как ее стопка книг сидит на сушилке, ожидая, когда ее вернут в библиотеку, и запишет имена на корешках.Некоторые повторяли, как Маламуд и Беллоу, и поэтому я интуитивно понял, что они имеют ценность. Я ничего не помню из уроков английского в старшей школе, из которой я, как и Спиколи, выехал в облаке дыма марихуаны — мы вообще читали книги в этих классах? Я не знаю. Но в одиночку я читал жадно, ненасытно до и в те годы и позже. Я оставался крайне малообразованным и недисциплинированным, но не был не знаком с нашей областью знаний, не совсем лишившись некоторых представлений о литературном, пусть даже на начальном этапе.И, возможно, это представление о том, что существует подмножество литературных книг, — первое, что соскользнет по скольку от любителя к критику.

    *

    Моя развивающаяся каноника, когда мне было двадцать с небольшим, была сформирована магазином подержанных книг. Несколько лет я жил недалеко от Айова-Сити и покупал книги у Аландони на Саут-Дабьюк-стрит, недалеко от железнодорожных путей, книги, которые, как я предположил позже, использовались студентами в Writers Workshop, учреждении, о котором я не слышал. еще. Таким образом, за пятьдесят центов или доллар за штуку я был случайно представлен читателям.Аландони, длинноволосый, бородатый и в очках, заметно гордился своей операцией, и я понял, хотя у меня еще не было слов или понятий для нее, что он гордился своим лечением. Он был искушенным читателем с сильными вкусами, которые доходили до мета-вымысла, поэтому я читал Барта, Бартельма и Пинчона, и ничего себе, я был не в себе, и вау, мне это понравилось. Я так или иначе оценил пародийную мимику The Sot-Weed Factor , несмотря на то, что никогда не читал ни единого слова, написанного в восемнадцатом веке.

    Мне нравилось думать о себе как о человеке, который однажды действительно сможет прочитать книгу, которую я читал.

    Я потратил часть этого времени на быстрые свидания с авторами, часть из них как последовательный моногамист — читал сначала Гессен, потом всего Набокова, — и достиг нового уровня экстатического недоумения, читая Ада . Французский, русский и немецкий языки, пропитанные этой книгой, были захватывающими, и теперь это заставляет меня задуматься: сколько удовольствия от чтения такое, желаемое, высоко в облаке незнания, полное обещания некоего будущего я, которое могло бы прочитать книгу вот так и понять это, будущее «я», которое может читать по-французски, по-немецки и по-русски? — в конце концов, этот парень, этот Владимир, он мог читать и писать их все, это было возможно, это было выполнимо, это было в пределах досягаемости.Мне нравилось думать о себе как о человеке, который однажды действительно сможет прочитать книгу, которую я читал.

    Итак, на любителя. Любовник. Очень уж не профессионал. И когда я пишу об этом периоде своей жизни, у меня возникают небольшие вспышки страха — мои читатели здесь, то есть читатели этого эссе, все критики, все внимательные аналитики, все внимательные к моим ошибкам. Они сразу поймут, что я просто блуждаю, плыву, блуждаю по предмету, никуда не ухожу, не набираю никаких очков, даже сейчас это вряд ли профессионально.Итак, в панике я ищу цитату, что-то, что оправдает меня, что-нибудь, что защитит меня от моих руин. Я взял это из эссе Лесли Фидлера, поскольку он пытается объяснить, почему критика никогда не станет наукой:

    Первичный акт веры, делающий возможной критику, заставляет критика при любых обстоятельствах говорить как бы с людьми, а не со специалистами. Обязательная понятность критика заключается не в потворстве праздности, предрассудкам или невежеству, а в сопротивлении импульсу говорить с самим собой или скоплением разумных копий самого себя.В эпоху упадка коммуникабельности и повсеместного отказа в любви трудно быть дилетантом.

    Мне это нравится, но мне это мало помогает. Даже Филдер в защиту любителя говорит мне не делать того, что я делаю: я пишу так, как будто для читателей, да, но в большей степени и для моих собственных скоплений. Может, я не могу быть критиком и любителем одновременно?

    Возможно, это невозможно, и, возможно, это означает, что вся эта предпосылка является проблемой, а не предложением? Интересно, должен ли я действовать как критик, писать как критик, думать как критик, когда я хвалю любителя, возвышать любителя, делать вид, что критик может — несмотря на широко распространенную неудачу в любви — действительно любить любителя, цените любителя, поясняйте любителю.По крайней мере, потому что мы можем быть критиком-любителем; обученные инструментам оценки, мы, возможно, сможем оценить любителя.

    Космополитическая мечта Мишры была моей мечтой, реализация которой обещала вывести меня из состояния бессознательного.

    Публикация Маджумдара о Мишре и Сайката о Панкадж отчасти является признательностью. Он воспринимает дилетантство Мишры как непрофессионализм, и, честно говоря, Панкадж сам представляет это. Но эссе Сайката не только о дилетантстве, не только о чтении; это о мире и об отношении чтения к миру.Он заставляет нас почувствовать странность, неуверенность Панкаджа, этого провинциального самоучка, пробирающегося в библиотеку квазипровинциального университета в том, что Мишра спустя годы называл «руинами империи». », Подпитываемое, по словам Маджумдара,« смутным, но неизбежным »желанием читать, желанием, которое всегда является также стремлением к достигнутому космополитизму, чтение, как оказывается, для Панкаджа, для меня, для многих, сладкая цена обретения космополитической идентичности.

    *

    Мой собственный провинциализм в возрасте 18 лет был интенсивным, несмотря на то, что физически я был близок к центру империи, когда рос в часе езды от Нью-Йорка.Панкадж, находящийся на расстоянии 8000 миль, читал TLS , Partisan Review и New York Review of Books , о которых я никогда не слышал, хотя последние два были изданы в пределах 30 миль от моего дома. Тень империи отбрасывается очень близко к ее центру, и, возможно, отбрасывается там не так же, как она затемняет свои форпосты; то есть, читая произведение Маджумдара, я почувствовал абсолютное родство с Панкаджем. Мы оба навязчиво читали, оба чувствовали свое провинциальное пятно, оба были связаны с отчаянными и криминальными персонажами в нашем чтении и в нашей жизни, оба жаждали прибытия, которое было текстуальным — мы не искали денег (кроме еды) или карьеры, мы были в поисках некоего превосходства мы наделили литературу дарящей силой.

    Мальчик из Черный жеребец на самом деле был не мной — у него была лошадь, он путешествовал в «Аравию» — но Панкадж, мальчик с космополитической тоской в ​​Варанаси, пытался утолить эту жажду чтением, да, c’est moi . «Мечта о космополитизме, зародившаяся на периферии провинции»? Да, это была моя мечта, приз за кулисами, к которому я шарил, оставшись в собственном невежестве на окраине пригорода, затем на периферии Среднего Запада, работая руками на стройках, на фермах, в ресторанах — космополитическая мечта Мишры была моей мечтой , его достижение обещало поднять меня не из моего социально-экономического положения, а из моего несознания.

    Мишра, как мы знаем, быстро стал профессионалом: любители не публикуются регулярно в New York Review of Books . Путь Мишры к профессиональному чтению был, опять же, как и мой, окольным, хотя за плечами у него уже было несколько лет колледжа, когда у него возникли проблемы с пониманием Эдмунда Уилсона. Среди моих случайных заработков в любительские годы была работа по приготовлению завтрака и обеда для студентов в небольшом колледже в Дабьюке, штат Айова. Я был аномалией, один молодой человек, работавший с полдюжиной женщин среднего возраста, и они совершенно религиозно заставляли наши перерывы на кофе и обед каждый день точно в нужную минуту, и в этот момент я вытаскивал книгу и читал, пока они говорили о своей жизни, жизни мужей и детей, которые очень мало перекликались с моим собственным контркультурным развратом.Они думали, что я чудак, но мы все были довольно дружелюбны.

    Магазины подержанных книг в Дубуке не так тщательно курировались, как у Аландони, но большинство используемых книжных магазинов приводят к своего рода согласованной учебной программе: сочетание вкуса владельца магазина, книги, которые оказались в чьей-то библиотеке перед смертью, вызвали у них бокс и выпадение. , книги, у которых было продано достаточно копий, чтобы, по крайней мере, некоторые из них могли пережить разрушительное действие времени, книги, которые были назначены на курсах, так что имели более чем средний шанс остаться на полке.

    Я очень быстро понял, что есть люди, называемые профессорами, которые зарабатывают на жизнь разговорами о книгах.

    И мы, бывшие покупатели книжных магазинов, выработали собственное острое чутье. Определенные привязки привлекают поклонников пляжных чтений, определенные размеры отделки выделяются авангардистам, и, поскольку покупки часто означают блуждание по неклассифицированной полке за беспорядочной полкой, культура вкуса становится материализованной, покупатель становится как копатель золота, просеивая стопки, чтобы шпионить за рудой. Я пошел на пинок Фрейда и Ницше, и когда школьный директор по финансовой помощи увидел, что я читаю По ту сторону добра и зла во время одного из перерывов на кофе, он остановился и спросил меня, о чем я рассказываю.Не понимая, о чем он спрашивает, я просто сказал: История? Да, сказал он, я вижу, что вы читаете каждый день. Вы закончили колледж? Нет, сказал я и засмеялся, нет, никогда не ходил в колледж, и мне было интересно, сколько из своих сложных эмоций по поводу этого я предал — это была и фишка на моем плече, и самопровозглашенный эполет, который прикрывал это. Он сказал: ну, ты можешь пойти сюда бесплатно, если хочешь.

    Колледж все-таки. Оказалось, как я понял позже, он просто искал теплые тела, чтобы прикрепить к нему Пелла Гранта, другого верблюда, который перевезет Пелла Гранта через небольшую пустыню колледжа, но в то время я был, ну, польщен, польщен, и я согласился.Следующие пару лет я готовил с 5:00 до 13:00, а затем ходил на занятия днем ​​и вечером. Я очень быстро понял, что есть люди, называемые профессорами, которые зарабатывают на жизнь разговорами о книгах, читают книги за зарплату. Я хотел такую ​​работу, работу, в которой не было бы груд жареных бутербродов с сыром, работу, где чтение было бы не только увлечением во время обеденного перерыва, но и работой, призванием, заработком. Я начал становиться профессионалом почти с первого дня обучения в бакалавриате; Я стал критиком.

    *

    Конечно, теперь эта глава превратилась в несколько скучную историю, которую, вероятно, лучше бы рассказал кто-то другой, и, без сомнения, она была бы гораздо более увлекательной, если бы она была о ком-то другом, предпочтительно об известном писателе. Меня беспокоит, что пока эта история не особенно убедительна, как бы она ни была, и мы знаем, что, как говорит Фидлер, «непростительный грех критика — быть скучным». Мое профессиональное « я » вставило эту строчку, снова внезапно отчаявшись найти ссылку, источник, авторитет, и это ничтожное предложение, поскольку Фидлер был таким дурным профессионалом, такой ренегат, писавший против профессионализма и в пользу порнографии, так что преданный быть индивидуалистом, это казалось надуманным.

    Тем не менее, я чувствую необходимость подкрепить все это некоторыми критическими концепциями и ссылками, а он лучше, чем ничего. Мне нужно продемонстрировать свою преданность архиву, как говорит Маджумдар, профессионал должен, даже когда я пытаюсь понять, как я пришел читать без него. Когда я копаюсь в остатках тех лет, я задаюсь вопросом, почему Ницше? Фрейд имел смысл — он был самым известным психологом в мире; Я облажался и нуждался в помощи. Но Ницше? Как я к нему пришла? Тогда я понимаю: должно быть, кто-то говорил о нем в другой книге — да, вот и все; моя программа была составлена ​​интертекстуально.Ага! Концепция. Архив! Я добиваюсь некоторого прогресса!

    Мое любительское чтение задним числом трансформировалось в профессиональные категории.

    Пока я не начал посещать курсы, когда мне было чуть больше двадцати, ближе всего к архиву, который я узнал как таковой, была полка из досок и шлакоблоков, полная книг, которые я прочитал и которыми я чрезмерно гордился. Когда я регистрировался на занятия, мне сказали, что это возможно, получить зачетное обучение за пределами школы и пропустить некоторые требования; Мне нужно было просто принести список книг профессору, который проверит меня по ним и поставит мне отметку о прохождении соответствующего курса.Я составил список всех прочитанных мной романов и снова остался вполне доволен собой. Это был длинный список, сто книг или больше. Я попросил дать мне кредит на обзор английской литературы. Профессор посмотрел на нее и улыбнулся. По его словам, все эти книги, кроме трех или четырех, были опубликованы за последние 50 лет. Хорошо, подумал я, гадая, почему он подумал, что это стоит сказать, а также удивляясь тому, что я этого никогда не замечал. Он добавил, что очень немногие из них являются британскими, и многие из них — переводы.Он снова улыбнулся, найдя мне интересный экземпляр. «Я очень рад, что вы прочитали все эти книги», — добавил он, — все это очень впечатляет, но это не обзор английской литературы; это обзор американского романа середины 20-го века с добавлением некоторых переводов и случайных текстов. Нет ни поэзии, ни научной литературы, ничего между Беовульфом и Вирджинией Вульф. (Не было ни Беовульфа, ни Вирджинии Вульф, он просто не смог устоять перед шуткой, которую я отложил, чтобы понять позже.) Боюсь, — сказал он, — я не могу освободить вас от экзаменационного курса за это.

    Итак, мое чтение стало профессиональным, даже в ретроспективе. Я понял, что есть исторические периоды, и они имеют значение. Существовали национальные границы, и они имели значение. Существовали языки оригинала, и это имело значение. Все в моем маленьком архиве сдвинулось. Марджори Гарбер утверждает, что термины любитель и профессионал «создают друг друга и определяют друг друга», но это не совсем правильно. Профессионал просто переопределяет любительский объект. Мое любительское чтение задним числом трансформировалось в профессиональные категории.

    Мое представление о себе было вымышленным и полным противоречий: как ребенок, который не учился в колледже, может иметь докторскую степень?

    Но, возможно, не полностью преобразился. Я остался недисциплинированным (и остаюсь им до сих пор). Мне удалось найти новый университет, который позволил мне разработать свою собственную специальность, а затем я перешел на самостоятельную междисциплинарную программу PhD, которая позволила мне продолжить мое безрассудное любительское безрассудство. Мишра пишет в оригинальном эссе NYRB (как это облегчает мою профессиональную панику, когда я призываю его сказать то, что я хочу сказать): «Я читаю случайно все, что смог найти, и с неистовой интенсивностью маленького городка. мальчик, для которого книги — единственное средство общения и понимания большого мира.И Маджумдар (то же самое, какое облегчение, что он здесь присутствует) понимает самодидактический импульс и его неудовлетворенность учебными программами, а также связь этого разочарования с провинциальным самовлюбленным и провинциальным ненавистью к себе. Я проводил время в этих школах, никогда не теряя чувства руба, самоидентификации как ребенка из рабочего класса, который не учился в колледже — и, действительно, я вышел из того десятилетия погружения с чувством доктора наук в Стэнфорде такой же бесхитростный и ужасно необразованный, как всегда, без поля, которое можно было бы назвать своим, без чувства мастерства, без мирского, без ощущения прибытия, тоски и желания оказаться дома в мире, столь свежем, каким он был когда-либо.

    Мое представление о себе было выдуманным, полным противоречий: как ребенок, который не учился в колледже, может иметь докторскую степень? Что ж, оказывается, такие противоречия легко удерживать — это только я; это я в моей глубочайшей истории. Как может кто-то по-прежнему чувствовать себя аутсайдером после четырех лет в Стэнфорде в качестве ТА, каким бы временным оно ни было? А потом я провел три года в этом учреждении в качестве штатного преподавателя. Но в своей истории я оставался необразованным, и пребывание внутри не помогло облегчить ощущение пребывания снаружи.Даже спустя много лет, официально получив звание Заслуженного профессора, я все еще чувствую, что я не принадлежу, что я не похож на других Заслуженных профессоров, что я самовоспитанный, малообразованный, не очень воспитанный этикет. — дерзкий, недостаточно профессиональный позер, самозванец в академических регалиях.

    Но эта глава не может быть посвящена мне и моим маленьким затруднениям, не так ли? Где центральная идея? Где дисциплинарный контекст? Какова критическая теория, подтверждающая этот экскурс? Подобно идее о том, что Шекспир — величайший писатель, потому что он никогда не появляется в своем тексте (Айрис Мердок: «Он самый невидимый из писателей»), большинство форм критики избегают личной, особенно конфессиональной, анекдотической, потому что мы понимаем малочисленность личного, ошибочность аффективного, и поэтому мы по большей части игнорируем ощущение того, что происходит, когда мы читаем — если, конечно, мы не пишем о «читателе», что в критическом дискурсе всегда означает любителя читатель, а не профессионал.В любом случае, если так много авторитетов согласны, это должно быть правильно: автор должен исчезнуть. Флобер: «Художник должен заставить потомков поверить, что он никогда не жил». И критик должен тоже. Кундера: «Идеал архива: сладкое равенство, царящее в огромной братской могиле». Я надеюсь, что теперь ясно, что я увеличиваю число оборотов в минуту, количество упоминаний в минуту, в качестве защиты от всплеска личных чувств, защиты от анекдота. И я надеюсь, ясно, что я хочу сказать, чтобы это было немного смешно.

    Почему мы любим то, что любим, независимо от нашей профессии?

    Потому что все это всегда уже (подмигивает) личное, всегда связано с опытом, как напоминает нам Маджумдар.Как и Мишра, Нирад Чаудхури был провинциальным самоучкой, а также «эрудитом», ярлыком, который является почетной формой слова «недисциплинированный». Отвращение Чаудхури к специализации и структуре учебных программ университета, по словам Маджумдара, было формой активного сопротивления колониальному проекту, которым он вполне мог быть, но все же Чаудхури, c’est moi, aussi . Его «абсурдно утопическое желание стать эрудитом»? Все, что я сделал, от разношерстного набора написанных мною книг, которым удается ускользнуть из множества дисциплинарных брешей, до Los Angeles Review of Books — все мои работы были своенравными и устойчивыми к специализации, все он отображает утопические полиматические тенденции.Во всяком случае, я безнадежный энциклопедия, и это, несомненно, опять-таки космополитическое желание. Возможно, это еще и очень понятный méconnaissance : архив как кривое зеркало.

    К. Л. Р. Джеймс, В. С. Найпол, Чаудхури, Мишра — все эти постколониальные писатели бывшей Британской империи учат себя полиматическому отношению к архиву, а не специализированному, и для Маджумдара это центральное место в их сопротивлении. Я полагаю, что, поскольку в Америке проживали некоторые из самых ранних постколониальных субъектов, неудивительно, что у нас постоянно появляются эрудиты-самоучки (Бенджамин Франклин, Герман Мелвилл, Уолт Уитмен, Фредерик Дуглас, Авраам Линкольн, Марк Твен, Букер Т.Вашингтон, Шарлотта Перкинс Гилман, Томас Эдисон, Эмма Голдман, Фрэнк Ллойд Райт, Малкольм Икс, Стив Джобс) и писатели-самоучки (Луиза Мэй Олкотт, Эдит Уортон, Теодор Драйзер, Эрнест Хемингуэй, Ф. Скотт Фицджеральд, Лора Ингаллс Уайлдер, Уильям Фолкнер , Майя Анжелу). Автодидактизм может быть результатом желания, не имеющего средств для реализации — то есть отсутствия возможностей для получения образования, — или может быть причудой, выбором, сопротивлением. Что определяет особенности нашей коммерческой деятельности? Почему некоторые из нас позволяют профессионализму стереть нашу любительскую жизнь? Почему некоторые сопротивляются самому профессионализму, который платит за квартиру?

    Возможно, это немного похоже на вопрос, почему некоторые из нас любят Гертруду Стайн, в то время как она оставляет других равнодушными.Почему некоторые из нас, никогда не встречавшие лошади, влюбляются в лошадей? Почему некоторые из нас поддерживают национализм, регион или расу, в то время как другие стремятся к космополитизму, и чем слабее он укоренен, тем лучше? Почему мы любим то, что любим, независимо от нашей профессии? И кому мы должны задать эти вопросы? Любитель, ученый, критик? Космополит без корней во мне говорит: все три.

    *

    Мы, блуждающие космополиты в тени архива, не желаем ничего, кроме как пожирать его по частям, чтобы ассимилировать объект нашего восхищения.Ученый и критик делают вид, что уже все это проглотили, делают вид, что понимание, которое, как мы знаем, — которое мы даже открыто оспариваем — недостижимо. Черный жеребец блестит в утреннем свете; Аравийская пустыня простирается, поглощает мою жизнь, мою постель, мой мир, мою ночь, как яркое низко восходящее ближневосточное солнце делает меня другим мальчиком, мальчиком, навсегда уехавшим из Нью-Джерси, живущим в каком-то большом мире, кто получает гораздо больше, чем может предложить моя маленькая почтовая марка с почвой.Жеребец боится лодки, которая переправит его через море, боится шторма. Дрессировщик лошадей, профессионал, пытается успокоить его, помочь ему отправиться в новые миры, помочь ему пересечь безмерный океан и добраться до его нового дома, но жеребец безутешен. Неужели только мальчик умеет прикасаться к животному, что только он умеет ласкать дикость гладкого зверя?

    Да: только необразованный мальчик, оказывается, в своем безграничном томлении знает, как слиться с конем, как вернуть его домой, как допустить, чтобы шквалы и волны разбивали и сотрясали корпус (они не настоящие ! он говорит лошади), как допустить беспорядок, славное непонимание, несоизмеримость, любовь, под одеялом, падение в сон.

    ______________________________________

    Это эссе появится в The Critic as Amateur , отредактированное и с введением Сайката Маджумдара и Аарти Вадде. Том будет опубликован Bloomsbury Academic в сентябре 2019 года с эссе Дерека Аттриджа, Рагини Тарура Сринивасана, Питера Д. Макдональда, Кристофера Хиллиарда, Расика Росинки Чаудхури, Мими Виник, Эмили Блум, Мелани Мицир, Кары Уиттман, Златины Николовой и Криса. Таунсенд.

    Загадки Барбары Уилсон

    Убийство Барбары Уилсон в коллективе было одним из первых когда-либо опубликованных лесбийских загадок. Ее более поздняя серия фильмов о Кассандре Рейли, в которой рассказывается о беззаботном ирландско-американском переводчике, разгадывающем тайны во время путешествий по Лондону, Барселоне и Венеции, принесла ей награду британских криминальных писателей. Полдень Гауди По фильму «» с Джуди Дэвис и Марсией Гей Хардин был снят фильм, получивший премию «Лямбда-литература».

    Теперь Кассандра Рейли вернулась в новой мистической игре, действие которой происходит на побережье Орегона.

    Не настоящий Юпитер

    Присоединяйтесь к странствующей переводчице-сыщику Кассандре, которая решает новую загадку в комической мистерии Не настоящий Юпитер. Постарше, но лишь немного поумнее, Кассандра переводит сборник спекулятивных произведений своей старой подруги Луизы Монтифлорес для публикации в небольшой прессе в Портленде.Когда редакционные сложности угрожают публикации, Кассандра едет из квартиры Луизы в Уругвае на побережье Орегона, чтобы разобраться во всем. Только чтобы обнаружить, что эти осложнения теперь включают труп на пляже. Под подозрением сурового полицейского детектива Хоконсена и вдали от своей базы в Лондоне Кассандре разрешено отправиться в Портленд для расследования, но не покидать страну. Жонглируя трудным переводческим проектом на расстоянии со своим лондонским редактором и опасаясь потерять свой дом в Ислингтоне, если ее приятель Ники переедет, Кассандра следует за подсказками в дружественном геям Портленде.Здесь она встречает латинских писателей, известного детского писателя и привлекательного библиотекаря в своем стремлении разгадать загадку и вернуться домой в Лондон. Кассандра обнаруживает, что след более запутан и таит в себе семейные тайны, чем она когда-либо могла себе представить.

    Если бы Барбара Уилсон была бейсболисткой высшей лиги, ее бы провозгласили самой редкой из редких, суперзвездой с пятью инструментами: сила, скорость, защита, удары для высокой средней, отличная метательная рука. В нашем мире писем она пишет, редактирует, переводит, учит, издает.Ее книги? Она писатель-детектив, писатель-фантаст, публицист, мемуарист, биограф, преподаватель. Если бы в нашей литературе существовала такая вещь, как Зал славы женщин-литераторов, диапазон, содержание и жизненные достижения Барбары Уилсон поставили бы ее на самый верхний уровень. . . Удовольствия в романе Барбары Уилсон — лишь отчасти рассказ. Как и в романе о Джейн Рул — любом романе, рассказе или статье о Джейн Рул — главная награда — это наслаждение в компании эрудированного и наблюдательного интеллекта.Мы окунулись в загадочный мир художественного перевода и показали, что это самостоятельная форма искусства. Мы воспринимаем сложности независимых издательств, которые существуют во вселенной, в нескольких световых годах от нашей Simon & Schusters, взглядом изнутри того, кто работает там десятилетиями. Нас угощают сильным чувством места с атмосферой побережья Орегона, топографией города Портленд, и мы даже побывали в, бесспорно, величайшем книжном магазине Америки, Powell’s Books.Прежде всего, как утверждает Кассандра, мы погружены в мир «женщин, чьи жизни формируются воображением». —Кэтрин В. Форрест, Lambda Literary Review

    «Какое удовольствие читать новую тайну Кассандры Рейли. Барбара Уилсон — всемирно известная писательница-феминистка, которая рассказывает о своей новой истории на северо-западе Тихого океана. Благодаря ее богатому воображению и зрелому искусству «Не настоящий Юпитер» полон историй в рассказах, каждый вымышленный драгоценный камень обещает, можно надеяться, еще больше книг.Уилсон тоже тихо (но определенно) забавно. Ее умный юмор подкрадывается к читателю посреди рискованного расследования. Это не шаблонный детектив, а нечто большее, с его прибрежным окружением и настройками Портландии, его международными и лесбийскими главными героями, взглядом изнутри на жизнь книжного переводчика и изощренными отношениями Кассандры с американской полицией маленького городка ». —Ли Линч

    Кассандра привлекает внимание как нетрадиционный эмигрант, чей нынешний поток намекает на ловушки и удовольствия странствующей жизни.Кассандра оказывается в центре внимания как нетрадиционный эмигрант, чей нынешний поток намекает на ловушки и удовольствия странствующей жизни. Не настоящий Юпитер — это увлекательный детективный роман, в котором исследуются женские истории и восхитительным образом раскрываются нишевые издательские уголки. — Предисловие


    Доступно 20 мая 2021 г.
    Мягкая обложка
    : ISBN 978-0-9883567-6-4.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *